КАКОЕ ОБЩЕСТВО ИЗУЧАЕТ СОЦИОЛОГИЯ?

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 

Обращение к социальным отношениям как предмету социологии, стало поворотным моментом в становлении теории социологии. Убрав из терминологического словаря и понятийного аппарата «общество» как таковое, социологи ликвидировали яблоко раздора, и тем самым размежевались с другими общественными науками, но в тоже время сохранили содержание обществоведческой дисциплины, т.е. дисципли­ны, которая изучает общество.

Но здесь возникает резонный вопрос: «Изучает ли социология об­щество, если она сосредотачивает свое внимание на такой узкой про­блеме, как социальные отношения, которые, конечно, являются соци­альной объективной реальностью всей общественной системы и соот­ветственно общества? Не превращается ли она таким образом в неко­торую частную науку, исследующую только какие-то отдельные ас­пекты общества»? Это те же самые вопросы, о которых мы уже гово­рили, и тот же заколдованный круг, в котором столько лет вращаются социологи. Обращение к социальным отношениям как к предмету соц­иологии вроде бы не решает этих вопросов. На самом деле, решение здесь имеется, только лежит оно в другой плоскости, в системе поня­тийного определения изучаемой объективной реальности.

Прежде необходимо сказать, что «общество» в рамках социологи­ческого знания это всего лишь абстракция, социологическая категория, удобная для размышления. Общества вообще не существует, общество всегда конкретно, всеобще только понятие. Когда мы говорим об обще­стве как предмете различных общественных наук, мы имеем в виду множество обществ, как множество миров. Почему мы и говорим: эко­номическое общество, правовое общество, политическое общество, ис­торическое общество и т.д. В этом понимании мы можем говорить и о социологическом обществе.

Если взять в качестве объекта исследования какое-то явление как часть мира, то его можно понять только тогда, когда через него можно будет рассмотреть весь мир, всю действительность. И мир в целом можно понять, когда он будет рассмотрен через какое-то, в принципе любое конкретное явление как объект исследования. Все содержится во всем. Ни одно явление не существует вне других явлений и вне мира в целом, как и общество в целом не существует вне конкретного. Кон­кретное не только частичка мира, оно весь мир в частичке, и мир толь­ко часть этого явления.

Предметом любой обществоведческой дисциплины является не об­щество вообще и не кусочек общества, а все общество, но только рас­смотренное через свой предмет, через свою область социальной дейст­вительности. Мы видим общества всегда в том определенном ракурсе, который нас сегодня интересует, который продиктован необходимо­стью решения насущных задач.

Так, например, экология затрагивает и правовую, и экономиче­скую, и политическую, и нравственную, и демографическую стороны нашего общества. Она и в самом деле изучает все эти аспекты, но толь­ко через свой предмет, а именно отношение с окружающей средой и благодаря этому строит экологическое общество и изучает общество целиком. Но и свой предмет, т.е. отношение с окружающей средой, можно понять, если экология будет рассматривать свой предмет в свя­зи со всеми сторонами развития общества, ибо в отношении к окружа­ющей среде сосредоточен весь мир, все общество, так же как общество содержит в себе проблему экологии как явление. Понять их можно только рассмотрев одно через другое. Но пока еще никто не додумался назвать экологию основной обществоведческой наукой, как это случи­лось с экономикой. Ее поставили в центре, сделали основой всего об­щества, всех общественных отношений и само общество в целом во всем его многообразии предстало синонимом экономического обще­ства. Логика рассуждения та же. Производственные отношения и в са­мом деле оказываются связанными со всеми сторонами общественной жизни: и с политикой, и с демографией, и с правом, труднее назвать область общественной жизни, где бы их не было, но это еще не дает основания, исходя из вышесказанного, говорить об экономических отношениях как единственной сущности общества. Произошла подмена понятий. Под обществом в целом стали понимать взаимосвязь эконо­мических отношений с другими социальными явлениями.

Тоже самое произошло и с философией. Только совсем недавно кончились споры о философии как науке наук, предметом которой яв­ляется все на свете и которая диктует свои правила игры на чужом по­ле и гуманитарным, и естественным дисциплинам. Прошло немало времени, прежде чем поняли, что философия не диктует законов раз­вития общественным и тем более естественным наукам, что ее пред­метом является своя и строго определенная часть общественного бы­тия, а именно наиболее общие законы мышления. Хотя и сегодня мож­но наблюдать, как философы пытаются определять эти законы как все­общие для социологии, хотя уже ясно, что у них различные сферы ис­следования.

Примерно то же произошло с социологией, которая долгое время рассматривалась, о чем уже говорилось, как такая общественная дис­циплина, которая изучает общество в целом, в результате чего и ро­дилось представление о ней как комплексной науке, в отличие от дру­гих общественных дисциплин, которые рассматривают только отдель­ные стороны общественного бытия. Но сделать предметом внимания социологии все общество, общество в целом, означает приписать ей знание всех специальных общественных дисциплин, что сразу же ис­ключает ее как специальную науку. Это равнозначно тому, что меди­цину или психологию объявить наукой о «человеке». Социология, дей­ствительно, изучает все общество, но только через свой предмет, через свою область социального бытия, сферу социальной действительности, т.е. через социальные отношения. Социология — это наука о наиболее общих законах развития и функционирования социальных отношений. И через эти законы социология рассматривает и все общество.