ИССЛЕДОВАТЬ МОЖНО ТОЛЬКО ТО, ЧТО ИЗВЕСТНО

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 

Но, когда мы говорим, что социология изучает социальные отно­шения, мы оказываемся так же далеки от ответа, что такое социоло­гия, как и тогда, когда называли социологию наукой об обществе. И вот почему. Здесь возникает интересная вещь.

Когда мы говорим, что социология — это наука о..., то строго го­воря, речь не идет о предмете социологии, а о том, что изучает соц­иология. Так, когда мы говорили, что социология — это наука об об­ществе, то под этим мы подразумевали, что есть некоторая дисциплина, которая изучает общество. И не более того. И мы опять вернулись к тому вопросу, с которого начали, а именно — что же является соб­ственно социологией, ни на грамм не продвинувшись вперед. И чтобы мы не назвали из того, что изучает социология, все будет верно и все будет неверно, ибо она и в самом деле все изучает, но это не даст нам возможности понять, что она представляет сама по себе. Получается, что мы никогда не сможем сказать, что социология — это..., поскольку мы всегда будем говорить о том, что социология — это наука о... .

Ответ на этот вопрос лежит в другой плоскости рассуждений. Лю­бую социальную действительность можно изучать посредством другой социальной действительности, и только так, и никак не иначе. Другого пути нет. И изучать можно только такой действительностью, которая сама по себе и в достаточной степени понятна и изучена.

Но если какую-либо действительность можно изучать посредст­вом другой социальной действительности, а ту, в свою очередь, можно познать посредством следующей социальной действительности, то здесь возникает порочный круг. Таким образом мы никогда не достиг­нем конечного знания, поскольку последовательность требующихся знаний действительностей оказывается практически бесконечной и в результате мы никогда не достигнем исходного знания и в принципе знание оказывается невозможным.

Значит, нужна такая универсальная действительность, посредст­вом которой возможно разорвать этот порочный круг и выйти на по­следовательный процесс познания. Такой познанной социальной дей­ствительность может выступать только прошлое знание человека и че­ловечества, которые мы можем взять вне системы взаимосвязи объек­тивного мира и с ее помощью познать этот мир и любую его частичку, любой объект. Это наша человеческая уникальная возможность кон­цептуального построения мира на основе познанной прошлой действи­тельности. Мы изучаем мир только посредством нашего прошлого зна­ния и только путем его конструирования в своем сознании.

Парадокс заключается в том, что социология, беря социальные от­ношения как предмет своего внимания, исследует их так же посредст­вом социальных отношений, но уже не актуальных, а выступающих прошлым знанием человека и человечества. Сам по себе процесс изу­чения становится результатом социальных отношений и частичкой со­циального бытия. Но использует человеческое сознание, это прошлое знание только в форме концептуального представления об изучаемом социальном объекте. Изучая социальное бытие, его отдельные аспек­ты, процессы, явления и пр. посредством социальных отношений, че­ловек получает подтверждение или неподтверждение своего концептуального знания и в соответствии с этим начинает действовать, т.е. вступать в определенные социальные отношения и производить тем са­мым и новое общественное сознание и новое социальное бытие.

Социология — как наука это результат осознания человеком той социальной действительности, посредством которой он может изучать, исследовать другую социальную действительность, осознание ее в кон­цептуальном виде как возможность для познания другой социальной действительности.

Но поскольку это всегда определенная социальная действитель­ность, например, общество, социальные отношения и т.д., постольку получается определенная область социальной деятельности человека, которая и получает свое наименование, обозначение в определенной знаковой системе, которой располагает общество. Отсюда и происхо­дит, что любая наука - это наука о чем-то, а самой науки как будто нет. На самом деле имеется отражаемая в сознании человека, в кон­цептуальном виде, объективная реальность, которая как прошлое зна­ние является известной социальной действительностью и посредством которой человек исследует ту же, но неизвестную объективную реаль­ность.

Таким образом сама по себе социология, как некоторое знание че­ловека о социальном мире, для человека и общества выступает только как инструмент, усиливающий познавательные возможности, делаю­щий его более точным, глубоким, адекватным объективной реально­сти. Так же, как человек усиливает свои физические возможности, ис­пользуя машины или усиливая с помощью ЭВМ свои счетные и ана­литические возможности, выступающие только как прошлое, но в дан­ном случае материализованное в специфической объектной форме зна­ние человека. Точно так же, прошлое знание человека материализу­ется в специфической форме общественного сознания, в книгах и про­чих фиксированных матрицах. Человек познает мир только посредст­вом другого человека и результатов его деятельности.

Сама по себе социология, в той ее сегодняшней, принятой в лите­ратуре интерпретации, равным счетом ничего не дает, .ничего не по­знает и не создает никаких материальных или познавательных ценно­стей. Так же, как любая машина без человека представляет собой только груду железа. Только посредством человека она приобретает какой-то смысл, и именно тот смысл, который в нее вложил человек, и только тот смысл, который она может иметь как специальный метод . познания и преобразования мира.

Не социология изучает социальное бытие, а человек посредством социологии, т.е. посредством некоторого прошлого концептуального проверенного и истинного знания о социальном бытии, изучает новое социальное бытие и с помощью этого рождается новое знание.

Фраза «социология изучает общество» в принципе верна, если под ней понимать то, что сказано выше, иначе она превращается в самосуществующий и самодавлеющий феномен без познающего человека. Более того, сам человек становится только инструментом для социоло­гии. Это примерно так же, как и в технике, когда начинают фетиши­зировать машины, превращая человека в ее придаток. Так называемое технократическое мышление, мышление прошлого машинного време­ни, машинной эпохи отражает довольно невысокий, по нынешним меркам, уровень общей культуры, образования и понимания человека. Не исключен и социологический фетишизм, когда посредством соц­иологии будут предприниматься попытки изменить мир и управлять им, опять не учитывая человека и игнорируя его роль в познании и т.д. Только гуманизация общественного сознания и, соответственно, обще­ственной жизни, о чем уже говорилось ранее, может поставить чело­века на пьедестал социального мира и поможет понять место и роль социологии в человеческом, познающем мире и человека в мире социологии.