Экономика интересует?

btk66.ru
btk66.ru
ahmerov.com
загрузка...

ХАРАКТЕР ОБРАЗОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 

Социальные общности разных уровней развиваются по различ­ным законам. Так, характер социальных отношений между покупате­лем и продавцом совсем не тот, который действует и по которому дей­ствуют на уровне межгрупповых отношений.

Принципиальные различия и особенности образования социаль­ных отношений определяются, как уже говорилось, соответствием концептуальных установок субъекта и объекта. Соответственно и процесс познания субъектом объекта и наоборот, есть установление соотноше­ния концептуальных положений. Явление обнаруживается и может быть изучено только в системе взглядов или теоретических положе­ний, имеющих иерархический характер по уровням общности.

Вступая друг с другом в определенные отношения сейчас не важ­но по какому поводу, хотя отношения всегда возникают по какому-ли­бо поводу), субъект и объект определяют тем самым и закон своего по­ведения. Нечто то, что было для каждого из них индивидуальным, а именно их прошлый опыт, выступающий как индивидуальное созна­ние, стало их общим достоянием, общим знанием и общим осознанием, а через это и общей системой отношений, которой поведение каждого из них в обязательном порядке предопределяется. Обязательный ха­рактер наличия и строгого соблюдения правил и законов социального общения, определяется необходимостью взаимопонимания друг друга и, соответственно, выступает как условие выполнения, поставленных перед ними обоими некоторой общей задачи, решая которую, они дол­жны решить и каждый свою собственную задачу. Получается интерес­ная ситуация. Субъект и объект порождает правила, законы взаимо­действия, но в то же самое время и подчиняется им в обязательном порядке как некоторой независимой сущности, стоящей как бы над ни­ми. Так, если я хочу познакомиться с девушкой и она тоже не против, то в обязательном порядке мы соблюдаем правила общения, взаимоот­ношения и взаимодействия, правила, которые нами и только для нас двоих были выработаны и приняты. Если она или я будем нарушать эти правила, то знакомство не состоится. Понятно, что с другим чело­веком я буду вести себя несколько или совершенно иначе, руководст­вуясь другими правилами и законами.

Понятно также, что наши отношения определяются и правилами большей по иерархии системой социальных отношений, большей соци­альной общностью, например, референтной группой. И если я вхожу в ту или иную социальную группу, то я обязан подчиняться правилам социальных отношений, выработанным этой группой. Эти правота вы­ступают для меня и для каждого ее члена как объективные, как закон социального поведения в данной группе, но только в данной группе, поскольку в другой группе я возможно буду вести себя иначе, подчи­няясь уже ее правилам, поскольку правила поведения группы выраба­тываются только членами этой группы и никем больше. Но любая группа как социальная общность с необходимостью входит в другую, относительно нее большую социальную общность. Теория «человеческих отношений», пробужденная Хоторнским экспериментом, не имела перспектив только потому, что она пыталась систему локальных отношений, на уровне группы, т. е. систему моби­лизации групповых отношений, распространить на все общество. В те­ории это можно было осуществить и получалось довольно красиво. Ес­ли создать определенные благоприятные взаимоотношения между людьми и прежде всего отношения доверия, доброжелательности, сим­патии и т. д., скажем, путем подбора и формирования группы, то пол­учается общество социального благоденствия, всеобщего мира. На практике это оказалось намного сложнее. Здесь получилась подмена принципа формирования группы на основе каких-то правил, принци­пом образования самих правил и законов социального поведения. По­нятно, что это далеко не одно и тоже. Оказалось, что законы общества как большой социальной группы не работают на уровне группы. Необ­ходимо было иметь систему трансформации, эскалации законов по уровню общности, что не было предусмотрено теоретиками «человече­ских отношений».

Надо сказать, что групповые отношения всегда привлекали боль­шое внимание как со стороны психологов, так и со стороны социологов. Эти отношения довольно подробно исследованы и продолжают иссле­доваться, выведены правила и закономерности образования малых групп, функционирования и оптимизации отношений внутри них при решении той или иной производственной (в основном) задачи. И в са­мом деле, социальной группе в настоящее время уделяется так много внимания, что она кажется центральной проблемой исследований и со­циальной психологии, и социологии. Такое внимание к группе не слу­чайно. Оно обусловлено прежде всего тем, что только в процессе не- . посредственных отношений рождается нечто новое, что и определяет поведение всей группы и выступает объективным законом поведения каждого члена группы. Но непосредственные отношения — это всегда контакты двух субъектов и любая группа определяется серией непос­редственных двуместных отношений, носящих атомарный характер. Поэтому в качестве малой группы обязательно выступает только такая группа, члены которой могут вступать друг с другом в непосредствен­ные отношения на относительно продолжительное время. Это пример­но пять-семь человек.

Социологи занимаются большими группами. И здесь возникает как бы разрыв между малыми группами и большими, когда в послед­них уже как бы нет непосредственного контакта. Возникает важный вопрос: «Что же собой представляет так называемая большая группа, в чем ее особенности и чем она отличается от небольших, малых групп?». По сути дела никаких отличить нет, поскольку любая большая группа состоит из малых групп и большая группа — это серия непос­редственных взаимодействий малых групп. Но взаимодействие проис­ходит не между группами как таковыми, а между некоторыми цель­ными концептуальными образованиями, выразителем которого стано­вится формальный или неформальный лидер.

Возможно такое определение принципа взаимодействия в боль­ших группах вызывает возражение. Но ничего особенного здесь нет, если понять, что и сам человек представляет собой результат взаимо­действия составляющих его элементов, нашедших выражение в инди­видуальном сознании. Смущает то, что в данном случае имеется фи­зический носитель индивидуального сознания, тогда как общественное сознание не имеет физического носителя и оно как бы витает в про­странстве, что нашло свое выражение в понятии дух. На самом деле общественное сознание такая же объективная реальность, как и все, как окружающее, это вполне материальное явление, имеющее свой физический носитель — сознание каждого отдельного человека.

Как видим, дело не в группе как таковой. Дело в системе отноше­ний .по общности. В зависимости от этого и строятся соответствующие группы. И социология, беря в качестве объекта изучения большие группы, неизбежно имеет дело не с самой группой и не с самими людь­ми, а с некоторой системой социальных отношений или типами соци­альных отношений.