ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 

Мы много говорим о регулировании социальных отношений, об управлении социальными процессами, выработке оптимальных соци­альных решений и т. д. Но  существует целая серия очень трудных воп­росов, которые, к сожалению, не получили своего разрешения. Что та­кое регулирование? Рада чего оно осуществляется? Кто должен регу­лировать отношения? Нужно ли их регулировать? Из-за слабого раз­вития социологии и науки об управлении, которая долгое время пони­малась как волюнтаристское управление, эти вопросы не только не ставились, но даже не подразумевались. И сегодня процесс управления обычно решается весьма примитивно, с позиции возможного и обяза­тельного его регулирования.

Мы недооцениваем роль социального регулирования на уровне об­щества и всегда подходим к этому делу как к некоторому благу. Хотя само понятие социального регулирования еще далеко неопределенно, но уже сегодня можно говорить о том, что это не простое дело и не всегда с известными результатами. По всей видимости, есть определенные рамки реального вмешательства в социальные процессы, за пределами которых наступают непредсказуемые последствия. «Аксиомой совре­менного экологического сознания стала мысль о том, что к процессам, происходящим в природе, к природным системам надо подходить с крайней осторожностью, помня, что радикальное вмешательство в них приводит к катастрофическим или во всяком случае непредсказуемым результатам. Не следует ли социальному и историческому сознанию подняться на этот же уровень? Согласно марксистской теории, обще­ственное развитие есть естественно исторический процесс более слож­ный, чем природные процессы. И системы, задействованные в нем, так же гораздо сложнее природных систем. Не логично ли заключить, что к ходу развития общества и саморегулированию социально-экономи­ческих механизмов следует относиться с еще большей осторожностью, .чем к процессам, происходящим в природе? Быть может, роль челове­ка в истории должна, в частности, заключаться в осознании и осуще­ствлении этой истины? Исторический опыт свидетельствует, что по­пытки глобальных трансформаций, неизбежно основанные на учете лишь небольшой части бесчисленного множества связей, а иногда и на чистом энтузиазме или фанатизме, приводят, как правило, к самым неожиданным, нередко негативным результатам».

Сегодня мы можем привести примеров необдуманного вмешатель­ства в те или иные аспекты социальной жизни, например, в жизнь де­ревни, последствия которой хорошо известны.

Изучение социальных отношений показало, что, познав законы социальных отношений, можно решать многие жизненно важные про­блемы, решать довольно успешно, во всяком случае, с точки зрения осуществления производственных задач. Естественно, возникают предложения и желание, что если познать эти законы на глобальном уровне, то можно решать самые сложные проблемы и задачи общества.

Но система управления поставила и другие проблемы. Оказыва­ется, управление может протекать по различным принципам, с раз­личными исходными посылками и с различными задачами. Усложне­ние системы управления показало не только необходимость управле­ния, но и необходимость понимания основных принципов управления и регулирования социальных отношений.

Мы долго понимали управление только на уровне командования. И мы видим к каким печальным последствиям это привело. Можно представить к каким неожиданным социальным последствиям может привести расширение арсенала средств управления, познания глубин­ных законов протекания и развития социальных отношений.

Сегодня социологи научились регулировать социальные отноше­ния только на микроуровне. Но чем больше человек знает и в этой об­ласти, тем опаснее становится эта наука. Перед учеными, в том числе перед социологами, уже стоит эта проблема и с каждым новым успе­хом она будет приобретать все большее значение. Кто знает, каким мощным инструментом в социальном регулировании уже не только малых ,но и больших групп и всего общества в целом это может стать. Кто будет использовать это оружие? Кто будет его направлять? В чьих интересах оно будет использовано? Не встанет ли в обществе в отда­ленном будущем, а может быть, и не столь отдаленном, та проблема, которая сегодня стоит перед учеными и правительствами всех стран — угроза атомного оружия? Не окажется ли разработанная система соци­ального регулирования страшнее, чем атомное, водородное, химиче­ское и какое-нибудь другое оружие?

Достижения науки могут быть использованы по-разному, в том числе, и во вред человеку и человечеству. Но открытия науки — это обогащение культуры, это и путь к сохранению человечества. И чело­вечество, наверное долго, если не всегда, будет балансировать на этой грани: соотношение культуры и использование достижений науки на благо или во вред обществу. При высоком уровне культуры достиже­ния науки, ее открытия будут использованы во благо человечества, при низком уровне культуры они могут быть использованы во вред че­ловечеству. Здесь важно равновесие.

Мир социальных отношений удивителен и необычен, удивителен своей необычностью и необычен своей удивительностью. Мир социаль­ных отношений чрезвычайно сложен и противоречив, часто парадок­сален. Но все эти парадоксы и противоречия являются парадоксами и противоречиями только нашего знания и незнания, нашей неполной и приблизительной теории социальных отношений, но не самой приро­ды, не самих социальных отношений.

Москва, 1993 г.