КОНЦЕПЦИЯ «ПЕРЕСТРОЙКИ» И ПЕРЕСТРОЙКА    КОНЦЕПЦИЙ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 

Обращение к социологии в нашем обществе было в определенной степени, хотя и очень слабым, но все же поворотным пунктом в обще­ственном сознании в сторону его гуманизации.

Обращение к социологии было по существу обращение к челове­ку, к его интересами потребностям, к его заботам и нуждам, к его за­просам и ценностным ориентациям, это было обращение к личному и общественному мнению.

Обращение к социологии было по существу обращением к новым основам человеческого бытия, к новым принципам построения госу­дарства, к новой системе общественного управления и принципиально отличного от старой системы взгляда на общество. В определенном смысле, обращение к социологии означало, что центр управления стал потихоньку перемещаться к человеку, что было прямым противопо­ставлением старым методам управления и принципам построения об­щества. В который раз в истории человечества люди открыли для себя, что все зависит от человека, что люди осуществляют общественное бы­тие, что историю общества и всего человечества определяют интересы людей.

Слишком долгое время наша действительность, впрочем, как и взгляд на историю, была безлична и конкретные люди растворялись в деяниях великих учителей и безликой массы. У нас была безличная экономика, и получалось, будто экономические законы и категории, насколько они признавались, работают сами по себе, без людей.

У нас была безликая социально-политическая жизнь, когда люди выступали как винтики и гаечки в общем безликом и безлюдном ме­ханизме социальной жизни и политического управления. Даже наша техника была безлюдной, как на будущих заводах-автоматах, о кото­рых мечтали не только писатели-фантасты, но и хозяйственники и подстать им ученые. Согласно различным и многочисленным научным выводам получалось, что только самая современная и совершенная техника может осуществить и технический, и социальный прогресс.

Даже наши общественные науки были безлюдны. Наша история, философия, политика, право и пр., прекрасно обходились без человека и отражали общественное бытие только как действие каких-то безлич­ных объективных законов, которые движут обществом и историей.

В литературе эту проблему поднимали и много говорили о дегу­манизации, правда, все это, как правило, сводили к технократическо­му детерминизму, технократическому мышлению. Однако на самом деле проблема здесь намного шире. Не только техника, но и вся наша жизнь и в целом весь наш социализм, оказались противопоставленны­ми гуманистическим принципам социального бытия, приоритету чело­века, личности в социальном мире. Принципу гуманизма противопо­ставляли принцип антигуманизма во всех его формах. Антигуманизм утверждается во всех без исключения сферах социальной жизни, по­скольку антигуманизм есть не только форма мышления или представ­ления о мире, но и сама форма жизни.

Сейчас мы начинаем осознавать, что для понимания, например, экономических процессов, законов, категорий и т. пр., понимания особенностей развития техники и науки, сегодня нам все больше не хва­тает знаний именно о человеке во всем комплексе его проблем, понимания роли и значения человека в обществе. «Теория «экономического» детерминизма на практике себя не оправдала. Экономика функционирует в социальном контексте, она не только определяет возможности развития социальной сфере, но и сама находится под ее воздейст­вием. Движение вещей происходит через деятельность людей, осуще­ствляющих ее во имя удовлетворения своих индивидуальных потреб­ностей и интересов» . Тем не менее процесс гуманизации мышления и общественного сознания не нашел развития в нашем обществе, не на­шел своего выражения ни в политике, ни в социальной сфере, ни в эко­номике, ни в технике и т. д. Неразвитость гуманизации мышления подтверждается сохранением господства административно-командной системы управления, казарменного метода руководства. В админист­ративной системе нет личности, нет индивида, есть только масса лю­дей и команда.

Административный метод управления был принят на вооружение именно из-за его понятности малокультурному и необразованному че­ловеку, из-за простоты и кажущейся очевидности ее эффективности. Это первый и самый низкий уровень общей культуры и управленче­ской грамотности. Именно непонимание всей сложности взаимосвязи явлений привело к тому, что непосредственное обращение в виде при­каза, команды, прямого и непосредственного воздействия, восприни­малось как непосредственное действие индивида. Примитивная и до предела упрощенная схема «приказ-действие», понималась как прин­цип любого управления, хотя даже в такой схеме, если она и приме­нялась столь упрощенно, была опосредована целой гаммой социальных связей. Этого, как правило, и не понимали, воспринимая только внеш­нюю форму. Отсюда примитивные и упрощенные представления о без­граничных возможностях, например, в короткий срок построить ком­мунизм или «догнать» и «перегнать», произвольности выбора принци­пов, например, уравнительного коммунизма, принятие себя в качестве руководителя как высшего критерия возможностей, истины, средств и целей.

В упоминавшейся статье Л. Г. Ионин писал «...ничем не ограни­ченное управление, опирающееся на «объективно-оптимистические» представления о законах развития, становятся подчас административ­ным произволом, подтверждающие те самые представления, на кото­рых он основывается.

Все это вместе взятое позволяет сделать вывод о природе практи­ческой идеологии, на которой долгое время зиждилась управленческая деятельность в нашем обществе. В основе ее лежат два внешне проти­воречивых, а по сути дела тесно взаимодействующих и друг друга дополняющих принципа: 1) технократический принцип произвольности, создающий иллюзию легкости и безграничных возможностей преобра­зовательной деятельности, и 2) сакральный принцип «органичности», обосновать справедливость и целесообразность любого рода деятельно­сти, независимо от того, какие социальные последствия она влечет».

Те проблемы, которые мы совсем недавно с такой яростью высве­чивали, и те проблемы, которые давно уже сами высветились и выпя­тились, те недостатки и негативные явления, противоречия и отклоне­ния, которые были названы социологами и не только ими, и те, кото­рые не были названы по известным причинам, есть показатель и след­ствие того, что наше общество было построено не на принципах, отве­чающих истинной природе, истинному назначению человека, и кото­рые в конечном итоге способствовали бы прогрессивному развитию об­щества. И самое страшное последствие этой антигуманной системы уп­равления заключается в том, что она воспитывала послушных членов общества, это был ее основной принцип и основная цель существова­ния, и в результате была получена масса индифферентных людей. Это самый явный и самый страшный итог развития социалистического об­щества.

Каким должно быть наше общество? На каких принципах оно должно быть построено? Что должно находиться в основании концеп­ции нового гражданского общества? вот вопросы, которые задают себе сегодня все прогрессивно мыслящие люди нашего общества. Вот воп­росы, которые задают себе и социологи. Многочисленные исследования социологов и социологическая литература и есть по существу поиски ответов на эти вопросы. Под эти вопросы общество авансировало соц­иологию и ждало от нее ответа.

И ключевым звеном, основанием, стержнем, генеральным на­правлением, как угодно назовите, является принцип гуманизации мышления, общественного сознания и общественной жизни.

Проблема гуманизации общественной жизни, которая самым не­посредственным образом связана с уровнем общей культуры как всего народа, так и руководителей всех рангов и всей системы управления, является сегодня насущной ключевой проблемой. Гуманизация обще­ственной жизни означает, что сегодня и завтра во главу угла всей со­циально-политической жизни страны будет поставлен человек, конк­ретный человек со всеми его слабостями и недостатками, со всеми его Достоинствами и сильными сторонами, с его стремлением к социальной активности, самостоятельности и самореализации. Гуманизация общественной жизни означает предоставление человеку права самостоя­тельно мыслить и действовать, принимать решения и отвечать за них, означает глубокое уважение к мнению человека, его поступкам, дей­ствиям, даже, если они будут противоречить другим взглядам и дейст­виям, расходиться с мнением большинства, и противостоять офици­альным точкам зрения, общепризнанным установкам и мнениям. Ува­жительное и бережное отношение к человеку, вот что требуется нам сегодня и еще большее потребуется завтра.

Неуважительное отношение к человеку — это самое оскорбитель­ное его состояние. С повышением уровня культуры человека и всего народа это оскорбительное состояние еще больше усиливается. Необ­ходимо понять довольно простую мысль, что ни техника, ни экономика в их сегодняшнем понимании, не решают сами по себе проблему про­грессивного развития общества, как это в явной или неявной форме предполагается. Только люди и никто, кроме людей, которые для ре­шения всех этих проблем вступают между собой в определенные соци­альные отношения, могут решать все эти технические, экономические, научные, социально-политические и пр. задачи. И только раскрыв сущность социальных отношений, законы их образования и функцио­нирования, а соответственно, и изменение их в соответствии с потреб­ностями человека и всего общества, можно решить и решать проблемы прогрессивного развития нашего общества и только в этом случае мож­но поставить на научную основу и сам процесс гуманизации мышле­ния и гуманизации общественной жизни. В этом заключается основная концепция перестройки нашего общества, и здесь находится ключ к перестройке концепций.

Социология одна из общественных наук, которая может помочь в решении этой сверхважной задачи.