10

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 

Все три подхода  основаны на определениях того, как следует понимать действия и социальные феномены. «Равновесие», «нормативно интегрированная социальная система», или факты, основанные на взаимной интерпретации, все это касается одного возможного аспекта социального феномена. Факты могут указывать (и часто указывают) на эти аспекты. Но абсурдно определять их с самого начала лишь как таковые. Степень, в которой люди действительно ведут себя так, чтобы максимизировать свою выгоду, или мотивированы общими ценностями – проблема эмпирического анализа. На вопросы о мотивации действий нельзя ответить, не учитывая точку зрения самих акторов.

Поэтому все три подхода можно считать формами обобщения частных измерений и соответствующих причинных взаимосвязей, которые могут схватывать (или искажать) аспекты действий или социальных феноменов. Значит, все другие интерпретации, все конфликты интересов, а также отсутствие нормативного согласия вместе взятые могут быть значимы при объяснении социальных конфликтов. И было бы искажением фактов, если бы один из этих факторов был обойден при объяснении. То же можно сказать о процессе переговоров, когда свою роль играют по-разному определяемые интерпретации ситуаций, стремление к личным целям, возможные приверженности ценностям более высокого уровня. В зависимости от контекста один из этих элементов действия может отсутствовать или иметь лишь ограниченное влияние. Становится возможным следующее: ценности более высокого уровня могут отсутствовать в переговорах людей, чуждых друг другу или столь сильно стремящихся к своим целям, что не учитывают интересы других, или участники ритуализованного контекста не действуют в интересах своих прибылей. Теория не может также заявить, что общие интерпретации, реализация эгоистичных интересов и конформизм по отношению к нормам и ценностям - не единственные причины мотивации людей к действию. Традиции, нормы, не основанные на общих для всех ценностях, эмоциональных привязанностях, подражание, моральные соображения, - тоже действенные мотивы.

Несмотря на редукционизм таких теорий, результаты основанных на них эмпирических исследований не обязательно неинформативны благодаря тому, что разговор о социальных фактах и анализ их не многозначны, и они, поэтому, могут не ограничиваться измерениями, представленными в указанных теориях. Социальные факты познаются только в действиях, а познать факты, значит связать их с намерениями акторов и контекстом действий. Эти элементы действий, а поэтому и фактов, соотнесенные с темпоральными пространственными событиями, должны учитываться, или, по меньшей мере, подразумеваться. Поэтому измерения, конституирующие идентичность действий и фактов, должны быть указаны или как минимум – косвенно подразумеваться. Если эти условия не соблюдены, тогда обсуждаемый вопрос не ясен.