III

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 

Развитие социологии в России. Особенности российского

социального мышления во многом были предопределены стилем

мышления византийского православия и спецификой русской истории.

Вплоть до XVIII в. общественная мысль России функционировала в

религиозной оболочке и возникающие социальные проблемы пыталась

осмыслить с помощью религиозных формул. Известно, например, что

официальные круги даже в XIX в. отрицательно относились к социологии

(у Николая I имя О. Конта вызывало раздражение и гнев), так как большая

часть социологов в России высказывалась за проведение демократических

реформ. Светская социальная мысль начинает появляться только в ходе

реформ Петра Великого, когда определилась центральная тема социальных

размышлений (место и роль России среди других стран, ее путь в истории).

Характерными чертами истории российской социологической мысли

являются: публицистичность, гуманистическая ориентация,

неофициальность социологических публикаций.

П.Я. Чаадаев (1794-1856) в своем знаменитом философическом письме

(1836) рассматривал историю России с точки зрения логики единства

общечеловеческого и национального. Сформулировал некоторые законы

общечеловеческого прогресса, нарисовал картину российской жизни: в

России нет традиции, нет прогресса, все основано на заимствовании, не

хватает внутреннего единства. Отсюда делает вывод, что русский народ

неисторичен, выпадает из общечеловеческой логики. Вот его знаменитые

цитаты: «Мы живем лишь в самом ограниченном настоящем без

прошедшего и будущего, среди плоского застоя», «Про нас можно сказать,

что мы составляем как бы исключение среди народов. Мы принадлежим к

тем из них, которые как бы не входят составной частью в род

человеческий, а существуют лишь для того, чтобы преподать великий урок

миру». В «Апологии сумасшедшего» (1837) П.Я. Чаадаев несколько

смягчает свою точку зрения и делает вывод, что Россия способна

подключиться к общечеловеческому прогрессу, если поймет свои

особенности и свою особую роль в силу особенностей географических

факторов. При этом он формулирует мысль, ставшую одной из главных в

последующих социально-философских размышлениях (в том числе,

евразийских): «У меня есть убеждение, что мы призваны решить большую

часть проблем социального порядка, завершить большую часть идей,

возникших в старых обществах, ответить на важнейшие вопросы, которые

занимают человечество». На основе программных формулировок

П.Я.Чаадаева в последующем славянофилы и западники сформулировали

различные модели социального развития России.

Идеи славянофильства (И.В. Киреевский, А.С. Хомяков, К.С. Аксаков и

др.): соборность как принцип организации и идеал социальной жизни, в

которой личное и общественное соединены; отрицание государственности

и элементы анархизма; особая роль духовной (в первую очередь,

религиозной) жизни; самобытность культурных типов и т.д. Идеи

западничества (В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Г.Н. Грановский,

Н.Г.Чернышевский и др.): единство мировой истории; принадлежность

России к западной цивилизации; революционный прогрессизм и

концепция социальных конфликтов и т.д.

Основоположниками российской социологии считаются: Н.И. Кареев,

М.М.Ковалевский, П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский, Г.В. Плеханов,

С.Н.Южаков и др. Постепенно сложился ряд школ и направлений в

российской социологии: натуралистическая социология (Н.Я.Данилевский,

Л.И. Мечников, А.И. Стронин и др.), психологическое направление

(Н.И.Кареев, П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский, Е.В. Де-Роберти и др.),

исторический материализм (Г.В. Плеханов, В.И. Ленин) и др. Процесс

институционализации (становления) российской социологии можно

проследить с помощью следующих социологических параметров:

1. Динамика научных публикаций, рост количества публикаций (статьи,

брошюры, книги): 1861-1870 гг. – 141, 1871-1880 гг. – 153, 1881-1890 гг. –

158, 1891-1900 гг. – 380, 1901-1910 гг. – 1183.

2. Статус социологии в массовом сознании: исследования читательских

вкусов, проведенные среди столичной молодежи в С.-Петербурге в 1902 г.,

показали, что при ответе на вопрос «Какая наука Вас больше всего

интересует и почему?» – из 933 человек: 321 – отдали предпочтение

естественным наукам, а 450 – общественным наукам (философии – 152,

социологии – 129, истории – 103, психологии – 56).

3. Социология в системе образования: с 1870-х гг. в ряде вузов России

читается необязательный спецкурс по социологии (однако все ходатайства

учебных заведений об открытии кафедр или факультетов по социологии

заканчиваются отказом со стороны Министерства просвещения). В 1901-

1906 гг. функционирует Русская высшая школа общественных наук по

модели социологических факультетов в Западной Европе. В 1919 г. Социо-

библиографический институт преобразован в Социологический институт.

С 1920 г. в Петроградском государственном университете функционирует

первый факультет общественных наук с социологической кафедрой во

главе с П.А. Сорокиным (в качестве отдельного предмета в вузах страны

социология введена лишь в 1990-е гг.).

4. Возникновение специализированных социологических научных

организаций: 1916 г. – учреждение «Русского социологического общества

имени М.М. Ковалевского».

В России всегда теоретические достижения социологической мысли

были связаны с практическими запросами и являлись своеобразным

ответом на вопрос: «Что считать наиболее важным для блага народа?» Как

и на Западе, социология в России возникает в контексте позитивистских

идей О. Конта. Складываются два течения – субъективизм и объективизм.

Наиболее влиятельным направлением в русской социологии стала так

называемая «субъективная школа», которую часто называют «русской»

школой в социологии (П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский, С.Н. Южаков).

П.Л. Лавров (1823-1900) в своих знаменитых «Исторических письмах»

(1870) рассматривает общественное развитие как переработку

традиционных, склонных к застою общественных форм (культуры), – в

цивилизацию, которая характеризуется гибкими и динамичными

структурами и отношениями. Цивилизация предстает как сознательное

историческое движение, осуществляемое «критической мыслью». А

поскольку мысль реально проявляется только через действия личности,

постольку главной движущей силой общественного развития

провозглашаются «критически мыслящие личности» (передовая

интеллигенция). Личность является не только главной движущей силой

общества, но и мерилом общественного прогресса. Идеалом

общественного развития становятся такие отношения, которые создают

предпосылки для всестороннего развития личности.

Социология не отделима от этики (субъективную школу часто называют

этико-субъективной школой). Социология не может познавать только

«объективно». Исторические явления неповторимы, поэтому их

невозможно «объективно» измерить. Истина должна поверяться

критериями необходимости, возможности и желательности. Отсюда

выводится необходимость субъективного метода в социологии: «Волей

или неволей приходится прилагать к процессу истории субъективную

оценку, т.е. усвоив тот или иной нравственный идеал, расположить все

факты истории в перспективе, по которой они содействовали или

противодействовали этому идеалу, и на первый план истории выставить по

важности те факты, в которых это содействие или противодействие

выразилось с наибольшей яркостью».

П.Л. Лавров определяет социологию как «науку о солидарности». Под

солидарностью он понимал «сознание того, что личный интерес совпадает

с интересом общественным», «что личное достоинство поддерживается

лишь путем поддержки достоинства всех солидарных с нами людей».

Прогресс рассматривается как процесс развития в человеке сознания и

воплощения истины и справедливости путем работы критической мысли

личностей над совместной им культурой. Смысл прогресса состоит в

увеличении солидарности. Эгоизм и диктат социальной группы

рассматриваются как патологические проявления жизни.

Н.К. Михайловский (1842-1904). Социология имеет иной предмет

исследования, нежели естествознание, поэтому для нее необходимы иные

методы исследования, чем принятые в естествознании. Так, объект в

естествознании объективен по своей природе, методы также объективны, а

результат познания истинен и общепризнан. Здесь господствует «правда-

истина». В социологии же объект субъективирован, так как в

общественной жизни присутствует сознание, намерения, бессознательное,

цели, ценности. Значит, для социологии требуются другие методы, а в

результате исследования получается более сложный феномен («правда-

справедливость»). Истина не есть воспроизведение объективных свойств

вещей самих по себе, она существует для человека и удовлетворяет его

познавательную способность. Отсюда вытекает, что социология должна

ориентироваться на определенный социальный идеал общества.

Итак, «субъективный метод», необходимый для социологии, не просто

вскрывает причины и необходимость исследуемого процесса, но также

призван оценить исследуемый предмет с точки зрения его идеала.

Н.К.Михайловский пишет: «Мы не можем общественные явления

оценивать иначе, как субъективно», т.е. через идеал справедливости.

Конечно, в социологии применимы и объективные методы, однако

«высший контроль должен принадлежать субъективному методу», так как

социология исследует общественные отношения с позиции сознательно

выбранного идеала. Тезис Г. Спенсера об обязательной объективности

методов в общественных науках, по Н.К. Михайловскому, нереализуем,

так как социальное познание принципиально предвзято. Например,

социолог, сливаясь с чужой жизнью («наблюдатель ставит себя в

положение наблюдаемого»), перестает быть беспристрастным

наблюдателем.

Итак, социальное знание тесно связывается с нравственной оценкой, с

интересами и идеалами познающей личности. Истина существует для

человека, а не отдельно от человека, и в этом ее главный критерий.

Субъективный метод в социологии, с одной стороны, направлен на

возможно более полный учет многообразных помыслов людей, с другой –

на поиск оптимальных «форм солидарности между людьми», т.е. такого

социального порядка, при котором все люди могут свободно действовать и

развиваться. При этом суть прогресса, по Н.К. Михайловскому, состоит в

приближении истории к личности, которая должна жить полной и

всесторонней жизнью. Личность никогда не должна приноситься в жертву.

Если общество прогрессирует, а личность регрессирует, то это не прогресс.

Провозглашается право человека на суд над историей.

М.М. Ковалевский (1851-1916) видел задачу социологии в том, чтобы

во взаимосвязи объективного и субъективного (экономика и религия,

экономика и политика и т.п.) найти четкую эволюционную линию: из каких

элементов состоит общество, какой из них является главным на данный

момент времени и т.п. Ведущая роль в социологической теории М.М.

Ковалевского отводится учению о социальном прогрессе. Сущность

прогресса он видел в развитии солидарности между социальными

группами. Задача социологии – выявление сущности солидарности,

описание и объяснение ее многообразных исторических форм. При этом он

призывал активно использовать сравнительно-исторический метод, с

помощью которого стремился выявить общее и особенное в социальных

явлениях. М.М. Ковалевский верил, что с помощью этого метода через

«параллельное изучение фактов и явлений общественной эволюции

народов можно выявить общую форму поступательного движения

общественной жизни».

В дальнейшем (на рубеже XIX-XX вв.) на передний план выходит

анализ философских предпосылок социологического познания. Ведущей

социологической школой в России в этот период становится

неокантианство в лице Б.А. Кистяковского, П.И. Новгородцева,

Л.И.Петражицкого, В.М. Хвостова и др.

Б.А. Кистяковский (1868-1920). Выход из наметившегося кризиса в

социальном познании видел в области методологии. Субъективизм,

объективизм и релятивизм одинаково заводят социологию в тупик:

субъективная школа абсолютизирует произвол исследователя, марксизм

идеологизирует науку, прагматизм сводит истину к пользе. Всем им

характерно некритическое отношение к естественнонаучным методам,

игнорирование специфики социального знания. Если для естествознания

достаточно идеи необходимости, то для социологии обязательным

является учет этически-должного. В социальном познании следование

истине и идее справедливости является одинаково важным: то и другое

носит вневременной и внепространственный характер. Общество

характеризуется дуализмом – стихийностью общественной жизни

(причинностью) и сознательно-целевой деятельностью (нормативизмом,

телеологизмом). Нормы («должное») есть автономные формы сознания,

которые носят априорный и обязательный для индивидуального сознания

характер. Именно нормы являются основой социума и определяют

тенденции социальных изменений. Сами нормы функционируют

посредством социальных институтов, индивидуальных мотивов и

коллективных чувств. Таким образом, специфика общества выводится из

психологического взаимодействия индивидов, а главным объектом

социологии признается общность чувств, желаний и других проявлений

коллективного сознания. Коллективный дух – это фундамент, на котором

основывается вся общественная жизнь.

П.И. Новгородцев (1866-1924). Согласно Э. Дюркгейму, «социальные

факты» надо мыслить «как вещи». Согласно П.И. Новгородцеву, это не

так. Их надо сопереживать как «ценность», понимать их субъективный

смысл. Отсюда основная социологическая проблематика сводится к

изучению механизмов нормативной (морально-правовой) регуляции

социальных систем. Таким образом, вслед за Б.А. Кистяковским

П.И.Новгородцев обосновывает ценность норм (право и т.д.) для

общественной жизни. Индивид – единственный источник социальных

решений. Культура есть область идеалов, а социум – приближение к этим

идеалам. С точки зрения П.И. Новгородцева, мечта о полном торжестве

культурного идеала вреднее утопии. Настоящее время является временем

кризиса великих утопий (европейского рационализма с его верой в

неизбежность прогресса, безусловность справедливых и универсальных

способов достижения абстрактной справедливости). Человек шире его

политического измерения, поэтому невозможно построить рай на земле

(социализм и либерализм одинаково являются отголосками религиозных

верований). Отсюда делается вывод, что критерием социального развития

надо считать не настоящее (точка зрения либерализма), не будущее (точка

зрения марксизма), а вечное – нравственное, априорное (точка зрения

неокантианства).

Социология П.А. Сорокина. П.А. Сорокин (1889-1968) – выдающийся

русский социолог, получивший широкое международное признание. В

своих работах «Система социологии» (1920), «Социальная мобильность»

(1927), «Современные социологические теории» (1928), «Социальная и

культурная динамика» (1937-1941), «Общество, культура и личность»

(1947) и др. развивал учение об «интегральной» социологии, которая бы

охватила все социологические аспекты широко понимаемой культуры.

В «Системе социологии» П.А. Сорокин рассматривает взаимодействие

в качестве простейшей модели любого социального явления. В качестве

составных элементов взаимодействия выступают: 1) индивиды, 2) акты

(действия), 3) проводники общения (символы интеракции). Причинно-

функциональные связи между этими элементами и составляют реальное

единство любой социальной системы. Проводниками взаимодействия

выступают различные символы (язык, письменность, музыка, искусство,

деньги и т.д.). Взаимодействие может быть антагонистическим или

солидаристическим, односторонним или двусторонним.

Большой интерес во всем мире вызвало учение П.А. Сорокина о

социальной стратификации и социальной мобильности. П.А. Сорокин

впервые обратил серьезное внимание на внутригрупповое социальное

расслоение по вертикали. Социальная стратификация – это естественное

и социальное расслоение общества, имеющее иерархический характер,

устойчиво поддерживаемое институционализацией, и постоянно

воспроизводимое и модернизируемое. П.А. Сорокин ввел в социологию

понятие «социальная мобильность» и много сделал для разработки этой

проблемы. Социальная мобильность – это тоже естественное и нормальное

состояние общества. Она подразумевает как социальные перемещения

индивидов и групп, так и перемещения социальных объектов (ценностей),

т.е. всего того, что создано или модифицировано в человеческой голове.

Социальная мобильность – важный показатель общественной жизни. Этот

показатель существенно различается на разных ступенях развития

общества. Так, высокий уровень вертикальной мобильности выступает как

важный критерий открытости и демократичности определенного общества.

Таким образом, социологическая мысль в России развивается как часть

общемировой социологической мысли. Испытывая влияние со стороны

различных течений западной социологии, она вместе с тем выдвигает

оригинальные теории, в которых отражается своеобразие развития

российского общества. Российская социология была не хуже и не лучше

социологии других стран, у нее было собственное лицо и живой научно-

теоретический диалог с зарубежной социологией. Например, Н.К.

Михайловский раньше Г. Тарда выявил социологическое значение

механизма «внушение-подражание». М.И. Туган-Барановский и

П.Б.Струве заложили основы теории, которая позднее получила название

«культурный лаг», или культурное запаздывание (В. Огборн). Дискретный

подход к анализу мировых культур Н.Я. Данилевского повторили затем

О.Шпенглер и А. Тойнби. Таким образом, можно говорить об

определенном вкладе представителей русской социологии в мировую

социологию.