2.4 Проблемы становления глобального информационного общества и деятельность государств по их решению

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 

            Информационная революция очень быстро меняет мир, предоставляя человечеству принципиально новые решения и возможности во всех сферах его жизнедеятельности. Но вместе с очевидными благами, которые она уже дала людям, и еще большими ожидаемыми в будущем, информационная революция несет с собой и совершенно новые проблемы. Среди них - цифровое неравенство стран и регионов, проблема правового регулирования сети Интернет, электронной коммерции и налогообложения в этой области, вопросы интеллектуальной собственности, проблема обеспечения безопасности и конфиденциальности информации, возможность психологического воздействия на индивидуальное и общественное сознание c целью навязывания своего видения характеристик противника, его образа, используя современные информационно-коммуникационные технологии. Успешность их решения остается одним из основных факторов, влияющих на развитие глобального информационного общества.

            Существенной проблемой в рамках мирового информационного пространства является непропорциональное использование возможностей Интернета и информационно-телекоммуникационных технологий в целом. Согласно данным компании Nua Internet Surveys, в мае 2002 года число пользователей сети по всему миру составило 580,78 млн. человек. Из них 32 % приходится на жителей европейских стран, еще 31,45 % - на США и Канаду, около 29% - на страны АТР, примерно 6% - на страны Латинской Америки. На Африку с 800 миллионным населением приходится всего лишь 1% от общего числа пользователей сети в мире, причем 90% из них проживают в ЮАР. Таким образом, возможности Интернета используются сегодня прежде всего в развитых странах: Великобритании, Германии, Франции, США, Канаде. Подобное положение дел вызывает серьезные опасения, поскольку если развитие сети и в дальнейшем будет происходить также неравномерно, то за бортом международной коммуникационной системы останется значительная часть мирового сообщества, не имеющая доступа к коммуникационным и компьютерным технологиям.

            Термин «цифровое неравенство» (или «цифровой разрыв» - digital divide) начали употреблять в Соединенных Штатах, преследуя цель обозначить проблему неравенства в доступе к новым информационным технологиям, которая, как выяснилось, остро стоит не только на международном уровне, но и на микроуровне внутри каждого отдельно взятого государства. Происходит своеобразное разделение общества на тех, кто имеет компьютер и умеет им пользоваться, и тех, кто не обладает ни техникой, ни соответствующими навыками. Возник новый вид грамотности - компьютерная: без умения работать с компьютером уже сегодня практически невозможно получить престижную и высокооплачиваемую работу, воспользоваться новыми электронными услугами, такими, как заказ билетов, осуществление различных операций со своим банковским счетом.

В качестве примера существующего «цифрового неравенства» между богатыми и бедными, белым и цветным населением, людьми, получившим высшее образование и не получившим его, могут служить данные доклада Министерства торговли США «Провал в Сети»: люди, окончившие колледж или университет, имеют в 8 раз больше компьютеров дома по сравнению с теми, кто окончил только среднюю школу, а среди последних число имеющих доступ в Интернет в 16 раз меньше, чем среди первых; в белой семье с относительно низким уровнем дохода ребенок имеет в три раза больше шансов получить доступ к Интернету, чем его ровесник из негритянской семьи с таким же доходом, и в четыре раза больше, чем если бы он вырос в латиноамериканской семье; общее число лиц с доступом к сети Интернет из богатых семей азиатского происхождения в 30 раз превышает аналогичный показатель в бедных негритянских семьях.

Проведенное компанией Pro Active International исследование виртуальной аудитории в США и Европе показало, что на сегодня «цифровое неравенство» среди различных слоев населения характерно для стран Западной Европы в большей степени, чем для США и Канады. Например, в последних Интернетом пользуются уже более 50% граждан старше 15 лет, в то время как в Европе лишь 27%. Среди обеспеченных людей 82% американцев используют Сеть в сравнении с 51% европейцев. Согласно все тем же данным, в США на сегодняшний день значительно сгладились региональные различия в использовании Сети, в то время как в Европе количество людей, имеющих доступ к Интернету и пользующихся им, заметно уменьшается с севера на юг. В проведенном исследовании также была отмечена и наметившаяся возрастная дифференциация в Соединенных Штатах и европейских странах. Так, в США 44% граждан в возрасте от 55 до 64 лет пользуются благами сети Интернет, в Европе аналогичный показатель составляет всего лишь около 12%.

Новые информационно-коммуникационные технологии уже значительно изменили жизнь многих людей в мире, предоставив им всевозможные услуги в режиме «он-лайн» по поиску информации и работы, в области медицинского обслуживания и дистанционного образования, и в то же время еще многие жители Земного шара не имеют доступа к ним. А ведь формирование развитого рынка информационных услуг нереально без вовлечения в него широких масс подготовленных пользователей. В связи с этим необходимо признать, что решение этой проблемы зависит прежде всего от информационной политики как отдельных государств, так и от того, насколько тесно и продуктивно они будут сотрудничать в этом направлении.

            Несмотря на то, что преимущества Интернета, безусловно, преобладают, мир ежедневно сталкивается и с негативными составляющими этого явления. Речь идет прежде всего о таких действиях в Интернете, как распространение непристойных материалов, представляющих угрозу моральным устоям общества, в частности детской порнографии, материалов неонацистского толка, использование Интернета для азартных игр, заключения пари, проведения разного рода лотерей с целью изъятия денег у населения.

Вряд ли у кого-то возникают сомнения, что повсеместное размещение на web-сайтах порнографических «картинок» значительно подрывает сложившиеся в обществе стандарты морали, учитывая то, что серверы с подобного рода информацией зачастую посещаются детьми и подростками. Практика размещения на некоторых сайтах порнографических фото/видеоматериалов и соответствующей информации продолжает набирать обороты, поскольку в настоящее время Интернет в целом никому конкретно не принадлежит, а потому не существует и некой административной инстанции, которая могла бы в глобальном масштабе запретить эту практику или хотя бы как-то регулировать положение дел в этой области.

Помимо этого Интернет может служить и средством распространения пропагандистских материалов преступных организаций, рецептов изготовления взрывчатых и ядовитых веществ, оружия, наркотических и психотропных средств, методов вскрытия электронных и других шифров. Информация подобного рода легко может быть замаскирована, к примеру, под научно-техническую.    

В связи с этим возникает проблема правового регулирования сети Интернет, решение которой потребует государственного вмешательства в виде принятия соответствующих законов, регулирующих связанную с ним деятельность. Более того, учитывая глобальный характер Интернета, справиться с этой проблемой возможно лишь в рамках международного сотрудничества.

            С целью определения направлений такого регулирования в ряде стран были проведены специальные исследования, созданы правительственные и общественные объединения, разрабатываются кодексы «инфоэтики» в Интернете и проекты законов. В целом на сегодняшний день можно выделить два основных подхода к этой проблеме. Представителем первого являются США, которые считают, что государственное регулирование Интернета и воздействие на него должны быть минимальными, поскольку именно ограниченным вмешательством государства в развитие Интернета объясняется его быстрый рост. Ставка делается в основном на саморегулирование Сети. Прежде всего это выражается в самоопределении содержания сайтов. Предполагается, что в условиях саморегулирования владелец сайта должен указать в основных параметрах предлагаемых программ, на какую аудиторию они рассчитаны, чтобы предупредить о потенциальной опасности для определенных категорий пользователей тех или иных видов содержания. С этой целью могут использоваться, к примеру, специальные ярлыки, определяющие содержание информационной продукции. Другим аргументом США является то, что даже при всем желании практически осуществить регулирование содержания в Интернете в общемировом масштабе не представляется возможным, в первую очередь, из-за огромного объема информации. Вместе с тем США не отрицают необходимость государственного вмешательства в решение таких вопросов, как обеспечение защиты персональной информации в Интернете, свободы использования и продажи средств шифрования и запрета на обязательный доступ к ключам шифрования со стороны государственных или иных структур, обеспечение родителей специальными средствами, позволяющими осуществлять контроль над содержанием, к которому имеют доступ их дети через Интернет. Доказательством этому служат разрабатываемые проекты Закона о защите персональной информации в Интернете, Закона о безопасности и свободе через шифрование, Закона о семейном доступе к Интернету.

            Страны Западной Европы предлагают сочетать законодательное регулирование с  саморегулированием, то есть ввести в практику принцип “сорегулирования”. Подобный подход обусловлен, во-первых, признанием того, что в большинстве стран по ряду причин вообще нет специальных законов о регулировании содержания Интернета. На практике при возникновении конфликтных ситуаций в отношении деятельности, связанной с Интернетом, как правило, используются традиционные законодательства тех стран, закон которых в данном случае нарушается. Зачастую получается так, что действия в Интернете, вполне законные в рамках законодательства одного государства, могут быть противозаконными в другой стране. Во-вторых, учитывается и тот факт, что потенциал Интернета далеко не исчерпан, и чрезмерные усилия законодательства в этой области могут стать серьезным препятствием на пути его развития. Принимая во внимание все вышеизложенное, а также необходимость принятие мер для борьбы с распространением вредного для общества содержания в Интернете, оптимальное решение этой проблемы странам Западной Европы видится в разработке типовых юридических норм для всех стран. Так, в Великобритании  принят кодекс поведения в глобальных компьютерных сетях и создан независимый орган - фонд Безопасная сеть, разрабатывающий систему оценки содержания. Аналогичные шаги предпринимаются в Германии, Нидерландах.

            Немаловажной проблемой является отсутствие в мире единых юридических рамок для бурно развивающейся  электронной торговли. Среди возникающих вопросов - защита интеллектуальной собственности и прав на торговые марки, проблема налогов и тарифов в этой области, вопросы конфиденциальности и безопасности информации, особенно в кредитно-финансовой сфере. В этой связи также встает вопрос о целесообразности и формах государственного вмешательства в этот процесс. Позиция США по поводу развития глобальной электронной коммерции заключается в следующем: со стороны государства важно обеспечить рыночный, нерегулятивный подход к ее развитию. Оно должно избегать излишних ограничений электронной торговли, воздерживаться от навязывания новых ненужных норм регулирования, бюрократических процедур, налогов и тарифов на коммерческую деятельность в Интернете. Главная роль в формировании глобальной коммерческой инфраструктуры отводится преимущественно частному сектору. Правительство США  полагает, что не имеет смысла вводить новые тарифы на товары и услуги в Интернете, поскольку торговля в нем лишена четких географических границ. В итоге это значительно затрудняет саму процедуру взимания тарифов, делая ее малоэффективной. Однако многие страны стремятся ввести тарифы на глобальную электронную торговлю. Их главной целью в этом, по мнению США, является желание извлечь максимальные доходы от глобальной коммерческой торговли, а не ее развитие. В связи с этим США надеются убедить Всемирную торговую организацию и другие международные органы провозгласить Интернет безналоговой зоной, к чему, по всей видимости, еще не готовы страны ЕС.

            В силу того что электронная коммерция непосредственно связана с передачей конфиденциальной информации через каналы связи, другим ключевым вопросом в развитии глобальной электронной инфраструктуры является обеспечение безопасности данной информации. С расширением использования качественно новых систем электронных платежей приходится решать и возникающие при этом новые проблемы. В частности, может ли персональная или банковская информация быть перехвачена во время транзакций или незаконно получена из баз данных торговых компаний, банков и впоследствии использована. Специалисты утверждают, что в большинстве случаев это практически невозможно, поскольку почти все системы электронных платежей в настоящее время активно используют в своих схемах цифровую подпись, которую очень трудно подделать. Для подтверждения оплаты также применяются всевозможные идентификаторы пользователя и пароли.

            К сожалению, в реальности подобные меры безопасности зачастую не являются такой уж непреступной преградой для хакеров. Из наиболее громких последних преступлений следует отметить проникновение в октябре 1998 года в Агентство информационных систем обороны США и похищение оттуда операционного программного обеспечения, необходимого для контроля военных коммуникационных сетей. Другим “достойным” примером компьютерного взлома может служить проникновение 22-летного канадца Джейсона Мьюхини в абонентский пункт NASA, в результате чего ведомству пришлось создавать этот пункт заново и полностью заменить систему его безопасности. Нанесенный ущерб при этом, даже по самым скромным подсчетам, составил более чем 70 тыс. долл.

            Можно с полной уверенностью констатировать, что данная проблема уже переросла в международную, поэтому необходимы коллективные усилия государств, чтобы с ней эффективно бороться или по крайней мере хотя бы держать под контролем. Существенным шагом на этом пути стало первое совещание министров внутренних дел и юстиции стран большой «восьмерки» по разработке мер борьбы с компьютерными преступлениями, в результате которого были достигнуты значимые соглашения, признанные обеспечить создание новых способов отслеживания атак на компьютерные сети для выявления хакеров в кратчайшие сроки; принятие мер для сохранения важной информации в компьютерных сетях, предотвращая всякого рода посягательства на нее; более активное использование новых информационно-коммуникационных технологий, к примеру, линий видеосвязи, которые позволили бы получать в кратчайшие сроки показание свидетелей из других стран.

            Одним из значительных препятствий на пути становления глобального информационного общества и решения возникающих в ходе его развития проблем является языковой барьер. Нетрудно заметить, что большая часть информации в Интернете дается на английском языке. Но и на других языках мира во Всемирной паутине содержится весьма важная и достаточно интересная информация. Поэтому чрезвычайную ценность приобретает развитие возможности межъязыковой коммуникации. Для того чтобы Интернет стал подлинным международным каналом общения, необходимо создание инструментария, который поможет пользователям, во-первых, понимать представленную информацию, во-вторых, поставлять содержимое на максимально большем числе языков. В этом направлении сегодня ведутся интенсивные исследовательские работы, которые позволяют надеяться на изменение сложившейся ситуации в ближайшие годы. Так, один из проектов ЕС этого направления OTELO позволяет комбинировать услуги переводчиков со специальными программами автоматического перевода. Определяя стандарты общих лексических ресурсов и форматирования текстов, OTELO позволяет совместно использовать дорогостоящие лингвистические ресурсы. Партнерам из Франции, Германии и Италии принадлежит проект новой информационно-поисковой системы MULINEX, основанной на сети Интернет и обеспечивающей избирательный  доступ  к  информации, ее просмотр и навигацию в многоязычной среде. Интенсивное использование глобальных сетей вызывает у некоторых людей опасения, что в ходе развития этого процесса возрастет опасность утраты целыми сообществами своей культурной и национальной самобытности, включая самобытность языковую. Многие говорят в последнее время о набирающей обороты американизации мирового информационного пространства. Однако эффективные методы противодействия этим и другим опасностям заключаются не в отгораживании себя от глобального информационного пространства, а в развитии и укреплении собственного полноценного участия в процессе его становления.

            Наряду с этим появляются принципиально новые реальные угрозы использования достижений в области новых информационно-коммуникационных технологий в целях, несовместимых с основными принципами поддержания мировой стабильности и безопасности, таких как суверенное равенство государств, невмешательство во внутренние дела, мирное урегулирование споров и конфликтов. В частности, для развитых стран создается соблазн использовать имеющиеся у них преимущества в компьютерных технологиях и средствах информационно-психологического воздействия на индивидуальное и общественное сознание для информационной, политической, экономической и культурной экспансии.

            Развитие недавних событий в ходе войны в Афганистане может прекрасно продемонстрировать различные аспекты вышесказанного. Уже к началу афганской войны возник образ «джихада», с одной стороны, и «крестовых походов», направленных на борьбу с мировым терроризмом, с другой. Соединенные Штаты начали активно вычеркивать такое понимание, чтобы не усугублять сложившуюся ситуацию противостояния, ведь тогда от США должны отойти другие мусульманские страны. Существенной проблемой для США стало удержание населения в состоянии поддержки развертывания военных действий. И трагические события 11 сентября, и заражение сибирской язвой были использованы так, чтобы Талибан получил максимально негативное освещение в средствах массовой информации. Автор ни в коем случае не оправдывает деятельность террористов, а лишь только хочет подчеркнуть справедливость того, что чем больше негативной (или позитивной) детализации объекта с помощью новых информационных технологий получает массовое сознание, тем больше будет удален (или приближен) этот объект. Визуальное искусство и визуальный фон среды, эффективно формируемый с помощью новых информационно-телекоммуникационных технологий и значительно увеличивающий возможности влияния на сознание человека и манипулирования им в соответствии с поставленными целями, по достоинству оценили и террористы.

Целенаправленное информационное воздействие на противника имеет давние корни. Однако сегодня благодаря новым технологиям последствия информационного воздействия могут оказаться сопоставимыми с результатами боевых действий в рамках традиционного военного противоборства. В связи с этим говорить об информационном противоборстве необходимо, как представляется, прежде всего в контексте межгосударственных отношений, а также применительно к разного рода террористическим и криминальным организациям, действия которых затрагивают жизненно важные интересы или прямо направлены против того или иного государства. Подобное положение дел поставило на повестку дня современных международных отношений вопросы национальной, региональной и международной информационной безопасности. Основные понятия в этой области определяются специалистами следующим образом:

информационное противоборство - форма межгосударственного соперничества, реализуемая посредством оказания информационного воздействия на системы управления других государств и их вооруженных сил, а также на политическое и военное руководство и общество в целом, информационную инфраструктуру и средства массовой информации этих государств для достижения выгодных для себя целей при одновременной защите от аналогичных действий своего информационного пространства;

информационное воздействие - акт применения информационного оружия;

информационное оружие - комплекс технических и других средств, методов и технологий, предназначенных для:

- установления контроля над информационными ресурсами потенциального противника;

- вмешательства в работу его систем управления и информационных сетей, систем связи и т.п. в целях нарушения их работоспособности, вплоть до полного выведения из строя, изъятия, искажения содержащихся в них данных или направленного введения специальной информации, распространения выгодной информации и дезинформации в системе формирования общественного мнения и принятия решений;

информационная безопасность представляет собой состояние защищенности информационного пространства, которое обеспечивает  его формирование и развитие в интересах граждан, организаций и государства в целом; состояние информационной инфраструктуры государства, при котором информация используется строго по назначению и не оказывает негативного воздействия на информационную или иные системы, как самого государства, так и других стран при ее использовании.

Сегодня можно с полной уверенностью говорить о том, что вопросы информационной безопасности стали серьезной проблемой в развитии глобального информационного общества на фоне сохраняющегося высокого уровня конфликтности в международных отношениях. Следует отметить, что определенные сдвиги в ее решении были достигнуты благодаря активным усилиям, в первую очередь, России.  

            Еще в ходе подготовки встречи президентов России и США в сентябре 1998 года российской стороной был предложен проект совместного заявления президентов по проблеме информационной безопасности. США приняли проект к сведению, но обсуждать его отказались. Правда, в итоговом совместном заявлении саммита об общих вызовах безопасности ХХI века было отмечено, что стороны согласились активизировать совместные усилия по противодействию транснациональным угрозам экономике безопасности двух стран, включая те из них, которые представляют собой преступления с использованием новых информационных технологий, и признали важность содействия положительным сторонам и ослабления действий отрицательных сторон информационной революции.

Однако для эффективных действий в области обеспечения как национальной, так и международной информационной безопасности такого совместного заявления было явно недостаточно, и 23 сентября 1998 года Генеральному секретарю ООН министром иностранных дел Российской Федерации И.С. Ивановым было направлено специальное послание с предложением о внесении в тематику работы Организации проблемы международной информационной безопасности посредством рассмотрения представленного проекта специальной резолюции по этому вопросу. В нем государствам-членам ООН предлагалось дать конкретные определения угроз в сфере информационной безопасности, предложить свои оценки данной проблемы, включая разработку международных принципов обеспечения безопасности глобальных информационных систем. С этого момента наметилась положительная динамика в рассмотрении данной темы. Четыре резолюции, последовательно принятые консенсусом на ГА ООН в 1998-2001 гг., привлекли к ней внимание широкой международной общественности. Поддержка российской инициативы явилась убедительным подтверждением понимания актуальности и злободневности проблемы информационной безопасности в контексте современной международной обстановки, когда резко возросло значение информационного пространства для стратегической стабильности. Вместе с этим сложилось и понимание того, что в своем решении она, как и другие проблемы информационной эпохи, потребует коллективных усилий от мирового сообщества.

Информационная революция, основу которой составляет бурное развитие вычислительной техники и новых информационно-коммуникационных технологий, все больше становится причиной радикальных перемен в политической, экономической, социально-культурной сферах. Появление глобальных информационных сетей вроде Интернета существенно меняет традиционные модели экономики и бизнеса; процесс конвергенции стирает технологические, экономические и правовые границы. Происходит становление «новой экономики», которое характеризуется значительным увеличением производительности труда и инновативности за счет использования новых технологий. Все большее значение для успешного экономического развития приобретает «электронная готовность» государства к участию в глобальных информационных сетях. При этом страны, соответствующий показатель которых является относительно низким, оказываются в заведомо проигрышной ситуации.

Подобное положение дел привело к вынужденному изменению направления политической мысли. Политическая элита прочувствовала необходимость планирования предстоящего развития новых информационно-телекоммуникационных технологий, которые в силу своих особенностей могут оказывать и позитивное, и негативное влияние на общество как в рамках той или иной страны, так и в рамках международной системы. В частности, важно не допустить расширения в информационной среде конфронтации и противоборства, а также дальнейшего обострения «цифрового неравенства» между развитыми странами и остальным миром. А такие угрозы, надо признать, реальны.

Именно государство в процессе становления информационного общества должно играть роль координатора деятельности различных субъектов общества и целенаправленной политикой способствовать интеграции граждан в глобальное информационное общество, отстаивая при этом свои интересы в мировом информационном пространстве.