1.2 Понятие, особенности и преимущества глобального информационного общества

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 

            Современные достижения в области развития информационных и коммуникационных технологий способствуют формированию совершенно новых экономических, социальных и культурных отношений в жизни людей, которые описываются единым понятием “глобальное информационное общество”.

            Можно с полной уверенностью говорить о становлении всеохватывающей электронной среды для экономической деятельности, которая получила название “глобальная сетевая экономика” и определяется как среда, где компания или индивид, находящиеся в любой точке экономической системы, могут с меньшими затратами контактировать с любой другой компанией или индивидом по поводу совместной работы, для осуществления торговли или обмена идеями. Разворачивающийся прогресс в формировании и расширении масштабов сетевой экономики обусловлен, во-первых, непрекращающимся развитием и быстрым распространением  информационно-коммуникационных технологий, а также постоянным снижением цен на их приобретение и использование, что повышает их доступность. Во-вторых, наблюдается значительное перемещение различных видов социально-экономической деятельности в электронную среду, которая уже сегодня представляет тысячи видов бизнеса. При  этом следует отметить, что здесь вы можете успешно конкурировать даже с общепризнанными гигантами, поскольку компьютерная экономика предоставляет уникальные возможности противостоять монополии и большим фирмам.

            Существенные изменения вследствие внедрения информационных и телекоммуникационных технологий происходят в трех следующих экономических институтах: торговле, финансах и трудовых отношениях.

Электронная коммерция на сегодня является бурно развивающейся отраслью бизнеса. Согласно данным аналитической компании GfK Group, почти 60 млн. европейцев совершили онлайновые покупки в период с ноября 2001 по апрель 2002 года. Около 58,5 млн. покупателей - жители Великобритании, Германии, Франции, Бельгии, Нидерландов и Испании. По оценкам компании eMarketer, доходы от электронной коммерции только в Европе к 2004 году составят около 180 млрд. долларов. Общий объем онлайновых продаж в Великобритании уже в мае 2002 года составил 776 млн. долл. Этот показатель выше апрельского на 10%, когда подобный объем продаж оценивался в 674 млн. долл. В целом в период с мая 2001 года по май 2002 года рост объема онлайновых продаж в стране составил 92,2 %. Связано это как с заинтересованностью населения, так и с интересами торгующих организаций.

            С одной стороны, традиционный список услуг для населения регулярно пополняется новыми электронными видами финансовых и развлекательных услуг: Интернет-магазин, электронный аукцион, различные операции с недвижимостью при помощи Интернета, банковские операции и управление персональными финансами, интерактивное телевидение, видео/музыка-по требованию, видеоигры и многое другое. Высокий спрос на эти услуги обеспечивается наличием более быстрого и относительно простого доступа к ним, а также доступной стоимостью.

По данным компании comScore, во втором квартале 2002 года расходы потребителей на онлайновые покупки в США выросли на 41% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и достигли 17,5 млрд. долл. Онлайновые расходы на путешествия выросли на 46%, составив 7,8 млрд. долл. Объемы продаж других групп товаров и услуг выросли на 28% и достигли 9,7 млрд. долл. Среди групп товаров, не связанных с путешествиями, наиболее высокий темп держат продажи компьютерного оборудования - 2,3 млрд. долл. На второе место в мире по относительной величине покупающих в Сети поднялась Южная Корея: около 30 % корейских Интернет-пользователей покупали товары и пользовались услугами подобным образом в первом квартале этого года. Наиболее популярны среди корейских пользователей Интернета были одежда, мебель, косметика. Третье место после США и Южной Кореи по количеству онлайновых покупателей занимает сегодня Германия, где наиболее популярными категориями товаров стали книги - 33%, CD - 24%, одежда - 21%, электроника - 19%, кино- и театральные билеты - 14%. 

            С другой стороны, использование Интернет-технологий несет в себе расширение возможностей и повышение качества координации предпринимательской деятельности, позволяя при минимальных финансовых затратах и отсутствии инфраструктурных барьеров максимально увеличить сеть сбыта продукции. Сегодня компании обладают возможностью проводить видеоконференции и виртуальные презентации, обеспечивающие наибольший охват аудитории; создавать на WWW свои “витрины”, где потенциальные покупатели могут не только получить полную информацию о компании, предоставляемых ею услугах и продукции, но и высказать по этому поводу свое мнение. Это, в свою очередь, позволяет компаниям налаживать обратную связь с клиентами, выявить наиболее популярные услуги и товары и в соответствии с этим координировать свою деятельность. И, наконец, приемлемые затраты на подключение к сети Интернет практически из любой точки сделали возможным уменьшение ограничивающих географических факторов совместной предпринимательской деятельности, что позволило, в первую очередь, крупным международным корпорациям экономить существенные средства на перемещении сотрудников между офисами. Наличие же различных электронных платежных систем предоставило возможность выигрывать на, пожалуй, самом главном в бизнесе -  времени.

Сегодня практически все крупнейшие банки имеют свои Web-сайты, а число банков, ведущих свою деятельность в основном через Интернет, непрерывно растет. Активно разрабатываются и внедряются новые программы в этой области, позволяющие обслуживать клиентов более быстро и качественно. Последние, к примеру, могут связаться с банком по телефону или Интернету и уточнить состояние своего счета, а также воспользоваться оказываемыми услугами. Спрос на подобные предложения неуклонно растет. К примеру, по данным отчета Ассоциации канадских банкиров, количество канадцев, пользующихся услугами онлайновых банков, увеличилось почти вдвое за последние два года. Около 16% канадцев уже сегодня отдают предпочтение онлайновому банку, а около 60% канадцев надеются начать пользоваться подобными услугами в ближайшие 2-3 года.  Исследование агентства Wahlen показало, что в Германии на сегодняшний день 45% пользователей Сети ведут свои банковские счета через Интернет.

Информационное общество предъявляет повышенный спрос на множество информационно-насыщенных продуктов и услуг, передачу которых стало возможным осуществлять через электронные сети. Важнейший ресурс - интеллект - в условиях сети оказался чрезвычайно мобильным. Это создает благоприятную почву для развития дистанционных трудовых отношений, иначе называемых теле- или удаленной работой. Согласно некоторым данным, в Европе в 1997 году численность телерабочих составила более 2 млн. человек, а в США -  около 11,1 млн. Есть оценки, что уже в 2003 году около 20 % рабочей силы будут пользоваться теледоступом. Основные социально-экономические преимущества массового применения средств телеработы выражаются в уменьшении транспортных проблем, общих передвижений и связанных с этим загрязнений окружающей среды; наличии возможности получить работу практически в любом районе мира, что снижает уровень общей безработицы; расширении возможностей трудоустройства людей с ограничениями по здоровью, например, не позволяющими им передвигаться. С помощью Сети эти люди могут полноценно работать, обучаться и общаться.

            Развитие информационно-коммуникационных технологий несет в себе значительные перемены в политической жизни общества. Во-первых, появляется возможность оперативного доступа максимального числа людей к текстам законопроектов еще на стадии их предварительной разработки, а также к большому объему  аналитической информации по этому поводу. Во-вторых, принципиальное нововведение заключается в возможности каждого гражданина с относительно минимальными затратами обратиться к неограниченной по своему составу аудитории и высказать по тому или иному вопросу свое мнение.

            Живой пример - общение главы государства В.В. Путина с гражданами России в прямом эфире основных российских телеканалов ОРТ, РТР и радиостанций «Маяк» и «Радио России», состоявшееся 24 декабря 2001 г. Трансляция была организована в форме телемоста кремлевской студии с телецентром Останкино и передвижными станциями в региональных центрах страны. Желающим задать наболевшие вопросы Президенту в «живом» эфире надо было лишь оказаться рядом с одной из этих телестанций. Согласно данным Пресс-службы Президента, уже к началу выступления В.В. Путина в прямом эфире поступило около 2 млн. вопросов, а в середине дня количество звонков в секунду выросло до 40.

Сегодня практически все государственные ведомства имеют свои “страницы” в Интернете, что, в конечном итоге, способствует совершенствованию демократических процедур, повышению политической активности населения, установлению более эффективного  диалога  государства  с  общественностью.

Изучение вопросов наметившихся глобальных перемен с целью выработки соответствующих рекомендаций и программ, позволивших бы ускорить формирование глобального информационного общества и сгладить негативные составляющие этого процесса, имеет богатые традиции в русле концепций постиндустриализма. Впервые понятие «информационное общество» появилось во второй половине 1960-х годов. Изобретение самого термина «информационное общество» приписывается профессору Токийского технологического института Ю. Хаяши. Основные характеристики общества знания были определены в отчетах, представленных японскому правительству рядом организаций: Агентством экономического планирования, Институтом разработки использования компьютеров, Советом по структуре промышленности. Показательны сами названия документов: «Японское информационное общество: темы и подходы» (1969 г.), «Контуры политики содействия информатизации японского общества» (1969 г.), «План информационного общества» (1971 г.). В перечисленных отчетах высокоиндустриальное общество определялось как такое, где развитие компьютеризации предоставит людям доступ к надежным источникам информации и избавит их от рутинной работы, обеспечив высокий уровень автоматизации производства. При этом существенные изменения коснутся непосредственно самого производства, в результате которых его продукт станет более «информационно емким», что приведет к значительному увеличению доли инноваций, дизайна и маркетинга в его стоимости. Производство информационного продукта, а не продукта материального, по мнению авторов, будет движущей силой образования и развития общества.

Очень быстро постиндустриальная проблематика становится одной из ведущих в западной политологии. Основной акцент в исследованиях этого времени ставится в основном на необходимости совершенствования средств получения, обработки и распространения информации и результатах их использования в экономической сфере. Обусловлено это было бурным развитием и конвергенцией информационно-телекоммуникационных технологий, повлекшими за собой революционные изменения на мировом рынке. Гуманитарные аспекты формирования нового общества, в частности социальные проблемы, стали активно изучаться лишь в результате осознания того, что наблюдаемый качественный скачок в развитии информационных технологий породил новую глобальную социальную революцию, ничуть не уступающую революциям прошлого по силе своего воздействия на человеческое общество.

Существенным толчком для дальнейшего развития идей глобального информационного общества послужил выход в 1973 году книги американского социолога Д. Белла «Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования». В ней автор разделяет историю человеческого общества на три основные стадии: аграрную, индустриальную и постиндустриальную. Ученый стремился обрисовать контуры постиндустриального общества, во многом отталкиваясь от характеристик индустриальной стадии. Подобно Т. Веблену и другим теоретикам индустриализма он трактует индустриальное общество как общество, в котором главной целью ставится производство максимального числа машин и вещей. Существенной чертой постиндустриального стадии является, по мнению Д. Белла, переход от производства вещей к развитию производства услуг, связанных с образованием, здравоохранением, исследованиями и управлением.

Важнейшее значение для принятия решений и координации направления изменений приобретает центральная роль теоретического знания. «Любое современное общество живет за счет инноваций и социального контроля за изменениями, - пишет Д. Белл. - Оно пытается предвидеть будущее и осуществлять планирование. Именно изменение в осознании природы инноваций делает решающим теоретическое знание». Движение в этом направлении будет набирать силу в ходе своего рода соединения науки, техники и экономики. Знание и информацию американский ученый считает не только эффективным катализатором трансформации постиндустриального общества, но и его стратегическим ресурсом.

Данная книга вызвала всеобщий резонанс и интерес к затронутой в ней проблематике. Начиная с момента ее выхода в свет, появляются многочисленные работы, посвященные осмыслению исторического рубежа, на котором оказалось человечество.

Одна из наиболее интересных и разработанных философских концепций информационного общества принадлежит японскому ученому И. Масуде. Основные принципы и особенности грядущего общества представлены в его книге «Информационное общество как постиндустриальное общество». Фундаментом нового общества станет, по мнению автора, компьютерная технология, главная функция которой видится им в замещении либо значительном усилении умственного труда человека. Информационно-технологическая революция будет быстро превращаться в новую производственную силу и сделает возможным массовое производство когнитивной и систематизированной информации, новых технологий и знания. Потенциальным рынком станет «граница познанного», возрастет возможность решения насущных проблем и развитие сотрудничества. Ведущей отраслью экономики станет интеллектуальное производство, продукция которого будет аккумулироваться и распространятся с помощью новых телекоммуникационных технологий.

Уделяя особое внимание трансформации человеческих ценностей в глобальном информационном обществе, И. Масуда предполагает, что оно будет по сути бесклассовом и бесконфликтным, это будет общество согласия с небольшим правительством и государственным аппаратом. Он пишет, что в отличие от индустриального общества, характерной ценностью которого является потребление товаров, информационное общество выдвигает в качестве характерной ценности время.

Известный английский ученый Т. Стоуньер утверждал, что информацию, подобно капиталу, можно накапливать и хранить для будущего использования. В постиндустриальном обществе национальные информационные ресурсы превратятся, как он считает, в самый большой потенциальный источник богатства. В связи с этим следует всеми силами развивать, в первую очередь, новую отрасль экономики - информационную. Промышленность в новом обществе по общим показателям занятости и своей доли в национальном продукте уступит место сфере услуг, которая будет представлять собой преимущественно сбор, обработку и различные виды предоставления требуемой информации.

По мере развития электронных средств массовой информации и информационных технологий в научных кругах все более активно ведется дискуссия о функциях и роли информации в жизни общества, тенденциях формирования глобального информационного общества. Особый интерес здесь представляют два имени – Маршалл Маклюэн (Канада) и Элвин Тоффлер (США). Сразу хотелось бы отметить, что подходы, представленные ими в своих исследованиях, получили как весьма положительные, так и далеко не лестные оценки со стороны традиционной науки и общественности в целом.

Отличительной особенностью взглядов М. Маклюэна является то обстоятельство, что информационные технологии рассматриваются им в качестве главного фактора, влияющего на формирование социально-экономической основы нового общества. Телекоммуникационные и компьютерные сети сыграют роль своеобразной нервной системы в образовании «глобального объятия», где все оказывается настолько взаимосвязано, что в результате происходит становление «глобальной деревни».

Говоря о перспективах развития средств массовой коммуникации в информационном обществе, Маклюэн неоднократно подчеркивает тенденцию усиления активной роли масс-медиа. Массовая коммуникация как структурно оформившаяся сфера жизни общества видится им в недалеком будущем, с одной стороны, его частью, а с другой - таинственной силой, имеющей над этим обществом все возрастающую власть.

Другой теоретик информационного общества Э. Тоффлер предлагает собственную схему исторического процесса. В своей книге «Третья волна» он выделил в истории цивилизации три волны: первая волна – аграрная (до XVIII века),  вторая – индустриальная (до 50-х годов ХХ века) и третья – постиндустриальная (начиная с 50-х годов). «Ближайший исторический рубеж так же глубок, как и первая волна изменений, запущенная десять тысяч лет назад путем введения сельского хозяйства, - пишет он. Вторая волна изменений была вызвана индустриальной революцией. Мы – дети следующей трансформации, третьей волны». Последняя обозначилась в результате разворачивающейся информационной революции.

Постиндустриальному обществу, на его взгляд, присущи такие черты, как деконцентрация производства и населения, резкий рост информационного обмена, превалирование самоуправленческих политических систем, а также дальнейшая индивидуализация личности при сохранении солидарных отношений между людьми и сообществами.    

Традиционным громоздким корпорациям Тоффлер противопоставляет малые экономические формы, среди которых он особенно выделяет индивидуальную деятельность в «электронном коттедже». Последний представляется автору следующим образом: «Радикальные изменения в сфере производства неизбежно повлекут за собой захватывающий дух социальные изменения. Еще при жизни нашего поколения крупнейшие фабрики и учреждения наполовину опустеют и превратятся в складские или жилые помещения. Когда в один прекрасный день мы получим технику, позволяющую в каждом доме оборудовать недорогое рабочее место, оснащенной «умной» печатной машинкой, а может быть, еще и копировальной машиной или компьютерным пультом и телекоммуникационным устройством, то возможности организации работы на дому резко возрастут».

Рубеж 1980/90-х годов можно обозначить как начало нового этапа в развитии идей глобального информационного общества. Прежде всего этот период связан с результатами исследований Питера Дракера и Мануэля Кастельса. П. Дракер, известный американский экономист, один из создателей современной теории менеджмента, принимал активное участие еще в дискуссиях начала 70-х годов. Однако свой непосредственный вклад в формирование нового облика существующих концепций постиндустриализма он внес позднее, опубликовав книгу «Посткапиталистическое общество». Ядром концепции Дракера является идея преодоления традиционного капитализма, причем, основными признаками происходящего сдвига считаются переход от индустриального хозяйства к экономической системе, основанной на знаниях и информации, преодоление капиталистической частной собственности, формирование новой системы ценностей современного человека и трансформация национального государства под воздействием процессов глобализации экономики и социума. Современная эпоха, по мнению Дракера,  представляет собой время радикальной перестройки, когда с развитием новых информационно-телекоммуникационных технологий человечество получило реальный шанс преобразовать капиталистическое общество в общество, основанное на знаниях.         

            М. Кастельс в качестве отправной точки своих размышлений использует глобальную экономику и международные финансовые рынки как основные признаки формирующегося нового миропорядка. Его фундаментальное исследование «Информационная эра: экономика, общество и культура» посвящено развернутому анализу современных тенденций, приводящих к формированию основ общества, которое он назвал «сетевым». Исходя из того, что информация по своей природе является таким ресурсом, который легче других проникает через всевозможные преграды и границы, информационная эра рассматривается им как эпоха глобализации. При этом сетевые структуры становятся одновременно и средством, и результатом глобализации общества. В своей книге автор неоднократно обращает внимание читателя на тот принципиально важный момент, что информация и обмен информацией сопровождали развитие цивилизации на протяжении всей истории человечества и имели особое значение во всех обществах. В то же время зарождающееся новое общество строится таким образом, что сбор, анализ и передача необходимой информации стали «фундаментальными источниками производительности и власти».

            За последнее десятилетие к теме глобального информационного общества неоднократно обращались и отечественные ученые, которые разработали собственные определения нового общества. Так, А.И. Ракитов в работах конца 80-годов писал, что переход к информационному обществу предполагает превращение производства и использования услуг и знаний в важнейший продукт социальной деятельности, причем удельный вес знаний будет постоянно возрастать. Главной целью информационного общества является обеспечение правовых и социальных гарантий того, что каждый гражданин общества, находящийся в любом месте и в любое время, сможет получить всю необходимую для решения насущных проблем информацию. По его мнению, основными критериями информационного общества могут служить количество и качество имеющейся в обработке информации, а также ее эффективная  передача и переработка. Дополнительным критерием является доступность информации для каждого человека, которая достигается снижением ее стоимости в результате развития и своевременного внедрения новых телекоммуникационных технологий. Залогом успешного функционирования экономики постиндустриального общества станет ее информационный сектор, который выйдет на первые позиции по числу занятых в нем трудящихся. С учетом этого, развитие, прежде всего, данного сектора позволит значительно ускорить интеграцию отдельно взятой страны в глобальное информационное общество.

            Г.Л. Смолян и Д.С. Черешкин в разработанном ими подходе к основным признакам нового общества относят: формирование единого информационного пространства и углубление процессов информационной и экономической интеграции стран и народов; становление и в дальнейшем доминирование в экономике стран, наиболее далеко продвинувшихся на пути к информационному обществу, новых технологических укладов, базирующихся на массовом использовании сетевых информационных технологий, перспективных средств вычислительной техники и телекоммуникаций; повышение уровня образования за счет расширения возможностей систем информационного обмена на международном, национальном и региональном уровнях и, соответственно, повышение роли квалификации, профессионализма и способностей к творчеству как основных характеристик услуг труда. Вместе с тем в концепции особое внимание уделяется вопросам информационной безопасности личности, общества и государства в складывающемся обществе и создания эффективной системы обеспечения прав граждан и социальных институтов на свободное получение, распространение и использование информации.

            Известный ученый Никита Моисеев считал, что без свободного доступа всех людей к информации вообще не имеет смысла говорить о построении информационного общества – «общества коллективного интеллекта планетарного масштаба». Однако эта труднейшая социально-политическая проблема, на его взгляд, вряд ли может быть решена в рамках современных «присваивающих» цивилизаций, в которых большая часть людей далеко не всегда готова делиться знаниями, хотя это жизненно важно для всех остальных. Необходима смена шкалы ценностей и менталитета. «Информационное общество – это такой этап истории человечества, когда коллективный разум становится не только опорой развития Homo sapiens, но и объектом целенаправленных усилий по его совершенствованию».      

            Одной из принципиально важных характеристик рубежа 1980/90-х годов является то, что, начиная с первой половины 90-х годов, большинство американских и европейских исследователей и специалистов в этой области стали акцентировать внимание на роли и значении не столько самой информации в различных сферах жизни, сколько знаний и беспрецедентного ускорения их прироста. Если в 70-е годы минувшего века объем суммарных знаний человечества увеличивался вдвое раз в 10 лет, в 80-е годы – раз в 5 лет, то к концу 90-х годов он удваивался практически каждый год. Подобное положение дел породило целый ряд новых определений высокоиндустриального общества, среди которых такие, как «Knowledge Society», «Knowledgeable Society» и т.п.

Обобщая существующие подходы к трактовке понятия “глобальное информационное общество”, можно сказать, что в настоящее время под таковым понимается:

            общество нового типа, формирующееся в результате новой глобальной социальной революции, основой которой является взрывное развитие и конвергенция информационных и телекоммуникационных технологий;

            общество знания, в котором главным условием благополучия каждого человека и каждого государства становится знание, полученное благодаря беспрепятственному доступу к информации и умению с ней работать;

            глобальное общество, в котором обмен информацией не будет иметь ни временных, ни пространственных, ни политических границ; где с помощью научной обработки данных и поддержки знания будут приниматься более продуманные и обоснованные решения с целью улучшения качества жизни во всех ее аспектах;

            общество, которое, с одной стороны, способствует взаимопроникновению культур, а с другой, открывает каждому сообществу новые возможности для самореализации.