Глава 7

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 

Кристина обращается к даме Справедливости

"Госпожа моя, хотя я знаю и ясно вижу, что женщины по большей части невинны в том, в чем их часто обвиняют, я желала бы глубже понять причины еще одного укора. Я никогда не могу остаться спокойной, наблюдая широко распространенный среди мужчин и даже неко­торых женщин обычай огорчаться и стенать, когда женщины, забеременев, производят на свет дочерей, а не сыновей. И глупые жены, которые должны бы безмерно радоваться

тому, что Господь счастливо разрешил их от бремени, и от всего сердца благодарить его, вместо этого чувствуют себя несчастными при виде печали мужей. Что за причины, госпожа моя, для столь сильных огорчений? Разве доче­ри являются большей обузой для родителей, чем сыновья, или более равнодушны и меньше любят их?"

“Дорогой друг, — отвечала она, — коли ты спрашиваешь о причинах, то могу заверить тебя, что все объясняется крайним недомыс­лием и невежеством тех, кто впадает в такую печаль. Кроме того, важным поводом для огор­чений является страх перед расходами, кото­рые приходится нести при выдаче дочерей замуж. Некоторых же повергают в печаль опасения, что дочь, будучи юной и наивной, может по дурному совету впасть в грех. Одна­ко все эти страхи по здравом рассуждении ни­чего не стоят. Ведь чтобы избавиться от боязни, что дочь может совершить что-либо безрассуд­ное, нужно лишь дать ей в молодости благо­разумное воспитание, но так, чтобы и сама мать подавала благой пример честности и добропорядочности. Но если мать ведет не­разумную жизнь, она едва ли сможет быть образцом для дочери. Необходимо также оберегать дочь от дурного общества и растить ее в уважении к строгим правилам поведения, ибо дисциплинированность, привитая в дет­ском и юношеском возрасте, помогает про­жить праведно всю остальную жизнь. А что касается расходов, то не сомневаюсь, что если родители внимательно подсчитают затраты на

сыновей — на их содержание и обучение раз­личным наукам и искусствам, на покрытие их расточительности, по малому и большому счету, когда они связываются с дурными друзьями и предаются безумствам, — то вряд ли они сочтут, что дочери намного более обре­менительны, чем сыновья.

А посмотри, много ли встречается сыновей, которые смиренно и любовно заботятся о своих родителях в старости, как предписывает долг? Уверяю, что совсем немного, хотя и до­статочно таких, кто изъявляет готовность помочь, но слишком поздно. Когда родители делают из сыновей идолов и те вырастают и становятся богатыми и влиятельными благо­даря помощи отцов или большой искусности, приобретенной в каком-либо ремесле или тор­говле, а то и по счастливой судьбе, то, случись отцу разориться вследствие неудач и впасть в бедность, как сын начнет его презирать и из­бегать, стыдясь встреч с ним. А если отец богат, сын только и ждет его смерти, чтоб унаследо­вать его состояние. Один Бог ведает, сколько сыновей знатных сеньоров и богатых людей ждет родительской смерти в расчете на наслед­ство, земли и деньги! Петрарка правильно понял это, заметив: "О, глупые люди, вы желае­те детей, не сознавая, что нет более смертель­ных врагов; если вы бедны, они отвернутся от вас и будут желать вам смерти, чтобы изба­виться от вас; а если вы богаты, они еще более станут жаждать вашей смерти, дабы овладеть вашим имуществом"' .

Я, конечно, не хочу сказать, что все сыновья таковы, но таких немало. А когда они женятся, то Бог знает, с какой ненасытностью выжимают они средства из родителей. Их не тронет даже голодная смерть их стариков —лишь бы завла­деть имуществом, хоть и самым жалким. Не проявят они сострадания, если мать овдове­ет, когда должны бы утешить, оказать под­держку и помощь в старости той, кто так лю­била, жалела и лелеяла их в детстве. Какое же вознаграждение за ее заботы! Эти неблагодар­ные отпрыски считают, что все должно им при­надлежать, и если овдовевшая мать не отдает того, чего они требуют, то они, не колеблясь, изливают на нее свой гнев. А почтения и в помине нет. Но хуже всего то, что они с невоз­мутимой совестью подают в суд и затевают тяжбы против матерей. Такова-то бывает награда многим родителям после того, как они всю жизнь положили на то, чтобы обеспе­чить своим детям достаток и положение в обществе. Таких сыновей много, но немало, конечно, и подобных дочерей. Но если внима­тельно посмотреть, то дурных сыновей окажет­ся больше. Даже если предположить, что все сыновья добропорядочны, дочери все равно имели бы то преимущество, что они поддер­живают более тесные отношения, чаще навеща­ют, больше утешают и заботятся о нуждающих­ся в старости родителях. И причина в том, что сыновья разбредаются по свету, а дочери домоседки и предпочитают оставаться дома, как ты знаешь по собственному опыту. Ведь хотя твои братья достойные, добродетельные и почтительные сыновья, они все же уехали, и ты одна осталась с матерью, составив ее главное утешение в старости. А потому скажу в заключение, что, огорчаясь и переживая из-за рождения дочерей, люди проявляют необычайную глупость”.