Глава IV. Государственность туркмен

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 

Мои дорогие соотечественники!

За свою долгую историю туркмены построили множество государств. Стремление к государственности – одна из отличительных черт туркменской нации, самосознание которой формировалось природой целостного социокультурного организма. Не случайно в старину на Востоке говорили: «Хочешь построить государство – зови туркмена».

По сути история мировой цивилизации – это история процветающей государственности. Во времена, когда человечество только шло к своей зрелости, в мире уже гремела слава Китая, Индии, Египта. Великое возрождение переживал и огузтуркменский народ.

Государства туркмен, начиная с эпохи Огуз хана, оставили яркий исторический след в судьбе Азии и Европы. Возрождение туркмен огузов пришлось на длительный период истории – с I по XIII века. Парфянское государство, Газневидское туркменское государство, империя туркмен-сельджуков и царство куняургенчских туркмен оказали заметное влияние на историко-политический климат мира, подняли на небывалую высоту экономику и культуру этих эпох цивилизации.

Но парадокс заключается в том, что ренессанс туркмен огузов не вошел в учебники мировой истории, не получил ее должной оценки. Можно ли это объяснить случайным стечением обстоятельств, игрой слепого рока? В чем причина столь незаслуженного исторического забвения, которое, как всякое явление следственного порядка, не происходит само по себе?

Изучая исторические источники, я обнаружил одну любопытную закономерность, проливающую свет на преобладание в лексиконе ученых-историков понятия «тюрк». В течение последних 50 лет оно плавно вытесняло из этого лексикона понятие «туркмен», пока полностью не оставило за собой исторический приоритет. Но произошло это не стихийно. Дело в том, что восточные историки, будучи носителями арабо-иранской языковой культуры, приписывали все исторические достижения странам своего происхождения, народы которых впоследствии составили общую, так называемую тюркскую группу. В свою очередь, историки, вышедшие из советской школы, руководствуясь арабо-иранской историографией, не смогли прочесть скрытый между ее строк политический смысл, отражающий агрессивную позицию сильной страны.

Соотечественники!

В Рухнама я возвращаю слово «туркмен» на его исконное место. Время забвения прошло, наш священный долг перед памятью предков – осознать подлинный смысл и значение Богом данного нам имени.

Говоря «огуз», мы подразумеваем туркмена. В этом нет ни малейшего исторического высокомерия, мы не кичимся своим происхождением перед другими народами, наоборот, мы призываем их к родству и добрососедству. Яркий пример тому – наши взаимоотношения с турецкими братьями. Буквально с первых дней независимости мною был сформулирован тезис: Туркменистан и Турция – два государства – одна нация. У нас, действительно, одна религия, одни традиции, одна кровь. Османский язык, как и предшествующие ему языки огузов и сельджуков, – это туркменский язык. Турецкий язык – несколько видоизмененный туркменский язык. И хотя любой язык в своем статусе самостоятелен, ибо формируется собственной историей, корни его помогают выявить общие исторические истоки нации.

В этой главе я сознательно возвращаюсь к родословной нашего народа. Я хочу, чтобы ни современные туркмены, ни их потомки никогда более не смогли бы забыть ни о своем происхождении, ни об историческом пути своего народа, ни о его великих достижениях на ниве государственности.

Древнее огузтуркменское государство

Свое первое государство огузские туркмены возвели пять тысяч лет назад. Материальное свидетельство тому – лук и стрелы, во множестве обнаруженные в ареале распространения древней огузтуркменской культуры от памятников Алтындепе и Багабата до священных храмов Маргианы и мавзолеев долины Ары. Найденные здесь археологические находки указывают на историческое местонахождение страны Огуза, которая простиралась от подножия Копетдага (крепость Тэк гала), Нусая, Анау, Алтындепе и вбирала в себя весь Мерв, Куняургенч, междуречье Сейхуна и Джейхуна, протянувшееся от Хазара до Балха с одной стороны и Атаила (Волги) – с другой.

Открывшиеся нам сегодня древние источники, в частности, средневековый трактат «Худудылэлем», проливают свет как на географию страны Огуза, так и на многие стороны жизни наших далеких предков, заложивших незыблемые основы всех последующих духовных традиций народа.

Огузы верили в небо, которое отождествляли с Богом. Их единобожие – от поклонения небесному Богу, ведь и поныне небеса олицетворяют Всевышнего. Родословная Огуза начинается от пророка Нуха, отца Огуз хана звали Гара хан. Мы свою родословную ведем от Огуз хана.

Мой дорогой соотечественник!

В главе «Путь туркмен» я уже рассказал тебе о нашем великом прародителе, привел некоторые сведения относительно его взглядов на устройство общества и государства. Заостряя внимание на некоторых его мудрых мыслях, я хочу, чтобы ты впитал в себя эти наставления, ибо в них – ключ к пониманию нравственных и духовных основ жизни народа, к которому ты принадлежишь, частью которого являешься.

Вот что говорил Огуз хан туркмен о земле-кормилице:

Потрудившийся, проливший пот на земле найдет успокоение в ней.

Посадивший дерево будет жить вечно.

Тот, кто не любит свою землю, не сможет любить Родину.

Не умеющий ценить землю не тюрк иман (туркмен).

Сорвав один листок, сократишь свою жизнь на год, сломаешь одну ветку – считай, что сломал себе руку или ногу, вырвешь с корнем куст – разобьешь свою жизнь, срубишь дерево – подрубишь свою судьбу.

Бери не золото, бери землю!

Вода – отец, земля – мать.

Земля – твое тело, небо – дух.

Хоть голова твоя под небом, кланяйся земле!

Языком огузов был древний туркменский язык. Вот что говорил Огуз хан туркмен о языке:

Язык озвучивает то, что на сердце.

Нет языка – нет народа.

Сильно только идущее от сердца слово.

Слово красит разум.

Богатство языка – богатство народа.

Умный из людей изучает языки.

У человека с богатым внутренним миром слово – стрела.

Отправляясь в дорогу, береги свой язык.

Мудрое слово вечно.

Учи своего ребенка языку со смыслом.

Есть язык у меня – есть мир у меня.

Огуз хан проник в душу туркмена, выявил в ней главное, характерное. Он установил, что самые лучшие человеческие качества у туркмен проявляются тогда, когда они объединяются. Огуз хан утверждал, что когда туркмены сплочены, они уважаемы, хлебосольны. Любое дело им по плечу. Весной ставят белую кибитку, зимой – черную. Правят многими странами. В случае необходимости могут быстро собраться. В состоянии быть ханами завоеванных краев. Любят охоту на резвых хищников. Сильны, серьезно относятся к запретам. Умеют сытно и вкусно накормить. Основательны в работе, умелы. Пользуются авторитетом, известны в округе. Мгновенно оказываются там, где появляется враг. Сабля и посох – единственное, от чего они зависят в жизни. Богаты и очень добры. Имеют добротных животных. Умеют организовать работу, навести порядок. Сильны духом. Приветливы и доброжелательны, помогают нуждающимся. И всеми любимы.

Вчитайся, мой сородич, в тайну, что сокрыта в этих нехитрых словах, и за их кажущейся простотой тебе откроется и вся полнота натуры туркмена, и вся глубина твоей сопричастности духу и характеру предков. Золотой лук Огуз хана – это символ великого предназначения туркмен. Отыскав этот лук, ты обретешь себя заново, его сияние озарит твой флаг во всех частях света. Тебе станут подвластны земля и небо, и ты устремишься к звездам. И хотя ты шагаешь по земле, твой путь лежит на небесах. В руках ты держишь ключ, ключ к миру, и потому твоя дорога ровна и мягка, будто застелена бархатом. Как твое сердце открыто для всего мира, так и для тебя открыты все четыре стороны света.

Золотым луком соединены три серебряные стрелы – три могущественные эпохи туркмен, составляющие великое богатство народа. На подходе новая эпоха, требующая от нации всего напряжения сил. Чтобы добраться до золотого лука, надо сосредоточить в себе священный дух всех предыдущих поколений. И потому вновь вернемся к древним истокам, жадно припадем к огузским родникам.

Великое туркменогузское государство хунов

Это государство образовалось спустя две с половиной тысячи лет после эпохи Огуз хана туркмена и сохранило традиции государственного строя, заведенного родоначальником нации.

Одним из могущественных правителей Великого государства Хунов был Мете хан, которого в Чын-Мачыне (Китае) называли Мао-тун. Он происходил из огузских племен и прославился сходством характера с Огуз ханом. «Мете хан – это который Огуз хан?» – бытовала поговорка, в которую народ вкладывал величайшее преклонение перед памятью предводителя нации. Мете хан, как и его великий предшественник, призывал к объединению, сплочению туркменских племен, считая, что только таким образом можно спасти нацию, отвести угрозу ее истребления.

Отцом Мете хана был Думан Бейги. В 380 году до н.э. он расширил границы своего государства до Чын-Мачына, где был известен под именем Теоман. Впоследствии его сын Мете хан, став правителем Великого государства Хунов, объединил под своим правлением 26 государств, разделив их на 84 провинции (велаята). При Мете хане начинают производить свистящие стрелы, открываются специальные мастерские по производству луков.

Мете хан подчинил себе громадные территории площадью 18 миллионов квадратных километров. Границы государства Хунов простирались от Хазара до просторов Индии с одной стороны и от Гималайских гор до Сибири – с другой. После Мете хана на престол взошел его сын Гек хан.

В китайских источниках сохранилась переписка Мете хана с правителем Чын-Мачына Хиао-Вену. Отражая дух своего времени, эта переписка замечательна тем, что несет в себе раздумья о мире, согласии, достойной жизни людей.

«Великий Хун, по воле Божьей возведенный на престол, шлет горячий привет правителю Чын-Мачына и желает ему крепкого здоровья. От Его Величества было получено письмо, выражающее удовлетворение в связи с достигнутыми между нами близкими и мирными отношениями. Это отвечает желаниям обеих сторон, а потому высказанное в письме пожелание было нами исполнено.

Что касается недавнего приграничного конфликта, то сообщаю следующее. В последнее время ваши стражи границ стали проявлять пренебрежение к нашему западному принцу Токи, который, в свою очередь, не спросясь моего согласия и попав под влияние Ху-Хеу Нанчжу, вступил в конфликт со служащими Чын-Мачына, чем враждебно настроил родичей Хана против соседей. Тем самым он предпринял действия, противоречащие соглашению между двумя правителями и наносящие вред братским отношениям между нами. Получено два письма, свидетельствующие о гневе и недовольстве правителя Чын-Мачына. Посол, отправленный с ответным письмом, еще не вернулся обратно. По-видимому, и посол Чын-Мачына еще не добрался до места, что помешало своевременно предотвратить нежелательное обострение отношений между двумя соседними государствами.

Поскольку конфликт был допущен из-за несогласованных действий нескольких младших служащих, я повелел принцу Токи отправиться к мятежникам и наказать их.

С Божьей помощью нукеры наши здоровы и сильны, кони могучи, войско наше благодаря нашим острым мечам добилось победы в большом сражении с врагом, которого мы вынудили сдаться. В последнее время мы подчинили себе в Средней Азии 26 племен, в том числе Лелан, Усун, Хукут и т.п. Народы этих стран стали нашими нукерами, все они объединились с нашими народами и стали одним домом.

После того, как мы добьемся мира и безопасности в северных краях, я намерен прекратить выступления, дать войску отдых, подкормить коней. Хочу забыть о случившемся между нами конфликте и обновить старое соглашение. Пусть, как и прежде, приграничное население живет в мире и спокойствии, малые дети растут, а старики спокойно доживают свой век. Пусть поколение за поколением не знают войн и вражды, живут в мире и согласии.

Поскольку до сих пор не получено ответа от правительства Чын-Мачына, посылаю это письмо через дворцового визиря Хе-у-Тзийена. С ним посылаю одного верблюда, две скаковые лошади и восемь конных подвод. Если правитель не желает, чтобы хуны приближались к границам Чын-Мачына, он должен повелеть пограничникам и приграничному населению удалиться от границы».

Надеюсь, мой дорогой читатель, что ты с интересом ознакомился с этим историческим документом, воссоздающим дух политики первого объединенного Огузского государства. Поэтому я и поместил его полностью в своей книге.

Государство гёктуркменов

Гёктуркмены – огузы, верящие в Небеса, в небесного Бога. Отсюда и название государства, основанного в 552 году Бумын ханом (Каганом) – продолжателем династии хуннов. Своего расцвета Гёктуркменское государство достигло при Билге хане, родившемся в 683 году и в 33 года ставшем великим ханом гёктуркменов. На своем надгробии он велел написать: «Огузский народ – мой родной народ».

Это было очень большое государство, соседствующее с Сасанидами, Румустаном и Чын-Мачыном. Но, раздираемое внутренними конфликтами и борьбой за власть, а также под воздействием внешних сил оно, претерпев падение восточного Гёктуркменского ханства, а вслед за ним и западного, рухнуло окончательно. Это произошло в 745 году под нашествием гарлыков и уйгуров.

По преданиям, именно Билге хану, великому правителю Гёктуркменского государства, принадлежит увековеченное на каменной орхонской плите знаменитое высказывание о том, что никто и никогда не сможет разрушить дом туркменского народа.

Гёктуркмены имели свой алфавит и развитое монументальное искусство. Силу государства они видели в сплоченности его народа, в жизнестойкости национальных традиций.

Караханидское государство туркмен

Основанное в Мавераннахре в 840 году туркменом по происхождению Билге Кюл Кадыр ханом, получившем впоследствии имя правителя Гара хана, это государство отсюда и повело свое название. Караханидское государство объединило туркменские племена гарлыков, ягмаларов и джыкыларов и вошло в историю как первое государство туркмен, принявшее ислам. При поддержке исламской религии произошло усиление и самого государства.

После смерти Гара хана правление перешло к его сыновьям Базару Арслану и Огулчак хану. Сын Базар хана Сатук Бугра после смерти отца воспитывался у дяди Огулчак хана. Взойдя на престол, он ускорил распространение ислама в государстве. Его сыну Байдаш Арслан хану удалось воссоединить разрозненные к тому времени части Караханидского государства. В 1006 году с целью овладения пришедшего в упадок государства саманидов он предпринимает наступление на родственное государство Газневи. Однако, не устояв перед мощным войском Солтана Махмуда Газневи, Караханидское государство в 1042 году распадается на две части.

Великое огузтуркменское государство

С распадом Огузского государства образовались отдельные ханства, которые впоследствии, по мере их величия, становились государствами, объединяющими другие ханства. Не случайно в арабских и китайских источниках рядом с названием этого государства стоит слово «ябгу» или «ябгы» – от туркменского «великий». Великое Огузтуркменское государство образовали огузы, которые поначалу под владычеством Гектуркменского государства основали на берегу реки Барлык девять огузских ханств.

В истории название Огузтуркменского государства запечатлелось благодаря яркому следу, который оставили после себя туркмены огузы, жившие в начале X века в Мавераннахре. А прославило их владычество, основанное на обычаях Огуз хана, и это несмотря на то, что от огромных государств их отцов им досталось всего несколько городов. К этому времени некогда громадное государство Огуз хана сузилось, огузы отступили от границ Хорасана и Чын-Мачына, от берегов Атаила ужались до междуречья Сейхуна и Джейхуна, обосновавшись в Мавераннахре. Их основными городами стали Янгыкент, Гараджык, Сайрам, Джент.

Стремление продолжать традиции огузов приводит к конфликтам с набирающими день ото дня силу исламскими государствами. Быстрое распространение ислама порождает противоречия внутри самого Огузтуркменского государства, отдаляет от него огузов, принявших мусульманство.

Предводитель Дукак по кличке Демир-Яйлы (Железный лук) вступает в противоборство с правителем Огузского государства, сын которого Сельджук принимает мусульманство и отдаляется от родовой общины. Но своей славой в истории Великое Огузтуркменское государство обязано и тому, что воспитало такого гениального военачальника, как Сельджук бек – деда основателей великой империи туркмен-сельджуков.

Сельджукские туркмены, выходцы из огузского племени кынык и потомки внука Огуз хана Ай хана, строят большое государство в Дженте. Часть из них перебирается к свои туркменским родственникам, обосновавшимся в Мавераннахре и Бухаре. Сельджуки поддерживают добрососедские отношения с куняургенчскими туркменами, дружат с караханидскими туркменами.

Приглашает сельджукских туркмен в свою вотчину Хорасан и султан Махмут Газневи. Что стоит за этим его шагом? Большинство историков ошибочно считает, что султан Махмут призвал к себе сородичей, желая помочь им. Ведь по происхождению он туркмен, и большая часть его армии состоит из туркменских парней. В Хорасане туркмены живут большими общинами в городах и селах. Привольно живут туркмены в Мерве, Абиверде, Нусае, Сарахсе, Амуле, Балкане, Земе, Мавераннахре, Мангышлаке, Васе. Султан Махмут семнадцать раз ходит в Индию, его кладовые забиты золотом и серебром. Никакая сила не может устоять перед ним, кроме одной. И сила эта – его собственные туркмены. Чтобы удержать их в повиновении, Махмут и предпринимает свой хитрый тактический ход, действуя по принципу «разделяй и властвуй», не утратившего своего смысла за все прошедшие столетия.

Чего добивается хитроумный правитель? Сельджукские туркмены перебираются на новое местожительство, однако кто же из живущих здесь туркмен ждет их, кто захочет уступить им свою землю, поделиться своими пастбищами? Значит, сельджукам надо бороться за свое право на жизнь. Но с кем? Конечно, с мирно живущими хорасанскими туркменами. Ведь сельджуков пригласил сам султан, значит, они для него важнее старожилов. Раз так, пусть сами ищут землю для жизни. Значит, быть войне! Между самими туркменами. А султан Махмут может спокойно отправляться в очередной поход на Индию, ибо главное он уже сделал: запалил искру войны между туркменами. И чтобы уже до конца быть спокойным и уверенным в своей тактике, он заманивает в гости воеводу сельджукских туркмен Арслан хана и берет его в заложники. Брошенный в крепость Келеджар в Индии, Арслан хан в мирное время содержится как военнопленный. По мнению султана, пока Арслан хан находится в его власти, сельджуки не посмеют выступать против него самого и требовать себе земли. Сельджукам остается сражаться только с живущими в Хорасане туркменами. У них попросту нет другого выхода!

Однако хорошо воспитанные от рождения сельджукские туркмены не стали воевать со своими соплеменниками, они требуют у султана земли на законном основании. Умному султану не остается ничего другого, как пойти им навстречу.

Но политика султаната резко меняется со смертью Махмута. Его сын и преемник султан Месут враждебен к сельджукам, между ними вспыхивает война. Месут направляет на сельджукских туркмен войско прославленного полководца Бегдогды хаджипа, тоже туркмена. Но знаменитый воевода столкнулся с военной хитростью сельджуков: они применили тактику спасения бегством. И села опустели.

Победив в Данданаканском сражении, сельджуки созывают всетуркменский съезд, на котором провозглашают образование нового туркменского государства, после чего направляют гонцов к халифу и всем окрестным царям.

Сельджуки объединяются с коренными туркменами. Они уверены в собственных силах, и это наводит их на мысль о завоевании всего мира.

Некоторые историки, утверждая, что сельджукские туркмены разрушили газневидское государство туркмен, а с самими сельджуками покончили куняургенчские туркмены, обвиняют тем самым туркмен в жестокости. Но это поверхностный, субъективный взгляд, далекий от понимания сущности характера туркменского народа. По своей натуре туркмены миролюбивы, справедливы и великодушны. Они многое прощают, но если у власти оказывается бездушный и жестокий царь или султан, они охладевают к нему. Но не отрекаются, терпят тиранию до последнего. Когда же их терпению приходит конец, седлают коней. А перед туркменом на коне уже никто не устоит!

Когда султан Месут начал проводить против туркмен политику деспотизма, они еще несколько лет терпели его. Несколько раз султан направляет на туркмен армию, но ведь и терпению есть предел!

Султанат последнего сельджука Солтана Санджара пал так же, как и султанат Месута султана! Султана большого государства натравливают на живущих в окрестностях Балха огузских туркмен. Долго терпит Солтан Санджар, не желая воевать со своим народом…

Историческая хроника сельджуков содержит и такой факт. Занявший пост великого визиря в результате дворцовых хитросплетений, Низамылмюлк настраивает султана Алп Арслана против старого визиря. Молодой султан приговаривает старого визиря к смертной казни. И тогда старый визирь бросает Низамылмюлку гневный и справедливый упрек:

– Это ты научил туркменских правителей проливать кровь!

В большинстве своем туркменские правители были людьми справедливыми, смертным грехом считалось среди них убийство невинных людей.

Все, что было связано с властью, носило у туркмен строгий характер соблюдения основ чести и справедливости. Это был своего рода кодекс власти. Нарушать его не позволялось никому. К чему приводили исключения, свидетельствует хроника Куняургенчского царства.

В туркменских султанатах и царствах матери и жены царей пользовались огромным уважением, к ним почтительно обращались Таркан хатын (в источниках Теркен или Тюркан). Мать султана считалась матерью всего султаната. Но при этом туркмены полагали, что и престол, и счастье женщины находятся возле очага и не допускали ее к государственным делам. И лишь в Куняургенчском царстве во времена правления султана Мухаммета этот строгий запрет был нарушен. Там наравне со своим сыном управляла государством его вдовая мать Тюркан хатын.

Такая поблажка матери со стороны султана вызывала строгое осуждение полководцев, беков, старейшин, священнослужителей. В итоге крупный султанат был повержен Чингисханом.

Газневидское государство туркмен

Основателем этого государства считается потомок, идущий от Гая, ведущий свою линию от ветви старшего внука Огуз хана. В 962 году он прибывает в город Газна, где и основывает Газневидское государство туркмен.

Но подлинную славу этому государству принес султан Махмут Газневи. За короткое время он собирает мощное войско, привлекая в свою орду большую часть огузов-мусульман. Он считает распространение ислама фактором усиления своего государства, расширения его границ. И это ему удается, потому что очень скоро его владения расширяются до Хорасана, Куняургенча, Ирана, Балха, Юго-Западного Ирана, Северной Индии.

Налаживаются у него хорошие отношения и с Караханидским государством. Султану Махмуту Газневи удается предотвратить вражду между царевичами из дома караханидов. Он говорит им: «Прекратите враждовать друг с другом. Спрячьте сабли в ножны и займитесь каждый своей вотчиной». И хотя он сумел примирить их, после его смерти борьба за престол между царевичами из дома караханидов вспыхивает с новой силой.

Постоянное беспокойство Махмуту Газневи причиняют одни лишь сельджуки. Не прекращаются его стычки с сыновьями полководца Сельджука, а одного из них – Арслан хана он даже бросает в темницу, разрешая части огузов перебраться в Хорасан. Подрастают и внуки Сельджука Чагры и Тогрул, которых тоже начинает опасаться султан Махмут.

Но настоящая война с сельджуками разразилась уже после смерти Махмута Газневи. Его сын султан Месут считает эту войну главным делом своей жизни. Первое крупное сражение происходит в 1038 году возле крепости Тэк (Дурун), а вскоре схватка переносится в окрестности Серахса. В 1040 году происходит знаменитая Данданаканская битва, в которой сельджуки поголовно разбивают войско султана Месута. К сельджукским туркменам переходят Хорасан, Иран, Куняургенч, Мавераннахр. Довольно долго под владычеством сельджуков находится и само государство Газна, в котором живет смесь самых разных племен.

Великое государство туркмен-сельджуков

Это государство после победы, одержанной сельджукскими туркменами над государством Газналы, основали внуки предводителя Сельджука Тогрул и Чагры – потомки младшего внука Огуз хана Кыныка.

До того, как перебраться в Хорасан, туркмены-сельджуки пережили немало трагических дней. Это заставило предводителя Сельджука оставить все свои дела и, несмотря на преклонный возраст, заняться воспитанием внуков Чагры и Тогрула, на которых он возлагал большие надежды. Сельджук бек скончался в Дженте в возрасте свыше ста лет. Братьев Тогрула и Чагры брат их отца Арслан хан перевозит в долину Нур неподалеку от Бухары. Но, воспитанные Сельджук беком, они мечтают о возвращении в Хорасан, чтобы навсегда обосноваться в нем.

Однажды подросток Чагры собирает своих парней и пускается с ними в путь, чтобы изучить дорогу в Хорасан. Они доходят до самого Рума. Однако окончательное решение перебраться в Хорасан созрело у братьев после того, как брат их отца Арслан хан был заточен в темницу султаном Махмутом. В 1035 году они пересекают реку Джейхун, намереваясь добраться до крепости Тэк. Но, поразмыслив, направляют письмо султану Месуту, в котором выдвигают свои условия: «Пусть нам отдадут провинции Нусай и Парав, расположенные у кромки песков, мы перевезем туда свое имущество и скотину и заживем беззаботно. Мы не позволим ни одному нарушителю границы проникнуть со стороны Балканских гор, Дехистана, Куняургенча и долины реки Джейхун».

Но послание не возымело действия. Схватка была неизбежной, и в 1038 году возле крепости Тэк состоялось первое сражение сельджуков с воинами государства Газналы. В этом бою победили сельджуки. В следующей битве возле Серахса они вновь одерживают победу. А Данданаканское сражение в 1040 году приносит туркменам-сельджукам не только победу и Великое государство туркмен-сельджуков, но и возвращает им отчий дом раз и навсегда. На состоявшемся сразу после сражения большом всетуркменском совете в Мерве провозглашается создание этого государства, правителями которого назначаются Тогрул бек и Чагры бек. Тогрул правил в Рейе с 1040 по 1063 годы, Чагры, правитель Хорасана, – в Мары с 1040 по 1060 годы. Все это время оба брата дружно управляли государством.

В 1063 году на престол восходит сын Чагры бека Алп Арслан. Продолжатель славной династии сельджуков, это он открыл для туркмен ворота Рума. Его сын Мялик ша умножает славу государства, значительно расширив его границы. А Солтан Санджар, сын Мялика ша, довершает эту пирамиду славы, войдя в историю как великий туркменский просветитель, покровитель наук и искусства.

Государство сельджуков было признано великим не только потому, что правило на огромных территориях от Стамбула до Китая, но и потому, что, продолжая огуз-туркменские традиции в исламском государстве, поднялось до уровня мировой державы, взявшей на себя ответственность за весь исламский мир, за судьбы всех народов региона. Как в любом процветающем государстве, в нем нашла высочайшее развитие культура, водружались дворцы и мечети, строились дороги и мосты, возводились библиотеки и караван-сараи.

Мои дорогие соотечественники!

Мы вправе гордиться своими славными предками, чьи имена, овеянные доблестью минувших эпох, навечно вошли в историю туркменской государственности. Это великие туркменские сыновья Мухаммет Тогрул бек, Давут Чагры батыр, Алп Арслан, Мялик ша, Солтан Санджар… Мы вправе гордиться этими личностями еще и потому, что своей мудростью, мужеством, героизмом они восславили имя туркмена на весь исламский мир, признавшего за ним право не только великих султанов, но и великих властителей дум. О них, легендарных туркменах, должны быть написаны книги, им, доблестным сыновьям нации, мы должны воздать должное, чтобы отныне и навсегда память о них питала гражданское чувство каждого туркмена, его священную любовь к родной земле и родным истокам.