Экономика интересует?

Каталог интервью со спортсменами и тренерами. Онлайн-заказ.
effex.ru
Каталог интервью со спортсменами и тренерами. Онлайн-заказ.
effex.ru
ahmerov.com
загрузка...

ГЛАВА 6. НАКОНЕЦ, НЕСКОЛЬКО ОТВЕТОВ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 

В девяностых годах из-за критической важности вопроса и серьезных разногласий среди экспертов правительства ряда стран пришли к выводу, что необходимо что-то делать. В Соединенных Штатах, Великобритании и десятке других государств объединили долгосрочные исследования ведущих специалистов, для того чтобы постараться выяснить правду раз и навсегда. Оказались ли ясли вредным решением? Если да, то при каких условиях и по каким причинам?

Наиболее полное исследование из всех когда-либо предпринятых в США было проведено Национальным институтом детского здоровья и развития (НИДЗР); в работе были задействованы около 1000 детей из 10 разных районов по всей стране. Результаты поэтапно публиковались с самого начала эксперимента в 1991 году (1; 2).

В Великобритании исследователи из организации «ЭОДО» («Эффективное обеспечение дошкольного образования») на базе Лондонского университета наблюдали за 3000 детей с самого рождения и далее, проводя широкий опрос и оценку детского поведения и образовательной деятельности. Отчет об этих исследованиях увидел свет в 2004 году (3).

Еще одно крупномасштабное исследование 1200 детей проводилось известным специалистом по детским учреждениям Пенелопой Лич вместе с учеными Кэти Сильва и Аланом Стейном. Их исследования были нацелены на детей в возрасте 10, 18, 36 и 51 месяца, а результаты были опубликованы в конце 2005 года (4).

Ни одно исследование, взятое в отдельности, нельзя считать полностью объективным: исследовательская команда в США была преимущественно научной, и ученые горячо поддерживали детские учреждения по философским причинам. Элисон Кларк-Стюарт, одна из американских авторов-исследователей, была их ярым защитником. Она посвятила книгу на проясельную тему своему сыну, «который провел первый год жизни в яслях, чтобы я могла написать ее» (5). Исследователи из «ЭОДО» в Великобритании уделяли основное внимание познавательной деятельности детей в дошкольных учреждениях, их работа финансировалась правительством с очевидной целью заполучить всех матерей на рабочие места. Но тем не менее это оказалось хорошо организованное и сбалансированное исследование, как потом показали его результаты. Исследование под руководством П. Лич оказалось, вероятно, наиболее независимым. Хотя Пенелопа Лич долгое время известна как самый лучший защитник требований детей, можно считать, что она делает это в поддержку потребностей родителей, и ее рекомендации всегда являются чрезвычайно практическими.

Три эти команды вместе с исследователями в других странах, которые проводили свои поиски, начиная от Австралии (6) и заканчивая Норвегией, собрали огромное количество очень важных данных, которые все еще анализируются. Не давая ответы буквально на все вопросы, исследования помогли решить проблемы, возникшие в ходе ранних работ, и объяснили многое из того, что понималось неверно. Они также привели к значительным изменениям взглядов тех, кто считал ясли наиболее безвредным изобретением и самым лучшим местом для детей в возрасте до трех лет.

Что выявили исследования

Три основных направления исследований выясняли шесть специфических вопросов.

1. Приводит ли к эмоциональной ущербности общее количество часов, проведенных новорожденными, детьми до года и детьми младшего возраста в яслях?

2. Если так, то является ли настоящей причиной этого низкое качество ухода за детьми в яслях или нахождение детей в яслях долгое время вредно само по себе, даже при высоком качестве ухода?

3. Может быть так, что не качество воспитания является действительной причиной возникновения этих проблем у детей, которые проводят в яслях долгое время с самого рождения? (Другими словами, может причина заключаться в том, что чаще прибегают к услугам яслей малообеспеченные родители? Проблема рождается их не­благополучием, а не условиями содержания детей в яслях?)

4. Существует ли временной предел, когда ясли становятся опасными? Например, 10 часов в неделю, 20 или 30 не представляют вреда?

5. Имеет ли значение, с какого возраста детей родители начинают прибегать к услугам яслей? Например, что происходит, когда вы определяете в ясли годовалого ребенка? Что происходит, когда вы пользовались услугами яслей полгода, а потом перестали? (Для отдельных родителей это очень важные вопросы.)

6. И наконец, если существует угроза вреда, проходит ли все со временем или только усугубляется? Если да, то при каких условиях?

Теперь кратко о том, что было выявлено в трех исследованиях.

Да, существует некоторая опасность вреда

По результатам НИДЗР 2004 года (7): у детей, которые проводили в яслях более 30 часов в неделю (они составили 17%), в три раза чаще, чем у детей, находившихся в яслях до 10 часов (их 6%), наблюдались поведенческие проблемы. Согласно отчету эти проблемы включали «непослушание в школе, вызывающее поведение, пререкания с взрослыми, частое участие в драках, проявление жестокости, хулиганского отношения и злобности к другим, физические нападения, проявление несдержанности и непредсказуемость поведения». Такие отклонения наблюдались у большого количества детей, хотя их число не сильно увеличивалось.

Такая же информация содержалась в отчете «ЭОДО»: «Широкое использование яслей в возрасте до трех (и в особенности до двух) лет связано с частыми проявлениями антиобщественного поведения в трехлетнем возрасте».

В отчетах команды Пенелопы Лич сообщалось, что у «ясельных» детей в возрасте до года наблюдается «высокий уровень агрессии», «они более замкнуты, часто грустят». В интервью для одной газеты доктор Лич сказала, что «социальное и эмоциональное развитие детей, когда за ними не ухаживают матери, определенно более низкое». (Исследователи под руководством П. Лич также сравнили качество ухода за детьми вне яслей и выяснили, что приходящие няни, няни, ухаживающие за детьми у себя дома, бабушки, родственники и друзья заботятся о детях лучше, чем ясли, но хуже, чем собственные родители. Это, естественно, общие факты, отдельные ситуации могут отличаться.) Доктор Лич с болью указывала на то, что в случае с депрессивными и безответственными родителями, с теми, кто имеет социальные проблемы, воспитатель был бы полезнее для ребенка.

Качество ухода не исключает вреда

Такой важный фактор, как качество ясельного ухода — насколько полезны, психологически устойчивы, заботливы и образованны сотрудники, — оказывает только частичное воздействие на итоговое поведение ребенка. Качественный уход, как показали исследования, определенно помогает познавательному и образовательному развитию, дети, получавшие больше индивидуального внимания от более грамотных воспитателей, были менее подвержены стрессам, но это не могло устранить фактор риска «слишком рано, слишком много, слишком долго». Организация «ЭОДО» сообщала: «... хотя высокое качество ухода могло бы уменьшить проявление „антиобщественного/неспокойного поведения", оно не способно устранить его полностью». И в НИДЗР с этим согласны.

Это открытие имело огромные последствия, так как шло вразрез с тем, что до этого момента считалось правильным.

В девяностых годах никем не оспаривалось, что причиной поведенческих отклонений у детей является низкое качество ясельного ухода. Исследователи, казалось, определили, что любящих родителей, персонально заботящихся о своем ребенке, нельзя заменить. Качество ясельного ухода при всей своей значимости не является панацеей, как на то надеялись: оно все же остается «заботой чужого человека» в группе, а не индивидуальной, а это важно для правильного развития уверенных и неагрессивных детей.

Родительские качества имеют самое главное значение

Есть нечто такое, что имеет гораздо большее значение, чем присутствие или отсутствие яслей в детском развитии. Это важно помнить, и каждый исследователь изо всех сил старался указать на это. Нет ничего более важного, что определяет психическое развитие ребенка, чем фактор «материнской чувствительности», как его назвали исследователи. Это способность тепло и чутко отвечать на потребности ребенка. Важно, что матери (или отцы) должны быть спокойными, уверенными в себе и свободными от давления, чтобы полностью сосредоточиться на ребенке. Они должны иметь достаточную материальную и эмоциональную поддержку, чтобы не оказаться подавленными, одинокими или приведенными в замешательство в результате естественных требований родительского долга. Это качество зависит от способности родителей, со временем и благодаря практике, построить чуткие отношения со своими детьми — узнать своего ребенка и его характер, изучить потребности и расширить способы общения с ним.

И хотя родительские качества более важны, чем количество услуг, предоставляемых яслями, они влияют друг на друга. Исследования выявили, что одним из последствий фактора «слишком рано, слишком много, слишком долго» может стать ослабление материнской чувствительности или даже полное ее отсутствие. Это чаще всего случалось в семьях, где связь мать — дитя уже была слабой. Короче говоря, мать, которая много пользовалась услугами яслей, не сможет хорошо ладить со своим ребенком. Ранняя зависимость от яслей пагубно сказывается на отношениях родителя и ребенка. Мать (или отец) и ребенок, возможно, никогда не получат шанса сблизиться, а это могло бы повлиять на их связи в будущей жизни.

Меньше лучше, хотя нет безопасного порога

Отрицательные последствия посещения яслей не имели специфического порога, или безопасного уровня, с точки зрения количества проведенного там детьми времени. Чем больше ясельного ухода получал ребенок, тем более явно это сказывалось на его поведении. Исследователи назвали это явление пропорциональной зависимостью. А каковы последствия нерегулярного посещении яслей? Нет безопасного порога использования яслей для детей в возрасте меньше трех лет (но в тоже время меньше лучше, чем много).

Выбор времени существен

Как оказалось, выбор времени имеет большое значение, и слайдеры были правы, не торопясь определять детей в ясли. Существенно важно, если вы решили определить ребенка в ясли, дождаться возраста старше двух лет, чтобы избежать опасных последствий. Исследования НИДЗР показали, что нет большой разницы в том, отправили родители ребенка в ясли на первом или втором году жизни, — губительный эффект остается тем же. В этом отношении полуторагодовалый ребенок такой же ранимый, как и четырехмесячный.

Для всех, кто знает детей, это очевидно. Ребенок, научившийся уже ходить, остается эмоционально ранимым. Он знаком со своим социальным окружением, с тем, кто его любит и с кем он чувствует себя в безопасности. Дети этого возраста боятся чужих, они сильно привязаны только к одному или двум взрослым. Годовалые дети еще не умеют играть с другими детьми, им требуется много внимания со стороны взрослого человека, они также нуждаются в понимании и помощи, чтобы научиться самоконтролю. По причинам, описанным ниже в этой книге, станет понятно, почему воспитание дисциплины имеет реальный успех, если этим занимается человек, который любит малыша. Этим можно объяснить, почему поведенческие проблемы появляются у детей, которые провели слишком много времени в яслях.

Фактически, в некоторых случаях постороннему человеку легче ухаживать за ребенком возрастом меньше полгода — в этом возрасте малыши не так разборчивы в отношении тех, кто их обнимает, хотя потребность в любящем, очень внимательном и не занятом другими детьми воспитателе не становится слабее. Из главы об умственном развитии вы узнаете, что полгода — это самый важный возраст для здорового развития.

Ущерб умеренный, но широко распространенный

Несмотря на все сказанное выше, важно понимать, что степень вреда, вызванного долгим нахождением детей в яслях, незначительна, если судить по тем данным, которые выявлены в ходе проведенного исследования. Однако проводившие эксперименты специалисты стараются изо всех сил обратить наше внимание на то, что последствия имели широкое распространение. Доктор Пенелопа Лич выразила эту мысль следующим образом: «Небольшое, но заметное отличие в очень большой группе детей».

Профессор Джей Бельски, один из исследователей НИДЗР, вынужден был подчеркнуть это, когда один комментатор заявил, что ущерб от яслей слишком маленький, чтобы вообще придавать этому значение. Профессор заметил, что последствия распространяются на семьи любого достатка и любой национальности, на одиноких или состоящих в браке родителей и на всех детей — буквально все подвергаются вредному воздействию. Можно предположить, что даже это маленькое зернышко вреда было реальным, устойчивым, а не легкоустранимым.

Он указал на социальные проблемы, которые возникают по причине того, что большое количество детей эмоционально пострадали вследствие долгого пребывания в яслях даже в самой маленькой мере, и посочувствовал школам, так как большое количество детей даже с неярко выраженными поведенческими проблемами — это тяжкий груз для учителей и всей школьной системы. А эта тенденция имеет широкое распространение в мире в наше время. Другим детям трудно с ними сосуществовать. Классом с двумя-тремя детьми с поведенческими проблемами можно управлять, но когда их восемь—десять, это становится невозможным.

Как мы знаем из исследований нарушений здоровья, вызванных окружающей средой, установить источник и причины вредных воздействий — задача довольно сложная. А исследования системы яслей проводятся лишь на основе наблюдений и опросов. В действительности мы не можем знать, что происходит у детей внутри и как эти изменения проявятся, например, при возникающих трудностях в школе. А может, они не проявятся до самого взрослого возраста. Отрицательные последствия, которые выявились в ходе исследований, возможно, не единственные, ведь наиболее серьезные отклонения могут проявиться много позже.

Зная цену любви

В Сиднее, Австралия, известная женщина-дизайнер прославилась еще больше, когда предпочла, чтобы ее девятилетняя дочь стала жить отдельно в квартире через дорогу вместе с няней. Сорокалетняя дама вышла второй раз замуж и хотела согласно цитирующим ее журналам, чтобы ее брак приобрел прочную почву под ногами. Спустя год, после того как критика на страницах прессы в ее адрес утихла, мать позволила дочери вернуться и жить с ней снова. Всегда существовали семьи, где близость членов не практиковалась, поэтому легко выразить презрение к тому, что считается эгоизмом •и бессердечием. Но более правильное объяснение в том, что если кто-то не получает любовной заботы в детстве, тот просто не может понять, какие чувства такая забота рождает и какое значение она имеет. Очень ярко это показал психолог Гарри Харлоу в своем знаменитом исследовании молодых самок обезьян (8), которые воспитывались изолированно. Когда эти самки произвели на свет детенышей, они просто игнорировали потомство, оставив его в углу клетки. Только получая воспитание, можно научиться воспитывать других. И так обстоит дело не только у приматов, но и у людей. Социальные изменения XX века затронули и традиции воспитания детей. Поведенческое ДНК, отвечающее за правильное воспитание, может просто исчезнуть, если определенное количество детей будет лишено близости с родителями, терпеливой заботы и любви. Немногие родители к этому стремились, но такое могло бы произойти.

Личный взгляд

Совершенно понятно, что факты, полученные при долгосрочном исследовании, не могут служить единственной основой вашего решения. Собственный опыт, понимание сути проблемы и здравый смысл — вот на чем вы должны основываться. Исследователи могут легко недооценивать вредные последствия. Ведь они всего лишь пытаются выявить невероятно сложные и тонкие факторы. Поэтому их выводы не однозначны. Например, исследователи НИДЗР оценивали детское поведение, тщательно просматривая видеозаписи, где были запечатлены взаимоотношения детей с матерями. Они также классифицировали поведение детей по оценке матерей, что едва ли можно считать объективным методом. Могут существовать такие виды стрессов, такие переживания, которые не проявляются внешним образом. Фактически существуют доказательства, что все так и есть — кортизоло-вые исследования, о которых мы расскажем позднее, показывают, что дети, находясь в состоянии сильного стресса, обычно остаются внешне спокойными, в то время как уровень адреналина в их организме превышает всякие нормы.

Дети прекрасно умеют скрывать, что у них на душе. Австралийская исследовательница Анна Манне описала в своей книге «Материнство» случай из собственной жизни. Когда она забирала дочь от воспитателя, та просто восторгалась, как девочка прекрасно освоилась. У дочери было свое мнение на этот счет. «Мне ужасно не понравилось», — прямо заявила она. «Но ты сказала, что тебе было хорошо?» — «Я продолжала плакать про себя», — сказала она. Дети очень быстро узнают в группах, что нельзя быть «плаксами» и что, когда ничего нельзя изменить, им просто придется терпеть. Они умеют сказать нам то, что мы хотим услышать от них, если понимают, что их точка зрения не имеет никакого значения. Дети невероятно жизнерадостны, но нам не следует принимать это как должное. (Кстати, долгое время счита­лось, что новорожденные практически не чувствуют физическую боль и хирургические процедуры могли бы переносить довольно легко. Но недавно было выявлено, что младенцы остро чувствуют боль, а шок, который они испытывают, не виден со стороны.)

Существует большая вероятность того, что наибольший вред от пребывания детей в яслях заключается просто в том, чего в них не хватает, — те восемь минут внимания воспитателя в яслях означают, что дети лишаются многочасовой близости с родителями и другими членами семьи, не имеют возможности играть с ними, вместе отдыхать. Этот дефицит может проявиться, но так, что исследователи никогда не смогут оценить его последствия. Скорее всего, риску подвергнется их собственная способность быть хорошими родителями, когда у них появятся собственные дети.

Важность одного фактора для полноценного детского развития признается всеми исследователями без исключения — это связь младенец — родитель. И чем теснее и теплее она, тем лучше ребенок противостоит настоящим стрессам и тем лучше будет противостоять будущим, тем жизнерадостней он (9). Если единственная отрицательная сторона проведенных долгих дней в яслях — ослабление этой связи или невозможность ее развития, то это уже существенный повод для беспокойства.

Куда дальше?

Мы просто не знали, какими будут последствия в будущем, пока наблюдали за детьми в течение 10 и более лет. Какие подростки, взрослые или граждане получатся из этих детей, предстояло выяснить. Вполне очевидно, что, имея другое детство, дети становятся другими взрослыми.

Результаты трех исследований не были четко разграничены, большинство данных приводили в замешательство, выявляя влияние совершенно незнакомых факторов. Негативные последствия, выявленные исследователями НИЗДР у двухлетних детей, не проявлялись у трехлеток, однако повторялись в семь лет во время более сильного стресса, когда ребенок начинал учиться в школе. В дальнейшем возникали проблемы, связанные со способностью учиться и ладить с другими детьми. Было ясно, что вредные последствия ясельного воспитания могли оставаться скрытыми или не проявляться до определенного времени.

Какие другие последствия, возможно, ждут своей очереди, чтобы проявиться в юношеском и взрослом возрасте? Двадцатилетние и тридцатилетние исследования еще не закончены, а у нас возникает масса вопросов, на которые пока нет ответов. Возможно, дети, которые воспитывались в яслях, во взрослом возрасте будут больше склонны к разводу? Из них получатся хорошие или плохие родители? Захотят ли они вообще стать родителями? Поколение детей, воспитанных яслями, уже вступило в свой двадцатилетний возраст. Сейчас мы могли бы начать изучать, насколько они отличаются от детей, воспитывавшихся дома в первые пять лет.

А пока исследования, аналогичные тем, о которых говорилось выше, проводятся во многих странах мира. Результаты, полученные в Италии, Швеции, Норвегии, Австралии, подтверждают те же самые поведенческие проблемы и проблемы связей с родителями у детей раннего ясельного воспитания. Поэтому мы, как родители, должны обратить внимание на имеющиеся данные и, принимая какое-либо решение, руководствоваться здравым смыслом.

Три типа ребенка

За несколько десятилетий до настоящих споров отдельные ошеломляющие открытия были сделаны доктором Мэри Айнсворт. Это имя широко известно среди специалистов в области детской психологии, но совершенно незнакомо общественности. М. Айнсворт принадлежала к поколению пионеров, изучавших детей и матерей в самых удаленных и опасных уголках земного шара. Она пришла к глубокому убеждению, что связь родитель - ребенок имеет огромное значение.

Вернувшись в Штаты, она изобрела лабораторный метод исследования, названный «Незнакомая ситуация». Во время эксперимента матери с ребенком помещались в комнату, где уже был незнакомый человек. Там они находились несколько минут, после чего мать оставляла ребенка и выходила из комнаты, снова возвращаясь спустя несколько минут. Исследователи внимательно наблюдали, как реагировали дети, выявив три очень стойких вида реакций.

1. Спокойный ребенок - плакал, пока матери не было, но легко успокаивался, когда она возвращалась.

2.Амбивалентный (противоречивый) ребенок - был подавлен, когда уходила мать, но злился и не мог успокоиться после ее возвращения.

3.Неконтактный ребенок - отворачивался и был безразличен к возвращению матери.

Неконтактные дети вызвали особый интерес и особую озабоченность. Они казались «изначально независимыми». Их матери, после наблюдения за ними дома, определялись как «назойливые, отвергающие, невнимательные». Неконтактные дети дома были хныкающими, прилипчивыми, испытывали большее душевное страдание при давлении на них. Они подавляли в себе ожидание материнской теплоты и вели себя так, словно их ничего не интересовало, но были очень подавлены.

Спокойные дети, напротив, проявляли больше «жизнерадостности, упорства, активности при обучении и меньше разочарования». Они «проявляли больше восторгов, они смеялись, улыбались и делились радостными чувствами с матерями». Крепкая и надежная связь с родителями отличала спокойных детей, напротив, неконтактные дети были лишены родительского тепла, и это проявлялось в их личности.

К сожалению, эти различия не исчезают со временем. Ученый по имени Сроуфе провел крупномасштабное изучение дошкольников, используя классификационную систему М. Айнсворт. Он выяснил, что спокойные дети в возрасте около пяти лет «самоуверенны, но не агрессивны, они более чуткие к другим, проявляют сострадание к расстроенным детям». Постоянная любовь, которую они ощущали, научила их самих любить. Однако неконтактные дети были намного мрачнее в школе. Они имели склонность «делать жертвами других детей, постоянно проявляли жестокость». Эти различия не исчезали на протяжении всего исследования начальной школы.

Еще об открытиях в Великобритании

Не все последствия нахождения детей в дошкольных воспитательных учреждениях отрицательны. Исследователи из «ЭОДО» в основном направляли свое внимание на группы трехлетних и пятилетних детей. Выяснилось, что у этих детей повышаются образовательные способности, в особенности у детей из так называемой группы риска и у детей из малообеспеченных семей. Хотя было замечено, что положительные результаты достигаются, если дети находятся в яслях не более 20 часов в неделю, и что нет дополнительной пользы при более длительном там пребывании.

В Великобритании существует много разных детских учреждений, и исследования показали, что результаты посещения их далеко не одинаковы. Частные сады — любимый выбор невольников, которые в основном хорошо зарабатывают и отправляют детей в ясли с самого раннего возраста — имеют самые низкие показатели во всех отношениях. Вот что сказано об этом в отчетах исследователей:

«Образовательные учреждения внутри государственного сектора обычно имеют более высокие показатели, чем частные учреждения. Государственные образовательные центры оцениваются „хорошо" и „отлично" местными социальными службами по контролю над детскими учреждениями. Частные детские сады постоянно имеют „минимальные/адекватные" показатели».

[Самые трудные дети, которых можно назвать хулиганами (их приблизительно 7 %), они дразнят и задевают других детей, — выходцы из частных садов.]

Наконец, исследования показали, что успехи в познавательной деятельности у детей дошкольных учреждений на самом деле присутствуют. Но когда в школу приходят дети, воспитывавшиеся дома, они успевают так же хорошо, как и дети, посещавшие детские сады. Их способность к обучению так же велика. Нет особых преимуществ у детей дошкольных учреждений, которых знакомили с процессом обучения и помогали овладевать школьными навыками, по сравнению с детьми, получившими домашнее воспитание, если в домашней обстановке те также освоили эти навыки.

Пенелопа Лич в общем охарактеризовала результаты исследований «ЭОДО» следующим образом:

«Политика правительства, направленная на поддержку детских воспитательных учреждений и игнорирующая другие способы ухода за детьми, крайне недальновидна. Да, в дальнейшем детям будет легче приобретать познавательные навыки, но они будут отставать в эмоциональном развитии. Курс на открытие возможно большего числа воспитательных детских учреждений противоречит тому, что было выявлено в ходе исследований».

Очень похоже на то, что правительство субсидировало исследования «ЭОДО» в надежде получить результаты, которые больше соответствовали бы его политике «все назад на работу», но... Освещение результатов исследований в прессе министром по детским делам Маргарет Ходж было высшим политическим пилотажем — отдавая должное правдивости исследований, министр ухитрилась преподнести все в выгодном свете.

«Тем из нас, кто переживает - или даже испытывает угрызения совести - из-за того что отправил ребенка в ясли в раннем возрасте, стоит задуматься над позитивными последствиями раннего образования с точки зрения социального и поведенческого развития, когда дети начинают посещать особенно эффективные школы, где и родители активно вовлечены в процесс детского обучения».

Несколько газет процитировали такие слова министра: «Никакого чувства вины». Но исследования выявили совершенно противоположные факты, когда дело касалось детей младше трех лет, и, к счастью, сами исследователи заявили об этом в полный голос.

В результате правительство подчинилось давлению экспертов по детскому развитию, отдав предпочтение родителям и приняв решение оплачивать более продолжительный отпуск по уходу за детьми, а не вкладывать деньги в ясли для детей младше двух лет. В действительности это решит проблему. Как было установлено в более развитых странах, чем Великобритания, гораздо выгоднее платить родителям за воспитание детей, чем педагогам с университетским образованием, которые должны работать с детьми в яслях для «достижения положительных результатов». Вот комментарий профессора Эдварда Мелуиша:

«Мы знаем, что результаты группового ухода намного хуже других видов ухода за детьми, например ухода няни у себя на дому. Для того чтобы повысить результаты группового ухода, необходимо содержать

высококвалифицированный штат по уходу за самыми маленькими детьми и при этом свести текучку кадров к минимуму. И то и другое очень дорого» (10).

Фактически, это почти невозможно. Нехватка кадров среди штата яслей составляет 30—40 %. Причиной тому является низкая заработная плата, слабая подготовка и невысокий статус работников. Британия тратит 0,3 % средств из валового внутреннего дохода на обеспечение первых лет жизни детей по сравнению с 2 % в Швеции. Другими словами, требуется увеличить расходы в 6 раз, чтобы достичь стандартов, которые шведские родители считают все равно недостаточными. Профессор Мелуиш рассказал в интервью:

«Стоимость содержания детей в яслях в возрасте от полутора до двух лет при качественном уходе довольно высока и сравнима с оплатой родителю отпуска по уходу за ребенком в течение двух лет. И до тех пор, пока вы не идете на компромисс с качеством, стоимость вложений в ясли для детей до двух лет сравнима с довольно щедрой оплатой отпуска по уходу за ними».

Он воспользовался шведской ситуацией, чтобы показать, какой выбор могли бы сделать родители Великобритании, если бы им позволили.

«Шведский случай очень показательный - у них были доступные и хорошо субсидируемые ясли с высоким качеством ухода за детьми. Ими широко пользовались в семидесятые и восьмидесятые годы, но в начале девяностых увеличился по времени оплачиваемый отпуск по уходу за детьми, и сейчас очень мало родителей прибегает к услугам яслей для детей младше полутора лет. Мамы и папы не хотят отдавать детей в ясли».

Самое важное открытие почти не упоминалось, потому что о нем не было сказано в отчете, но тем не менее это факт. Самое большее влияние на детское развитие оказывает то, как сильно родители любят своих детей и насколько они заинте-

ресованы в том, чтобы посвящать им как можно больше времени. А это не зависит от дохода, образования или социального положения. Вот что было сказано:

«Хотя социальное положение родителей и уровень их образования имеют отношение к результатам развития ребенка, качество домашней обстановки более важно, и оно непосредственно не зависит от социального положения или образовательного уровня матери. То, что родители делают, важнее того, кто они есть».

Можно сказать проще: «Любовь побеждает всегда». Или можно сказать, как политики: «Позаботьтесь о родителях детей младше трех лет, а они цозаботятся о своих детях».

Мэйделин Бантинг в своей статье в «Guardian» указала на нечто вопиющее — в яслях младенцы и дети, научившиеся ходить, были вынуждены учиться и добиваться своего ценой человеческого тепла. Она выразила это так:

«Двухлетним детям нужна возможность играть и общаться, а не правительственные пробные проекты о ясельном образовании. Не позволяйте навязчивой идее об экономическом образовании будущего превратить первые годы жизни ребенка в гонку за познавательными навыками. В первые три года жизни ребенка имеет абсолютное значение только эмоциональное, социальное и поведенческое развитие. Спокойные, счастливые и жизнерадостные дети легко усвоят все эти программы сортировки в будущем» (11).

Самый главный вывод исследования в том, что стремление правительства поместить всех двухлетних детей в ясли оказалось неправильным (гипотетически более подходящий возраст для этого — три года) и было явно вредным, если дети попадали в большие группы и не получали качественного ухода