ГЛАВА 10. ЭНЕРГИЧНЫЙ ВТОРОЙ ГОД.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 

Важность всех изменений, описанных в предыдущей главе, заключается в том, что они являются структурными: они активизируют отдельные участки детского мозга, которые отвечают за умения и выполнение определенных задач. Некоторые области нашего мозга «изначально оборудованы», то есть они активны при рождении. Но большая часть мозга «включается» постепенно. В этой главе мы разберем, как развиваются нужные участки детского мозга в нужное время и почему второй год жизни ребенка — самое время для ответственного воспитания, которое нельзя легкомысленно перекладывать на плечи постороннего человека.

Человек, как и любое другое животное, рыба или птица, имеет примитивную центральную часть мозга, помогающую нам выжить. Это наш наследственный мозг, называемый мозжечковой миндалиной (эпиталамус), который находится в центре головы и имеет форму шишки, напоминающей грецкий орех. Эта часть мозга является нашим «автопилотом», который включается в критический момент. Если мы услышим звук, напоминающий рык тигра, гуляя по лесу, нам больше не захочется наслаждаться природой. Наше тело испытывает неудержимое желание вернуться под защиту собственного автомобиля. Кора вашего головного мозга — ново­образование мозга — может подсказывать вам, что в Суррее нет тигров. Но тело не хочет этого слышать. Точно так же, если вы случайно касаетесь горячей плиты, то мозг не даст вам времени на размышления, и вы просто немедленно отдернете руку по его команде.

Однако люди — существа социальные, и им требуются навыки социального общения. Если кто-то в офисе по ошибке ест ваш пончик, у вас появляется желание — это работа эпи-таламуса — дать ему подзатыльник, хотя такое поведение не на руку вашей карьере. Таким образом, у нас развивается область мозга, называемая лобной долей (ЛД), которая напоминает толстый жгут прямо внутри нашего лба. ЛД становится все больше по мере развития у нас социального понимания, в особенности понимания того, чего нельзя делать.ЛД особенно подавляет импульсы к тем действиям, которые могут вызвать у нас дальнейшие неприятности. Например, сказать дорожным инспекторам, что мы о них думаем, или шлепнуть привлекательную девушку по попке, когда она проходит мимо, и так далее. ЛД нет у нас при рождении. Она развивается в возрасте между младенчеством и порой, когда ребенок уже научился ходить. Вот почему бесполезно сердиться на десятимесячного ребенка за то, что он плачет и балуется или не хочет есть. Ребенок не может отличить правильное от неправильного, ему просто нечем это сделать, и он не знает, как контролировать свое поведение. Вот почему мы можем только утихомирить ребенка в этом возрасте и переключить его внимание на что-либо, а не просто пресечь плохое поведение.

Развитие ЛД проходит в две стадии. У ребенка вызывает любовь голос, запах и прикосновения родителей или того человека, который постоянно заботится о нем. Просто чувствуя, слыша и обоняя, мозг ребенка стимулирует образование гормонов. Ребенок даже реагирует на подсознательные сигналы взрослого. Например, расширение зрачков у родителей показывает, что они счастливы и спокойны. Гормоны развития движутся к детскому мозгу, и, когда они достигают «строительной площадки» ЛД, они вызывают дальнейшее развитие мозговых контактов. Многие другие части мозга — с такими экзотическими названиями, как орбитофронтальная кора, гиппокамп (морской конек) и поясная извилина (борозда), — развиваются под воздействием положительных

эмоций, рождающихся из позитивного опыта. Существует такое понятие, как счастливый мозг, который запрограммирован на восприятие всего хорошего. И, естественно, существует и противоположное понятие — печальный мозг. Счаст- i ливый мозг более плотный, им воспринимается гораздо больше импульсов. Чем больше контактов, тем крепче мыслительная сила и тем больше способностей к счастливой жизни.

В период от шести месяцев до года лобная доля ребенка бурно растет. В этом возрасте ребенок начинает четко осознавать, кто его родители, проявляет больше беспокойства в присутствии незнакомых людей. Ребенок более возбуждается при новых играх и выражает больше радости при освоении новых умений (например, когда учится ходить и говорить свои первые слова). Это возраст, когда любовь родителей нужна детям как воздух. Весь первый год — как чудо: словно ребенок распаковывает чемодан своего жизненного потенциала и раскладывает все по своим местам. Его мозг увеличивается вдвое в размерах. Он больше никогда в жизни не будет развиваться так же быстро. Поэтому так жизненно необходимы детям положительные эмоции.

Второй год не менее проблемный, чем первый

На втором году жизни, когда ДД «инсталлирована», можно начинать обучать ребенка самоконтролю — функции, которую лобная доля и выполняет. Проще говоря, в первый год мы учимся любить, на втором году мы познаем, как держать себя в руках. Процесс осуществляется таким образом: внезапное или пугающее событие — громкий шум, нахмуренное лицо — сообщает эпиталамусу: «Осторожно, опасность!» А лобная доля говорит: «Спокойно, без паники и без драк. Это просто папина ударная установка». Эпиталамус может подстрекать: «Отними игрушку, схвати того ребенка за волосы, разорви программу ТВ». А лобная доля предупреждает: «Не очень хорошая идея. Маме не понравилось бы».

Кора головного мозга справляется с этим удивительным образом. Сейчас она обладает способностью к воссозданию визуальных образов, поэтому и пользуется визуальными методами самоконтроля. Мы уже знаем, как дети запоминают лица. Если мать или отец наказывают ребенка, просто делая голос строже, чтобы привлечь внимание малыша, а потом хмурят лицо, ребенок, увидев хмурое выражение, сразу чувствует себя хуже: человек, который любит его, не рад, поэтому ребенок переживает временное чувство вины или стыда и обычно пытается улучшить положение вещей, изменив свое поведение.

Как только родитель почувствует удовлетворение оттого, что ребенок понял суть проблемы, его лицо снова выражает любовь, и ребенок успокаивается. Как уже говорилось, ребенок запоминает выражение лица родителя, не одобряющего его действий, словно цифровой фотоаппарат. (При помощи ЯМР можно видеть вспыхивающую активность в мозге ребенка.) Позднее ребенок использует визуальную память, чтобы удержаться и не утащить пирожное, пока не видит никто из взрослых, или не оторвать листочки с комнатного растения или не влезть на телевизор, когда его буквально на минуту оставили одного. Так рождается совесть. Лобная доля — это как раз ее «родина», а кора учится, как иметь с ней дело, только посредством нежных, но в то же время твердых ограничений со стороны горячо любящих взрослых, чьего не одобряющего выражения лица достаточно, чтобы ребенок изменил свое поведение. Это не происходит сразу — пирожное может быть слишком соблазнительным — очень часто этому предшествует длительная борьба, но именно так у ребенка воспитывается самодисциплина, до тех пор пока он не станет достаточно взрослым, чтобы иметь собственное представление о плохом и хорошем (обычно в подростковом возрасте).

Для всего этого необходимы два условия. До тех пор пока ребенок не будет испытывать сильное чувство любви и доверие к взрослому, тогда неодобрение со стороны этого взрос-

лого не будет иметь никакого значения. Родителю придется прибегать к наказаниям, чтобы призвать ребенка к порядку. Воспитывающий ребенка взрослый должен суметь установить границы, показать ребенку «обратную связь», чтобы тот мог практиковать внутреннюю способность сдерживать импульсы и потребности. Если же взрослый не обеспечит любящих и крепких взаимоотношений и не выразит желания быть достаточно твердым в соответствующей обстановке, тогда ребенок будет продолжать следовать своим импульсам, а мы получим трехлетнего и четырехлетнего сорванца, который бьет, обижает, отнимает, ворует, лжет и не слушается! Это — агрессия и непослушание — и есть то, что оказалось проблемой детей, слишком рано и на слишком долгое время отправленных в ясли. Воспитатель, который не имеет эмоционального значения для ребенка, не будет восприниматься им как источник совести.

Ребенок, которому недостает этой комбинации любви и ограничений, возможно, будет поступать правильно из-за страха быть наказанным, но он не усвоит, что хорошо, а что плохо. Все дети некоторое время могут действовать исподтишка и лукавить. Но ребенок, которым руководит не любящий воспитатель, а только безразличный и резкий, не научится самоконтролю. Он будет лишь притворяться хорошим и манипулировать ситуацией. Такие дети вырастают очаровательными «актерами», а не сопереживающими, чуткими людьми и достойными членами общества.