Глава 1 СПЛОШНЫЕ НЕРВЫ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 

Невротические реакции — как определить и что делать

Надо сказать, к последнему, выпускному классу музыкальной школы пианино дочери изрядно поднадоело, а тут весна, подружки и... большой академический концерт.

Дочь хоть и поскуливала, хоть и твердила, чтоуж-ж-жасно не хочется выступать, но готовилась старательно и упорно. И — надо же такому случиться! — перед самым концертом она окончательно зарепетировалась и... «переиграла» руку. Да так, что пришлось накладывать гипс. Печальный случай? Ничего подобного! Из медкабинета она вышла бледная, но страшно довольная: «Концерт отменяется. Ура-а-а-а!»

Как часто дети жалуются перед грядущей контрольной, что «голова страшно разболелась», или что «схватило живот», или температура поднялась. И в самом деле, и «хватает», и под нимается, и болит — это организм так реагирует на излишние переживания и волнения. У иных доходит до абсурда. Я знаю одну девушку, для которой посетить библиотеку стало настоящей проблемой: только войдёт — тут же вынуждена мчаться, извините, в туалет. Причём сначала, как она вспоминает, такая странная реакция была лишь на библиотеку школьную, а потом, в студенческие годы, распространилась и на все остальные. 

Если у вашего ребёнка час от часу возникает (а тем более повторяется) нечто подобное — самое время насторожиться.

Факт. В нашей стране за последние десять лет уровень развития психических заболеваний вырос в полтора раза. Это в целом. А среди детей и подростков показатели ещё более ужасающи — в два с половиной раза!

Исходная причина? Вполне вероятно, что психическая травма или соматическое заболевание. Это они вызывают невротические реакции и усиленно «давят» на психику. И психика не выдерживает.

Что такое невротические реакции? Это психогенные расстройства, которые появляются из-за ссор, конфликтов, «загрызающего» чувства одиночества, каких-либо страхов. Невротическая реакция легко возникает из-за пережитого печального или страшного для человека события. Спровоцировать её могут и разные заболевания — «благодаря» тем переживаниям, которые с этой болезнью связаны. Подталкивает к ним и напряжённый ритм современной жизни. И школьные нагрузки, увы. И всё чаще они обнаруживаются у самых незащищённых — у наших детей.

Но вот вопрос: а кто задаёт детям этот самый напряжённый ритм? Уж не мы ли сами?

ТЕСТ Проверьте нервы

Проверьте, не страдает ли ваш школьник (да и не школьник тоже) невротической реакцией. Есть ли у него какие-то из этих признаков? Ответьте «да» или «нет».

В плохом настроении ваш ребёнок пребывает куда чаще, чем в хорошем.

У вас создаётся ощущение, что он/она чего-то опасается.

Стал очень дёрганым, слова ни скажи, чуть что — сразу в слёзы или в крик.

Ничем не может заняться самостоятельно, а просто ходит по пятам и ноет: «Мне ску-учно!»

Такое впечатление, что вечно чем-то угнетён или встревожен (причём непонятно чем).

Стал рассеянным, вечно что-то теряет и забывает.

Ребёнок быстро устаёт, а раньше за то же время мог переделать куда больше дел — и ничего.

Часто плачет (или ноет) без каких-то особых причин.

Спит плохо, беспокойно.

Снятся кошмары, жалуется на плохие сны.

Часто жалуется на скуку и однообразие, говорит, что «всё надоело».

Очень плохой аппетит.

Вечно расстраивается по пустякам (даже когда расстраиваться не из-за чего).

Наотрез отказывается оставаться один, даже в своей комнате.

Появилась дурная привычка (например, шмыгать носом, часто облизывать губы, покашливать).

Замечали, что подёргивает головой или приподнимает плечи.

Голова всё" время как бы втянута в плечи (или плечи приподняты и надо напоминать, чтоб отпустил).

Какое-то странное «притормаживание» речи, словно ребёнку трудно произносить определённые звуки, а то и слова.

Когда торопится, начинает «проглатывать» звуки, словно каша во рту.

Когда волнуется, начинает заикаться.

Иногда случаются и более неприятные явления: недержание мочи, кала.

По количеству положительных ответов можно судить о степени риска, которому сейчас подвергается психика ребёнка.

Психологи считают, что невротические реакции появляются у ребёнка в основном по двум причинам: от давления и от испуга.

Высокое напряжение

Под давлением подразумевается, конечно, не медицинский термин, а давление в буквальном смысле — давление обстоятельств. Обстоятельства бывают разные, а результат один: ребёнок ощущает себя под прессом.

Отчего случается такое?

Вариант первый: мамы/папы слишком увлеклись воспитательным процессом. Родители деятельно прививают детям навыки культурного поведения... и в результате постоянно твердят «нельзя!». Нельзя шуметь, нельзя туда-сюда залазить (бегать, прыгать, ходить), нельзя громко чавкать и пить чай из блюдечка, дружить с этими ребятами, и т. д., и т. п. Маленькому человеку (да и немаленькому тоже) постоянно приходится держать себя настороже: а не сотворил ли я чего-то недозволенного, а если сотворил, как изловчиться, чтоб они (то есть родители) не заметили, — и это постоянное напряжение выливается в те самые невротические реакции.

Вариант второй: случается с теми детьми, чьи родители стремятся во что бы то ни стало сделать из наследника «супердевочку/супермальчика» — особого ребёнка.

Они постоянно трудятся над совершенствованием своего чада: деятельно занимаются ранним развитием, отдают в разные кружки и секции, неустанно пекутся о его одарённости и о творческом начале. В результате у ребёнка фактически не остаётся времени на то, чтоб просто расслабиться и заняться своими нормальными детскими делами: играть, общаться с друзьями, копаться в своём уголке и мечтать о своём, сокровенном, расти и развиваться в том темпе, который удобен и естествен для него. Жизнь такого ребёнка превращается в сплошную гонку и подгонку, и слова «ты должен» становятся определяющими.

Один мой знакомый мальчик чуть ли не с пелёнок был вовлечён в активную кружковую деятельность, развивался-обучался массой специалистов. До поры до времени всё шло хорошо. Но вот он стал первоклассником. Резко увеличилась нагрузка, занятость, ответственность, а доза «развития» (два раза в неделю — кружок, один — секция плюс музыкальная школа) осталась та же. Месяца через полтора такого удовольствия у ребёнка задёргался правый глаз. Мама, конечно, заволновалась, сводила ребёнка к окулисту, тот зрение проверил — всё в норме. Врач посоветовал попить успокоительные чаи, попринимать расслабляющие ванны. Так и сделали — и веко дёргаться перестало... Но вот вопрос: надолго это? Стрессовая-то ситуация не делась никуда. Если нагрузки остались прежними, то есть огромными, если давление на ребёнка не уменьшится — жди очередного сюрприза. Очередная невротическая реакция не заставит себя долго ждать.

Коварство невротических реакций в том, что разглядишь их не сразу. Кажется, что это просто детская вредность или дурная привычка — привычка шмыгать носом, привычка вжимать голову в плечи, привычка подхныкивать без видимых причин...

Но это не привычки, это болезненная реакция организма, который таким образом показывает: всё, больше не могу, помогите! Как часто родители не слышат этот «крик» — и все силы направляют на устранение «вредных последствий», не обращая внимания на то, что породило их.

Многие «плохие привычки» ребёнка — невротическая реакция его организма на стресс.

Так что ребёнка надо не одёргивать (не поможет, только хуже станет), а лечить.

Испуг — ещё одна популярная причина возникновения невротической реакции.

Вообще-то дети пугаются часто, и ничего в этом страшного нет: мы дрожим от холода, когда замёрзли, так организм защищается от переохлаждения, согреется — и всё придёт в норму. Так и тут. Испугался человек — нервная система «задрожала», а чтобы «дрожь» прошла — надо «согреться», вот и всё. Но зачастую повод, что довёл ребёнка до нервной дрожи, нам кажется незначительным — и мы пропускаем первые симптомы. А вот когда родители вовремя не отреагируют, не заметят и не помогут ребёнку прийти в себя, внутренне успокоиться и собраться — тут и начинаются проблемы.

Как-то после каникул Маша, отличница-третьеклассница, вдруг (ни с того ни с сего!) объявила, что спать одна в своей комнате ни за какие коврижки не желает. На все «почему?» и «что случилось?» ничего вразумительного сказать не могла, а только твердила «боюсь, боюсь». Пару ночей девочке позволили спать в родительской спальне, а потом, посчитав её жалобы за капризы, всё-таки отправили обратно — в свою. И моментально получили полный комплект ночных удовольствий: слёзы во сне, метанья и крики, потные руки и лоб... Но больше всего маму испугал дочкин блуждающий взгляд, когда та, полупроснувшись, вся во власти каких-то своих переживаний, словно не узнавала её. Когда на следующую и на следующую ночь то же самое повторилось, родители помчались к психологу. И правильно сделали. Свеженькие испуги легче и обнаружить, и усмирить. Выяснилось, что во всех кошмарах есть два повторяющихся момента: паника и огонь. Через такие знаковые образы уже не трудно было докопаться до сути: летом ребёнок видел пожар, видел собственными глазами, как горел сарай в соседнем дворе и как суетились люди, когда гасили его. Ребёнок слышал разговоры о каком-то поджоге и о том, что бы могло случиться, если бы вовремя не спохватились. Богатое детское воображение дорисовало всё остальное. И девочке стало страшно. И страх «записался» в подсознании и притаился там. До поры до времени. А школьная нагрузка выступила катализатором и выпустила этот страх наружу.

У детей много поводов испугаться, и они пугаются часто, но одним это легко «сходит с рук», у других испуг словно впечатывается в подсознание; он словно затаился внутри, сидит там и потихоньку обрастает новыми страхами. Причём они, эти новенькие страхи, могут появиться буквально из ничего. Просто встревоженная психика ребёнка найдёт что-то сходное между «тем» и «этим». «Тем», что когда-то породило испуг, и «этим» — что происходит с человеком сейчас. (Сработает какая-то ассоциация, что-то напомнит.) Та же девочка, испугавшаяся пожара, вполне могла бы начать бояться громких звуков, яркого пламени костра, потом и вообще всего «краснеющего» — вплоть до красного сигнала светофора. Если бы мама и папа не спохватились и не приняли срочные меры.

Никто не застрахован от неприятностей, никто не застрахован от бурного реагирования на них, от стрессов и переживаний тоже никто не застрахован. Они и были, и будут, ведь от всего в мире защитить ребёнка нельзя. Как нельзя защитить от самой жизни. В идеале должно быть так: чем дальше (во времени) источник невротической реакции — тем человеку лучше; всё проходит, и она пройдёт. Но так будет, если не подпитывать её исподволь, если убрать (ликвидировать) источник, из которого она зародилась. И если очередной стресс не добавится к предыдущему.

Самое главное — вовремя заметить нетипичное поведение ребёнка и вовремя отреагировать на него.

Что делать?

Вы заметили, что у вашего ребёнка невротическая реакция на... на что? Вот это-то вам и предстоит определить.

Это не так и трудно, если внимательно прислушиваться к тому, о чём говорит, что рассказывает ребёнок. Мы много говорим сами, хвалим и ругаем, наставляем и обучаем, делимся опытом и советуем, советуем, советуем... И плохо слушаем своих детей.

Нам, обременённым взрослыми заботами, детские проблемы подчас кажутся такими наивными, такими пустяковыми! Ну подумаешь, сын расстроен, что друг его Петька подставил подножку или «коллега по парте» не дал на контрольной списать; или дочку прямо при всех одноклассниках назвали «наглой особой» — и все над нею смеялись; или кто-то стащил из портфеля линейку и бутерброд у вашего первоклашки... А между тем такие мелкие (с нашей точки зрения) происшествия могут так же жёстко заставить страдать ребёнка, как начальник, который лишил вас премиальных, а вы не понимаете — за что?!

Вслушивайтесь в то, что говорит вам ребёнок, и не принимайте его подчас наивные искренние рассказы за пустяки — и вы вычлените, выделите из этого потока слов ту проблему, которая так негативно на него повлияла.

ПРАКТИКУМ

Мелкие неприятности

Вам будет гораздо легче понять своего ребёнка, и замечать, и не высмеивать его «пустяки», если вы вспомните себя. В детстве. И те проблемы, которые вас волновали, и те эмоции, которые обуревали вас.

Это упражнение поможет вам понять и почувствовать, что даже мелкие детские переживания не так мелки, как вам кажется. И способны порою оставить очень глубокий след.

В свободное время возьмите чистый лист бумаги (или сядьте за компьютер, если неразлучны с ним) и напишите заголовок: «Мои детские страдания» («Из-за чего я страдала в детстве»). И под номером 1 напишите первое, что вам вспомнится, — любое происшествие из детства, которое выбило вас тогда из колеи. Потом поставьте номер 2.

И снова запишите то, что всплыло в памяти: как вы переживали из-за... из-за чего? Потом поставьте номер 3, 4, 5 — сколько вспомните. Ничего не надо описывать подробно — ваши эмоции допишут за вас. Просто вспоминайте и перечисляйте. Даже если вначале дело будет двигаться со скрипом — не останавливайтесь. В какой-то момент масса давно забытых событий и переживаний встанет в очередь, обрушится на вас со всех сторон. И памятью, и чувствами вы будете уходить всё дальше и дальше — в самые давние дни детства. Вы сами удивитесь, какие, казалось бы, незначительные, мелкие события заставляли вас страдать и переживать. А теперь подумайте вот о чём: ваш ребёнок так же остро страдает и переживает из-за каких-то «мелочей».

Когда мы сами эмоционально возвращаемся в детство, нам легче понять и своих детей. Нам легче тогда разобраться, что их тревожит и что выбивает из колеи. А значит, мы не пропустим опасных симптомов, мы заметим любую невротическую реакцию и сможем выявить ту причину, которая породила её.

Впрочем, надеяться только на детские рассказы не стоит. Не всегда, к сожалению, ребёнок может озвучить то, что задело его за живое, то, что заставило его страдать.

Потому что, бывает, и сам не в силах понять, что происходит с ним, что тревожит его и мучит. Дело в том, что событие, которое вызвало тот или иной дискомфорт, у маленьких детей быстро выветривается из головы. (Остаются только последствия в виде немотивированных капризов и невротических реакций.) А старшие дети если и помнят, то часто стесняются по тем или иным причинам сказать родителям правду.

Так что приставать и спрашивать «что случилось?» — дело хлопотное, а иногда и вовсе бесперспективное. Тогда стоит действовать по-другому.

Как определить, из-за чего возник страх, испуг, нервное напряжение?

Вспомните:

что изменилось в жизни ребёнка (пошёл в первый класс, начал посещать секцию, друг переехал в другой город);

что новенького или непривычного недавно случилось с ним (вечером сидел дома один — и вдруг погас свет? или получил от вас грандиозный нагоняй и теперь чувствует себя виноватым? или в школе с ним обошлись несправедливо?);

расспросите тех, кто был (бывает) вместе с вашим ребёнком, о том же.

Посмотрите:

понаблюдайте за детскими играми (в игре дети себя не контролируют и могут легко «проговориться»);

окиньте внимательным взглядом его целиком — от макушки до пяток, так, как будто видите в первый раз;

обратите внимание на мимику, жесты, позу, выражение глаз — невербальный язык говорит иногда больше, чем целые речи.

Послушайте:

прислушайтесь к детским разговорам: что рассказывает ребёнок вам, о чём говорит с друзьями (по телефону, например);

прислушайтесь к вопросам, которые он вам задаёт. Если повторяется один и тот же мотив (даже в разных вариациях) — вполне вероятно, что это послужило толчком, первопричиной, вызвавшей цепную реакцию переживаний.

Подумайте:

обратите внимание на то, что снится ребёнку, проанализируйте сны — часто во сне в иносказательной форме проявляется то, что ребёнка испугало или доконало;

подумайте, есть ли темы, обсуждение которых ваш ребёнок упорно избегает (а вдруг это та самая больная мозоль, которую берегут?);

возможно, ситуация, в которую попал ребёнок, совпала с пиковым периодом какого-то возрастного страха — сопоставьте и сделайте выводы (о возрастных страхах читайте в нашей книге «Без опасности: От рождения до школы»).

Итак, вы узнали. А дальше что?

Одна из самых распространенных родительских ошибок — это узнать, что случилось, но посчитать это событие сущей мелочью.

Однако бывает, что такая мелочь определяет характер и судьбу молодого человека. Многие из тех, кто, например, заикается, в детстве испугались сущего пустяка, который и особой-то угрозы для жизни не представлял, — машины, промчавшейся рядом, грозы, бушевавшей на другом конце города. Такое «несерьёзное» событие может стать просто последней каплей, а на самом деле что-то в душе ребёнка копилось, и копилось давно.

Вот рассказ одной знакомой мамы. Её дочка давно выросла, и событие это — из далёкого прошлого, но она помнит его «как вчера»:

«Дочке тогда было семь с половиной лет. Ей должны были делать операцию аппендицита. И вот когда мы пошли на приём к врачу, с нами увязалась её подружка. Сначала я подумала, что для моральной поддержки. Но пока дочку осматривал врач, подружка эта стала жаловаться, что у неё тоже страшно болит живот. Я посмотрела: лицо бледное, страдальческие глаза — и к доктору, бегом. И представляете — никакого аппендицита, одна симуляция. Да такая ловкая, что даже хирург сразу не смог разобраться, чуть тоже в больницу не уложили. Вот до сих пор не пойму, зачем ей захотелось под нож? Странные эти дети...»

А ведь на самом деле всё очень просто. Не под нож девочке захотелось, ей хотелось особого внимания к себе, и заботы, и чтоб кто-то погладил её по головке, и принёс передачку в палату, и рядом потом посидел.

Невротические симптомы и некоторые другие проявления эмоциональной нестабильности часто воспринимаются взрослыми как капризы, вредность, дурное поведение — недовоспитанность. И опасны, по сути, не сами реакции, а несерьёзное (небрежное, а то и легкомысленное) отношение родителей к ним.

Детей, у которых отмечаются неблагоприятные симптомы, конечно, необходимо лечить. Это вопрос их душевного здоровья, эмоциональной безопасности. Ведь от душевного состояния ребёнка напрямую зависит скорость его реакции, ясность мысли и то, сможет ли он в экстремальной ситуации собраться с духом и постоять за себя.

Внешняя безопасность человека всегда зависит от того, что у него внутри. Нельзя ребёнка оставлять наедине с его проблемами, даже если на первый взгляд они выглядят пустяковыми и не стоящими внимания. («Да выкинь ты это из головы!» — вы не говорите так своим детям?) У детей иной мир, иные интересы, и то, что в вашем мире не значит ничего, для ребёнка может оказаться очень и очень серьёзным.

Что лечит

Официальная схема лечения примерно такова. Родителям, у чьих детей.отмечаются упорные невротические жалобы, надо обратиться к педиатру, невропатологу, и, если понадобится, эти врачи направят ребёнка к другим специалистам (детскому психиатру, психологу), будет назначен необходимый курс.

Лечение невротических состояний должно быть комплексным.

Составляющие этого комплекса: психотерапия, медикаментозная терапия, а в ряде случаев — физиотерапия.

Понятно, что медикаментозная терапия назначается индивидуально каждому ребёнку (и только врачом). Кому-то хватает препаратов растительного происхождения (той же валерианы, мяты перечной или лимонной, зверобоя или пустырника, пассифлоры или мелиссы лимонной). Кому-то необходимо более серьёзное и длительное лечение.

Но всё-таки, как бы ребёнка ни лечили, какие бы процедуры вы ни проходили с ним, главная составляющая этого комплекса (о чём врачи говорят почему-то редко) — правильное поведение родителей. Отношение к своему ребёнку и — бдительность.

Врачи привыкли лечить лекарствами, и потому те и будут вам предписаны — когда невротические симптомы налицо. К сожалению, случается и такое: ребёнку вдруг назначают весьма крутой медикаментозный курс. И не всегда обоснованно.

Одна знакомая мама рассказывала нам, как её сыну, которого она срочно привела к врачу после того, как он ночь побродил по квартире (снохождение, которое не редкость в пору гормональной перестройки организма), с ходу выписали лекарства из списка «А» — сразу, без дополнительных обследований. А когда мама засомневалась, а не слишком ли силён препарат, медик спросил: «Так что, вам выписывать его или нет?! Решайте быстрее...»

Мы говорим об этом не затем, чтобы раскритиковать отечественную медицину, нет. Мы просто хотим обратить ваше внимание: люди, в том числе и врачи, бывают разные. По большому счёту, здоровье вашего ребёнка в ваших руках. Будьте бдительны, лечение ребёнка — это как раз тот случай, когда лучше семь раз отмерить...

Обращайтесь к врачам. НО! — не доверяйте слепо. Если есть хоть малейшее сомнение, консультируйтесь у разных специалистов, соберите консилиум, выясните все тонкости воздействия препаратов. Следите, что за медикаменты вы даёте и как даёте, следите за тем, как «поднимать» и «опускать» дозы, следите за состоянием ребёнка. Одну мою знакомую маму лечащий эскулап забыл предупредить, что дозы неких сильнодействующих таблеток, предписанных её сыну, надо снижать постепенно, в течение двух недель. В результате у подростка начались судороги. «Что же вы, сами не знали?» — упрекнул он перепуганную маму, когда они с сыном в очередной раз предстали перед его очами. И это единственное, что они услышали от врача.

Но есть один рецепт. Он до наивности прост. Он помогает даже в самых запущенных случаях, даже тогда, когда родители, перепробовав кучу курсов и обойдя массу врачей, уже почти отчаялись. Если «ничего не помогает», значит, не задействован самый главный для душевного здоровья фактор: ваша безусловная любовь.

Помните девочку, которая симулировала воспаление аппендицита? А ведь ей тогда на самом деле стало нехорошо. По странному стечению обстоятельств с ней, теперь уже совсем взрослой, я оказалась знакома. «Конечно, брошенной я не была, мы жили хорошо, богато — как говорили тогда. По — ух, кик я завидовала Алке! Ее мама дома сидела, а мои работали день и ночь. Вот, думаю, буду лежать вся в бинтах, мама прибежит и про все дела забудет. А потом поедем в санаторий, в поезд сядем, будем разговаривать, разговаривать... Нет, вы не подумайте, ко мне родители очень хорошо относились... По я всё равно завидовала. Знаете, у меня внутри такая тоска была, ну так, временами. А потом? Потом подросла, компания хорошая появилась, и как-то всё само прошло. Аппендицит? Самое смешное, что в четвёртом классе в самом деле операцию пришлось делать: как напророчила».

В сущности, каждый из нас, оглянувшись на прошлое, может вспомнить нечто подобное — какой-то момент, когда он чувствовал себя совершенно беззащитным, одиноким, заброшенным маленьким существом. И пусть эта «заброшенность» на самом деле существовала только в нашем воображении — от этого было не легче. Потому что каждому ребёнку важно ощущать родительскую любовь. Не на словах, а на деле, в поддержке, в понимании, в участии, в том, что уверенность есть: как бы ни были взрослые заняты, они всегда (всегда!) найдут для меня время. И смогут отстраниться от своих очень важных, очень взрослых дел — и не упрекнут, и не станут искать сто одно объяснение про то, как они заняты, и не будут твердить «подожди»... Когда я буду очень нуждаться в них.

А как понять, что ребёнок нуждается, что сейчас, вот сейчас ему трудно без вас обойтись? Что это не капризы и не приставание просто так, а предел, за которым начнутся проблемы?

Понять и не ошибиться вы сможете только тогда, когда ваша любовь к ребёнку безусловна. Когда вы любите просто так — за то, что он есть, а не за то, что он чему-то (вашим требованиям, запросам — условиям) соответствует. Не только тогда, когда оправдывает ваши надежды. Когда не доставляет хлопот и слушается. Когда победил в школьной олимпиаде. Когда он не такой, какой есть, а такой, каким вы хотите его видеть.

И даже не важно, что это не совсем так, что ребёнок слегка заблуждается, сомневаясь в вашей любви. Главное — он сам верит в это; ребёнок верит, что вы его любите не всегда. Любите «порционно», когда он соответствует вашим ожиданиям.

Бы можете делать для ребёнка много-много, вы можете делать всё-всё-всё: осыпать игрушками и одеждой, отдавать в самые престижные школы, возить за тридевять земель в сказочные страны, а ребёнок всё равно будет чувствовать себя обделённым. Если невроз не проходит, если проявляется то так, то этак, если стрессовая ситуация налицо — значит, вы не сделали самого главного. Потому что главное лекарство — любовь.

Ваша безусловная любовь. Это дар и это лекарство, и главный рецепт, это тот целебный воздух, которым мы дышим, та атмосфера, которая защищает и даёт возможность человеку правильно развиваться, расти. Сначала — она, а всё остальное — потом.

Алгоритм действий:

1. Успокойтесь (успокойте себя). Не стоит бояться, паниковать, если у ребёнка обнаружились подозрительные симптомы. (Без них в наше время не обходится фактически никто.) Многие родители долго вообще ничего не замечают: ну шмыгает носом, ну и что... А вы — заметили. Вы — молодец, потому что смогли обнаружить неполадки.

2. Выясните причину. Отчего и когда это с ним началось. Трудно определить самостоятельно? Обращайтесь к специалистам. Вы теперь знаете, отчего и когда? Вы — молодец, потому что сохраняете с ним контакт.

3. Помогите ребёнку освободиться от этого зажатого состояния, негатива и вредных эмоций. Продумайте совместную систему действий. Какой бы специалист вам с ребёнком ни помогал, без вашего участия ему не обойтись. Продумали систему действий? Начали работать? Вы — молодей, потому что не переадресовываете проблему, а совместно со специалистами решаете её.

Найдите время для ребёнка. Время, которое вы проведёте вместе — и ничто не будет вас отвлекать. Пусть у вас будут какие-то лично ваши, совместные занятия — рыбалка или вечернее мытьё посуды, субботние походы в кино или чтение вслух перед сном. Вы — молодец, потому что не жалеете времени на него, не прикрываетесь взрослыми делами.

Пересмотрите нагрузки, которым подвергается ваш ребёнок. Правильно распределите их. Посоветуйтесь, поговорите, расспросите, что ваш наследник/наследница хочет, что нравится в первую очередь ей/ему (а не вам). Изменили? Дали возможность юному человеку заняться тем, что ему по душе? Вы — молодец, потому что умеете думать не за ребёнка, а вместе с ним.

Все это и есть проявление вашей безусловной любви к ребёнку. И складывается она из таких, казалось бы, мелочей, которые называются вниманием, участием и заботой. И эти «мелочи» исцеляют.

Без паники

«Мам, посмотри, насморк у меня прошёл! Одна чихота осталась!»

Не стоит ударяться в панику, если вдруг обнаружили у ребёнка ту или иную форму невротической реакции. (Без них не обходится фактически никто.) Стресс — он даже полезен. Это тренировка, это закалка на будущее, это, если хотите, школа, в которой жизнь обучает нас. А невротические реакции, считайте, подсказка разумной природы, которая помогает вам его (стрессовое состояние) обнаружить.

Главное — заметить и понять: что случилось, отчего случилось, почему случилось.

Затем — отыграть, то есть дать выплеснуться этому напряжению, снять камень с души.

И обязательно разгрузить. Разумно организовать время (своё и ребёнка), так, чтобы хватало его и для отдыха, и для спокойных разговоров.

Кстати, нагрузки могут быть не только физические (вечная занятость, например), но и эмоциональные (вечное напряжение). Последние особо важно снять.

Можно сетовать и страдать из-за «неправильного» поведения — своего или ребёнка. А можно изменить то, что вы в состоянии сделать и изменить. В семье ребёнок находит опору. Семья — это оплот, крепость, надёжный тыл и тихая гавань, где можно прийти в себя, и отдышаться, и зализать свои раны. И если юный человек знает, что здесь (здесь!) его поддержат и поймут, дадут нагоняй и — простят, и будут судить не его, а тот глупый поступок, который он совершил, и защитят, и помогут разобраться там, где одному невмочь, — вот тогда и окружение, и стрессы, и перегрузки не наложат на ребёнка свою фатальную печать. Это и будет истинная забота о безопасности наших, таких беспокойных и таких единственно-неповторимых девочек и мальчиков — наших детей.

ПРАКТИКУМ

Помогите ребёнку расслабиться

Есть множество разных способов помочь ребёнку прийти в себя — снять накопившееся напряжение, расслабиться, спастись от стресса. Неплохо, если дети сами будут знать несколько простых приёмов, но если почему-то они пока не хотят (или не готовы) обучаться — не расстраивайтесь, а просто примите меры. Со временем, убедившись, как это здорово: уметь взять себя в руки, самому контролировать своё состояние, стать хозяином своих эмоций, а не их рабом, юный человек непременно захочет освоить их сам. Вот для начала несколько упражнений. Впрочем, их-то и упражнениями назвать нельзя, так они просты. Попробуйте по возможности все, там будет видно, что больше понравится вашему ребёнку и вам.

1. Сейчас продаются прелестные бутылочки с питьевой водой. Сверху на них — этакая пробочка, похожая на соску, приподнимешь — и пьёшь. Незатейливое изобретение наших промышленников попадает в самое «яблочко». Когда мы первый раз вручили девице трёх с половиной лет такую бутылочку, она насторожилась: уж не принимаем ли мы её за малявку. А потом, увидев, с каким удовольствием посасывает из «сосочки» водичку её дядя — отрок 16 лет, тоже «снизошла» и осталась страшно довольна. Когда нам не по себе (мы напряжены, расстроены и т. п.), мы часто инстинктивно ищем защиты и «ныряем» в своё детство. Тогда нам было удобно и спокойно, нас опекали и мы чувствовали себя в безопасности. Повторяя действия из раннего детства (в данном случае — сосание), мы возрождаем в себе эти эмоции — и расслабляемся. Поэтому многие дети в стрессовой ситуации сосут палец, а взрослые — сигареты, но это уже извращённый инстинкт.

2.         Вы, наверное, сохранили самые-самые любимые иг рушки и игры своего ребёнка. Храните, не выбрасы вайте их. Когда человек напряжён, ему надо отвлечься. Переключиться. Заняться чем-то простым и незатейливым. Нет лучше способа, чем вернуть его (эмоционально) в то время, когда весь мир вращался вокруг него. И на первый же зов (мне плохо, помоги, утешь меня!) прибегала мама; тогда можно было не опасаться, можно было посопеть/ похныкать/поскулить. Игрушки и старые игры возвращают и возрождают эту добрую память.

Мы у себя дома до сих пор храним детали «лего» — страстное детское увлечение сына. Теперь он им не интересуется, но... но, если наткнётся (если плохое настроение), перебирает, какими-то замедленными движениями вытаскивает то одну деталь, то другую и... начинает строить. И тогда даже со спины видно, как потихоньку скатываются с него неприятности, как они отдаляются, отдаляются, отдаляются... Наборы кукольных платьиц, когда-то вырезанных из бумаги, уведут вашу дочку в мир давних, полузабытых чувств... И динозаврик, с которым она когда-то спала в обнимку, поможет ей выспаться и сегодня. Просто найдите, откройте, оставьте рядом. И не пытайте вопросами (если не может, не хочет, не в силах пока отвечать). Вопросы, ответы, советы — потом. А сначала — помогите вернуться в раннее детство. А память чувств вернёт его/её к вам.

3.         Утешительное занятие. Приготовьте любимое блюдо дочки/сына (то, которое любит с дошкольного детства). Любимые запахи часто спасают от душевного разлада. А если вы привыкли делать эту вкусную штучку вместе — ещё лучше. Где общее дело — там общий разговор. Кстати, пока ваш ребёнок маленький — готовьтесь к будущему: заводите совместные приятные ритуалы. Тогда в момент душевного разлада вы сможете, как фокусник из рукава, извлечь свою «утешалку».

4.         Как-то сидела я в гостях у подруги, она нервничала («опять у него неприятности!»), я успокаивала, и вдруг раздалось такое мощное завывание, что я подпрыгнула от неожидан ности. А подруга заулыбалась: «Я называю это «волчья песня», — кивнула она на комнату сына, — раз запел — всё в порядке, сейчас успокоится».

Дети интенсивно сами ищут (и находят) способы прийти в себя, «очухаться». И у вашего ребёнка есть свой способ. Если вы наблюдательны, то легко заметите его. Стоит показать (а порою и обратить внимание ребёнка, подсказать) способы «возвращения в себя» — и он/она начнут пользоваться ими целенаправленно. То есть не тогда, когда чувства раскалены, а когда они только начинают раскаляться. Ухватить своё состояние, так сказать, на взлёте — и привести себя в порядок.

5.         Позвольте ребёнку что-нибудь разрушить... Подавленные эмоции требуют выхода. Они как бы распирают его изну три. Это как воздушный шарик: чем больше воздуха — тем больше шансов, что лопнет.

Из школы первоклассник Костя шёл тихим и задумчивым. На мамины вопросы отвечал неохотно, и та решила, что ребёнок просто устал. Не успели войти в квартиру, как мальчик кинулся к своим игрушкам: вытащил большой грузовик, взял в руки самый большой кубик и... изо всех сил, молча принялся бить по крыше машины. Бил он долго, но грузовик никак не разбивался. Когда мама попыталась остановить «вредителя», он упал на пол и застучал ногами. Из глаз брызнули слёзы. Поведение сына было так необычно, что мама торопливо отступила, а Костик, вооружившись теперь уже палкой, изо всех сил снова ударил по машине. Любимый грузовик развалился, а мальчик удовлетворённо вздохнул и сказал: «Хочу спать!» За три дня Костя успел уничтожить машину, трактор, экскаватор и подъёмный кран. А когда сын приступил к железной дороге, мама поняла, что это не обычные детские капризы, причина в чём-то другом. В чём? В сердитых эмоциях. Оказывается, с новой учительницей в школе они всё-таки не слишком ладили.

Негативные эмоции наслаивались друг на друга и росли как снежный ком. Это грозило ребёнку нервным срывом. К счастью, мальчик нашёл доступный ему способ выплеснуть отрицательные эмоции: дома он вымещал всё накопившееся недовольство на игрушках, чем и «разряжал» себя. Не успев накопиться в большом количестве, отрицательные эмоции не вызвали длительного дискомфорта, а просто растворились.

Инстинктивно дети понимают, что неприятные переживания не должны накапливаться в душе. Их необходимо выплеснуть. Вы можете помочь ребёнку избавиться от негатива, если вовремя «переключить» его не было возможности. Пошумите, повеселитесь вместе, можно побегать, покричать, главное, чтобы ребёнок включился в активное действие. Подойдёт любой способ, который вызовет всплеск эмоций и вытолкнет всю «грязь» наружу. Мама Кости так и делала. А ещё она купила аудиокассеты со специальными упражнениями — цикл «Сказкотерапия». Вместе с забавными существами, героями сказок, мальчик плясал и дурачился, совершал весёлые подвиги, а потом расслаблялся: звучала музыка для релаксации. А бить свои любимые игрушки Косте больше не хотелось.

Большие дети ничем не отличаются от маленьких. У них также накапливается всяческий негатив, и они так же стремятся от него избавиться. Правда, сделать это им труднее, чем малышам: с больших и спрос построже, и «похулиганить» им не каждая мама позволит. Если вы чувствуете, что ваш ребёнок очень, очень напряжён — что ж, пусть порвёт и раскромсает старые занавески... стул, который всё равно хотели выбрасывать... «Мам, чего бы мне такого сломать?» — если ваш сын способен задать вам такой вопрос (вместо того, чтоб рыдать или злиться), скорее всего, он вам доверяет, вы — его друг и союзник.

Мирный, полезный способ переключиться — «уборочный». Можно мыть пол (но не окна, если вы живёте выше первого этажа!). Пусть выбьет ковёр, вышвырнет хлам с антресолей, намылит и погоняет по воде свои носки и футболки, разломает руками вытащенные из морозильника окорочка или слипшиеся пельмени — пусть применяет силу, пусть расходует энергию, это то, что нужно: сначала уходит та самая, вредная и изматывающая. 6. Научите его расслабляться, подскажите заранее, как это сделать, — и пусть это войдёт в привычку.

Можно предложить ребёнку очень-очень сильно сжать кулаки, а потом медленно-медленно разжать (расслабить). Можно медленно поводить языком по нёбу, можно медленно дышать и считать от ста до единицы, можно подтянуться на перекладине, насколько хватит сил (а если нет турника — сойдёт и дверной косяк).

Можно — просто поплакать (в той же ванной, под гул льющейся воды). Это прекрасно, если взрослые дети могут разрыдаться! Наше общество создало культ из сильного человека; мы слишком стыдимся своей слабости — и чувства внутри застывают. А разве можно чувствовать себя счастливым (расслабленным, успокоенным), когда внутри — ледяной айсберг?

Если у вас есть собака — отправьте их двоих на прогулку. Звери не пристают с расспросами, но зато прекрасно улавливают настроение хозяев — и помогают налаживать его. Но! Это ребёнок должен знать твёрдо: на бессловесных животных зло не срывают!

Включите музыку. Бурную, буйную. (Вы обращали внимание, как любят дети кружиться, падать, скакать.) Танец нас отвлекает, «оглупляет» — в самом хорошем смысле, затуманивает сознание. Даже если ребёнок и не запрыгает, запляшет что-то внутри и, вероятно, поможет переключиться.

Если слышит вас и готов сделать то, о чём вы просите, вручите два листа бумаги — ребёнку, два — себе. Возьмите один лист в правую руку, другой — в левую. А теперь надо скомкать их (причём именно той рукой, в которой лист держишь), чтобы вышло два бумажных шарика. (Не сравнивайте результаты, обычно дети и так стараются обставить нас.) Итак, скомкали? А теперь надо расправить (разгладить, вернуть в первоначальное состояние) эти же листочки. Причём опять-таки работать каждой рукой отдельно. Расправлять и трудно, и забавно. Мелкие движения пальцев заставляют сосредоточиваться на них и, соответственно, отвлекают. И утешают.

Никто не говорит, что это — все из существующих способов прийти в себя, расслабиться и утешиться. Ищите! Главное — найти то, что подходит именно вам — с вашими особенностями характера и вашим темпераментом. Только обратите внимание: прийти в себя помогает какое-то действие, а не сетование или нотации.

ТЕСТ

«Плюсы» и «минусы» вашей тактики

Безопасность — это базовая потребность человека, от неё ведут отсчёт все остальные. Не чувствуешь себя защищенным, считаешь, что мир коварен и готов накинуться на тебя, — не сможешь спокойно и радостно идти по своему пути, пути, ради которого, собственно говоря, и пришёл в эту жизнь. Первые, и самые важные, уроки безопасности даём детям мы. Да и потом, когда ребёнок подрастает, именно от нас зависит, насколько человек будет подготовлен к выходу в большую взрослую жизнь. Так чувствует ли ваш ребёнок себя в безопасности рядом с вами? А без вас? Этот тест поможет вам понять, какой вы родитель, точнее, какой вы учитель по «технике безопасности», в чём сила вашей методики и в чём слабость.

№ 1. Говорят, что дети — это цветы. На какой цветок больше похож ваш ребёнок?

А. На орхидею: нужен тщательный уход.

Б. На дикую розу: кругом шипы.

В. На колокольчик: легко выращивать.

Г. На одуванчик: появляется там, где не ожидаешь.

№2. Лето, жара и прекрасное настроение. Вы вместе пришли на речку. Детка быстренько скидывает с себя одежду и с ходу собирается прыгнуть с мостика — в воду. Вы говорите:

А. «Эй, стой, так нельзя!»

Б. «Стой, проверь сначала, какое здесь дно!»

В. «Сядь и подумай, почему так делать (прыгать с ходу в воду) нельзя». Г. «Погоди, я с тобою!»

№ 3. Вспомните (или представьте), как ваш ребёнок в первый раз пошёл в детский садик. Конечно, он волновался, да и вы тоже. Чтобы поднять общий тонус, о чём вы по дороге напоминали ему?

А. Как в садике здорово, сколько детей и игрушек.

Б. Какая хорошая воспитательница и как её надо слушаться.

В. Что взрослых в детсадик не берут, только дети туда ходят.

Г. О том, что скоро придёте — сегодня же вечером.

№ 4. Кажется, ваш ребёнок чего-то боится, но почему-то стесняется вам сказать. Что вы сами скажете ему?

А. Скажу: «Не бойся, я с тобой».

Б. «Ты уже большой».

В. «Знаешь, мне тоже бывает страшно».

Г. «У страха глаза велики».

№ 5. Ваш ребёнок жалуется, что ребята придумали ему/ей дурацкую кличку и вовсю обзываются. Что вы сделаете и что скажете ребёнку?

А. «Пожалуй, я кое с кем поговорю...»

Б. «Нашёл с кем дружиться».

В. «Не откликайся — и им надоест дразнить тебя».

Г. «А уж меня-то как обзывали!»

№ 6. Как вы думаете, Колобок убежал от деда с бабкой потому, что был:

А. Новоиспечённый. Б. Необразованный. В. Непоседливый. Г. Слишком горячий.

№ 7. Когда вы рассказываете, в какие переделки попадали в детстве, вы делаете акцент на:

А. Нет, я не рассказываю из воспитательных соображений. Б. Как не послушалась и что из этого вышло. В. Как выпутывались из этой истории. Г. Как это было жутко забавно.

№ 8. Ребёнок вернулся домой в самом что ни на есть обтрёпанном виде, но весьма довольный. Ваш первый вопрос:

А. «Ой, что с тобой?»

Б. «Тебя где носило?!»

В. «И где ж тебя носило, радость моя?»

Г. «Радость моя, да тебя надо замочить в ванне!»

№ 9. Перед тем как сдать ребёнка на выходные дни дедушкам-бабушкам, вы долго читаете ему наставления и/или даёте рекомендации? А зачем?

А. Да, мне так спокойнее.

Б. Да, тщательно информирую, чтоб никто ничего не перепутал. В. Нет, у нас уже всё обговорено давно. Г. Нет, они старше, им опыта не занимать...

№ 10. Какая пословица/поговорка лучше отражает вашу тактику в борьбе за безопасность?

А. Дальше в лес — больше дров. Б. Капля и камень долбит. В. Цыплят по осени считают. Г. У страха глаза велики...

№ 11. Дочка гордо рассказывает подружке по телефону, как сегодня, когда она шла по дороге, притормозила крутая тачка и долго ехала рядом, а водитель — такая душка! — даже приглашал прокатиться. Что вы скажете, когда она положит трубку? « Извини, я слышала, но...»

А. «Да разве так можно! Я за тебя постоянно переживаю...»

Б. «Ты думаешь, его очаровала ты, а не твоя короткая юбка?»

В. «Это закон: никогда не садись в чужие машины».

Г. «Тебе сколько лет? Пора думать своей головой».

№ 12. Как вы считаете, в уроках по «технике безопасности», которые вы преподаёте своему ребёнку, важнее всего показать:

А. Что делать нельзя.

Б. Почему это опасно.

В. Как ребёнку поступить.

Г. Не паниковать, причём самим родителям.

Результаты:

Большинство ответов А. Вы нежный, заботливый родитель. Ваши «плюсы»: вы внимательны, отзывчивы, ваши дети растут в любви и ласке. «Минус»: вы слишком опекаете (причём чем больше набралось А, тем больше шансов, что опека переходит в гиперопеку). Обратите внимание — дети растут. Это не избитая истина, а указание на то, что с течением времени им требуется все меньше опеки и все больше самостоятельности. Ведь когда-то им придётся всё делать самим.

Большинство ответов Б. Вы решительный и инициативный родитель. «Плюс» вашего метода: контроль необходим, дети должны знать границы. Но... не слишком ли вы сузили их? И другой важный вопрос: успеваете ли вы расширять их по мере роста ребёнка? «Минус»: ваша бдительность запросто может превратиться в сверхбдительность. А сверхбдительная мама, а уж тем более отец могут не заметить, что растят ребёнка «под себя», как им удобно. Но когда же он будет учиться думать своей головой?

Большинство ответов В. Вы — обучающий родитель. Ваш большой «плюс» состоит в том, что вы думаете о будущем, когда учите ребёнка чему-то. Вы создаёте программу безопасного поведения на вырост, так чтобы к взрослости у вашего ребёнка было чёткое представление о том, как самостоятельно вести себя во многих ситуациях.

Большинство ответов Г. Вы беспечный, беззаботный родитель. «Плюс»: вероятно, вы умеете договариваться с детьми, вам хорошо и весело вместе, вы друзья и очень это цените. Но не кажется ли вам иногда, что вы идёте у них на поводу? Беззаботность родителей хороша иногда, но если она не проходит, то ребёнку приходится брать на себя груз забот. Но всё-таки ребёнок — не взрослый, и опыта поменьше, и любопытства побольше...

Внимание! Если, отвечая на вопросы теста, вы получили винегрет из всех букв — прекрасно. Значит, у вас есть возможность взять все «плюсы», исправить (постараться избавиться) от «минусов».

Тяжелее тем, у кого явный перевес или А, или Б, или Г. Это указывает на чёткую привычку, и стоит сделать усилие, чтоб посмотреть на себя (как родителя-учителя) немного с другой стороны: с точки зрения ребёнка. Ни гиперопека, ни жёсткий контроль, ни, тем более, попустительство по-настоящему жизнь юного человека безопасной не сделают. Только совместные усилия — ваши и ребёнка — смогут выработать у него бдительность и ответственность, настоящую ответственность за собственную жизнь.

Если у вас явный перевес ответов под пунктом В — поздравляем. Вы, конечно, не идеал (так как идеала в природе не существует), но приближаетесь к нему... Родительская тактика в варианте В наиболее удачная, потому что в ней — уважение к личности ребёнка и истинная забота о его безопасности. И детям она, эта тактика, тоже нравится, потому что даёт возможность создавать партнёрские отношения, отношения, основанные на доверии, взаимопонимании и безусловной любви.