ОСОЗНАННОСТЬ - ПРЕОДОЛЕНИЕ МИФОВ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

Ранее мы описали три мифа «три кита», на которых держится сегодняшнее отношение к младенцу. А также указали причины, благодаря которым возникают эти мифы. Первая причина — потеря Веры - ведет к потере истинных смыслов, заключенных к нашей жизни, заменяя их суррогатами, заботливо предоставляемыми  нашей культурой. Соответственно сакральное значение рождения  ребенка  и периода младенчества не играет никакой роли в формировании отношения родителей к детям, находясь вне сферы жизненных интересов.  Вторая причина научно-технический прогресс и рационализация жизни (а вернее, упование на них в желании лучшего) уничтожают возможность ощутить Таинство, стоящее за рождением и развитием новой жизни, сводя все лишь к медико-биологической стороне. И, наконец, третья причина, характеризующая условия нашей жизни, вместе с двумя предыдущими порождает бездушный технологический конвейер производства детей - перинатальную  индустрию,  заменяющую собой   перинатальную культуру. Вышеописанные мифы вместе с представлениями о беременности фактически как о форме болезни, а родах, как о хирургической операции, усваиваемыми с раннего детства, призваны делать родителей участниками этого конвейера. Цель же конвейера - это производство индивидуумов, отвечающих ценностям данного общества и принципам его жизни. Возникает социальный штамп, бессознательное следование которому считается нормой.

Следование норме происходит бессознательно, а побудительными мотивами являются те или иные усвоенные страхи. Почувствовав свою беременность, женщина, даже здоровая, прежде всего бежит к врачу. Почему? Потому что сама она не знает, как ей дальше жить. Есть страх сделать что-либо не так, есть страх за развитие ребенка и за себя. С первыми же схватками — быстрее в роддом, поскольку отсутствие элементарных знаний и психологическая неготовность к этой ситуации снова порождает страхи. После рождения ребенка — в поликлинику, что опять вызвано страхом за малыша. Несмотря на бесперебойную работу отлаженной схемы, обеспечивающей стабильность рождения и выращивания детей, за всем этим на самом деле стоит страх. Самое главное — страх, побуждающий снимать с себя ответственность. Страх либо бессознательный, либо находящий себе множество рациональных оправданий.

Последствия такой бессознательности увидеть несложно.

Во-первых, это отчуждение детей и родителей. Как бы родителям ни казалось, что они любят ребенка и делают для него все, что нужно, между ними тем не менее остается отчуждение. Прежде всего это отчуждение возникает в результате несоответствия отношения родителей к ребенку, его природе и того, зачем он пришел в этот мир. Чаще всего ребенок оказывается жертвой этого несоответствия. Отчуждение вызывается страхами и перекладыванием ответственности. Яркими показателями отчуждения являются все возрастающее количество непослушных и неуправляемых детей, рост детских психических заболеваний и подростковых психологических проблем.

Во-вторых, отсутствие родительства как социального института. Отчуждение и перекладывание ответственности парализуют творческую активность родителей по отношению к детям, либо направляют ее в русло сложившихся социальных штампов. Наличие же Родительства как социального института предполагает прежде всего родительскую культуру как органическую часть общей культуры общества с четкими духовными ориентирами. Без такого социально института, как родительетво, общество, не осознающее важности и значимости и, в конце концов, сакрального смысла начальных этапов жизни, общество, в котором отсутствуют культурные традиции, идущие от начала жизни каждого индивидуума, не может быть сильным и духовно здоровым.

В-третьих, отсутствие научного подхода к родительству во всех сферах (начиная с зачатия ребенка) как к сложному социокультурному явлению, во многом определяющему творческий и духовный потенциал общества. Несмотря на множество научных дисциплин, целостная картина отсутствует. Значительное количество изысканий, таких как социологические, медицинские, психологические, педагогические, посвящены тому, чтобы скомпенсировать явно имеющиеся негативные тенденции, но в силу отсутствия четких ориентиров и традиций чаще всего оказываются в плену сложившейся мифологии. Если, к примеру, взять педагогику, то точные и определенные ориентиры имеет лишь религиозная педагогика. Однако наша православная педагогика еще довольно слабо развита из-за прерванной традиции и, кроме того, не столь много родителей в силу своих интересов пока готовы ей следовать. Но любая другая педагогика в конечном итоге будет обслуживать социальный заказ, в основе которого оказываются сиюминутные и амбициозные цели, не соответствующие природе ребенка (это видно из того, как широко распространены сегодня методики так называемого раннего развития детей, направленные на реализацию лишь амбиций родителей). Особенно явно чувствуется отсутствие целостных представлений о беременности, родах и о ребенке младенческого возраста в силу сведенности всех этих периодов почти полностью к медицинской проблематике. Младенец, которого знает медицина, — это младенец, родившийся в больнице с применением медикаментов и других вмешательств, подвергнувшийся массе считающихся нужными процедур, испытавшего на себе неправильное обращение, да еще рожденного чаще всего психологически неподготовленной матерью в страхе и боли.

При этом существующее положение вещей вполне закономерно и никакие предпринимаемые меры по частным вопросам не смогут повлиять на нее в корне. В обществе, в котором отсутствует Вера, а вместо истинных ценностей — суррогаты, по-иному быть просто не может. И у суррогатных родителей будут рождаться суррогатные дети (к сожалению, эта фраза звучит не только в переносном, но уже и в прямом смысле в свете достижений науки). Важно понять, что издержки технологического конвейера, проявляющиеся в различного вида перинатальной патологии, родовых травмах, детской заболеваемости, аукающиеся в дальнейшем в подростковом инфантилизме, фрустрации1, малодушии, душевной черствости, агрессивности, — вовсе не следствие недостаточности научных знаний или отсутствия и несовершенства оборудования, а следствие отношения к человеческой Жизни и ее Таинству.

Куда в конечном итоге ведет этот конвейер (конечно же, не сам по себе, а вместе с породившей его культурой), догадаться нетрудно. Нужно отметить, что всего несколько десятилетий потребовалось, чтобы здоровую крепкую женщину, способную родить в поле и имеющую 4—5 и более детей, превратить в жалкое существо, корчащееся на родильном столе под капельницей и редко повторно отваживающуюся на роды. Всего несколько десятилетий, чтобы более 90% новорожденных не могли считаться здоровыми.

Усваивая с детства мифологию нашего общества, мы, тем не менее, всегда имеем два пути. Первый — следовать этой мифологии. Это путь бессознательный. Второй — преодолеть мифы и следовать своему собственному пути. Это путь осознанный. Первый путь не требует внутренних усилий. Дорожка хорошо натоптана. Второй путь требует внутренней работы. На каждом пути свои сложности. Трудности первого пути стандартны, и их можно хорошо разглядеть, внимательно посмотрев вокруг. По общему представлению это обычные жизненные трудности. Трудности же второго пути чаще всего индивидуальны и менее предсказуемы. Всегда возможны ошибки и заблуждения. Но это трудности роста и их преодоление несет радость новых обретений.

К счастью, сегодня, когда истинные ценности постепенно начинают возрождаться, многие родители стремятся к осознанному отношению к родительству, не желая становиться заложниками перинатального конвейера. Однако причины, приводящие к поискам альтернатив, различны. От полностью осознанных мотивов до глухого протеста против конвейера, на котором был перенесен отрицательный личный опыт (свой или родных и близких). Есть даже тенденция рассматривать рекомендации, вытекающие из осознанного подхода, как модные новшества, следовать которым означает идти в ногу со временем.

В зависимости от мотива получается конечный результат. Бывает, что результат этот отрицательный и тогда это часто является причиной возврата к традиционно принятым штампам и негативного отношения к «новшествам». Поэтому-то мы постоянно не устаем Повторять, что дело не только (и даже не столько) в скрупулезном и точном выполнении рекомендаций, но главное — в мотивах, целях, которые преследуют родители. При неправильно определенных целях даже самая лучшая рекомендация может оказаться бесполезной и даже обратиться во вред. И одна из главных задач этой книги — помочь в осознании своих целей и формировании мотивов.

Все приводимые в этой книге рекомендации предполагают совершенно конкретные мотивы, которые станут ясными из дальнейшего изложения. Очевидно, что не каждый найдет с ними согласие. Но, на наш взгляд, суть осознанного отношения вовсе не в навязывании и в попытках что-либо доказать, а побудить к трезвой оценке своих взглядов и представлений и, если они являются твердыми убеждениями, действовать именно в соответствии с ними. Никакие силы не подвигнут мать, убежденную в слабости своего ребенка и дрожащую от страха навредить ему чем-либо, заниматься с ним гимнастикой. Но если такие силы найдутся, то нетрудно предугадать и результат (который, скорее всего, лишь подтвердит и укрепит ее страхи). Бессмысленно доказывать пользу от закаливания ребенка родителям, убежденным в болезнетворном влиянии холода. И, решись они в силу внешнего убеждения облить ребенка холодной водой, возможно, он и простудится, опять же подтвердив правоту их опасений.

Всегда происходят какие-либо негативные последствия в случаях, когда родители испытывают неуверенность и колебания. Если родители, например, легко отказываются от своих убеждений, если реализовывать их мешает бабушка ребенка, живущая здесь же, значит, это не является убеждениями. В другой момент они будут слушать то одного, то другого врача. Реализация собственных убеждений не всегда происходит гладко. Иногда их приходится отстаивать. И если вы готовы идти на трудности при решении возникающих проблем, значит, это действительно ваши убеждения. Если это не так, то в нашем примере может быть лучше для ребенка, если его воспитание отдать на откуп бабушке, которая не колеблется, а всегда знает, что делать.

Итак, важно не только сформулировать свои цели и мотивы, но и оценить, насколько вы сможете следовать своим убеждениям. Какие препятствия имеются на пути их реализации, и есть ли силы эти препятствия преодолеть без отрицательных последствий. Как правило, такими препятствиями являются собственные страхи. К примеру, у ребенка высокая температура. Мама убеждена, что с этим можно и должно справиться естественными средствами. Но мешает страх. И тут два пути — либо преодолеть страх (возможности для этого всегда есть, но не всегда это просто), либо, учтя негативное влияние страха на ребенка, прибегнуть к традиционным лекарствам. И в том и в другом случае это будет осознанное решение.

Решения мы принимаем, руководствуясь убеждениями, оценивая свои силы и обладая некоторой информацией. Очень важно уметь учиться на последствиях своих действий, стремиться к новым знаниям, искать новые смыслы. Косность так же вредна, как и колебания. Нужно всегда помнить, что любое наше убеждение не носит абсолютного характера, в чем-то ограничено. Порой можно встретиться со случаем, когда стояние на своем оказывается отсутствием гибкости и проявлением бессмысленного упрямства. Если, скажем, мы убеждены в пользе холодной воды, то также мы должны чувствовать, насколько она уместна при том или ином состоянии ребенка. Бывает, что при догматичном следовании определенному методу родители перестают чувствовать малыша и применяют этот метод тогда, когда он оказывается просто противопоказанным.

Стремление к профессионализму себя как родителя, открытость к новым знаниям, к совершенствованию своих убеждений — еще одно важное условие осознанного подхода. Но прежде всего — стремление не к мертвым книжным знаниям, а открытость живому опыту, умение учиться у самой жизни, важнейшей частью которой является положение родителя. Если вы ищите, то не нужно бояться, что ваши представления могут кардинально поменяться. Это не колебания, а движение вперед. Пусть лучше это произошло позже, чем бы вам хотелось, и кажется, что время упущено, чем не произошло никогда. На самом деле пользу можно извлечь из самого запоздалого осознания.

И, наконец, пожалуй, самая важная составляющая осознанного подхода. Это принятие на себя всей ответственности за себя и за своего ребенка. Необходимо избавиться от самообмана, что кто-либо другой может реально нести ответственность за нас. Не всегда легко избавиться от этой иллюзии и понять, что все происходящее с нами является лишь внешним проявлением нашего внутреннего содержания. Перекладывание ответственности, осознанное или неосознанное индульгирование — это отказ от себя, от собственной жизни, в конце концов — предательство по отношению к себе, а значит, и последствия этого всегда будут носить характер не зависящей от нас стихии и печальных случайностей. Вот простейший пример. Как часто мамы жалуются на некомпетентные действия врача по отношению к их детям (и так же часто при беременности и в родах), не понимая, что это лишь следствия перекладывания ответственности. Принятие на себя ответственности не означает отказа от помощи, медицинской или какой-либо другой. Но означает, что, доверив себя или своего ребенка врачу и даже приняв положение пассивного пациента, мы внутренне остаемся в состоянии ответственности за принятое решение и его последствия. Тем, кто знаком с подобным чувством внутренней ответственности, понятно, что если бы у мамы, ругающей врача за некомпетентность, имелось это чувство, она обратилась бы совсем к другому врачу или даже у прежнего врача результат его действий был бы иным. В отношении маленьких детей, особенно грудных, этот принцип проявляется особенно ярко. Врач почти всегда бессилен в лечении ребенка без соответствующих действий матери и выступает лишь как квалифицированный помощник и советчик. Основную работу, как внутреннюю (поскольку болезнь ребенка, так или иначе, связана с состоянием матери), так иногда и внешнюю (уход за ребенком, лечебные процедуры) выполняет мать. Мать, пребывающая в иллюзии, что врач может вылечить, всегда окажется у врача, который сам пребывает в иллюзии,  что лечит.

Таковы основные составляющие осознанного подхода, которые необходимы для преодоления социальных штампов и выхода из вышеописанной мифологии. Именно они определяют то внутреннее состояние, при котором изложенный ниже опыт оказывается реально доступным и приносящим благотворные плоды. Еще раз перечислим в ином порядке эти составляющие:

1) принятие на себя ответственности за себя и своего ребенка;

2) действия согласно своим твердым убеждениям;

3) реальная оценка своих сил и возможностей;

4)  открытость новым знаниям и новому опыту, стремление к профессионализму.

Стать на эту позицию — внутренняя работа. Но только при этих условиях возможно преодоление мифов, обретение свободы и открытие иной реальности в отношении родительства и иных граней взаимоотношений с детьми.