Естественность

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

Как уже ранее отмечалось, с точки зрения сегодняшней медицинской практики природа наделала много ошибок, которые следует устранять. Природа не предусмотрела стерильной и термокомфортной среды, не поместила в грудь матери достаточного количества питания на первые дни жизни малыша и не начинает производить в ней сок с месячного возраста и т. д. Современный научный подход не надеется на природу, допустившую столь существенные несовершенства, даже в случаях нормальных физиологических родов и здорового младенца. Практически ни одни роды не проходят без медикаментов и технологического вмешательства. С ребенком производится масса процедур, также призванных исправить ошибки природы, рождающей малыша в первородной смазке, без сульфацила натрия в глазах и не в тугом мешке, сковывающем движения. В течение всего первого года — дальнейшее исправление несовершенств — стерильность, термокомфорт, строгий режим, прививки и т. п. Недоделки природы исправляются памперсами, кремами и мазями для ежедневного «ухода» и многим другим, от чего ломятся специализированные прилавки.

Каковы же могут быть следствия нарушения естественных процессов? Ответ угадать довольно просто, если мы примем во внимание, что в естественных природных процессах жизнедеятельности живых организмов заложены предпосылки их эволюции, их развития. Уходя все дальше и дальше от естественных условий существования, мы уходим от тех условий, которые создают материальную основу проявления нашей духовной сущности.

Еще до рождения человек считает себя вправе вмешиваться в естественный ход развития, видимо, считая природные механизмы недостаточно совершенными. Ведь так хочется родить гения. Об интеллектуальном развитии сегодня особенно беспокоятся. Это приобретает черты чуть ли не массового психоза. Даже для беременных появились специальные «обучающие» программы, реализуемые с помощью динамиков, помещаемых у материнского живота, от которых исходят особые ритмичные сигналы, стимулирующие те или иные мозговые структуры. Делает попытки войти в жизнь так называемая пренатальная педагогика, задача которой опять же чему-то «научить» ребенка как можно раньше.

Раннее интеллектуальное развитие, раннее половое созревание, раннее старение — нет ли в этом ряду какого-то общего объединяющего основания? Тем более что в наши дни все это мы можем наблюдать воочию. В природе все подчинено ритму. У нее для всего свое время. Или и здесь она сделала ошибку?

Человеческий разум не исчерпывается интеллектом и имеет много предпосылок и условий для своего развития. Развитие это реализуется путем прохождения многих этапов. Один из них — внутриутробный. Но это не время для интеллекта (впрочем, так же как и первые годы внеутробной жизни). В это время ребенок симбиотичен с природой, он с ней — одно целое. Не женщина, а вся природа беременна этим ребенком. Женщина лишь инструмент, посредник. И мы не имеем права диктовать свои условия. Мы можем быть лишь хорошими посредниками.

Рождение — акт «отвержения». Потери симбиоза. И это само по себе травма. Но природа дает человеку интеллект, чтобы прийти к гармонии в отношениях, и разум, чтобы снова обрести утраченный симбиоз. Шаг за шагом, постепенно ведя его к этой цели.

Раннее стимулирование развития интеллекта — это грубое вмешательство в природную программу, за которое приходится расплачиваться  ни чем иным, как ее неполной или искаженной реализацией.

Дзже развитый, «простимулированный» интеллект не способен «доказать»  то, что не смогла сделать природа благодаря усилиям ее «царя».

Нереализованность программы развития, нераскрытость духовной сущности не дают обрести гармонию жизни, обрести то состояние Любви, в котором человек призван жить. А без Любви разум — чувственный компьютер, сухой и прагматичный интеллект, расчленяющий и анализирующий, бьющийся в бесплодных попытках понять то, что без Любви ему понять не дано.

Сегодня малыш играет в игрушки из синтетических материалов, нюхает запах парфюма, слышит электронные звуки, наблюдает неестественно яркие цвета. В его мир входят чудовища из фильмов ужасов, агрессивные пришельцы из низкопробной фантастики. Добавим к этому неестественность наших жилищ, неестественность отношений, порождаемых неестественными общественными ценностями, и становится понятен типичный образ современного подростка — волосы выкрашены в яркий цвет, пирсинг, татуировки, искажающая структуру тела одежда, на глазах — темные очки, во рту — жевательная резинка, в ушах — наушники, под мышками — дезодорант, а вся настоящая жизнь — в виртуальной реальности компьютера. Это, собственно, и есть, по большому счету, результат неестественной жизни, начинающейся с исправления ошибок природы в самом раннем возрасте. И при этом образ, символизирующий эволюционный тупик, достигнутый с человеческим участием. Причем этот образ эволюционного тупика нисколько не скрашивают ни действительно развитый интеллект, ни знание языков, ни экономическое или юридическое образование.

Вспомним, что развитие ребенка идет поэтапно и представляет собой взаимодействие двух факторов. Первый — это внутренняя программа, предполагающая и определенные стадии развития, и некоторые внешние условия. Второй — это условия, которые предполагаются программой, но не жестко, допуская определенные вариации. Любые несоответствия внешних условий и внутренне диктуемых потребностей приводят к нарушению естественного хода развития. Напомним также, что при выходе внешних условий за некие допустимые границы программа перестраивается таким образом, что происходит вырождение, то есть изменение сущности. Существует и такая важная особенность — если стимулировать развитие очередного этапа до завершения развития предыдущего, то развитие этого предыдущего этапа прекращается. Если начать строить первый этаж до того, как достроен фундамент, то строительство фундамента придется прекратить. Но и первый этаж вряд ли удастся тогда построить полноценно, не говоря уж о последующих. Вот почему так опасно «раннее развитие».

Биологические потребности развития — самые базисные, основные на первом году жизни. Их обеспечение — важная предпосылка проявления у человеческого существа социальных качеств, присущей ему потенции разумности. В перинатальный период эти условия реализуются в удовлетворении естественных потребностей матери и ребенка. .. Однако потребности человека не являются чисто биологическими. Они своеобразно «окультурены», сцеплены, соединены с потребностями социальными. Но это «окультуривание» не должно вести к забвению биологических законов нашего существования, не должно отдалять нас от тех природных условий, благодаря которым создаются биологические предпосылки нашей социальности и разумности.

Внутриутробное развитие, рождение, младенчество — начальные этапы жизни — уникальны. Силы, управляющие развитием, достигают на этих этапах максимальной концентрации. Происходящие перемены значительны и скоротечны. Природа налагает весьма жесткие требования на начальные условия появления нового живого существа. Человек, обладая определенной свободой воли, всегда имеет выбор — либо сознательно следовать действию природных сил, либо следовать своим собственным принципам, так или иначе противодействуя этим силам.

Результатом этого выбора будет либо полная реализация программы развития, либо ее искажения, выражающиеся в виде осложнений и патологий, психических отклонений и нервных расстройств, неадекватном поведении и мышлении.

На ранних этапах развития, когда происходят первые запечатлевания, формируются представления о некоей норме, то есть тех условиях, которые в дальнейшем будут считаться нормальными и естественными. Если искусственная среда (термокомфорт, парфюмерные запахи, едкие цвета, пустышка вместо материнской груди, неподобающее отношение, противоречащее внутренней сути и т. д.) вытесняет естественную, то в дальнейшем искусственная жизнь станет нормой, природа — просто ничего не значащей окружающей средой, а ее законы — досадными недоразумениями.

Нарушение естественных условий равносильно потере своих корней. Способность пройти босиком по снегу, дружба с водной стихией, отсутствие страха перед непогодой — это не просто закаленный организм или банальная тренированность организма. Это — открытость природным стихиям, силам, дающим нам возможность жить и реализовываться в соответствии с нашей человеческой сущностью. Ребенок, смело входящий в воду и ныряющий в волну, и ребенок, кричащий от ужаса при попытке родителей искупать его в речке — это разные психологии, разное мышление и отношение к миру. Растение без корней, каким бы чудесным оно ни было, высыпается и становится искусственным. И никогда не даст плода.

Природа вложила в ребенка все необходимое для того, чтобы он был здоров и нормально развивался. А начинается все с удовлетворения элементарных потребностей в самом раннем возрасте. Вот почему для нас становится важным следующий принцип — принцип естественности — сознательное следование естественным процессам развития ребенка, удовлетворение его естественных потребностей естественными же средствами.

В соответствующей главе мы рассмотрим, каковы эти естественные потребности малыша.

Целостность

Во внутриутробном периоде ребенок не является отдельной целостностью, полностью завися от материнского организма. Обретая постепенно качества целостности и соответственно способность относительно автономного существования, он покидает материнское лоно, открывая себе дальнейший путь развития. До этого он — часть материнского организма и без него жить не может.

С рождением малыш обретает относительную телесную независимость. И хотя и психика его вступает в новый этап развития, в этом отношении он остается по-прежнему в сильной зависимости от матери. Ее эмоциональные состояния, работа ума и духовные устремления влияют на него так же, как и ранее. Новорожденный или грудной малыш вообще представляет прекрасную модель для понимания того, как мать влияет на вынашиваемого ею ребенка.

Малыш сохраняет после рождения тесную психоэмоциональную связь с матерью, непосредственно воспринимая ее состояния. Унаследовав определенные структуры, ответственные за психическую деятельность, от отца, он также зависим от его состояния. Несколько в меньшей мере это касается и других родственников. Ребенок — как прибор, настроенный в резонанс с психическим состоянием родителей. Имея явно выраженную зависимость физического состояния от состояния психического, он реализует все, что о нем думают, что от него ожидают. Поэтому важно понять, что наш ребенок настолько здоров, насколько мы думаем о нем как о здоровом-Он такой, каким мы его склонны воспринимать. Его способности и возможности в большой мере зависят от того, верим ли мы в эти его способности и возможности или нет.

Единство телесного и душевного никогда не проявляется столь явно, как на первом году жизни. Но учитывая, что первый год — это фактически продолжение беременности, подчеркнем — душевного матери и телесного ребенка. Мать является наиболее значимой по влиянию на малыша. Больший круг образует семья. Если мать можно сравнить с землей, в которой растение произрастает из семени, пробивается наружу и растет, продолжая черпать из почвы питательные вещества, то психологическая атмосфера семьи — это погодные и экологические условия, способствующие тому, что растение будет либо сильным, крепким, либо подавляющие и искажающие его развитие.

Малыш же в это время демонстрирует образец абсолютно верующего существа, воспринимая все исходящее от матери как истину. И не только воспринимает материнские состояния, но и реализует их. Если мать беспокоится за здоровье ребенка, он верит, что находится в опасности и также начинает беспокоиться. Страхи, окутывающие малыша, становятся его собственными страхами. От беспокойства у матери изменяется состав молока, и ребенок не может его переварить. Это несварение усугубляется еще и его собственным тревожным состоянием. У него пучит живот, расстраивается работа кишечника. Мать волнуется еще больше. Так возникает замкнутый круг, весьма типичный для беспокойных, волнующихся, неуверенных мам. А лечить начинают малыша...

Еще один пример. Поздравить родителей с рождением малыша и полюбоваться новорожденным приезжают родственники. А затем — опять температура, плач до утра, бессонная для матери ночь с неунимающимся ребенком на руках. А утром — вызов врача. Но разве есть такой диагноз — волнение бабушки? А что будет, если постоянно волнующаяся за ребенка бабушка живет в той же квартире? А волноваться и переживать, как известно, бабушки умеют...

Трудно представить, как порой наши мысли и страхи могут так просто стать реальностью. Вот классический пример. Ребенок начинает ходить. Вот он делает первые шаги, новые ощущения переполняют его, он шагает все быстрее, все дальше и дальше от мамы. Что думает мама? Она думает: «Сейчас упадет!» Что делает ребенок? Конечно, падает. Падает, потому что еще неуверенно держится на ногах? Но он не может быть неуверенным сам по себе. Неуверенной может быть лишь образованная и цивилизованная мама.

Психическая открытость делает малыша до удивления уязвимым. Нужно лишь жить с мыслью, что он может заболеть — и он обязательно заболеет. Думать, что он слабый и неприспособленный — он таким будет. Представьте человека, чьи опасения оправдались. начит, он был прав и умеет предвидеть. И начинают предвидеться всё более страшные вещи...

Психологический климат в семье — своеобразная питательная среда для психики ребенка. Через нее он учится жизни и ее ценностям. Отношение родителей друг к другу отношения между родственниками — модель человеческих взаимоотношений для малыша с самых первых дней. Ребенок — фокус, в котором сходятся все взаимоотношения в семье. И эта среда может быть как благотворной, так и вредоносной. Малыш практически беззащитен в психическом отношении. Его защита — это родители с их любовью к нему и друг к другу и прежде всего мать.

А если в семье конфликты? Типичный пример. Утром ребенок спокойно спит в своей комнате, родители же на кухне принимаются бурно выяснять отношения. Отец в расстроенных чувствах уходит на работу, мать в волнениях принимается за будничные дела. Вечером они помирятся. А ребенок? Ночью у него обнаруживается высокая температура. Он горячий, тяжело дышит. Прибывший врач, затрудняясь поставить диагноз, подозревает воспаление легких, хотя и делает это из-за перестраховки. Ребенка забирают в больницу, а через 2—3 дня выписывают в связи с неподтверждением диагноза. Но он уже получил большую дозу антибиотиков. Он ослаблен, флора его кишечника нарушена. Начинаются новые проблемы. Но разве есть такой диагноз — конфликт между родителями?

Все приведенное выше показывает, что в отношении ребенка первого года жизни крайне важен принцип целостности — малыша нельзя рассматривать изолированно, вне единства с матерью и той психологической атмосферой, в которой он растет.

Это касается не только болезней ребенка, но и большинства рекомендаций по уходу за ним, гимнастики, закаливания и т. д. Можно ли рекомендовать беспокойной маме обливание малыша холодной водой? Очевидно, нет, потому что, скорее всего, последствия будут негативными. Нельзя делать с малышом упражнения, если страх сковывает мышцы.

Благожелательный, позитивный настрой способен делать чудеса. Любовь родителей друг к другу, их любовь к ребенку, их уверенность в его возможностях, его силе и способностях — ничем не заменимые условия благополучия малыша. Прежде всего важно преодоление своих страхов и беспокойств относительно ребенка, основанное па понимании той тонкой связи, которую имеют дети и родители. Ребенок верит родителям, воплощая их мысли. Не предоставляет ли это возможность понять то, как паши мысли воздействуют на нас самих? Воспринимайте своего ребенка как сильное существо, способное справиться с любым обстоятельством. «Он может», «он способен» - эта вера, подкрепленная разумом и знанием, становится реальностью, если она искренняя и основана на глубоком внутреннем убеждении.