2.1.2. Международное инвестиционное право - комплексная отрасль права

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 

Международное инвестиционное право, будучи правовой основой для участников инвестиционного деятельности, регулирует иностранные инвестиционные отношения, содействуя их изменению в соответствии с новыми условиями, и способствует совершенствованию форм и методов обеспечения правовой защиты. Международное инвестиционное право с точки зрения международного права обладает публичным характером, его нормы создаются на основе добровольного согласования воль государств, а регулируемые им отношения носят властный характер. Предметом правоотношений, регулируемых международным инвестиционным правом, являются инвестиции (прямые, портфельные, ссудный капитал, лизинг, раздел продукции (СРП) и т.д.), правовые режимы иностранных инвестиций, порядок разрешения инвестиционных споров и т.д.

Несмотря на неоспоримую очевидность ведущей роли иностранных инвестиций в мировой экономике, многие ученые до сих пор воздерживаются от признания международного инвестиционного права как отрасли международного права. Интересно, что в специальной литературе не встречаются возражения против данной концепции. Это объясняется, пожалуй, тем, что возникновение и становление международного инвестиционного права в России произошло совсем недавно.

Именно становление и развитие специальных методов международно-правового и национального регулирования иностранных инвестиций обусловило формирование специального международного инвестиционного права как отрасли права. Это тем более очевидно, учитывая, что международные инвестиционные отношения как особая правовая связь между государствами по регулированию иностранных инвестиций требуют от международного сообщества в целом, универсальных и региональных международных организаций, самих государств выработки особого механизма защиты зарубежных капиталовложений. Отсутствие ясных и четко сформулированных источников международного права в сфере правового регулирования иностранных инвестиций отрицательно влияет на развитие рассматриваемых отношений*(90).

Выделение международного инвестиционного права в системе международного права, как уже говорилось, обусловлено особой ролью иностранных инвестиций в функционировании национальных экономик и мирового рынка в целом*(91). Приведем только один факт, который говорит сам за себя: на современном этапе иностранные инвестиции играют более значительную роль, чем международная торговля товарами и услугами, вместе взятые. Другими словами, эпоха торговли и перемещения товаров и услуг, господствовавшая в ХХ столетии, в начале XXI в. окончательно уступила место эпохе трансграничного движения капиталов. Сегодня международное сообщество осознает, что инвестиционные отношения и глобальное движение капиталов выступают в качестве фактора, который имеет решающее значение в международных экономических отношениях. Юридическая природа иностранных инвестиционных отношений такова, что они нуждаются в особом правовом регулировании. Иностранные инвестиции, имея частноправовой характер, одновременно нуждаются и в международно-правовом публичном регулировании.

Несмотря на значительный опыт, накопленный в сфере правового регулирования иностранных инвестиций, до сих пор отсутствует надлежащий механизм соответствующего международно-правового регулирования. Это, на наш взгляд, объясняется в какой-то мере слабой разработанностью темы. Здесь может помочь только комплексный аналитический подход к исследованиям в рамках вновь выделенной отрасли в системе международного публичного права и системе международного частного права.

В научной литературе уже предпринимались попытки обоснования особого, международного инвестиционного права. Первый фундаментальный труд по проблемам международно-правового регулирования иностранных инвестиций принадлежит перу известного английского ученого Дж. Шварценбергера, который опубликовал в 1969 г. в Лондоне монографию "Иностранные инвестиции и международное право".

Другое аналогичное исследование, специально посвященное международно-правовым аспектам иностранных инвестиций, было опубликовано в Кембридже в 1994 г. Автором этого научного труда является профессор Сингапурского национального университета М. Сорнараджа. Заметим, что дословно название монографии переводится как "Международное право иностранных инвестиций"*(92). Но, как известно, не всегда формальный перевод с иностранного языка того или иного понятия соответствует его логической сути. В данном же случае содержание, структура, язык изложения, да и сама идея, проходящая через всю книгу, не оставляют сомнений, что название книги следует переводить на русский как "Международное инвестиционное право".

В западной литературе эта монография стала первой, в которой предпринята попытка комплексно подойти к рассмотрению сложных проблем международного инвестиционного права, а главное, что принципиально важно для нас в данном случае, с научно-теоретических и научно-практических позиций обосновать необходимость выделения такой специальной отрасли, как международное инвестиционное право.

В отечественной литературе впервые концепция о становлении инвестиционного права как отрасли в российской правовой системе и международного инвестиционного права как инструмента отрасли международного экономического права была развернута А.Г. Богатыревым. В своей книге "Инвестиционное право", специально рассматривая инвестиционное право как отрасль права, он отметил, что "переход к рыночной экономике предполагает развитие инвестиционного права как отрасли права в правовой системе нашей страны". Выделение инвестиционного права как новой отрасли права вызвано, по мнению ученого, следующими обстоятельствами.

Во-первых, наличием обособленной группы инвестиционных отношений, отражающих объективное условие существования и развития инвестиционного процесса или инвестиционной деятельности как объективной экономической закономерности в обществе, т.е. наличием самостоятельного предмета правового регулирования.

Во-вторых, осознанием особой общественной необходимости и значимости инвестиционных отношений в системе экономических отношений.

В-третьих, наличием нормативного материала соответствующего количества и качества.

В-четвертых, наличием особого метода правового регулирования инвестиционных отношений, выражающегося в сочетании публично-правового и частноправового регулирования.

А.Г. Богатырев предложил также схему построения системы инвестиционного права, традиционно выделив Общую часть. В нее он включил такие правовые категории, как инвестиции и инвестиционная деятельность, объекты и субъекты инвестиционной деятельности, правовое регулирование инвестиционной деятельности (регулирование частного и смешанного инвестирования, регулирование государственного инвестирования), инвестиционный договор, гарантии прав инвесторов и защита инвестиций*(93).

Обосновав выделение инвестиционного права как специальной отрасли в отечественной системе права, автор, однако, ограничился постановкой вопроса о формировании инвестиционного права как института отрасли международного публичного права. В основу выделения международного инвестиционного права как института международного публичного экономического права и международного частного права с общетеоретической точки зрения, по мнению ученого, должны быть положены следующие критерии:

а) наличие публичных и частных инвестиционных отношений в системе международных экономических отношений;

б) соответствующие методы регулирования инвестиционных отношений (публично-правовой и частноправовой);

в) состав участников соответствующих международных инвестиционных отношений;

г) специальный правовой режим*(94).

В отношении Особенной части автор ограничился лишь выделением общих контуров. По мере дальнейшего развития правового регулирования инвестиций во вторую часть, вероятно, должны быть включены такие сферы инвестирования, как экономика, культура, здравоохранение, охрана природы и т.д.

Предложенная схема системы Общей части инвестиционного права заслуживает внимания. Научная разработка основных правовых понятий и категорий, институтов, входящих в Общую часть, помогает глубже понять роль данной отрасли права. Но целиком принять эту схему при ее построении с учетом накопленного на настоящий момент практического и научно-теоретического материала не представляется возможным.

Общая часть системы международного инвестиционного права должна включать, на наш взгляд, следующие важные положения. Во-первых, любая отрасль права зиждется на таком основополагающем понятии, как система. Поэтому, используя данный термин, первую составную часть правовой отрасли следует назвать "система международного инвестиционного права" (т.е. совокупность международно-правовых принципов и норм, базирующихся на комплексе специальных источников, которые определяют иностранную инвестиционную деятельность на территории другого государства). Второй пункт рассматриваемой системы - источники. Источниками международного инвестиционного права являются формы существования международно-правовых норм, в которых выражены согласованные самими субъектами международного права и признаваемые ими правила поведения. Третьим компонентом системы международного инвестиционного права выступают субъекты инвестиционной деятельности.

Выделение международного инвестиционного права как особой отрасли или подотрасли поддерживают и другие ученые. Количество норм и институтов, непосредственно относящихся к этой области, стало достаточно значительным, считает, например, профессор Г.К. Дмитриева, и это позволяет говорить о международном инвестиционном праве как о самостоятельной подотрасли международного экономического права, особенно если учесть значение иностранных инвестиций в развитии экономики государства*(95). Наряду с международным инвестиционным правом в той же системе международного экономического права Г.К. Дмитриева выделяет международное торговое право, международно-транспортное право, международное финансовое право и международное технологическое право. Каждая из этих подотраслей представляет собой систему международно-правовых норм, регулирующих конкретную сферу экономических отношений. Все они составляют единую отрасль международного права международное экономическое право - с общим объектом регулирования, общими целями и принципами*(96).

Такого же мнения придерживается и В.М. Шумилов, обозначая инвестиционное право как подотрасль международного экономического права*(97).

Соглашаясь с доводами этих авторов, хотелось бы тем не менее заметить, что в силу комплексного характера правоотношений в сфере иностранных инвестиций данные правоотношения не могут выступать только как объект изучения международного экономического права в качестве подотрасли международного публичного права. По своей природе международное инвестиционное право гораздо шире и объемнее. Принципиально особенной его чертой выступает участие в международных инвестиционных отношениях различных по своей сущности субъектов. В зависимости от субъектного состава международные инвестиционные отношения носят межгосударственный - универсальный, региональный, двусторонний характер; они существуют между государствами и международными организациями, между государствами и юридическими, физическими лицами из других государств, между государствами и транснациональными корпорациями (ТНК), а также между юридическими лицами и физическими лицами различных государств.

Таким образом, основу международного инвестиционного права составляет совокупность международно-правовых и национально-правовых норм, регламентирующих отношения между различными участниками инвестиционной деятельности на территории чужого государства. Особо важным фактором является то, что предмет регулирования иностранных инвестиций был и остается единым и неразрывным в условиях взаимосвязанного глобализирующегося мирового хозяйства. Правовое регулирование иностранных инвестиций наглядно подтверждает объективность и взаимозависимость инвестиционного процесса и внутренней и внешней инвестиционной политики.

Юридическая природа правоотношений в сфере иностранных инвестиций заключается в создании соответствующих условий и гарантий для инвесторов-собственников, а также в определении соответствующих организационно-правовых форм инвестирования. В первую очередь в национальном праве - в специальном инвестиционном законодательстве, а также в нормативных правовых актах общего характера (гражданское, финансовое, налоговое, банковское, таможенное законодательство) - закреплены нормы, определяющие правовые формы регулирования иностранных инвестиций.

С другой стороны, международно-правовые инвестиционные нормы, закрепленные в международных универсальных и двусторонних договорах и являющиеся составной частью национальных правовых систем, выступают правовым стандартом для внутригосударственного инвестиционного законодательства. Причем этот процесс происходит не путем изъятия из действующего национального законодательства соответствующих внутренних принципов и норм и замены их международно-правовыми договорными нормами, а путем гармонизации совместного правового регулирования в ходе обеспечения правовых гарантий иностранных инвестиций*(98).

Итак, выделение самостоятельной системы международного инвестиционного права основано на наличии следующих критериев, определяемых требованиями и особенностями теории и практики современного международного права:

1. Присутствие обособленной группы общественных отношений, отражающих объективные условия формирования и развития инвестиционного процесса или инвестиционной деятельности как объективной экономической закономерности в обществе. Международные инвестиционные отношения в силу своего особого положения в системе международного экономического сотрудничества являются самостоятельным предметом правового регулирования. Общий поток прямых иностранных инвестиций намного превосходит мировой объем товаров и услуг. Благодаря этому в условиях функционирования национального и международного рынков инвестиционная деятельность по производству материальных и духовных благ становится главным видом экономических отношений, в которых инвестиции являются товаром производственного назначения и объектом правового регулирования*(99).

Другими словами, общественные отношения, связанные с инвестированием в производство материальных и духовных благ, составляют фундамент современной рыночной экономики.

Иностранные инвестиции постоянно выступают одним из ключевых рычагов социально-экономического развития любого государства, поскольку именно от правильной инвестиционной политики зависит в значительной степени рост производственного и экономического потенциала, увеличение объемов и качества производства материальных и духовных благ, развитие всей инфраструктуры.

Следовательно, предмет регулирования международного инвестиционного права выступает как специфический комплекс обособленных общественных отношений, участниками которых являются государства и другие традиционные субъекты международного права, транснациональные корпорации (ТНК), международные финансовые и экономические организации, в том числе специализированные международные инвестиционные, а также некоторые международные неправительственные организации, и другие иностранные инвесторы в виде юридических и физических лиц.

2. Достаточно крупная общественная значимость инвестиционных отношений и осознание обществом их особой национальной значимости составляют второе условие, необходимое для признания системы правовых норм в качестве отрасли международного инвестиционного права. Основополагающее значение для общества инвестиций и инвестиционного процесса, принявших цивилизованные с точки зрения международного права формы каких-то полвека назад, возрастает с развитием рыночной экономики. В развитых странах формирование и развитие рынка и рыночной экономики шло естественным, т.е. эволюционным, путем, а затем уже начало сознательно регулироваться с помощью механизма государственно-правовых институтов. В развивающихся странах и странах с так называемой переходной экономикой обеспечение гарантий иностранных инвестиций началось сразу на основе государственно-правового регулирования. Между прочим, в странах с развитой рыночной экономикой правовое регулирование инвестиционных отношений с применением нормативных актов, относящихся непосредственно к регулированию всех товарно-денежных отношений, не привело к выделению из системы правового регулирования экономических отношений особого, инвестиционного права. Но это не означает, что в экономически развитых странах отсутствуют инвестиционные отношения и правовые нормы, регулирующие эти отношения.

Возрастание роли межгосударственного инвестиционного сотрудничества обусловлено его общественной значимостью и объективной потребностью усиления экономической интеграции на всех уровнях. Условия, сложившиеся в настоящее время на международной арене, адекватно отражают большую заинтересованность развивающихся стран и государств с переходной экономикой в увеличении объемов привлечения иностранных инвестиций. Расширение и углубление международных инвестиционных связей, существование мощных международных все более возрастающих инвестиционных потоков, играющих одну из главных ролей в глобализации мирового хозяйства, - все это важнейшие факторы современного общественного развития отдельных стран и мирового сообщества в целом.

3. Обширный объем нормативно-правового материала в сфере регулирования иностранных инвестиций является с чисто формальной точки зрения теории общего права главным критерием научно-практического обоснования самостоятельности международного инвестиционного права. Нормативность - свойство права, выявляющее его смысл и предназначение; в нормативности выражается потребность утверждения в общественных отношениях нормативных начал*(100).

Разнообразный массив нормативного материала соответствующего качества и количества в сфере иностранных инвестиций может просто затмить воображение непосвященного читателя. К 1998 г. в мире было заключено порядка 1500 международных двусторонних договоров о взаимном поощрении и защите зарубежных капиталовложений с участием 170 стран. К примеру, Россия является участницей более 50 такого рода соглашений. Действуют в мире более 800 двусторонних соглашений об избежании двойного налогообложения с участием почти 200 стран. Россия участвует в более 40 таких соглашениях. Действует также ряд многосторонних договоров, призванных регулировать иностранные инвестиции в соответствии с международными стандартами. И конечно, ценнейший арсенал международных инвестиционных норм и правил мы находим в двух универсальных многосторонних договорах - Вашингтонской конвенции 1965 г. "О порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами другого государства" и Сеульской конвенции 1985 г. об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (МИГА), а также в Договоре к (Европейской) Энергетической Хартии (ДЭХ), явившемся одним из важнейших звеньев в длинной цепи усилий по созданию международного инвестиционного режима начиная с мертворожденной Гаванской Хартии конца 40-х годов ХХ в., неудачной попытки создания Кодекса поведения транснациональных корпораций.

4. Наличие особого метода правового регулирования инвестиционных отношений, выражающегося в сочетании публично-правового и частноправового регулирования иностранных инвестиций, является научно-теоретическим фундаментом обоснования выделения самостоятельного инвестиционного права в системе права. С точки зрения теории права, методы правового регулирования - это приемы юридического воздействия, их сочетание, характеризующие использование в данной области общественных отношений того или иного комплекса юридических средств воздействия. Методы правового регулирования иностранных инвестиций имеют свою специфику, которая заключается в том, что они носят разноуровневый характер*(101). Иностранные инвестиции охватывают отношения между государствами, международными организациями, юридическими и физическими лицами.