3.1.2. Международный минимальный стандарт цивилизованности

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 

Отсутствие на заре международных инвестиций специальных международно-правовых норм, регулирующих иностранную инвестиционную деятельность, компенсировалось дипломатической защитой государством своих граждан, осуществляющих инвестиционную деятельность на территории чужого государства. Традиционные принципы международного права по регулированию особого режима иностранных инвестиций применялись на основе ответственности государства за причинение вреда иностранным гражданам и иностранной собственности*(188).

Данная доктрина, которая начала развиваться в конце XIX в., требовала от принимающего инвестиции государства соблюдения определенного минимального стандарта цивилизованности в отношении к иностранным гражданам и иностранной собственности, независимо от того, предоставляются такие права собственным гражданам и юридическим лицам или нет. Международный минимальный стандарт цивилизованности применялся в отношении обеспечения защиты иностранной собственности, прав человека, а также уголовного и гражданского судопроизводства. Данную доктрину, действующую в форме международного обычая, трудно четко обозначить, так как она не была письменно закреплена ни в одном из действующих тогда международных договоров.

Некоторые попытки в этом направлении были предприняты во время кодификационной конференции Лиги наций в 1930 г. в контексте регулирования ответственности государства*(189), однако они не дали положительного результата.

Несмотря на это, в литературе можно встретить обобщение принципов международного минимального стандарта цивилизованности, разработанного и применявшегося в XIX - первой половине ХХ в.

1. Уважение законов принимающего инвестиции государства. Иностранный инвестор должен уважать и не нарушать законы и обычаи государства пребывания.

2. Предоставление иностранным инвесторам режима международного минимального стандарта государства, гражданами которого являются иностранные инвесторы. Другое государство вправе ожидать от принимающего инвестиции государства, что его гражданам будет предоставлен режим не хуже выработанного международного минимального стандарта.

3. Национализация. В принципе каждое государство имеет право в силу своего суверенитета принудительно изъять иностранную собственность, находящуюся на его территории, но этим правом государство может воспользоваться только при наличии определенных обстоятельств в соответствии с нормами международного права.

4. Законность. Любые меры, затрагивающие права и интересы иностранных инвесторов, должны основываться только на законе и применяться только в соответствии с установленной в законе процедурой, предоставляющей возможность инвестору обжаловать действия государственных органов власти.

5. Применение местных средств правовой защиты. Возникающие в ходе инвестиционной деятельности споры должны быть рассмотрены в соответствующем суде принимающего инвестиции государства. Только после полного исчерпания национальных правовых средств иностранный инвестор вправе обратиться в компетентные международные арбитражные органы.

В конце XIX в. возникла, а в начале XX в. укоренилась новая доктрина латиноамериканских юристов, которая основывалась на реакции латиноамериканских стран на несправедливые, по их мнению, формы дипломатической защиты своих граждан, осуществляемые западными странами на этом континенте*(190).

Эти теоретические воззрения были научно закреплены в трудах известного аргентинского юриста, министра иностранных дел Кальво (1822-1906 гг.). Впоследствии данная теория стала именоваться как "доктрина Кальво"*(191).