3.1. Официальные и частные письменные доказательства

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

По субъекту, от которого они исходят, письменные доказательства подразделяют   на официальные и частные (неофициальные).

К официальным письменным доказательствам в гражданском процессе обычно относят акты органов и должностных лиц государственной власти и управления, акты органов суда и прокуратуры, акты органов государственных учреждений и  предприятий, акты органов и  должностных лиц общественных организаций. К неофициальным – письменные доказательства, исходящие от граждан.

Однако такое деление не всегда позволяет четко ответить на вопросы, являются ли документы, исходящие  одновременно от граждан и организаций, официальными или частными, и к официальным или к частным письменным доказательствам следует  относить сделки в простой письменной форме.

В.И. Коломыцев, указывая на то, что  официальные письменные доказательства «исходят от государственных, общественных организаций, должностных лиц и составлены в порядке осуществления служебных  государственных или общественных обязанностей»

., отнес к официальным  письменным доказательствам документы коллективов трудящихся, документы, составленные гражданином в порядке осуществления им  служебных и общественных полномочий, а также договоры между организациями и гражданами, поскольку одной из сторон договора является  организация; при этом документы, исходящие от граждан и иностранных юридических лиц, договоры между гражданами, заключенные в письменной форме, независимо от нотариального удостоверения, рассматривались им как частные документы.

В современной литературе предлагается к официальным документам  относить сделки, для совершения которых установлены определенные требования: сделки в простой письменной форме, нотариально удостоверенные сделки и сделки, подлежащие государственной регистрации, даже если  сторонами таких сделок является граждане, а к частным относятся документы, исходящие от частных лиц либо не связанные  с выполнением каких то полномочий.

Разграничение письменных  доказательств на официальные и частные  связано с более высокой степенью достоверности официальных письменных доказательств по сравнению с частными, из чего следует  различия в порядке исследования официальных и частных доказательств. При этом считается, что исследование официальных письменных документов имеет целью выяснение следующих вопросов:

наличие полномочий органов и лиц, издавших или составивших документ; соблюдение издающими акты  органами и должностными лицами установленной законом  компетенции;

соблюдение предписанного нормами права порядка составления документов, в том числе соблюдение требований к форме документа, наличие реквизитов, наличие номера, даты, подписи, печати;

поверка истинности сведений, изложенных в письменных источниках, то есть, соответствует ли содержание волеизъявления действительным  намерениям  составителей и соответствуют ли описанные факты фактам, имевшим место в  действительности.

При исследовании не официальных документов, по мнению В.И. Коломыцева, выясняется только истинность сведений, содержащихся в документе, или волеизъявления субъекта. М.К. Треушников считает ,что при исследовании неофициальных письменных доказательств внимание сосредотачивается на выполнение условий их формирования – свободы волеизъявления, времени  составления, места составления, установление личности, составившей документ.

Представляется, что при исследовании частных письменных доказательств должны    устанавливаться следующие вопросы, способные повлиять на достоверность документов:

лицо, составившее документ;

соблюдение порядка составления документа (такой порядок может быть предписан законом или быть обычным порядком, например, при исследовании личных писем, выясняется дата составления письма, автор письма, и если на письме отсутствует дата составления и подпись автора, то достоверность письма или его относимость к делу может быть поставлена судом под сомнение);

соответствие сведений, изложенных в документе фактам, имевшим место в действительности.

В советский период гражданского процессуального права в юридической литературе среди  официальных письменных доказательств была выделена  самостоятельная группа  публичных  письменных доказательств, порядок исследования которой отличался от порядка исследования остальных официальных письменных доказательств.  Так, ненормативные акты государственных органов наделялись более высокой степенью  достоверности по сравнению с актами органов и должностных лиц государственных учреждений и предприятий в связи с детальной  регламентацией законом  порядка  издания официальных письменных документов.

В отношении содержания  таких письменных доказательств допускалось действие презумпции достоверности, при условии, если  выполнены все требования закона о порядке их  принятия, составления и выдачи. М. А. Гуревич указывал на следующие признаки  публичного документа:

1) он должен быть совершен или  засвидетельствован правительственным учреждением, единоличным органом власти или  уполномоченным на это официальным  лицом (нотариусом и т.п.);

2) указанные органы власти или лица действовали в пределах  предоставленной им законом  компетенции;

3) они соблюдали установленный законом  порядок.

Понятие официальных (публичных) документов известно и зарубежному праву. В немецком праве к публичным  письменном доказательствам относят документы, которые получены от официальных ведомств в пределах их компетенции, либо документы, полученные в предписанной законом  форме от официальных лиц, наделенных  соответствующими полномочиями, касающихся круга их деятельности. Публичные документы являются  полными доказательствами  (ч.1 ст. 415 ГПК ФРГ), то есть  доказательствами, в  правдивости которых суд полностью убежден.

Во Франции в качестве публичных должностных лиц доказательственная доктрина  и судебная  практика рассматривают: судей, секретарей судебного заседания, судебных приставов-исполнителей, некоторых должностных лиц органов прокуратуры и следствия, высших функционеров административных органов

. При этом  Гражданский кодекс Франции однозначно  устанавливает, что  официальный документ  полностью доказывает  существование соглашения, которое он содержит, между  договаривающимся сторонами, их наследниками и правопреемниками. Оспаривание содержания такого документа, особенно той части, составление которой непосредственно входит в компетенцию публичного должностного лица, существенно ограничено законом и предлагает  обращение к очень сложной и опасной для заинтересованного лица процедуре  « заявление о подлоге».

Классификация письменных доказательств на официальные и частные  принята в науке российского процессуального права, однако ГПК РФ ,не содержит определение официальных или публичных документов и не закрепляет презумпцию достоверности содержания таких документов. Суд Российской Федерации принимает в качестве доказательств официальные иностранные документы при условии их  легализации  дипломатическими или  консульскими службами Российской Федерации в том  иностранном государстве, где документы  изготовлены. Иностранные официальные документы при  отсутствии на них легализации, осуществленной российским дипломатическими или консульскими службами согласно ч.4 ст.71 ГПК РФ не могут рассматривать как допустимые доказательства по делу.

Гаагская  конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов (5 октября 1961 г.), в которой  участвует и Россия, рассматривает в качестве официальных документов в смысле Конвенции: - документы, исходящие от органа или должностного лица, подчиняющихся юрисдикции государства, включая документы, исходящие от прокуратуры, секретаря суда или  судебного исполнителя; - официальные пометки, такие, как отметки о регистрации; визы, подтверждающие определенную дату; заверения подписи на документе, не засвидетельствованном у нотариуса. Конвенция не распространяется на : - документы, совершенные  дипломатическими или консульскими агентами; - административные документы, имеющие прямое отношение к коммерческой или таможенной операции.

Таким  образом, применительно к  иностранным официальным документам российская процессуальная практика использует определение официальных документов, зафиксированное в Гаагской конвенции. Однако это определение предназначено для целей Гаагской конвенции и не  применяется к официальным документам ,изданным российскими государственными органами и должностными лицами.

В течении последних 15 лет субъектный состав участников гражданского оборота существенно изменился. До 1990 года основными действующими лицами в гражданском обороте были  государственные организации, предприятия, учреждения, и государство могло регламентировать порядок издания документов этими субъектами.

В настоящее время соблюдение правил составления документов контролируется государством только в небольшом круге субъектов гражданского права, а в  остальной части такой контроль, носит крайне ограниченный характер. Издавая письменные документы, участники гражданского оборота руководствуются, как  правило, локальными актами или  обычаями делового оборота.

В связи с этим письменные документы, изготовленные юридическими лицами, в настоящее время не обладают какими – либо дополнительными гарантиями достоверности по сравнению с документами граждан и, следовательно, должны исследоваться в том же порядке, что и документы граждан.

В настоящее время  классификация письменных доказательств  на официальные и частные не имеет практического значения в гражданском процессуальном  праве, так как действующие законодательство не наделяет официальные документы особой доказательственной силой, не устанавливает специальный порядок исследования и оценки официальных документов, не предусматривает критерии, по  которым можно было бы документы относить к официальным. Документы ,исходящие от любых субъектов, исследуются и  оцениваются по одним и тем же правилам.

Однако представляется целесообразным наделение определенных документов особой доказательственной силой, так как для создания определенных документов, имеющих большое значение в публичном  или гражданском обороте, государством предусмотрен особый порядок, регулируемый нормативными актами ( акты государственных органов и органов местного самоуправления, должностных лиц, изданные в рамках их  компетенции, нотариального удостоверяемые документы, документы, подтверждающие государственную регистрацию определенных фактов и т.п.). особый порядок создания этих  документов установлен в целях гарантии их достоверности. Но при оценке таких документов, представленных в качестве доказательств в гражданском процессе, их достоверность проверяется наряду с другими доказательствами. Таким образом, теряется смысл предпринятых государством мер по созданию гарантий достоверности документа.

Для признания документа официальным , а, следовательно, и наделения его особой доказательственной силой, должны соблюдаться условия материальной, территориальной  и личной компетенции публичного должностного лица.

Сточки зрения материальной компетенции (подведомственности), публичные должностные органы не имеют общей компетенции создания или удостоверения любого вида акта. Компетенция каждого из них определяется законом ,следовательно, каждый из таких органов может констатировать только обстоятельства определенного рода. Нарушение подведомственности при составлении официальных документов влечет их  безусловную юридическую ничтожность и лишает какого – либо доказательственного значения.

При создании официальных документов требуется  также  соблюдение публичными должностными лицами границ их территориальной компетенции. Например ,должностные лица органов ЗАГС. Вправе осуществлять регистрацию соответствующих фактов исключительно на территории административного района, где находится сам орган ЗАГС. Нарушение публичным должностным  лицом правил территориальной компетенции лишает документы повышенной доказательственной силы и может  повлечь их недействительность.

Доказательственная сила официальных документов зависит также от наличия у  их составителей персональных полномочий устанавливать определенные юридические факты. Полномочия должностного лица на момент создания конкретного документа не должны быть приостановлены или сложены на  законном  основании. Кроме того, могут существовать также объективные или законные препятствия для участия должностных лиц в создании документов повышенной доказательственной силы, например , наличие заинтересованности должностного лица в деле, родственные и иные личные связи между ним и другими участниками  акта.

Кроме соблюдения условия необходимой компетенции, при создании официального документа необходимо соответствие этого процесса  определенной процедуре. Эта процедура касается порядка содержания ,подготовки  и хранения официального документа. Такая процедура различается в зависимости от компетентного должностного лица и природы акта, но, независимо от  конкретного содержания, такие процедуры направлены  на достижение в каждом случае максимально точного отражения и воспроизведения юридических фактов именно в том виде, в каком они имели место в действительности. Так, например, независимо от компетентного органа или должностного лица, рассматривающих дело об административном правонарушении, соответствующий акт ( о привлечение к административной ответственности или отказе в этом) появляется как результат разбирательства дела в рамках стандартной процедуры, обеспечивающей выяснение всех обстоятельств дела и соблюдение права участников дела на защиту( см. раздел IV КоАП РФ «Производство по делам об административных правонарушениях»). Естественно ,что уровень  публичного доверия, или презюмируемой доказательственной силы, таких актов должен быть порядок выше.  Процедурные требования обычно касаются способа  написания документов (собственноручно или при помощи подручных средств), порядка хранения подлинников или регистров, конкретного содержания актов. Например, такие отметки в документе, как его дата, место составления или удостоверения, идентификация сторон и других участников, в том числе свидетелей и компетентного должностного лица, являются стандартными для официальных документов. Такие требования проистекают из стремления законодателя избежать возможных ошибок или  злоупотреблений, как в момент создания акта, так и на последующих стадиях его обращения. Эта конструкция и определяет реальную , а не формальную оценку доказательственную силу аутентичных актов.

Исходя из выше сказанного, представляется возможным введение особого порядка исследования и оценки официальных документов в гражданском процессе, при условии законодательного закрепления критериев официальных документов или их перечня, а также особого порядка их оценки (презумпция достоверности таких документов полностью или в части).

Повышенная доказательственная сила официальных документов должна обеспечиваться специальной, усложненной процедурой их оспаривания. Затруднение оспаривания официального документа выступает одновременно в качестве условия и границы его доказательственной силы.

Например ,во Франции указания официального документа, совершение которых прямо входит в компетенцию публичного должностного лица, могут быть оспорены только в рамках специальной процедуры «заявления о подлоге»

. Данная процедура разработана специально для официальных документов и не применяется в отношении частных документов. В случае если заявление лица о подлоге официального документа не подтвердиться, то независимо от своей вины он подвергается штрафу от 15 до 1500 евро. Кроме того, пострадавшая от такого заявления сторона может  также потребовать возмещения причиненных ей таким образом  убытков. Сама процедура может быть начата как в  рамках основного процесса, так и в отдельном процессе. Кроме того, не исключается возможность уголовного преследования.

Гражданское процессуальное доказательство РФ также предусматривает процедуры оспаривания судебных доказательств (ст.186 ГПК РФ), но вряд ли правильно рассматривать их в качестве гарантии повышенной доказательственной силы официальных документов, так как : - данные процедуры применяются в отношении любых видов доказательств; - отсутствует возможность рассмотрения заявления о фальсификации или подложности официального документа в рамках отдельного процесса; - недостаточно регулируется процесс такой проверки ( порядок, сроки, права и обязанности сторон и суда при  рассмотрении заявления): - отсутствует  ответственности за злоупотребление процессуальными правами в случаях недобросовестного заявления о фальсификации официальных документов.