Авторские права на аудиовизуальные произведения

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 

Аудиовизуальные произведения (фильмы) обычно представляют собой сложный результат творческой деятельности многих лиц, работавших над их созданием, а также включают ранее созданные иными авторами произведения, зачастую в переработанном виде.

Для использования аудиовизуального произведения необходимо обеспечить концентрацию прав на соответствующие виды использования всех произведений – как созданных в процессе работы над «фильмом», так и существовавших ранее. Предполагается, что все эти права должны сосредоточиться у одного лица – изготовителя аудиовизуального произведения, который затем будет разрешать или запрещать использование фильма.

Разумеется, для обеспечения подобного сосредоточения прав изготовителю аудиовизуального произведения было бы вполне достаточно заключения множества обычных авторских договоров, но российский Закон вслед за Бернской конвенцией и зарубежным опытом предусматривает гораздо более сложную схему.

По-видимому, заложенный в Законе подход является отголоском борьбы киностудий и иных кинопроизводящих организаций за возможность обладать особыми правами и

использовать произведения без заключения полноценных договоров с авторами и иными правообладателями.

Согласно действующему Закону у самого изготовителя аудиовизуального произведения первоначальных авторских прав не возникает, права его формально являются производными от прав авторов. Однако Закон рассматривает изготовителей аудиовизуальных произведений в качестве отдельной категории правообладателей.

Таким образом, авторы, чьи произведения оказались задействованными при создании фильма и получение прав от которых необходимо для использования фильма, условно были поделены Законом на две группы:

1) специально выделенные Законом авторы аудиовизуального произведения, обладающие особыми правами, большая часть из которых автоматически переходит к изготовителю аудиовизуального произведения;

2) все иные авторы, именуемые авторами произведений, вошедших составной частью в аудиовизуальное произведение.

Формально только эти лица в настоящее время признаются авторами создаваемых в России фильмов. Все остальные авторы использованных в фильме произведений – в том числе как созданных ранее (например, литературного произведения, положенного в основу сценария), так и возникших в процессе работы над фильмом (художники, фотографы, дизайнеры и др.), даже если результат их творческой деятельности неотделим от фильма (как это имеет место, например, у кинооператоров) – признаются только авторами произведений, вошедших составной частью в аудиовизуальное произведение.

В результате такого подхода «обиженными» оказались абсолютно все.

Во-первых, от триады авторов аудиовизуального произведения права могут отчуждаться без заключения с ними подробного договора. Как правило, изготовителю аудиовизуального

произведения достаточно доказать, что режиссер, сценарист или композитор просто согласились работать над созданием фильма, чтобы иметь возможность в силу установленной Законом презумпции получить от них исключительные права, позволяющие изготовителю использовать фильм уже без их дальнейшего согласия и обсуждения условий полноценного авторского договора.

Во-вторых, авторы произведений, вошедших составной частью в аудиовизуальное произведение, особенно кинооператоры и художники-постановщики, обычно переживают из-за того, что их не признают авторами фильма. Кроме того, с такими авторами часто вообще забывают заключить авторские договоры на использование их произведений. Добавляет проблем также то, что некоторые из них зачастую являются штатными работниками киностудий и рассматриваются как авторы служебных произведений.

В-третьих, что касается изготовителей аудиовизуальных произведений, то предлагаемый Законом подход все же не решает их проблем.

Закон исходит из предположения, что схема концентрации прав будет выглядеть следующим образом.

Таким образом, введенная законом презумпция фактически сводится к тому, что позволяет изготовителям аудиовизуального произведения не оговаривать с тремя из его авторов подробные условия передачи тех видов исключительных имущественных прав, перечень которых специально приведен в п. 2 ст. 13 Закона. Однако с остальными авторами или их правопреемниками все равно должны заключаться полноценные авторские договоры либо оформляться соответствующим образом трудовые отношения.

Влияние подобного подхода часто оказывается негативным: с триадой авторов аудиовизуального произведения договоры не заключаются в надежде на то, что Закон восполнит их отсутствие, а с остальными авторами договоры не заключаются, поскольку они авторами аудиовизуального произведения не признаются.

Кинематографическая отрасль в России, несмотря на огромные средства, вкладываемые в создание фильмов и телепередач, может быть признана одной из самых неблагополучных с точки зрения надлежащего юридического оформления отношений: договоры с правообладателями часто отсутствуют, споры о принадлежности прав могут парализовать использование фильма или привести к непредвиденным издержкам на любом этапе его использования. Только в последние годы ситуация начала немного меняться.

На практике до сих пор нет единообразия даже в понимании того, кто же в России является изготовителем аудиовизуального произведения. Обычно продюсеры считают изготовителями себя, а представители киностудий уверены, что изготовителями могут быть только киностудии. Иногда о своих правах на фильм заявляют инвесторы, предоставившие средства для его съемок.

В ст. 4 Закона изготовитель аудиовизуального произведения определяется как «физическое или юридическое лицо, взявшее на себя инициативу и ответственность за изготовление такого произведения». Именно наличие договоров с авторами, артистами-исполнителями и иными правообладателями, в которых однозначно определяется, к кому переходят права, и может служить наиболее надежным доказательством того, кто является изготовителем соответствующего аудиовизуального произведения.

Следует отметить, что права артистов-исполнителей также могут переходить к изготовителю аудиовизуального произведения в силу специально установленной законом презумпции (п. 6 ст. 37 Закона). Однако в любом случае наиболее удачным вариантом построения отношений с любыми правообладателями следует признать заключение с ними тщательно продуманного договора, по мере возможности исключающего разные варианты истолкования предусмотренных им условий.

Следует отметить, что в силу установленных Законом презумпций к изготовителям аудиовизуальных произведений от авторов и исполнителей переходят далеко не все их имущественные права, а только те, которые специально указаны в Законе. Приобретение остальных прав должно специально оговариваться в заключаемых договорах.

Например, под действие презумпций об автоматическом переходе прав от авторов и исполнителей к изготовителям аудиовизуальных произведений не подпадает «право на доведение до всеобщего сведения», которое с 1 сентября 2006 г. должно охватывать случаи использования произведений и объектов смежных прав в интерактивных цифровых сетях.

Таким образом, если изготовитель аудиовизуального произведения не приобрел соответствующих прав в силу заключенных им договоров, он не сможет ни сам на законном основании использовать аудиовизуальное произведение в Интернете и иных цифровых сетях, ни гарантировать иным лицам отсутствие претензий при осуществлении такого использования.

Дополнительные проблемы вызывает совершенно иное решение вопросов принадлежности и объема прав в отношении так называемых старых фильмов, созданных в период существования СССР.

Особенности охраны произведений, созданных в период существования СССР

Авторское право в период существования СССР отличалось многими весьма специфическими чертами. Поскольку возможность рассмотреть их все в данном издании отсутствует, представляется необходимым ограничиться упоминанием о тех из них, которые до настоящего времени при

ходится учитывать при приобретении прав на использование произведений, созданных в советский период истории российского авторского права.

1. Авторские права юридических лиц

Авторами в России всегда признавались и в настоящее время признаются только физические лица – люди, творческим трудом которых создаются произведения. Именно у них первоначально возникают авторские права на такие произведения. Однако в некоторых специально предусмот-

ренных ранее действовавшим законодательством случаях особые авторские права могли возникать непосредственно у юридических лиц.

Авторские права юридических лиц всегда рассматривались как совершенно особые права, отличные от прав авторов и изначально ограниченные по своему объему.

Эти случаи и пределы, в которых у юридических лиц могли в период существования СССР возникать особые собственные первоначальные авторские права, подробно законодательством так и не были определены, поскольку коммерческого использования своих авторских прав юридические лица (государственные социалистические предприятия) в СССР не осуществляли. Вместе с тем в настоящее время при использовании, например, созданных в период существования СССР кинофильмов возможно предъявление претензий со стороны организаций, считающих себя правопреемниками государственных киностудий, на которых осуществлялась съемка таких кинофильмов. В то же время заключение договоров с юридическими лицами не освобождает от необходимости получения разрешений у авторов, которые, согласно ранее действовавшему законодательству сохраняли авторские права на произведения, вошедшие в фильм или использованные при его создании.

Неурегулированность отношений в данной области приводит к возникновению конфликтов между различными организациями, претендующими на правопреемство, и к ущемлению в ряде случаев интересов авторов.

2. Права на служебные произведения, созданные в период существования СССР

В соответствии с подходом, принятым во многих странах, в том числе в России после принятия закона об авторском праве 1993 г., авторские права на произведение, созданное работником, принадлежат работодателю. В России такие произведения называются созданными в порядке выполнения служебного задания (см.: Служебные произведения…). Права на использование служебных произведений, создаваемых после принятия закона об авторском праве 1993 г., принадлежат организациям, в которых работают авторы, если договором с авторами не предусмотрено иное (п. 2 ст. 14 Закона).

В период существования СССР в законодательстве был закреплен совершенно иной подход: авторские права на служебные произведения оставались у авторов таких произведений, а организации могли только использовать такие произведения в специально устанавливаемом порядке. Этому вопросу посвящена ст. 483 ГК РСФСР 1964 г.

Таким образом, для правомерного использования служебных произведений, созданных во время существования СССР, необходимо заключение договора с авторами, создавшими такие произведения, или их наследниками и иными правопреемниками, а вовсе не с правопреемниками организаций, в которой работали такие авторы.

3. Невозможность передачи по договорам исключительных прав на произведение в период до 1992 г.

Возможность приобретения авторских прав по договорам с авторами жестко регламентировалась законодательством и подзаконными актами, в том числе условиями специально утверждаемых типовых договоров, причем ухудшающие положение авторов отступления от которых не допускались. Передача исключительных прав по авторских договорам не предусматривалась.

Таким образом, при заключении договоров в настоящее время необходимо учитывать, что ни автор, ни его наследники в соответствии с ГК РСФСР1964 г. просто не могли передавать по каким-либо договорам исключительные права иным лицам. Такая возможность появилась у них только после принятия нового российского законодательства об авторском праве.