Основные принципы ЕЭС

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 

Договор о ЕЭС действительно посвящен прежде всего регулированию общего рынка, хотя затрагивает и другие вопросы. Следует напомнить, что основные направления деятельности ЕЭС определены следующим образом:

а) устранение между государствами-членами таможенных сборов и количественных ограничений на импорт и экспорт товаров, а также всех других эквивалентных по своим последствиям мер;

б) введение общего таможенного тарифа и общей торговой политики по отношению к третьим государствам;

в) устранение между государствами-членами препятствий свободному движению лиц, услуг и капиталов;

г) ведение общей политики в области сельского хозяйства;

д) ведение общей политики в области транспорта;

е) предотвращение нарушений правил конкуренции в общем рынке;

ж) согласование экономической политики государств-членов и устранение неравновесий в платежных балансах;

з) сближение законодательств государств-членов в той мере, в какой это необходимо для функционирования общего рынка;

и) создание Европейского социального фонда с целью улучшения возможностей занятости для трудящихся и содействия повышению их жизненного уровня;

к) создание Европейского инвестиционного банка, призванного способствовать экономическому развитию Сообщества путем привлечения новых ресурсов;

л) ассоциация с заморскими странами и территориями с целью увеличения торговли и совместного содействия экономическому и социальному развитию (ст. 3).

Характеризуя основные положения Договора и в особенности провозглашенные им принципы, полезно иметь в виду, что в его тексте нашла отражение реальная ситуация, сложившаяся в то время в Западной Европе. Как известно, подготовка Договора проходила при все более заметном соперничестве Франции и ФРГ за лидерство в создаваемой организации. Отсюда компромиссы, которые можно обнаружить как в тексте документа, так и в практике развития ЕЭС. В политической жизни Западной Европы острым оставался вопрос о содержании интеграционных процессов.

Появление ЕЭС решало споры таким образом, что развело экономическое и военно-политическое сотрудничество по двум главным организациям. В то время как ЕЭС стало заниматься проблемами общего рынка и экономического взаимодействия государств-членов, согласование и решение вопросов, связанных с военными делами, проведением общей «силовой политики», сосредоточивалось в НАТО. Сам факт, что ЕЭС была чисто региональной, западноевропейской организацией, а НАТО охватывало и другие страны, и в первую очередь США, являвшиеся ее реальным лидером, опорой и самой мощной страной, мало что менял в сложившемся балансе интересов и сил. Между ЕЭС и НАТО тем самым был проведен достаточно четкий и зримый водораздел.

Впрочем, дело не только в концентрации усилий ЕЭС на проблемах экономики. Это еще не выделяло Сообщество столь отчетливо из ряда международных организаций, известных до того времени не только практике, но и теории права. При создании ЕЭС был сделан новый и чрезвычайно важный шаг по пути, ведущему к складыванию принципиально нового типа межгосударственных отноигений. Если создание ЕОУС можно сравнить с глубокой разведкой на еще не освоенной территории, то учреждение ЕЭС и Евратома сопоставимо с решительным прорывом по широкому фронту и созданием плацдарма, позволяющего идти далеко вперед. В сообществах воплотилась новая философия интеграции, значительный отрыв от того имиджа международной организации, который доминировал в мире до середины XX столетия.

Своеобразие природы права сообществ нашло отражение в том, что в нем был воспринят принцип субсидиарности. Он хорошо известен юристам в разных странах, но, пожалуй, не выдвигался до этого столь энергично на международной сцене. Принцип субсидиарности был больше распространен в сфере действия частного и прежде всего гражданского права, чем в сфере публичного и, в частности, международного и конституционного права. Субсидиарность применительно к гражданскому праву обычно переводится на русский язык как дополняемость, восполняемость. Смысл субсидиарности в этой сфере заключается в том, что в предусмотренных законом случаях, когда вопрос не может быть решен на базе соответствующей отрасли права или соответствующего правового комплекса, возможно привлечение норм из смежных отраслей права или правовых комплексов. Иными словами, если должной правовой нормы нет, то применяется другая, наиболее подходящая норма. В гражданском праве существуют особые институты типа субсидиарной ответственности. Данный принцип встречается также в трудовом праве, реже в других отраслях права.

В международном и конституционном праве на первый план выступают другие свойства принципа субсидиарности. Речь идет преимущественно о распределении полномочий между «этажами» власти в процессе принятия решений. Упрощенно говоря, решение должен принимать тот «этаж», который располагает для этого необходимой квалификацией. Применительно к отношениям между ЕЭС и государствами-членами это означает, что Сообщество наделяется полномочиями, необходимыми для решения вопросов, выходящих за пределы возможностей одного государства. Там же, где государство в состоянии самостоятельно заниматься соответствующими делами, вмешательство ЕЭС, а следовательно, его наделение дополнительными полномочиями не только не нужны, но и могут оказать неблагоприятное воздействие на процесс интеграции. Аналогичный подход необходим при распределении полномочий в рамках федерации между ее центром и составными частями.

Следует сказать, что принцип субсидиарности менее всего подразумевает жесткое отграничение, своего рода отгораживание части от целого. Его смысл состоит в использовании всего потенциала права, в сложении усилий участников процесса принятия решений и приведении в действие всего механизма реализации права. Если невозможно или просто трудно достичь искомого результата автономными усилиями, необходимо в интересах дела задействовать другие имеющиеся возможности, в частности возможности Сообщества. Собственно говоря, оно и было создано для того, чтобы осуществлять интеграцию, которая была не под силу государствам, действовавшим поодиночке.

Нельзя сказать, что принцип субсидиарности был сразу же четко и определенно сформулирован в Договоре о ЕЭС. Более того, он не привлек сколь-нибудь заметного внимания первых исследователей и комментаторов возникавшего европейского права. Не было споров вокруг этого принципа и среди практиков. Только несколько позже, когда обозначилась потребность в активизации усилий государств-членов в интересах решения задач и достижения целей, стоящих перед сообществами, о принципе субсидиарности заговорили в полный голос. Основанием для этого послужила статья 5 Договора, согласно которой государства-члены будут предпринимать все надлежащие меры общего или частного характера, чтобы обеспечить выполнение обязательств, вытекающих из Договора или действий, предпринятых институтами Сообщества. Государства-члены далее взяли на себя обязательство содействовать выполнению общих задач Сообщества. И последнее: они договорились воздерживаться от любых мер, которые могли бы поставить под угрозу достижение целей Договора.

Как видно, в сфере распределения задач и полномочий движение шло главным образом в одном направлении: от государств-членов к Сообществу. И для того времени это было объяснимо. Сообщество только что было создано, делало свои первые шаги, не имело никаких традиций и накопленного авторитета, а тем более надежного инструментария для реализации полномочий. Поэтому ЕЭС было кровно заинтересовано в поддержке своих членов. Лишь впоследствии, по мере накопления опыта и даже «выяснения отношений» между Сообществом и его членами ситуация изменилась и понадобилась улица с двусторонним движением. Для государств-членов оказалось не менее полезной возможность Сообщества дополнять их акты и действия своими.

Практическое значение принципа субсидиарности стало возрастать по мере расширения сферы совместного ведения сообществ и государств-членов. Именно здесь необходимо не только твердое разграничение полномочий, но и использование, дополнение норм одной стороны нормами другой стороны, особенно тогда, когда соответствующие отношения остаются не урегулированными правом. Сообщество имеет, таким образом, возможность опереться на правовые акты и действия государств-членов, а государства-члены в свою очередь могут опереться на акты и действия ЕЭС. Принцип субсидиарности позволяет тем самым решать проблемы, не дожидаясь принятия новых правовых актов, и даже экономить на них.

Принципиально важное значение имело положение Договора о координации экономической политики государств-членов и Сообщества. Как гласит статья 6, государства-члены в тесном сотрудничестве с институтами Сообщества будут согласовывать свою экономическую политику в той мере, в какой это необходимо для достижения целей Договора. Институты Сообщества в свою очередь будут проявлять заботу о том, чтобы не была нарушена внутренняя и внешняя финансовая стабильность государств-членов. Как видно, и здесь была заложена идея совместной деятельности государств-членов и ЕЭС, постоянного учета обеими сторонами не только своих собственных интересов, но и интересов «партнера». Для международной организации это было бы излишне, для федеративного государства недостаточно, а в условиях становления Сообщества вполне достаточно и весьма полезно.

Стоит выделить еще один общий принцип. В Договоре о ЕЭС был заложен запрет на дискриминацию юридических и физических лиц вследствие их связи (гражданство, регистрация и др.) с тем -или иным государством в рамках Сообщества. Это, казалось бы, абстрактное положение с самого начала имело немаловажное право-применительное, прикладное значение. С одной стороны, тем самым проводилась идея формирования Сообщества как союза государств, а с другой – было заявлено, что учредители полны решимости «заложить основы для все более тесного союза европейских народов» (преамбула). Отсюда вытекает положение о том, что в рамках применения Договора и без ущерба для некоторых специальных положений, которые он предусматривает, запрещается любая дискриминация по соображениям национальной принадлежности (ст. 7).

Сообщество отнюдь не уподоблялось федеративной государственной структуре. Даже самые ярые приверженцы федералистской идеи проявляли, как правило, осторожность во всем том, что понималось в те времена под ее реализацией. Но тем не менее была сделана определенная заявка на будущее, когда разговоры о гражданстве Сообщества стали приобретать актуальность. Запретом дискриминации как бы подчеркивалось, что Сообщество с самого начала занимается проблемами не только международных отношений, но и отношений с участием юридических и физических лиц.

Очень важно иметь в виду, что достижение главной цели ЕЭС – формирования общего рынка – предполагалось провести постепенно, по мере прохождения заранее установленных и обязательных этапов. В Договоре было установлено, что общий рынок должен создаваться постепенно, в течение переходного 12-летнего периода (ст. 8). Этот период в свою очередь был подразделен на три этапа по четыре года каждый. Для каждого этапа предусматривалась совокупность мероприятий, которые должны были быть предприняты и проводиться в соответствующем порядке.

Правда, продолжительность любого этапа могла быть изменена. Но сделать это было очень нелегко. Так, переход от первого этапа ко второму обусловливался констатацией того, что специфические цели, установленные для первого этапа, в основном фактически выполнены. Эта констатация должна была быть произведена единогласно. Осторожность, выбранная учредителями как метод оценки, проявилась в положении, согласно которому при отсутствии единогласия первый этап автоматически продлевается на один год. Подобпая строгость в оценках была распространена и на другие этапы. Не считая исключений или отступлений, предусмотренных в Договоре, завершение всего переходного периода определялось крайним сроком, когда должны были вступить в силу все установленные правила и все меры, необходимые для того, чтобы создание общего рынка было завершено.

Вслед за этапами переходного периода, необходимого для формирования общего рынка, весьма детально определялось его содержание. Надо сказать, что со временем определение претерпевало некоторые изменения, но в своей основе осталось прежним. Общий рынок есть не что иное, как пространство без внутренних границ, в котором провозглашены и последовательно осуществляются «четыре свободы», ставшие визитной карточкой Сообщества: свободное движение товаров, лиц, услуг и капиталов. Как показала практика, эти свободы были действительно необходимы для формирования общего рынка, в котором действуют те же правила игры, что и на внутреннем рынке каждого государства. Устранение препятствий, мешавших развитию всех четырех свобод, составило на долгие годы важнейшую задачу Сообщества.