Экономический и валютный союз

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 

В Римском договоре 1957 г. есть лишь скупое упоминание о сотрудничестве в области валютных отношений. Впервые идея создания Экономического и валютного союза выдвигается лишь в конце 60-х годов. Ее появление именно в это время было обусловлено двумя обстоятельствами:

1) Бреттон-Вудская система, казавшаяся незыблемой в середине 50-х годов, дала серьезные трещины, что требовало реакции со стороны западноевропейских государств;

2) достигнутые успехи в области интеграции (в первую очередь в области торговой политики и политики в области сельского хозяйства) заложили первые предпосылки для самостоятельных действий ЕС в валютной сфере.

В декабре 1969 г. Европейский совет впервые выдвигает создание Экономического и валютного союза в качестве одной из целей сообществ. В октябре 1970 г. появляется так называемый доклад Вернера, в котором был сформулирован конкретный план перехода к валютному союзу через введение «необратимой» взаимной конвертируемости национальных валют, полную либерализацию движения капиталов, установление неизменных обменных курсов и, наконец, замену национальных валют единой европейской валютой.

В марте 1971 г. главы государств и правительств «шестерки» одобрили в принципе идею поэтапного создания ЭВС, хотя их позиции все еще расходились по ряду ключевых положений «плана Вер-нера». Дело вскоре осложнилось в связи с резкой дестабилизацией валютных рынков в результате введенного в августе 1971 г. свободного курса американского доллара.

Скорее реагируя на конкретные проблемы текущего дня, чем стремясь выполнить перспективную задачу создания ЭВС, «шестерка» ввела в марте 1972 г. «систему змеи внутри туннеля», т.е. систему согласованного колебания европейских валют («змея») внутри очень узких рамок в отношении американского доллара («туннель»). Не выдержав потрясений, вызванных энергетическим кризисом, слабостью доллара и расхождениями в экономической политике участников, система рухнула через два года. На ее обломках осталась лишь «зона марки», включавшая Германию, Данию и страны Бенилюкса.

Идея Экономического и валютного союза была возрождена в 1977 г. тогдашним председателем Комиссии Р. Дженкинсом. В 1979 г. Франция и Германия решили создать Европейскую валютную систему (ЕВС), к которой присоединились и остальные страны – члены европейских сообществ.

В 80-е годы экономическая ситуация в сообществах была весьма благоприятной. Это обеспечило стабильность и эффективность ЭВС. После принятия Единого европейского акта в тексте Римского договора о ЕЭС появилась статья 102 «а», в которой говорилось, что государства-члены принимают во внимание опыт, приобретенный благодаря сотрудничеству в рамках ЕВС и становлению ЭКЮ.

Достоинства ЕВС предопределили расширение ее состава и укрепление внутреннего единства. Первоначально в полном объеме из 12 государств-членов в ЕВС включились только 8, а Великобритания, Греция, Португалия и Испания имели особые условия, связанные с положением их валют. В 1989 г. к сложившемуся механизму обменного курса присоединилась Испания, а в 1990 г. – Великобритания; они стали полными членами ЕВС, хотя и получили льготные условия – для них уровень колебаний составлял 6%, тогда как нормальный уровень не превышал 2,5%.

Вместе с тем каждое государство, вошедшее в ЕВС, сохраняло свою валюту и собственный центральный банк. Взаимодействие стран как при выработке общей политики, так и при принятии конкретных решений осуществлялось главным образом в рамках Комитета управляющих центральными банками. Разумеется, принципиальные решения принимались на уровне глав государств и правительств или по крайней мере после консультаций с ними.

Анализируя сложившуюся ситуацию, не следует, однако, переоценивать ее масштабы и достигнутые успехи. ЭКЮ, например, как общей валюте государств-членов было еще далеко до реальной денежной единицы. Она обслуживала незначительный процент торговли в рамках сообществ и была лишь частным платежным средством. Между тем время требовало новых и притом смелых кардинальных решений, быстрого продвижения вперед.

Перспективы развития Экономического и валютного союза стали предметом серьезного анализа, предпринятого Комитетом, в который вошли председатели центральных банков всех 12 государств-членов, соответствующий член Комиссии, три независимых эксперта и в качестве председателя Ж. Делор, являвшийся в то время председателем Комиссии. Комитет выработал план, намечавший три стадии создания Экономического и валютного союза. Первая стадия – учреждение свободного движения капиталов в рамках Сообщества и макроэкономического сотрудничества между государствами-членами и их центральными банками. Вторая стадия состояла в создании новой европейской системы центральных банков в целях наблюдения и координации в сфере валютной политики государств-членов. Третья стадия означала установление неизменных обменных курсов национальных валют и передачу всех полномочий в сфере экономической и валютной политики институтам сообществ.

Этот план, получивший наименование «план Делора», был рассмотрен и одобрен на встречах представителей государств-членов на высшем уровне и на других важнейших совещаниях. Некоторые колебания проявляла лишь Великобритания, для которой стал очень часто характерен сильный скептицизм. Однако уже в декабре 1989 г. во время встречи на высшем уровне в г. Страсбурге (Франция) было решено созвать межправительственную конференцию в целях пересмотра тех условий учредительных договоров, которые препятствовали переходу Экономического и валютного союза ко второй и третьей стадиям развития. Такая конференция состоялась год спустя, в декабре 1990 г. в Риме. Окончательные решения, определяющие цели и пути создания Экономического и валютного союза, были приняты на Маастрихтском саммите и включены в текст Договора о Европейском союзе.

Если оценивать Маастрихтский договор в аспекте создания Экономического и валютного союза, то, бесспорно, можно говорить об определенном успехе его инициаторов. Участники Договора торжественно заявили в его преамбуле о своей решимости «установить экономический и валютный союз, включая, в соответствии с условиями настоящего Договора, единую и твердую валюту». Но, пожалуй, самое главное состояло в том, что кардинальный план Делора был в значительной части принят почти без поправок.