ГЛАВА II. Прагмалингвистические характеристики основных жанров положительной оценки

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Человек является не только субъектом оценивающим, но и субъектом оцениваемым.  Людям свойственно давать оценку себе самим, своим собеседникам, а также третьим лицам, не участвующим в ситуации общения.

В психологии выделяются три типа межличностных отношений:                  1. Сопереживающее (понимание, сочувствие, оправдание, сожаление, тревога  – «Бедняга!»);

2.    Одобряющее (симпатия, восхищение – «Молодец!»);

3. Отвергающее (антипатия, осуждение, неприятие – «Деловит до тошноты») [Вопросы психологии 1990, № 2].

В распоряжении говорящего находится огромный набор аксиологических единиц языка, и хотя, по утверждению Л.О. Чернейко, официально принятый стандарт оценок существует, решающим оказывается его собственный голос. Зачастую говорящий может обнаружить, что он не в состоянии логически обосновать свою оценку того или иного человека. Как отмечает Л.О. Чернейко, существует лишь бессознательный мотив, который  на вербальном уровне выражается стандартной формулой «Мне он / она     нравится / не нравится», а почему говорящий не может объяснить, а чаще может и не знать. Как есть общеоценочный стандарт «хорошо / плохо», так есть и общеэмоциональный стандарт «приятие/неприятие» другого человека.  Иррациональный по своей сути, он и является, по мнению Л.О. Чернейко, основанием оценки всех проявлений личности другого человека, определяя выбор говорящим и знака оценки (+ или –) и оценочного слова из ряда. «Язык располагает целыми рядами слов-синонимов, где качества человека, черты его характера предстают в градации через среднюю степень к высшей: экономный, скупой, жадный, алчный <…> »   [Чернейко 1996: 44]. Таким образом, решающим фактором, оказывающим влияние на выбор говорящим межличностных оценок, является приятие либо неприятие другой личности. Иными словами, что я в тебе вижу, зависит от того, как я тебя вижу, симпатизирую или нет. Общее приятие личности другого, по убеждению Л.О. Чернейко, стирает плохое в ней: говорящий очевидные для всех пороки постарается представить как недостатки, недостатки – как милые слабости, достоинства же найдет там, где их нет. Показательным в этом  отношении является приведенный ниже пример.

Марина любила сына до судорог, хотя видела его недостатки: ленивый, безынициативный… Но при чем здесь достоинства и недостатки, когда речь идет о собственных детях. Недостатки Марина тут же превращала в достоинства. Ленивый, но зато не нахальный. Скромный. А эти «не ленивые» прут, как носороги, попирая все человеческие ценности (В.Токарева. Своя правда).

Опираясь на перечень глаголов группы «Одобрения», приведенный в работе М.Я. Гловинской [Гловинская 1993], М.Ю. Федосюк попытался выявить лексико-семантическую группу русских существительных со значением «словесное выражение положительной оценки». «Указанная ЛСГ включает … по меньшей мере 19 слов или, точнее,  лексико-семантических вариантов слов: бахвальство, возвеличение и возвеличивание, воспевание, восславление, захваливание, комплимент, лесть, любезность, одобрение, похвала, похвальба, прославление, превознесение и превозношение, расхваливание, славословие, хвала и хвастовство»  [Федосюк 1997: 112].

Однако исследователь утверждает, что из этих 19 существительных лишь два могут служить названиями РЖ – похвала и одобрение. Так М.Ю. Федосюк отказывает в праве на существование РЖ комплимент. По его мнению, основная цель комплимента противоречит одному из постулатов речевого общения – постулату искренности, так как заключается не в положительной оценке адресата, а лишь в оказании положительного воздействия на его эмоции.

Наименованиями РЖ не могут служить, по утверждению М.Ю. Федосюка, и слова похвальба и хвастовство, так как они также противоречат еще одному важному постулату речевого поведения – постулату скромности. К тому же похвальба и хвастовство, как впрочем, и комплимент,  не имеют специально закрепленной за ними формы и чаще всего предстают в виде похвалы.

По мнению В.В. Дементьева и К.Ф. Седова, к которому присоединяемся и мы, нет причины не считать речевыми жанрами похвальбу, комплимент и т.д., поскольку каждый носитель языка без труда может представить себе ситуацию, когда один собеседник хвалится, а другой завидует или хвалится сам. Когда один произносит комплимент, а другой его с удовольствием принимает. Все это «типические ситуации общения, а значит речевые жанры, понимаемые не как модели  инвариантно-вариантного типа, по которым строит свои речевые действия один говорящий, а как внутренняя форма коммуникативного события, жанры «языкового существования» [Дементьев, Седов 1998: 26].

Далее мы попытаемся уточнить список жанров, способных, на наш взгляд, передавать положительную оценку человека. Сначала мы рассмотрим некоторые прагмалингвистические характеристики основных жанров положительной оценки, а затем обратимся к их выражению в речи.