2.2. Общая характеристика жанров положительной оценки лица

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Положительная оценка лица является неотъемлемой частью «дискурса с общим значением одобрения» [Шиманюк 2001: 40]. В русском языке она передается через похвалу, комплимент и одобрение. Сходство этих жанров обнаруживается в том, что они характерны преимущественно для кооперативного общения и служат регуляторами успешной коммуникации. Положительная оценка лица, являясь основным содержанием таких жанров, призвана настроить партнеров по общению на коммуникативное сотрудничество, выразить доброжелательное отношение, симпатию, дружелюбие, вызвать позитивные эмоции у собеседников.

С помощью похвалы, комплимента и одобрения говорящий стремится прежде всего сделать приятное собеседнику. Это позволяет отнести похвалу, комплимент и одобрение к жанрам фатического общения. Они служат, главным образом, для гармонизации межличностных отношений, помогают устанавливать, регулировать или поддерживать контакт между собеседниками. Подтверждение этому можно найти в работах В.В. Дементьева, который относит, например, комплимент к ЖФР, улучшающим межличностные отношения в прямой форме. К этой же группе, на наш взгляд, примыкают похвала и одобрение [Дементьев 1997а].

Общей чертой жанров положительной оценки лица является то, что они встречаются не только в общении близких людей, хорошо знающих друг друга, но и в общении малознакомых либо вовсе не знакомых людей. В первую очередь это касается РЖ комплимент. Комплименты, как отмечает О.С. Иссерс, относятся к ритуальным речевым действиям, которые основаны на принципе вежливости. Комплименты легко принимаются и от незнакомых людей, и даже от тех, к кому не испытывают особую симпатию. Главное условие заключается в том, что говорящий не должен вызывать резкую антипатию у адресата, не должен находиться с ним в состоянии конфликта. Позиции сторон, как справедливо указывает О.С. Иссерс, как правило, несимметричны. Так, произносящий комплимент находится в «сильной позиции», поскольку его адресат в соответствии с принципом вежливости должен принять комплимент и быть благодарным за проявленную симпатию [Иссерс 2002].

<…> Я состою в браке восемнадцать лет.

Сколько?

Восемнадцать.

Не может быть.

Почему?

Очень молодо выглядите.

Женщина рассмеялась.

– Спасибо, просто мы  расписались рано, нам по шестнадцать было (Д. Донцова. Чудеса в кастрюльке).

Автор и адресат оценки в приведенном примере – незнакомые женщины, которые случайно вступили в разговор. Однако это не мешает одной из них сделать комплимент в адрес собеседницы, а последней в свою очередь благосклонно его принять и поблагодарить за него.

Похвала, комплимент и одобрение тематически очень близки. Эти жанры иногда довольно сложно противопоставить по той причине, что они  не имеют четких границ.

Для начала обратимся к сравнительной характеристике похвалы и одобрения. По классификации Т.В. Шмелевой, рассматриваемые жанры вполне можно отнести к оценочным, поскольку они влияют на самочувствие участников общения, соотнося их поступки, действия, качества с общепризнанной  ценностной шкалой [Шмелева 1997].

Л.Л. Федорова, выстраивая типологию речевых воздействий, также отмечает, что похвала и одобрение относятся к таким РЖ, для которых свойственно прежде всего оценочное воздействие. Эти жанры «направлены в основном на чувства собеседника и производятся на основании общепринятых моральных критериев» [Федорова 1991: 49].

Общим признаком рассматриваемых жанров является то, что они могут быть направлены не только на непосредственного адресата, но и на третье лицо, не принимающее участия в процессе общения. В ситуациях «заочной оценки» [Дьячкова 2000], когда адресат и объект оценки не совпадают, можно выделить несколько типов объектов оценивания. И.Г. Дьячкова, например, исследуя РЖ похвалы и порицания, делит все высказывания «заочной оценки» на три типа. К первому типу она относит высказывания, в которых объект оценки рассматривается автором как потенциальный, ко второму типу – высказывания, в которых объект оценки не рассматривается как потенциальный и нежелателен для автора (такие ситуации, как правило, характерны для выражения негативной оценки), и, наконец, к третьему типу И.Г. Дьячкова относит высказывания, в которых объект оценки не рассматривается как потенциальный, хотя, возможно, он и желателен для автора. Для нас наибольший интерес представляют первый и третий типы «заочной оценки».

Положительная оценка, объект которой мыслится как возможный, потенциальный адресат, выражается, по утверждению И.Г. Дьячковой, с помощью «он-форм», которые легко могут трансформироваться в «ты-формы». Автор высказывает своему собеседнику положительную оценку человека, отсутствующего в момент общения, однако этот человек вполне бы мог стать адресатом, если бы принимал участие в беседе.

Дана Борисова очень потрясающим чувством юмора обладает (РР РЗ) = Ты очень потрясающим чувством юмора обладаешь.

Знаете, Юра, она замечательная рассказчица, рассказывает так, словно по написанному читает (А. Маринина. Незапертая дверь) = Знаешь, ты замечательная рассказчица, рассказываешь так, словно по написанному читаешь.

Однако подобные трансформации возможны далеко не всегда. Существуют такие ситуации, в которых объект оценки не рассматривается автором как потенциальный. В таких случаях степень удаленности автора оценки от ее объекта максимальна. Здесь можно выделить две группы объектов. Во-первых, объект «заочной оценки» может носить обобщенный, неопределенный характер. Оцениваться может не только конкретный человек, но и группа людей, объединенных общим делом, интересами, профессией, родственными или дружескими связями и т.п., наконец, все общество в целом.

Н.  <…> А он стоит вот так // Ногу поставил на табуретку // Да // И кошкой сапоги чистит // (смех) <…> Кошка орет диким матом // (смеется) Она [заведующая общежитием] // «Мучитель! Изверг! Хуже фашиста!» А он грит // А он такой лощеный // «Мадам / а чем я виноват / что в вашем з-занюханном отеле / нет ни одной сапожной щетки?» <…>

В. Военные находчивые // (РР РМ).

Поведение одного военнослужащего и его умение ловко выйти из затруднительного положения позволили автору положительной оценки сделать обобщение и оценить всех военных, как людей находчивых, не теряющихся в сложных ситуациях.

Во-вторых, объектом «заочной» положительной оценки может стать несуществующее лицо, человек, ушедший из жизни и потому не способный выступить в качестве адресата.

– Есть ли среди отечественных эстрадных звезд ваши кумиры?

– Конечно. Утесов. Это абсолютно уникальный, выдающийся, ни на кого не похожий самородок, который останется навсегда (Цветной телевизор, № 44. – октябрь 2002).

Вообще в русской культуре принято отзываться об умерших только положительно, и большинство носителей русского языка неукоснительно следуют этому правилу. В качестве иллюстрации можно привести следующий пример:

– <…> Она была безродной нахалкой, на которой мой сын женился по чистому недоразумению. Мезальянс совершенно не нравился нам с отцом. К тому же Лариса обладала отвратительным характером, настоящая плебейка и хамка.

– О мертвых говорят только хорошее, – сказала я.

– Да, – согласилась Фрида, – у нее были хорошие задатки. Можно сказать, питомник только и держался ее усилиями. Степан обожает всякие новомодные штучки, так у него собаки дохли, как мухи. Электрические поилки, автоматические раздатчики корма, синтетические подстилки, вроде все по последнему слову, а кобельки тоскуют, сучки воют, и щенки мрут. Люлю постелила в вольерчиках теплые соломенные тюфячки, велела раздавать корм вручную, гладить животных почаще. Выяснилось, собакам не хватает любви. И ветеринаром она была от бога. Весь городок к ней живность таскал, кого только не лечила: кур, коз, кошек, попугайчиков! Где, интересно, научилась! (Д. Донцова. Дама с коготками).

Свекровь отзывается об умершей снохе, с которой чисто внешне у нее были очень напряженные отношения, зачастую приводящие к конфликтам. Этим объясняется изначальная негативная оценка снохи. Однако в действительности свекровь по-своему любила жену сына и потому после напоминания о существующем правиле (О мертвых говорят только хорошее) с легкостью переключилась на ее положительные качества.

Обратившись к толкованию названий исследуемых жанров, мы  обнаружили сходство между ними, подтверждаемое данными словарей. Необходимо отметить, что в словарях похвала и одобрение, как правило, соотносятся друг с другом. Эти существительные являются синонимами, и в большинстве случаев похвала описывается через одобрение, а одобрение через похвалу. Так, БАС дает следующее толкование похвалы: «Лестный отзыв, одобрение» [БАС Т. 10: стб. 1678]. В словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой можно обнаружить похожее определение: «Похвала – хороший отзыв о ком-, чем-н., одобрение» [Ожегов, Шведова 1997: 573]. В свою очередь одобрение определяется БАСом как «признание хорошим, правильным; положительный отзыв, похвала» [БАС Т.8: стб. 709], а словарем С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой как «похвала, одобрительный отзыв» [Ожегов, Шведова 1997: 447]. Более четкое противопоставление похвалы и одобрения содержится в Словаре синонимов под ред. А.П. Евгеньевой, где отмечается, что «одобрение – это признание чего-л. хорошим, правильным, положительный отзыв о чьих-л. качествах, поступках и т.д.», в то время как похвала обозначает «самую высокую оценку, лестный отзыв о ком-, чем-л.» [Словарь синонимов русского языка Т. 2: 45].

Таким образом, исходя из толкований словарей, можно сказать, что разница между похвалой и одобрением заключается в степени положительной оценки, в ее интенсивности, эмоциональности. Похвала, на наш взгляд, может выражать не только беспристрастное мнение, но и эмоциональное отношение говорящего к объекту оценки, а именно: радость, восхищение, восторг и т.д. Тогда как одобрение, по нашим представлениям, более рассудочно и менее эмоционально.

Еще более важным признаком, позволяющим противопоставить похвалу и одобрение, является основание оценки. Так, для появления в речевом общении жанра одобрения необходимо, как правило, наличие поступка, действия, определенной ситуации.

– Меры по сохранению т-тайны приняты, ваше сиятельство, – стал докладывать Фандорин. – Все, кто был причастен к осмотру места преступления, предупреждены об ответственности, с них взята роспись в неразглашении. Обнаруживший тело дворник как лицо склонное к неумеренному питью и за себя не ручающееся временно помещен в особую камеру Жандармского управления.

– Хорошо, – одобрил губернатор (Б. Акунин. Особые поручения).

Похвала в тематическом плане более свободна, универсальна. Она может относиться не только к поступку, действию, но и к результатам деятельности, и к особенностям личности, ее свойствам, чертам характера.

А. (дочь) Кабачки у тя седня изуми-и-тельные //

Б. Ну ведь прямо с грядки // (РР РМ).

Используя  метод семантических примитивов, похвалу и одобрение можно, на наш взгляд, описать с помощь следующих метареплик.

Похвала

Знаю, что ты сделал нечто особенное (обладаешь чем-то особенным)

Говорю тебе об этом, так как считаю, что ты должен знать, что я высоко это ценю

Думаю, что тебе это будет приятно

Одобрение

Считаю, что ты сделал (сказал) нечто особенное

Говорю тебе об этом, так как согласен с тобой и хочу тебя поддержать

Думаю, что тебе это будет приятно

Для похвалы важна собственно оценка и отношение говорящего к объекту оценки. Одобрение, будучи более нейтральным, прежде всего демонстрирует солидарность с адресатом, стремление его поддержать.

Комплимент большинство исследователей относят к этикетным РЖ, цель которых  – осуществление особого события, поступка в социальной сфере, предусмотренного этикетом данного социума [Шмелева 1997]. Однако, по нашему мнению, он является одновременно и оценочным РЖ, поскольку оказывает на адресата не меньшее воздействие, чем похвала или одобрение.

Составителями словарей комплимент определяется как «похвала, вызванная стремлением сказать любезность или польстить кому-либо» [БАС  Т.5: стб. 1262]; «любезные, приятные слова, лестный отзыв» [Ожегов, Шведова 1997: 288]; «любезность» [Александрова 1989:155].

На основе примитивов А. Вежбицкой [Вежбицкая 1997] анализируемый жанр можно описать следующим образом:

Комплимент

Думаю, что о тебе можно сказать нечто хорошее

Чувствую, что тебе это будет приятно

Говорю это, так как хочу, чтобы тебе было приятно

Сравнивая комплимент и похвалу, можно отметить, что комплимент соотносится прежде всего с такими понятиями, как любезность, учтивость, корректность, галантность, а в похвале на первый план выступает одобрение, положительный отзыв. Так, по мнению О.С. Иссерс, для РЖ похвала основной целью является положительная оценка, информирование адресата об этой оценке. Причем похвала чаще всего предполагает оценку поступка, действий, качеств личности, проявленных при каких-либо обстоятельствах [Иссерс 2002].

Мария Ивановна смотрела на девушку внимательно. Оценила, как та ловко вставила нитку в иголку. Как аккуратно совместила края ткани. И залюбовалась ровной, словно по линеечке, строчкой:

– Умница, как красиво у тебя получается! (Жизнь, 27.11.02);

Евгений Плющенко был просто великолепен! Он впервые безукоризненно выполнил каскад из прыжка в четыре оборота и двух двойных прыжков (Жизнь, 27.11.02).

В обоих примерах говорящий оценивает с положительной стороны старания и умения адресата.

Чтобы получить похвалу, нужно совершить нечто особенное, проявить себя с лучшей стороны.

<…> напрочь забыл второй куплет. Стал тянуть время. Изобразил, как одеваю рядом стоящую гитару. Жюри мою пантомиму не поняло и нахмурилось. «Ну все, сейчас прогонят!» – подумал я и окончательно забыл всю песню. Вдруг кого-то из съемочной группы осенило: «А это он гитару одел. Молодец парень, здорово придумал!» Мне от такой похвалы, конечно, полегче стало, но память не вернулась (Жизнь, 27.11.02).

В данном примере адресат удостаивается похвалы за то, что не растерялся в сложной ситуации и нашел оригинальный выход из затруднительного положения.

В отличие от похвалы для комплимента, по утверждению О.С. Иссерс, положительная оценка является не самоцелью, а способом сообщить о добрых чувствах, о благорасположении, возможностью сказать нечто приятное собеседнику, то есть выполнить этические нормы речевого гармоничного общения. Следует отметить, что комплимент чаще всего бывает направлен только на непосредственного адресата.

У тебя глаза очень красивые.

Спасибо.

Просто удивительно! Это не линзы, не…

Нет (РР РЗ);

– Расскажите о себе, – попросил Месяцев.

– А нечего рассказывать.

– То есть как?

– Вот так. Все, что вы видите перед собой. И это все.

– Я вижу перед собой женщину – молодую, красивую и умную (В.Токарева. Лавина).

Похвала – это прежде всего оценка достижений. Комплимент в этом плане не ограничен: можно сделать комплимент, отметив голубые глаза, но нельзя похвалить за голубоглазость.

– Ты такая чуткая. Я никогда не встречал таких чутких людей (РР РЗ).

Приведенный пример можно отнести к жанру комплимента, а не похвалы или одобрения. Во-первых, потому, что основной целью говорящего является не просто сообщение о положительной оценке адресата, а стремление к выражению любви и восхищения. Во-вторых, чуткость – это постоянное качество, свойство личности, проявляющееся не единожды, а потому было бы странно хвалить человека за чуткость или одобрять наличие у него этого качества. К тому же похвале и одобрению, как уже было сказано, подвергаются в большей степени поступки, действия и результаты деятельности человека.

Таким образом, РЖ похвала более объективен. Как правило, похвала имеет под собой прочные основания. Вряд ли человека будут хвалить, если он этого не заслужил, недостоин этого. Обязательно должно быть сделано или сказано что-то, что оценивается обществом как положительное, и собеседник считает необходимым это отметить, выделить. Для РЖ комплимент характерна бóльшая, по сравнению с РЖ похвала, этикетность. Комплимент, зачастую содержащий  только эмоциональную оценку, может быть ничем не обоснован и продиктован лишь желанием угодить адресату, сделать ему приятное.

Для реализации в речевом общении похвалы, комплимента и одобрения степень близости говорящих, как уже было нами указано, решающей роли не играет. Однако большое значение имеют статусные отношения коммуникантов.  М.Ю. Федосюк отмечает, что «комплименты возможны, очевидно, только в ситуациях, когда социальные статусы говорящего и слушающего равны» [Федосюк 1997: 76]. Вряд ли положительную оценку в адрес ученика, высказанную его учителем, можно назвать комплиментом, как, впрочем, и положительную оценку учителя, автором которой является ученик.

Для РЖ похвала и одобрение характерны как симметричные, так и асимметричные статусы собеседников, причем асимметрия наблюдается в направлении от вышестоящего к нижестоящему. Симметричные отношения коммуникантов в большей степени связаны с неформальным, неофициальным  общением. Так, автором и адресатом похвалы в следующем примере стали два близких человека с равными статусами, общение которых происходит в домашней обстановке.

– Женя, мне пришлось купить подарочный набор, это ничего? Твоя Алла сразу сказала, что наборы есть, и предложила мне выбирать. Отказываться было неудобно, но я выбрала самый дешевый. Я правильно сделала, или не надо было покупать?

– Ты умница, – тепло улыбнулся Парыгин, целуя ее и помогая снять куртку, – ты все сделала как надо. С такой помощницей, как ты, мне ничего не страшно (А. Маринина. Мужские игры).

Асимметричные отношения автора и адресата РЖ похвала и одобрение наблюдаются прежде всего в официальной педагогической и деловой сферах, по линии «учитель – ученик», «начальник – подчиненный», когда коммуниканты общаются как представители определенных социальных групп, выполняющих характерные для этих групп социальные роли. Собеседник с более высоким статусом вполне может одобрить или похвалить адресата с низким статусом, тогда как оценка начальника подчиненным скорее будет восприниматься как лесть.

– <…> И я очень хорошо помню, как вы сказали мне: если вы, Анастасия, надумаете менять место работы, дайте слово, что о моей службе вы подумаете в первую очередь. Я тогда дала вам слово и вот хочу его сдержать.

– Значит, дело только в этом? – усмехнулся генерал. – Вы вовсе не хотите у меня работать, вы просто пытаетесь быть честной и сдержать данное когда-то слово? Похвально. Я ценю вашу обязательность (А.Маринина. Мужские игры).

Автор похвалы в данном случае занимает более высокое положение на социальной лестнице, нежели его адресат.

Проанализированный материал позволяет сделать вывод о том, что авторами положительной оценки лица чаще всего становятся женщины. При этом наиболее частотны в их речи комплименты в адрес женщин. Значительно реже встречаются комплименты женщин мужчинам.

Тут мать Офелии взглянула на Коломбину.

– А вы подружка ее? Какая славная. И одеваетесь скромно, не то что нынешние (Б. Акунин. Любовница Смерти);

Женщина-журналист:

– Илья Рахмиэлевич, вы недавно отметили 65-летний юбилей, но выглядите замечательно, вам не дашь ваших лет (7 дней, 21-27 июля 2003).

Принято считать, что мужчины не нуждаются в комплиментах и относятся к ним довольно равнодушно. Однако, на наш взгляд, потребность в положительной оценке в большей или меньшей степени испытывает любой человек независимо от пола и возраста. Показательным в этом отношении является следующий пример.

– А любовники у тебя были?

– Естественно, – удивилась Люля.

– Почему «естественно»? Совсем не естественно. Вот у моей жены нет других интересов, кроме меня и детей.

– Если бы у меня был такой муж, как ты, я тоже не имела бы других интересов.

В груди Месяцева взмыла симфония «Ромео и Джульетта» Чайковского. Тема любви. Он был музыкант, и все лучшее в его жизни было связано со звуками (В. Токарева. Лавина).

Характерно, что иногда, говоря о представителях противоположного пола, чаще всего близких людях, женщины используют словосочетание настоящий мужчина. Причем однозначного определения этого понятия нет. Каждая женщина вкладывает в него собственный смысл. Как правило, человек, наделенный подобной характеристикой, сочетает в себе, помимо прочих положительных качеств, ум, силу, доброту, целеустремленность, надежность, способность стать женщине крепкой опорой и поддержкой.

Андрей сразу покорил меня тем, что вел себя как настоящий мужчина, – признается Маша. – Таких сейчас, к сожалению, мало. Его все любят, и в компании моих друзей он сразу стал своим. Он умный, очень целеустремленный, за ним я чувствую себя как за каменной стеной – мне комфортно и надежно. Без его поддержки мне было бы гораздо труднее пережить расставание с большим спортом, начать концертную деятельность (7 дней, 1-7 марта 2002);

Мне невероятно повезло. Я встретила мужчину, о котором мечтает каждая женщина, – упорного, надежного, сильного, доброго, ласкового и заботливого. В общем, настоящего мужика, который в любой ситуации отстоит права любимой женщины (7 дней, 29 сентября-5 октября 2003).

С помощью похвалы, комплимента и одобрения передается оценка в интересах адресата. Как мы уже отмечали, это жанры, улучшающие межличностные отношения в прямой форме. Однако существуют жанры, содержащие оценку в интересах говорящего. К ним относятся похвальба и лесть. Это оценочные РЖ, которые, по классификации В.В. Дементьева [Дементьев 1997а], можно отнести к ЖФР, ухудшающим межличностные отношения в косвенной форме. Здесь следует оговориться, что лесть не всегда способствует ухудшению отношений между собеседниками. Более подробно речь об этом пойдет ниже.

Как показывает проанализированный материал, похвальба и лесть довольно редко встречаются в речевом общении, что можно объяснить, на наш взгляд, отрицательным отношением к ним со стороны общества. Похвальба и лесть  не приветствуются обществом потому, что нарушают важные постулаты речевого общения – постулат скромности и постулат искренности. Как справедливо замечает М.Ю. Федосюк, «говорящие, стремящиеся к самовосхвалению, не бывают, естественно, заинтересованы в том, чтобы с помощью формальных особенностей речевого жанра информировать адресатов о своих истинных коммуникативных намерениях» [Федосюк 1997: 113]. То же самое можно сказать и о лести. В связи с этим  похвальба и лесть чаще всего облекаются в форму других жанров.

–    Ваш путь опровергает мнение, что спортсмены – люди недалекие.

– Честно признаться, из всего баскетбольного класса я одна-единственная, кто окончил университет, чего-то добился в жизни. Может быть потому что никогда не мечтала о спортивной карьере. Я никогда не была лидером команды, даже в стартовой пятерке не была. Но в отношении поставленной цели всегда была настойчивой. Так получилось и с университетом (Крестьянка, июнь 2001).

Приведенный пример можно было бы отнести к скрытой похвальбе, однако контекст его употребления не позволяет этого сделать. Говорящий подает положительную самооценку в форме признания. Он отмечает, что настойчивость, а как следствие, и умение чего-то добиться в жизни являются его отличительными чертами, однако не скрывает и того, что никогда не был лидером класса и не достигал высоких спортивных результатов. Другими словами, РЖ признание в данном случае позволяет завуалировать высокую самооценку и сделать ее социально более приемлемой, не нарушающей принципы речевого общения.

РЖ похвальба используется в тех случаях, когда говорящий желает выделить или подчеркнуть свою выдающуюся, на его взгляд, внешность, особые свойства характера, отличающие его от других, свои достижения и т.д. Похвальба определяется словарями как «восхваление самого себя, хвастовство» [Ожегов, Шведова 1997: 573].

Если похвала, комплимент, одобрение и лесть содержат положительную оценку собеседника,  то похвальба – положительную и, как правило, нескромную оценку говорящего.

– Когда я была молода, я не понимала, что у меня, извините за нескромность, есть данные красивой женщины (Караван историй, февраль, 2002);

– Чего скрывать, песни «Руки вверх» становятся намного чаще хитами, чем песни других групп (РР РЗ) – высказывание принадлежит лидеру упомянутой группы.

А. Вежбицкая дает следующее описание анализируемого РЖ:

Похвальба

Говорю: обо мне можно сказать нечто хорошее, чего нельзя сказать о других людях

Мне по этой причине приятно

Говорю это, потому что хочу, чтобы ты был удивлен и завидовал мне [Вежбицкая 1997: 105].

Осознавая нескромность похвальбы в свой адрес, говорящий нередко сопровождает свою оценку этикетными оговорками типа извините за нескромность; я не хвастаюсь; не подумайте, что я хвалюсь; понимаю, что это звучит нескромно и под.

– <…> я была крепкая / полная и работать была бойка // или вот молотишь / даже в круг кого поставить // у нас ребятишек не было // я со свистом / с кнутом гоняешь лошадей. Это я не хвастаюсь // я сроду не хвастаюсь // а зачем хвастать мне // такая вот / везде / везде // (РР ЖР).

Как показывает исследуемый материал, положительная самооценка говорящего чаще всего сдержанна, нередко подтверждается аргументами и вызвана не просто желанием похвастаться, а, например, подробнее рассказать о себе. Особенно ярко это проявляется в публицистике, в жанре интервью, когда интервьюируемый, отвечая на вопросы журналиста о себе, естественно, положительно оценивает свой внутренний мир, свои умения, способности и т.д. Такая самооценка мотивирована, на наш взгляд, стремлением создать положительный облик, приятное впечатление о себе у читателей или телезрителей, вызвать у них одобрение.

– По гороскопу я Лев. Львы – они очень добрые. И характер у меня хороший, я ни с кем не ссорилась. Думала, лучше промолчать, чем ругаться (Комсомольская правда, 25 января 2003);

– Для себя я решил следующее: чтобы быть не только актером театра, но и кино, я должен научиться мастерски управлять лошадью, машиной и профессионально владеть рукопашным боем. Учился. И считаю, что вполне преуспел. Я стал классным конником и кандидатом в мастера спорта по авторалли. А потом всерьез занялся карате и в результате получил черный пояс… Так что я всегда без каскадеров снимался. Для меня не было проблем на скаку шашку с земли поднять, или упасть «застреленным», зацепившись в стременах, или на неосвоенную лошадь вскочить. И драться мог профессионально (7 дней, 17-23 марта 2003).

Лестью составители словарей называют лицемерное и угодливое восхваление [БАС; Ожегов, Шведова]. Автор лести, как правило, действует исходя из личных интересов, стремится «втереться в доверие» к адресату и преследует корыстные цели. «Задача говорящего заключается в том, чтобы добиться от слушающего определенной реакции или же какого-то конкретного поступка, выгодного для говорящего» [Петелина 1985: 150]. РЖ лесть можно описать с помощью следующих семантических примитивов:

Лесть

Хочу, чтобы ты сделал для меня Х

Знаю, что о тебе можно сказать нечто хорошее

Чувствую, что тебе это будет приятно

Говорю это, так как хочу, чтобы ты почувствовал ко мне нечто хорошее и сделал то, что я хочу

Одним из основных отличиев лести от похвалы, комплимента и одобрения является, на наш взгляд, неискренность оценки. На первый план в РЖ лесть выступает личная выгода говорящего, который пытается добиться ее, апеллируя к адресату и его положительным качествам. Причем положительная оценка адресата является в данном случае не самоцелью, а лишь средством достижения интересов говорящего.

Вообще выявить отличия лести от похвалы, комплимента и одобрения можно, по нашему мнению, только учитывая экстралингвистические факторы: ситуацию общения, взаимоотношения между собеседниками, их статусные характеристики, невербальное поведение говорящего. На формальном уровне грань между лестью и остальными жанрами положительной оценки провести крайне сложно, поскольку РЖ лесть не имеет особых грамматических показателей и собственных средств языкового выражения.

В нашем материале лесть в чистом виде практически не встречается. Как правило, говорящий стремится скрыть свои истинные намерения, не допустить их распознавания адресатом, а также имитировать доброжелательное отношение к собеседнику. Думается, что открытая, грубая лесть неизбежно приведет к коммуникативной неудаче. Тогда как умелая, искусно замаскированная под похвалу или комплимент, она не только не внесет дисгармонию в общение, но и, пожалуй, окажет положительное воздействие на  адресата, даже будучи распознанной. Во многом это зависит от особенностей характера адресата речи, его настроения, отношений между собеседниками и т.д.

Через полгода я выхожу на пенсию.

(делает вид, что удивлен) Уже?

(с улыбкой) Вы мне льстите (РР РЗ).

Автор лести в приведенном примере – мужчина, который, желая добиться повышения зарплаты, использует непрямую положительную оценку женщины-начальника. Несмотря на то, что женщина усомнилась в искренности оценки, она тем не менее ее приняла. Этому способствовала непринужденная обстановка общения, а также уважительные отношения между коммуникантами.

Не следует считать, что жанровое проявление положительной оценки лица ограничивается РЖ похвала, комплимент, одобрение, похвальба и лесть. С одной стороны, положительная оценка лица может оформляться в виде отдельного РЖ, а с другой стороны, она может использоваться говорящим в качестве речевой тактики. В этой роли она встречается в благодарности, тосте, пожелании, признании, уговорах, убеждении, утешении, рекомендации и т.д. Все эти жанры имеют отличную от жанров положительной оценки коммуникативную цель. Мы ограничимся лишь некоторыми замечаниями по поводу выделенных жанров, поскольку задачей нашего исследования является анализ основных жанров положительной оценки.

Выражая благодарность, говорящий иногда не просто использует стандартные этикетные формулы, принятые в обществе для его языкового воплощения (Спасибо, Благодарю и т.д.), но и положительно оценивает собеседника. Это больше всего характерно для ситуаций, когда адресат делает что-то в интересах говорящего или говорит о нем что-то хорошее. В знак признательности автор благодарности стремится сделать ответное добро.

Теща села напротив. С нежностью смотрела, как Костя ест.

– Не борщ, а песня, – отозвался Костя. – Спасибо.

– Это тебе спасибо. Ты хороший, Костя. Добрый. Что бы мы без тебя делали…Мы бы пропали без тебя. Спасибо тебе, – с чувством проговорила теща (В. Токарева. Стрелец).

В приведенном примере собеседники обмениваются благодарностями. Зять благодарит тещу за вкусный борщ, тем самым высоко оценивая ее кулинарные способности. Теща в свою очередь благодарит зятя за доброту, внимательность и оказанную материальную помощь, выделяя его положительные нравственные качества.

Нередко положительная оценка лица оказывается важной составляющей поздравлений, пожеланий, тостов главным образом в тех случаях, когда они входят в гипержанр застолья [Горелов, Седов 2004] и произносятся во время каких-либо торжественных мероприятий, имеющих большое значение для адресата: день рождения, юбилей, свадьба. В таких ситуациях положительная оценка лица используется для того, чтобы усилить позитивное эмоциональное воздействие на адресата и передать отношение говорящего к нему.

– На самом деле ты действительно умница, красавица и вообще чудо! Одним словом, ты – особенная. Ты – это ты. Никогда не забывай об этом, будь естественной. Любви тебе, счастья, добра! С днем рождения! (РР РЗ);

– Мы тебя очень любим! Ты очень хороший человек! Поздравляем тебя с днем рождения! (РР РЗ).

Для выражения положительной оценки лица иногда могут служить РЖ убеждение и уговоры. Как отмечает М.Ю. Федосюк: «В речевом жанре "убеждение" говорящий приводит доводы, связанные с тем, что адресат должен или что этому адресату выгодно произвести то или иное действие» [Федосюк 1996: 94]. Так, в следующем примере приведена беседа отца с дочерью. Дочь собирается уволиться с работы и просит совета  о том, как ей лучше поступить.

– <…> А если в адъюнктуру поступить? <…> Как тебе такая идея?

–  Да ты что, папа, какой из меня ученый?

– Вот между прочим ученый-то из тебя как раз хороший получится. У тебя голова прекрасная, аналитический склад мышления, усидчивость огромная. Напишешь диссертацию, защитишься, будешь преподавать (А. Маринина. Мужские игры).

Отец, предлагая дочери связать свою дальнейшую жизнь с адъюнктурой, дает положительную оценку ее способностей, убеждая тем самым последовать его совету в своих же интересах.

Основанием для появления в речи уговаривания, по утверждению  Г.М. Ярмаркиной, является «отрицательный ответ на простую просьбу и заинтересованность адресанта в согласии адресата эту просьбу исполнить» [Ярмаркина 2001: 26]. Для этой цели говорящий побуждает адресата к действию и подкрепляет это побуждение аргументацией, объясняя, почему то или иное действие может или должен осуществить адресат. Такая аргументация нередко содержит положительную оценку собеседника, с помощью которой говорящий пытается воздействовать на адресата и добиться желаемого результата.

Женщина уговаривает подругу найти пропавшую дочь.

– Вилочка, – забормотала Аська, – ты сумеешь, ты умная, ловкая, тебе все всегда удавалось, ты в нашем классе самая замечательная была (Д. Донцова. Чудеса в кастрюльке).

Убеждение и уговоры, на наш взгляд, различаются характером аргументации. С помощью убеждения говорящий воздействует прежде всего на разум адресата, стараясь объективно оценить ситуацию, приводя логические доводы, цель которых – дать понять собеседнику, что выполнение определенного действия для него необходимо или желательно. В РЖ  уговоры, как нам кажется, воздействие в большей степени оказывается на эмоции адресата. Уговоры не предполагают наличия четкой структуры доказательств, доводы говорящего рассчитаны на то, чтобы адресат осознал важность осуществления какого-либо действия на уровне чувств.

Положительная оценка лица может реализоваться и с помощью РЖ признание. Мотивом для нее в таких случаях чаще всего служит стремление говорящего скрыть нескромную самооценку под видом откровенного сообщения о себе либо желание автора признания выразить особые чувства по отношению к адресату, о которых он раньше не решался сказать.

– Надо честно признать, выглядела я тогда сногсшибательно: высокие сапоги, темные очки (в общественных местах приходится маскироваться), вся такая нарядная (7 дней, 24-30 ноября 2003);

Я всегда был влюблен в тебя, девочка, – признался виновнице торжества Евгений Вестник, –  но не смел сказать об этом. А вот теперь решился. Преклоняюсь перед тобой за то, что ты сумела сохранить в себе талант актрисы, мудрость женщины и верность жены (7 дней, 10-16 ноября 2003).

Итак, похвала, комплимент и одобрение, являясь основными жанрами положительной оценки лица, обнаруживают ряд общих признаков. Их объединяет общая коммуникативная цель, принадлежность к группе оценочных РЖ (комплимент еще и этикетный РЖ), а также реализация преимущественно в ситуациях кооперативного общения. В качестве основного жанроразличительного признака рассматриваемых жанров можно выделить основания оценки. Более четко определить общие и различные черты основных жанров положительной оценки мы попытаемся в ходе дальнейшего исследования. Помимо похвалы, комплимента и одобрения положительная оценка лица выражается с помощью РЖ  похвальба и лесть, которые достаточно редко встречаются в речевом общении и с осторожностью используются говорящим из-за негативного общественного отношения к ним. В отличие от основных жанров, они содержат положительную оценку не в интересах адресата, а в интересах говорящего и могут тем самым влиять на ухудшение межличностных отношений. Кроме того, положительная оценка лица нередко выступает в роли речевой тактики в жанрах благодарности, поздравления, пожелания, тоста, признания и некоторых других, способствуя достижению различных коммуникативных целей, которые отличаются от коммуникативной цели похвалы, комплимента и одобрения.