УЧЕНЫЙ-РЕВОЛЮЦИОНЕР ПАВЕЛ КАРЛОВИЧ ШТЕРНБЕРГ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 

Далеко не все знают, что Павел Карлович Штернберг, имя которого носит Государствен­ный астрономический институт Московского государственного университета, был не только видным астрономом, но и замечательным рево­люционером, активным участником Великой Октябрьской социалистической революции.

Штернберг родился в 1865 г. в г. Орле. Настойчивость и упорство в работе, стремле­ние каждое начатое дело доводить до конца были свойственны ему с юных лет. Он рано заинтересовался астрономией. Еще гимназистом

он сам изготовил штатив для подаренной ему астрономической трубы, установил ее на крыше дома, в котором жил, и регулярно наблюдал небо.

Окончив гимназию, Штернберг в 1883 г. поступил в Московский университет. Здесь на физико-математическом факультете он стал учеником Ф. А. Бредихина. В 1887 г., по окон­чании университета, Штернберга пригласили работать на Московской обсерватории. В пер­вые годы он был рядовым сотрудником и по­могал Бредихину в исследованиях комет, а с 1890 г. стал астрономом-наблюдателем и одно­временно начал преподавать в университете.

Молодой ученый принимал активное участие в перестройке обсерватории и расширении ее научной работы.

Для своих научных трудов П. К. Штерн­берг всегда выбирал темы, требовавшие осо­бенно тщательных наблюдений и измерений. Его труды по точности выполнения всегда служили образцом для астрономов.

В 90-х годах XIX в. и в начале XX в. Штернберг занимался точным определением широты Московской обсерватории в связи с движением полюсов. Земные полюсы — не не­подвижные точки; они перемещаются по зем­ной поверхности, и, как ни ничтожны эти перемещения, измеряемые немногими метра­ми, они все же вызывают изменение широт различных мест на Земле.

Тщательные исследования привели Штерн­берга к выводу, что движение полюсов очень сложно и для полного уяснения его нужны наблюдения в обоих полушариях Земли. Он указывал и на возможную связь между дви­жением полюсов и такими явлениями в исто­рии Земли, как ледниковые эпохи и неоднократ­но происходившие наступления моря на сушу.

Много внимания П. К. Штернберг уделял также работам по определению силы тяжести в разных местах Европейской России. Эти работы имеют большое практическое значение: они помогают обнаруживать залежи полезных иско­паемых. В советскую эпоху такие исследования развернулись на территории нашей страны в огромных масштабах. Но на рубеже XIX— XX вв. Штернберг был смелым новатором в этом деле.

Немало времени Штернберг уделял пре­подавательской работе, и не только в универ­ситете, но и в средней школе. Он умел живо и увлекательно передавать учащимся знания по математике и физике. Когда в 1900 г. пере­довые московские профессора, несмотря на препятствия со стороны властей, добились восстановления в Москве Высших женских курсов с университетской программой, П. К. Штернберг стал профессором астроно­мии на этих курсах.

Штернберг жил и работал в то время, когда рабочий класс России готовился к великой борьбе с самодержавием и капитализмом. Изу­чение трудов Маркса и Ленина и наблюдение в фабричном районе за жизнью и борьбой ра­бочих определили политические взгляды уче­ного. Он решил идти с партией Ленина, бо­роться за свержение капитализма и установ­ление социалистического строя.

Штернбергу не пришлось быть в Москве в дни Декабрьского вооруженного восстания 1905 г. Он находился в заграничной команди­ровке и вернулся только в начале 1906 г., после подавления восстания. По возвращении он включился в работу большевистской орга­низации. Это было время, когда от революции отходили соглашатели и колеблющиеся, а пар­тия сплачивала свои ряды, чтобы организован­но отступить после поражения и собрать силы для подготовки победоносной революции. Штернберг, оставаясь астрономом обсервато­рии, выполнял ответственные поручения пар­тии. Ему, например, поручили сохранить оставшееся после Декабрьского восстания ору­жие, и часть его долго хранилась на обсерватории.

Свою революционную работу Штернберг проводил в условиях строжайшей конспира­ции; даже его ближайшие товарищи по обсер­ватории не подозревали, что он революционер-большевик.

Для подготовки вооруженного восстания необходим был подробный план Москвы со всеми ее извилистыми улицами и переулками, проездами и проходными дворами. Такого пла­на Москвы не имели и царские власти. Благо­даря энергии и изобретательности Штерн­берга московская организация большевиков создала такой план на глазах у властей и даже с их помощью. В научных кругах Москвы хо­рошо знали, что Штернберг много занимался исследованиями напряжения силы тяжести. Поэтому никого не удивило, когда он поставил в университете вопрос о необходимости полу­чить от московских властей разрешение прово­дить такие исследования со студентами на тер­ритории самой Москвы. Штернберг ссылался на то, что наблюдения на обсерватории и пе­дагогическая работа не дают ему возможности организовать экспедицию за пределы Москвы.

Университет выхлопотал Штернбергу та­кое разрешение, и вскоре на улицах Москвы появились студенты с непривычными для глаз обывателей приборами. Все, кто хотел узнать, что это за приборы и что с их помощью делают, получали разъяснение, что измеряется напря­жение силы тяжести с целью узнать, нет ли под Москвой залежей железа или других металлов.

Полиция получила указание не ме­шать работам.

В действительности же производилась съем­ка детального плана Москвы, а выполняли это отчаянно смелое дело не столько студенты, сколь­ко переодетые рабочие, которых Штернберг заранее научил обращаться с геодезическими приборами. Заснятые планы районов города тщательно хранились и потом были использо­ваны во время октябрьских боев 1917 г.

Выполняя разные партийные поручения, П. К. Штернберг не ослаблял и научной дея­тельности. После перестройки Московской об­серватории он работал с самым крупным ее инструментом — 15-дюймовым астрографом. Штернберг использовал его для применения фотографии к точным измерениям в астроно­мии, так как поставил перед собой задачу — под­метить движение в пространстве одной из дале­ких туманностей.

Как ни огромны небесные тела, для обнару­жения их движения нужны точнейшие изме­рения на фотографиях, тщательно заснятых в разное время. Штернберг и здесь оказался мастером несравненной точности. За эту ра­боту он получил ученую степень доктора и звание профессора, а когда в 1916 г. директор обсерватории В. К. Цераский по болезни оста­вил работу, Штернберг заменил его.

В стране назревали события всемирно-исто­рического значения. 12 марта 1917 г. было свергнуто царское правительство. В первые месяцы после Февральской революции П. К. Штернберг участвовал в легальной ра­боте московской большевистской организа­ции. Он много работал по организации Крас­ной гвардии, сыгравшей важную роль в октябрь­ских боях 1917 г.

Но летальная работа партии продолжалась недолго. В июле 1917 г. Временное правитель­ство стало преследовать партию большевиков.

После ареста многих деятелей партии, раз­грома партийных организаций и газет больше­вики вынуждены были уйти в подполье. Со­стоявшийся вскоре VI съезд партии взял курс на подготовку вооруженного восстания для свержения власти капиталистов и помещиков.

Вместе с другими членами партии П. К. Штернберг готовился к решающим ре­волюционным боям. Но и в самое напряженное время он не оставлял научной работы.

В боях за победу пролетарской революции в Москве Штернберг принимал самое активное участие. Выделенный Московским комитетом партии большевиков боевой партийный центр назначил его своим уполномоченным в Замо­скворецкий район Москвы. Отсюда должен был начаться обстрел Кремля, в котором нахо­дился штаб контрреволюции.

П. К. Штернберг проявил качества подлин­ного большевистского руководителя. Имея перед собой хорошо вооруженного и опытного в военном отношении противника, он понимал, что успех дела могут обеспечить только смелые наступательные действия. По его инициативе и под его руководством осуществлялся артиллерийский обстрел Кремля. Это обеспечило победоносный штурм и окончательный разгром засевших в Кремле белогвардейских войск.

После победы Октябрьской революции П. К. Штернберг некоторое время был комис­саром Московской губернии, а. затем по пору­чению правительства работал над перестрой­кой системы высшего образования. Предстояла задача сделать доступными для рабочих и крестьян университеты и другие высшие учеб­ные заведения, где до революции получали образование представители имущих классов. Это было трудное дело. Оно еще осложня­лось тем, что реакционная часть профессуры и буржуазное студенчество всячески противодей­ствовали этой перестройке.

При ближайшем участии П. К. Штернберга было разработано новое положение о высшей школе, широко открывшее ее двери людям из народа. В этой работе его горячо поддерживал проф. К. А. Тимирязев.

Наступали трудные дни для молодой Со­ветской республики: все силы контрреволюции, поддерживаемые иностранными империалиста­ми, объединились в борьбе против власти Со­ветов. Партия направила Штернберга на Во­сточный фронт против Колчака. Как член Реввоенсовета одной из армий Восточного фрон­та, а потом Реввоенсовета всего фронта, Па­вел Карлович участвовал в организации пер­вых побед над армией Колчака, а затем и в окончательном ее разгроме. Даже тяжело больной, он оставался на фронте, пока его не заставили уехать в Москву для лечения. Вы­лечить Штернберга от тяжелого легочного за­болевания не удалось. 1 февраля 1920 г. он скончался.

К. А. Тимирязев справедливо назвал Штерн­берга ученым-героем. Советские астрономы и весь советский народ чтут память круп­ного ученого, большевика Павла Карловича Штернберга.