Трудная задача

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 

Никто на свете не решит такую простую за­дачку: Иван прошел 3, а Петр — 4 км; кто шагал быстрее? Да тут и решать как будто нечего: ясно, что Петр. Нет, совсем не так про­ста эта задачка — в ней не указано, за ка­кое время прошел 3 км Иван и 4 км Петр. Если Петр совершил свое путешествие за час, а Иван — за полчаса, то, конечно, Иван шагал быстрее.

Мы нередко измеряем рас­стояния временем: «Это совсем близко — всего пять минут хо­ду». В расписании для самоле­тов указывают, сколько часов и минут продолжается рейс са­молета на той или иной линии. Астрономы измеряют расстоя­ния до звезд световыми годами.

Пространство и время всегда и везде неразрывно связаны: ведь все в мире происходит не только где-то, но и когда-то.

Никогда не останавливается вездесущее время, всегда течет оно с неизменной скоростью,

и все в мире изменяется с течением времени. Нельзя вернуть прошлое или приблизить бу­дущее, но это вовсе не значит, что будущее нам неподвластно. Напротив, мы все больше подчиняем его своей воле.

Все наши фабрики и заводы, колхозы и сов­хозы, учреждения и школы работают по стро­гому расписанию — плану: это и дает нам власть над грядущим. Мы знаем, когда завер­шим великий план, начертанный Программой нашей партии, и построим коммунизм. И мы мо­жем приблизить эту цель, если будем шагать быстрее, т. е. работать и учиться еще лучше.

У каждого из нас есть свои близкие или от­даленные цели — задачи, и мы намечаем, когда решим их. Ни одно задание, никакой план нельзя выполнить к сроку без точного измере­ния и учета времени, без календаря и часов.

Обычно хорошими считаются часы, если они за неделю уходят вперед или отстают только на одну минуту. Лучшие астрономические ча­сы еще недавно показывали время с точностью до десятой доли секунды в неделю. А нынешние атомные часы ошибаются на 0,1 секунды только за 100 лет — удивительный образец точности!

От календаря как будто немногое требуется: он должен вести правильный счет суток — толь­ко и всего; но это оказывается не так просто.

Измерить длину комнаты можно метрами или футами. Наш урожай мы оцениваем тон­нами или пудами. Все эти меры условные — их можно заменить другими.

Основные меры времени даны природой и от нашей воли не зависят. За сутки Земля совершает один оборот вокруг своей оси, а за год тоже один оборот вокруг Солнца. Вот тут-то и возникает очень трудная задача.

Астрономический, или солнечный, год продолжается 365 суток 5 часов 48 минут

46 секунд.

Хорошо, если бы в году было целое число суток — все равно сколько: 365 или 563. Тог­да можно было бы создать точный и удобный календарь. Даже если бы год содержал 3651/2 или 365 1/8 суток, из этих половинок или вось­мушек можно было бы составить целые сутки.

Но год продолжается 365 + 0,24219 ... суток. Очень уж нескладная дробь, и последняя циф­ра — еще не последняя: дробь эта бесконечная. Можем записать ее менее точно и более просто: 365 суток + 5 часов 48 минут 46 секунд.

Из этой «добавки», как ни старайтесь, це­лых суток не составите. Год и сутки, говорят математики, величины несоизмеримые: нельзя в данном случае разделить большее число на меньшее без остатка. Вот почему и получает­ся бесконечная дробь.

Волей-неволей приходится считаться с тем, что есть. Раз год несоизмерим с сутками, зна­чит, нельзя создать идеально точный кален­дарь — это не только трудная, а просто нераз­решимая задача. Но календарь у нас все-таки есть, и без него жить нельзя. Как же люди создавали его?

Предки календаря

Каких только календарей не было у различ­ных племен и народов! Жители тихоокеанских островов Самоа началом года считали то время, когда густыми косяками идет рыба. У других племен год начинался с прилета птиц, появле­ния зайцев или других животных.

Подобные приметы еще в каменном веке служили вехами времени для первобытных охотников и рыболовов. Когда основным сред­ством существования стали земледелие и ското­водство, такие «календари» уже не могли удов­летворить людей: они только указывали, что весна или лето уже наступили, но не пред­сказывали их, не помогали заблаговре­менно предвидеть наступление весны, чтобы подготовиться к обработке земли и посеву.

Правда, еще древние земледельцы понима­ли, что урожай зависит от Солнца, и поклоня­лись ему как творцу — богу света, тепла, са­мой жизни.

Неодинаков путь «божественного» светила в разные времена года: летом оно поднимается выше, чем весной, а зимой проходит ближе к горизонту, чем осенью.

Постепенно был замечен этот «круговорот» Солнца. Но одно дело — заметить и совсем другое — запомнить: ведь письменности еще не было, видимый путь дневного светила изменяет­ся медленно и постепенно в течение целого года, а сколько времени продолжается год, никто не знал.

Легче уследить за стройным движением звезд: ни одна из них не обгоняет соседок и не отстает. Еще первобытные пастушеские пле­мена подметили неизменный узор созвездий и по звездам находили верный путь к станови­щам. Для земледельцев небесные путеводители стали предсказателями времен года.

Одни созвездия, как у нас Большая и Малая Медведицы, видны с вечера до рассвета каждую ночь, другие, например Водолей, словно скры­ваются на зимние месяцы. В это время года они восходят уже после Солнца и тонут в его лучах, а вновь их можно заметить весной.

В древнем Китае близость весны предве­щал Небесный Ковш — созвездие Большой Медведицы: ручка ковша при заходе Солнца «смотрела» в это время на восток. У древних греков «сигнальным» созвездием служили Пле­яды, которые шесть недель не были видны. Как только скрывались они, наступала пора сева.

Такие небесные приметы были и у других народов, но приметы — еще не календарь. Ка­залось бы, проще всего подсчитать, сколько дней проходит от одной весны до следующей, и гадать не придется, когда начинать поле­вые работы. Но в глубокой древности счет был мудреным искусством. К тому же легче считать вещи, чем дни: вещи остаются, а дни исчезают безвозвратно...

Неизвестно, где и когда впервые зародился счет дней по пальцам. Сначала достаточно было одной или двух рук: так возникли пятидневная и десятидневная недели. А когда усложнилось хозяйство и понадобилось заглядывать в более отдаленное будущее, на помощь пришел «не­бесный счетовод» — Луна.

Изменчив видимый лик Луны: то, словно призрак, появляется на западе бледный серп, едва заметный в лучах заходящего Солнца, то серебрится полумесяц, то во всем блеске сияет светлый диск, то начинает он угасать, снова превращаясь в узкий серп, пока совсем не исчез­нет на 2—3 дня. А потом опять возникает тон­кий серп «новорожденного» светила.

Всегда в одном и том же порядке сменяются фазы Луны. Ее загадочные превращения и мяг­кий, вкрадчивый свет, побеждающий мрак но­чи, рождали веру в чудесные силы таинственного светила-божества, равного Солнцу. И многие народы поклонялись Луне, а жрецы — богослужители подсчитали, что от одного возрож­дения «ночного солнца» до следующего прохо­дит около 30 суток. Луна стала надежным счет­чиком ускользающих дней...

Самые далекие наши предки знали, что после светлого дня приходит темная ночь: на заре истории человечества была уже известна пер­вая природная мера времени — сутки. Прошло много тысяч лет, прежде чем была от­крыта вторая мера — месяц. И до сих пор на многих языках, как и на русском, меся­цем называют и Луну, и связанную с ней меру времени.

Зимой день короче, а летом длиннее, но всегда, в любое время года, день да ночь — сутки прочь, и всегда по Луне можно вести счет дням. Сутки и месяц стали основными ме­рами времени, и по этим вехам сложились пер­вые календари у древних народов.