АНДРЕЙ ТИМОФЕЕВИЧ БОЛОТОВ (1737—1833)

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 

Андрей Тимофеевич Болотов — выдающийся русский ученый, основатель агрономической науки в России и талантливый писатель—ро­дился в деревне Дворяниново, имении своего отца, небогатого тульского помещика.

Детство Андрея прошло отчасти в деревне, отчасти там, где находился полк, которым ко­мандовал его отец. Андрею тоже была угото­вана военная карьера. Десятилетним мальчиком, по обычаю того времени, он был записан в полк отца солдатом, чтобы к совершеннолетию получить офицерский чин. В 12 лет он потерял отца, а через два года — мать. Образование Болотов получил только у домашних учителей. Но главным источником знаний были для него книги. Благодаря огромному трудолюбию, упор­ству и любознательности Болотов стал одним из самых образованных людей своего времени.

В 1755 г. Болотов вступил в ряды действую­щей армии, участвовал в сражениях Семилетней войны. В 1762 г. Андрей Тимофеевич возвра­тился в Россию. В Петербурге при дворе он мог сделать карьеру, но, как он писал впослед­ствии, «имел случай видеть двор и все происхо­дящее в нем, насмотрелся жизни знатных и больших бояр, насмотрелся до того, что полу­чил к ней и ко всему виденному омерзение со­вершенное». Болотов вышел в отставку и уехал в свою . деревню. Здесь, стремясь принести наибольшую пользу народу, с увлечением за­нялся сельским хозяйством, научными изыска­ниями в области растениеводства, животно­водства, широкой научно-просветительской дея­тельностью.

Больше 80 лет Болотов провел в деревне, но это не помешало ему, литератору и агроному, приобрести всероссийскую и даже мировую известность. Журналы и книги, которые он издавал вместе с известным просветителем Н. И. Новиковым, читала вся русская интелли­генция того времени.

Его перу принадлежит свыше 300 томов самых разнообразных сочинений, в том числе и интереснейшая автобиография «Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные им самим для своих потомков».

В научных исследованиях в области сельского хозяйства Болотов старался использовать и мно­говековой опыт русского крестьянина, и все до­стижения зарубежной науки. Он и сам проводил множество разнообразных опытов. В автобиогра­фии он рассказал, как постоянно учился расте­ниеводству у крестьян. Однажды, остановившись в селе Липецы близ Серпухова, «будучи до садов охотником, увидел... что все жители сего села были таковыми; не мог я довольно наго­вориться о том с хозяином двора, где мы ноче­вать остановились, и я наслышался от него о многом, до того мне неизвестном». Болотов разделял мнение крестьян, что барбарис из помещичьих садов заражает хлебные злаки ржав­чиной. Только в конце XIX в. ученые убедились в правильности этих народных наблюдений. «Случилось мне однажды услышать о том, что какому-то человеку вздумалось нацеплять на яблони каменья... Всем это смешно было... не смеялся только я один». Поставив много опы­тов, Болотов убедился, что пригибание ветвей молодых яблонь значительно ускоряет переход их в пору плодоношения.

Болотов заложил основы учения о системах земледелия, севооборотах, правилах обработки почвы и посева культурных растений, о борьбе

с сорняками. Он стремился научно обосновать правила агрономии, создать учение о том, как и чем питаются растения. В то время большин­ство ученых считали, что растения питаются только одной водой, превращая ее во все дру­гие вещества своего организма. Болотов опро­вергал эту теорию. «На разных почвах рост растений весьма неодинаков, хотя вода тех мест повсюду одинакового состояния»,— писал он.

Взгляды Болотова на корневое питание ра­стений очень близко подходили к представлениям передовых ученых начала XIX в.

А. Т. Болотов.

Он считал, что в навозе и навозной жиже, в остат­ках растений и животных есть «плодоносная соль», которая повышает урожай. Однако «соле­ные частички», содержащиеся в них, становятся доступными растениям лишь после того, как навоз и органические остатки разложатся в процессе гниения.

Болотов высказывал правильные взгляды на участие воздуха и листьев в питании расте­ний. Он писал, например, что нужно оставлять часть листьев на деревьях при пересадке, что­бы «листья ... не меньше важные машины, как и самые коренья, могли по посадке тотчас продолжать свое прежнее действие и питать дерево таким же образом воздухом, как коренья питают его соком и влагою из земли».

Болотов был основателем учения об удобре­нии почв. Тогда не было еще минеральных удо­брений, удобрениями могли служить лишь навоз, торф, ил, зола, известь. Почти 200 лет назад он писал о заколдованном круге, в ко­торый попадает агроном, не применяющий удобрений: без них низки урожаи, при низких уро­жаях недостает кормов, нет возможности со­держать много скота, хозяйство получает мало навоза, недостаток навоза и других удобрений ведет к падению урожайности. В связи с этим

Внешний вид и план дома А. Т. Боло­това в Дворянинове (рисунок А. Т. Бо­лотова) .

Болотов говорил о необходимости соблюдать определенные пропорции в развитии растение­водства и животноводства.

Во многих работах Болотова об «исправлении и удобрении земель» мы находим советы об использовании навоза, навозной жижи, о при­готовлении компостов, использовании торфа, золы, извести и других удобрений.

Большой знаток плодоводства и цветовод­ства, Болотов учил, как закладывать сады, устраивать питомники плодовых деревьев, при­вивать деревья, ускорять вступление их в по­ру плодоношения и т. д. Он разработал способы пересадки больших деревьев. Выписывая семена со всех концов России и из-за границы, Андрей Тимофеевич собрал огромную коллекцию ра­стений — настоящий ботанический сад. Знаток разнообразных сортов яблони и груши, он составил первое в мире руководство по опре­делению сортов плодовых растений —«Помо­логию», в которой описал 601 сорт яблони и 39 сортов груши, сопроводив описания цвет­ными рисунками.

Болотов основал научную фенологию — уче­ние о смене сезонных явлений в природе. Он много лет проводил наблюдения над сроками распускания листьев, цветения, плодоношения и листопада у различных растений. Болотов заложил основы выведения новых сортов куль­турных растений путем гибридизации(скрещивания) и селекции (отбора). Он провел целый ряд опытов, выясняя законы оплодотворения у растений, раньше Найта1 и Дарвина установил, что от перекрестного опыления получается более жизнеспособное потомство, чем от самоопыле­ния, изучил способы приспособления растений для перекрестного опыления (различные формы цветков, разновременность созревания тычинок и пестиков в обоеполых цветках), первый ука­зал на роль насекомых в переносе пыльцы.

Много полезных статей написал Болотов и по лесоводству: о том, как правильно разво­дить, сажать лес, как за ним ухаживать и как его использовать.

Интересы этого замечательного человека не ограничивались сельским хозяйством. Он про­водил физические опыты, лечил крестьян окре­стных сел, много рисовал, писал стихи, фи­лософские сочинения, писал и ставил пьесы в своем домашнем театре.

В течение 52 лет Болотов вел наблюде­ния за погодой и развитием растений. Он очень любил работать с микроскопом — изу­чал строение растений, рассматривал кристал­лы различных солей и т. п.

Несмотря на то что нас отделяет от Болотова свыше ста лет, его труды с интересом и пользой прочтет каждый, кто любит природу, зани­мается сельским хозяйством.