ДМИТРИЙ НИКОЛАЕВИЧ ПРЯНИШНИКОВ (1865—1948)

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 

Выдающийся советский ученый — агрохи­мик, физиолог растений и биохимик, растение­вод — Дмитрий Николаевич Прянишников ро­дился в забайкальском городе Кяхте (ныне Бурятская АССР). В эти отдаленные места был сослан его дед, солдат николаевского времени, за какую-то дерзость офицеру. Дмитрий Нико­лаевич рано лишился отца и не помнил его, но на всю жизнь сохранил память о матери, которая воспитала в нем уважение к труду и трудовому народу.

Всегда с благодарностью отзывался Дмит­рий Николаевич о некоторых своих учителях из иркутской гимназии. В мрачные годы реак­ции они будили у юношей ненависть к тира­нии, к царизму. Большое влияние оказал на Прянишникова-гимназиста и прогрессив­ный журнал «Отечественные записки».

Окончив гимназию с золотой медалью, юно­ша поступил в Московский университет на естественное отделение физико-математического факультета. Здесь его любимыми учителями стали выдающиеся ученые — ботаник, физиолог К. А. Тимирязев, физик А. Г. Столетов, химик В. В. Марковников и др.

В студенческие годы Прянишников увле­кался химией. Профессор В. В. Марковни­ков, оценив его одаренность и склонность к научной работе, пригласил юношу остать­ся при его кафедре.

Но Дмитрий Николаевич решил «быть бли­же к народу, к практике» и по окончании университета поступил в Петровскую земле­дельческую и лесную академию (ныне Мо­сковская сельскохозяйственная академия им. Тимирязева).

Студент академии Прянишников проводит опыты, изучая питание и удобрение сахарной свеклы, в Воронежской губернии. Результаты этих опытов были настолько интересны и зна­чительны, что К. А. Тимирязев предложил оста­вить Прянишникова в академии для подготовки к научной работе.

Молодой ученый начал исследовать превра­щение азотистых веществ в растениях. Он сде­лал выдающееся открытие, установив, что в об-

Д. II. Прянишников.

мене азотистых веществ у животных и растений много общего. Это открытие имело большое значение для познания законов эволюции жи­вых организмов. В организме животных часть распадающегося белка превращается в аммиак— ядовитое азотистое вещество. Он обезврежи­вается, превращаясь в мочевину, которая выде­ляется из организма. В растениях в процессе распада белков также образуется аммиак, который связывается в аспарагин.

Аспарагин играет такую же роль в расти­тельных организмах, как мочевина в живот­ных, но растения не выбрасывают его. Аспара­гин откладывается в растении — это как бы склад запасного аммиака. Когда растению пона­добится новое количество белка, аммиак при помощи особого фермента отщепляется от аспарагина и идет на построение новых амино­кислот, а из них и белковых веществ. Так Прянишников доказал, что с аммиака начи­нается и аммиаком заканчивается превраще­ние азотистых веществ в растении.

Эти исследования принесли Прянишникову славу замечательного биохимика и физиолога растений. Они стали фундаментом современной теории азотного питания растений.

В 1895 г. Дмитрий Николаевич становится профессором и с этих пор сочетает огромную научную работу с подготовкой ученых и спе­циалистов. Почти шестьдесят лет ученый был неразрывно связан с Тимирязевской сельско­хозяйственной академией, вплоть до своей кон­чины в 1948 г.

Здесь, в академии, Дмитрий Николаевич долгие годы читал курсы частного земледелия (растениеводства) и учения об удобрении. С 1928 г. он целиком сосредоточил свое внима­ние на курсе агрохимии. Со своими многочис­ленными учениками Прянишников системати­чески проводил вегетационные опыты. Изучая питание растений, он выращивал их на вод­ных растворах, в почве, в стерильном песке. Подобно Буссенго (см. стр. 371) он считал, что нужно «спрашивать само растение», в чем оно нуждается. И сам умел это делать в совершен­стве. Тонкими химическими анализами он выведывал все тайны обмена веществ в расте­ниях.

Особенно тщательно разрабатывал ученый теорию азотного питания растений и примене­ния азотных удобрений. Азот играет исклю­чительно важную роль в жизни всех организ­мов. Он входит в состав белков, нуклеиновых кислот, хлорофилла и ряда других важней­ших веществ, синтезируемых зелеными расте­ниями. При азотном голоде листья теряют зеле­ную окраску, рост растения приостанав­ливается. Напротив, достаточное количество азотистой пищи вызывает буйный рост расте­ния, придает интенсивную зеленую окраску листьям, увеличивает их размеры и удлиняет продолжительность их жизни. При достаточной обеспеченности азотом не только повышается урожай, но и возрастает содержание в расте­ниях белка и клейковины в зерне, увеличива­ется питательная ценность продукции.

Еще в начале XX в. Прянишников на осно­вании своих опытов назвал азотнокислый аммо­ний удобрением будущего. Он имел в виду высо­кое содержание азота в этой соли (почти 35%), кроме того, в ней одновременно присутствуют две формы азота — восстановленная (NH4) и окисленная (NO3), поэтому растения могут выбирать ту форму, которая для них в тот или иной период роста наиболее приемлема.

Предвидение ученого полностью сбылось еще при его жизни. В начале первой пятилетки советская химическая промышленность осво­ила производство аммиачной селитры. В наше время это главное азотное удобрение, и к тому же одно из сильнодействующих.

В последние годы получают распростране­ние жидкие азотные удобрения (сжиженный аммиак, аммиачная вода, аммиакаты). Работы Прянишникова, начатые им в 1900 г., задолго до того как возникла промышленность по син­тезу аммиака из азота воздуха, дают агрономам правильные указания, как применять нитрат­ные, аммиачные и аммиачно-нитратные удоб­рения в тех или иных конкретных условиях.

Прянишников всегда тесно связывал воедино агрохимию, физиологию растений и земледелие.

В нашей стране много залежей фосфоритов, но значительная часть их содержит низкий про­цент фосфора и не может служить сырьем для из­готовления суперфосфата и других легкодоступ­ных растениям минеральных фосфорных удоб­рений. Еще в 1896 г. Дмитрий Николаевич заинтересовался вопросом, нельзя ли приме­нить в качестве удобрений тонкоразмолотый фосфорит без химической переработки.

Прежде всего он решил выяснить, какую роль в усвоении разными растениями фосфор­ной кислоты из фосфоритной муки играют в от­дельности особенности растения, почвы и при­рода самих фосфоритов.

Уже первые опыты показали, что хлебные злаки неспособны питаться фосфорной кислотой фосфоритов, а горчица, люпин, отчасти и го­рох усваивали такой фосфор хорошо. Впослед­ствии это свойство было обнаружено у гречихи, донника, эспарцета и конопли. Затем Пряниш­ников установил, что только кислые подзоли­стые и торфяные почвы, а также северные (деградированные) черноземы делают фосфо­риты доступными для злаков. И наконец, не меньшее значение имеют и свойства самих фосфоритов, так как разные фосфориты на одних и тех же почвах неодинаково усваива­лись растениями. Очень многое зависит от степени размола фосфоритов: чем размол тоньше, тем выше действие фосфоритной муки на урожай.

Претворение в жизнь результатов этих работ ученого имеет большое народнохозяй­ственное значение: 80 млн. га кислых и слабо­кислых почв в СССР можно с успехом удоб­рять фосфоритной мукой — самым дешевым фос­форным удобрением.

Нет такой области агрохимии, которую Дмит­рий Николаевич не обогатил бы своими тру­дами. Эти труды составили научные основы

химизации земледелия. Всего он опубликовал свыше 550 работ, в том числе много книг: «Агрохимия», «Азот в жизни растений и в зем­леделии СССР», «Химия растения», «Частное земледелие» и др. Они еще долгие годы будут настольными книгами агрономов и агрохими­ков.

Прянишников всю жизнь был окружен молодежью, которая любила его как мудрого учителя, бескорыстного наставника и пламен­ного патриота. А Дмитрий Николаевич ценил в своих учениках прежде всего трудолюбие, самостоятельность мысли, критическое отно­шение к полученным результатам, стремление не успокаиваться на достигнутом.

Дмитрий Николаевич заботился о том, чтобы высшая сельскохозяйственная школа не огра­ничивалась пассивным ознакомлением слуша­телей с результатами научных исследований, а вооружала бы их методами таких исследова­ний, чтобы студенты знали, как добываются научные факты, и по возможности сами по­пробовали сделать хотя бы первые шаги на исследовательском пути. «Это относится не только к тем,— писал ученый,— которые имеют в виду дорогу к кафедре, и не только для деятелей опытного дела, но и для каждого агронома... Чрезвычайно важной является возможность самому прикоснуться к научной работе, хотя бы временно и в скромной форме; такая прикосновенность оставляет след на всю жизнь, приучает к более разносторонней оценке явлений, к самокритике, предостере­гает от наклонности к слишком упрощенным решениям».

Дмитрий Николаевич всегда верил в талант­ливость простого народа. Еще в 1914 г. он категорически возражал против распростра­ненного в буржуазной среде мнения, что семья должна пройти через несколько по­колений культуры, пока дети будут способны к высшим проявлениям творчества. Он гово­рил тогда: «....не возвращаясь к Ломоносову, мы видим и теперь, как то там, то тут одарен­ные самородки из крестьянской среды стано­вятся видными научными работниками... Сколько же подобных дарований в народной массе остается теперь непроявленными». Пря­нишников настаивал уже тогда на такой системе образования, которая «не только проявляла бы серьезные дарования детей народа, но и создавала бы у них привычку к постоян­ному творческому труду...». Эта мечта учено­го осуществилась только после Великого Ок­тября.

Как подлинный гуманист, Прянишников вое­вал с человеконенавистниками мальтузианца­ми — последователями учения Мальтуса, анг­лийского буржуазного экономиста конца XVIII — начала XIX в. Мальтус считал, что население земного шара увеличивается слишком быстро и вскоре не хватит продовольствия, чтобы про­кормить его, и на этом основании называл войны и эпидемии, уносящие миллионы челове­ческих жизней, благодетелями человечества. Прянишников показал, что Мальтус неправ: подняв культуру земледелия, в частности с по­мощью химизации, можно так резко увеличить производство сельскохозяйственных продуктов,

что их хватит с избытком на все возрастающее население мира.

Всю свою яркую жизнь, талант исследова­теля и дар педагога Дмитрий Николаевич отдал на благо народа. Родина высоко оценила за­слуги своего выдающегося сына. Он был изб­ран академиком, удостоен звания Героя Социа­листического Труда, награжден многими орде­нами, Ленинской и Государственной преми­ями.

Ученики Прянишникова — академики, профес­сора, сотни научных работников и тысячи агрономов — развивают его учение, помогают реализовать на практике его научные открытия.

Тимирязевская сельскохозяйственная академия. Главный корпус академии.

Когда въезжаешь в столицу с се­вера, линия городских кварталов не­ожиданно прерывается и справа воз­никают разрезанные защитными поло­сами прямоугольники полей, утопаю­щие в зелени оригинальные постройки, аллеи, сады, темнеющий вдали лес.

Это территория Московской сель­скохозяйственной академии им. К. А. Тимирязева — ведущего агроно­мического вуза нашей страны, одного из крупнейших центров биологической науки.

3 декабря 1965 г. Академия отме­тила свое столетие. Позади целый век напряженных научных поисков и от­крытий, высокой гражданской муже­ственности, самоотверженного слу­жения народу. В дни юбилея она стала дважды орденоносной. На зна­мени академии рядом с орденом Ле­нина засиял орден Трудового Красно­го Знамени.

Тимирязевку хорошо знают не только по всей нашей стране, но и за рубежом. Ее выпускники трудятся более чем в двадцати странах Европы, Азии и Африки. А в Советском Союзе не найдется, пожалуй, ни одного рай­она, где бы ни работали бывшие тимирязевцы — в степях Казахстана, на Дальнем Востоке, в субтропиках, по всей средней полосе.

В Тимирязевке получили образова­ние такие крупнейшие ученые, как Д. Н. Прянишников, В. Р. Вильяме, Н. И. Вавилов. В ее стенах учились знаменитые селекционеры Герои Со­циалистического Труда А. Г. Лорх и В. Е. Писарев.

С Тимирязевской академией связа­на целая плеяда славных имен творцов сельскохозяйственной науки.

Сразу после основания Акаде­мии профессорами ее стали выдающиеся ученые: И. А. Стебут читал земледелие, Н. И. Чернопятов — зоо­технию, П. А. Ильенков — органи­ческую и агрономическую химию. Первым директором и основателем Академии был ученый-ботаник Н. И. Железнов.

Здесь в течение 22 лет работал выдающийся физиолог растений К. А. Тимирязев, имя которого с гор­достью носит академия. Воинствую­щий дарвинист, он активно популяри­зировал в нашей стране это учение. Тимирязев создал основы физиологи­ческой школы научного земледелия. Богатое наследство Тимирязева лежит в основе советской агрономии, питает важнейшие направления нашей сель­скохозяйственной науки.

С академией более полувека была связана научная и педагогическая дея­тельность ученика Тимирязева, вы­дающегося ученого Д. Н. Прянишни­кова, который но праву считается основоположником отечественной аг­рономической химии.

Здесь же зародились такие науки, как земледельческая механика

(В. П. Горячкин), научное овощевод­ство (В. И. Эдельштейн), разработаны биологические основы плодоводства (П. Г. Шитт). В академии начали свою работу пионеры селекции Д. Л. Рудзинский и Р. И. Шредер. В ее сте­нах трудились крупнейшие ученые-

зоотехники — П. Н. Кулешов,

Н. П. Чирвинский, М. И. Придорогин, М. Ф. Иванов, Е. А. Богданов, Е. Ф. Лискун, И. С. Попов и др.

И сейчас все кафедры академии ведут огромную научно-исследователь­скую работу, обогащая сельскохозяй­ственную науку новыми достижениями.

В первый год существования Пет­ровской земледельческой и лесной ака­демии (так называлась тогда Тими­рязевка) в ней обучалось всего 182 человека. Теперь на шести факульте­тах академии учится более 3 тыс. юношей и девушек — со всех концов нашей многонациональной страны и из 32 зарубежных стран.

Академия готовит агрономов, зо­отехников, агрохимиков, селекционе­ров, экономистов, преподавателей сельскохозяйственных учебных заведе­ний и научных работников. Только за годы Советской власти академия под­готовила более 22 тыс. специалистов сельского хозяйства. Кроме того, Ти­мирязевка дала стране около 1500 уче­ных.

Веселый и шумный студенческий поток бурлит каждый день на Лист­венничной аллее и растекается по ау­диториям.

В академическом городке десять опытных станций, пять лабораторий, три крупных музея, дендрологический сад — уникальное собрание древесных

пород, опытная лесная дача, мичу­ринский плодовый сад, ботанический сад. Академии принадлежат шесть учебно-опытных хозяйств с экспери­ментальными базами, расположенных в разных почвенно-климатическпх зонах страны. Их общая земельная площадь превышает 26 тыс. га, в том числе более 16 тыс. га пашни. Хозяй­ства оснащены новейшей техникой. Ежегодно здесь проходит практику более тысячи студентов. На экспери­ментальных базах учхозов ведутся важнейшие исследования.

Отсюда, из Тимирязевки, дости­жения передовой сельскохозяйствен­ной науки ее выпускники несут в кол­хозы и совхозы. В их неустанном труде на земле, полном забот, волнений, поисков нового, ответ на призыв, про­звучавший в стихах Владимира Мая­ковского еще на заре социалистиче­ского преобразования нашей деревни: