НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ ВАВИЛОВ (1887—1943)

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 

Николай Иванович Вавилов — выдающий­ся советский ученый-ботаник, генетик, гео­граф и агроном, основатель школы советских ботаников-растениеводов. Его труды, посвя­щенные изучению сельскохозяйственных расте­ний, завоевали широкое признание не только в нашей стране, но и за границей.

Н. И. Вавилов родился в Москве. Еще в школьные годы, в коммерческом училище, он увлекался естествознанием и вместе с бра­том Сергеем проделывал дома химические и физические опыты, а летом совершал экскурсии за город и собирал гербарий. Учась в последнем классе, юноша посещал лекции в Политехниче­ском музее, которые читали крупнейшие про­фессора — зоолог и энтомолог Кулагин, химик Реформатский, микробиолог и физиолог расте­ний Худяков и др. Эти лекции определили выбор высшего учебного заведения — Вавилов поступил в Московский сельскохозяйственный институт (ныне Московская сельскохозяйствен­ная академия им. Тимирязева).

После окончания института Вавилов был направлен на московскую селекционную стан­цию, которой руководил талантливый селек­ционер Д. Л. Рудзинский. В то время Николай Иванович начал изучать иммунитет у растений, т. е. невосприимчивость их к инфекционным заболеваниям.

В 1913 г. Вавилов был командирован за границу. Около года он провел в Англии, Гер­мании и Франции, работал там в лабораториях крупнейших биологов, изучая вопросы наслед­ственности и иммунитета. Вернувшись на ро­дину, молодой ученый снова целые дни прово­дил на полях селекционной станции: искус­ственно заражал растения, скрещивал, про­делывал химические анализы. Упорно искал он пути повышения устойчивости растений про­тив болезней. Вавилов работал один или с по­мощью добровольцев — сотрудников станции. Увлекаясь сам, он умел увлечь других своей работой, и ему всегда охотно помогали, выпол­няя все его поручения. Постепенно ученый пришел к выводу: чтобы выделить иммунные, т. е. устойчивые, сорта, необходимо просмотреть как можно больше образцов растений.

В 1916 г. Вавилов совершил свое первое путешествие за растениями. Один он прошел по караванным дорогам через горные районы Таджикистана, Ферганы, Ирана и Памира. Ученый привез множество образцов семян.

В двадцать шесть лет Н. И. Вавилов был избран профессором Саратовского универси­тета. В Саратове он продолжал изучать сель­скохозяйственные растения.

В 1920 г. Вавилов открыл закон параллель­ной изменчивости у близких видов и родов растений (например, у гороха и чечевицы или у разных видов пшеницы). В чем он состоит? Близкие виды и роды организмов, отличаясь друг от друга своими, характерными только для них признаками и свойствами, в то же время имеют много сходных признаков. Так, напри­мер, один из видов пшеницы — мягкая пше­ница — имеет ряд форм, различающихся по следующим признакам: по остистости (ости­стые, безостые и полуостистые формы), по цвету колоса (белоколосые, красноколосые, сероколосые, черноколосые), по цвету зерна (бело­зерные и краснозерные), по особенностям развития (озимые и яровые). И у твердой пше­ницы, вида близкого мягкой, есть такие же формы — остистые и безостые, озимые и яро­вые и т. д.

Чем же объясняется такое совпадение форм двух близких видов? Вавилов объяснил это явление так: у родственных организмов измен­чивость признаков идет в одном направлении, т. е. параллельно.

Изучив изменчивость признаков у одного вида, можно сделать вывод, что она будет при­мерно такой же у другого близкого вида. Этот закон давал возможность предсказывать суще­ствование тех или иных форм у близких видов и родов. Так, Николай Иванович нашел в образ­цах мягкой пшеницы на Памире ряд форм, ли­шенных так называемого язычка на листьях, и решил, что у ржи тоже должны существовать подобные формы. Науке они не были известны, но уже через год в коллекции ржи с того же Памира они были обнаружены. Так же была найдена озимая форма твердой пшеницы, воз­можность существования которой раньше оспа­ривалась.

Н. И. Вавилов назвал свое открытие за­коном гомологических рядов (греческое сло­во «гомологос» значит — соответственный, по­добный).

Установленные Вавиловым закономерности в изменчивости растений можно сравнить с пе­риодической системой элементов Менделеева. Закон гомологических рядов открывал новый путь для планомерного розыска нужных чело­веку растительных форм. Дальнейшие работы Вавилова и его учеников подтвердили правиль­ность открытого закона: изучая огромное

Н. И. Вавилов.

количество материала, собранного экспедиция­ми в разных странах, они убедились, что боль­шинство из предсказанных форм растений дей­ствительно существует. Это открытие при­влекло внимание зарубежных ученых. Позд­нее было доказано, что закон гомологических рядов — общебиологический и приложим к низшим растениям и животным, а также к высшим животным.

В 1924 г. был организован Всесоюзный ин­ститут прикладной ботаники и новых культур (позднее Всесоюзный институт растениеводства) в Ленинграде, директором которого назначили Н. И. Вавилова.

Чтобы поднять сельское хозяйство страны, нужно было обновить, по мнению Вавилова, сортовой состав сельскохозяйственных куль­тур. Существовавшие в то время сорта не могли дать устойчивых урожаев во все годы и на всей необъятной территории страны с ее разно­образными климатическими и почвенными ус­ловиями. Для таких районов, как Поволжье, где засухи часто губили весь урожай, нужны были сорта, стойкие против засухи и заболе­ваний, а для северных районов — зимостойкие, способные переносить капризы сурового климата.

Чтобы вывести новые сорта, необходим был обширный исходный материал. Его могла дать только мировая коллекция всех возделы­ваемых растений. И Вавилов начал собирать такую коллекцию. В разные концы нашей страны и за ее рубежи отправились научные экспедиции. Николай Иванович считал, что древние страны Востока были колыбелью зем­леделия и родиной многих сельскохозяйствен­ных растений. Поэтому в первую очередь экс­педиции обследовали Западный Китай, Афга­нистан, Малую Азию и Монголию. Сам ученый выехал в Афганистан. В течение шести месяцев он исследовал эту малоизученную страну, про­ник в такие районы, где до него не бывал ни один европеец. Его экспедиция собрала свыше 7 тыс. образцов семян и получила много новых сведений о земледелии в этой стране.

Следующая экспедиция Вавилова напра­вилась в древний Хорезм (Каракалпакия). А затем его путь лежал в средиземноморские страны, которые, как показали исследования, дали мировому земледелию четыре вида пше­ницы, Свеклу, капусту, петрушку, артишок, несколько видов лука, оливковое дерево, лавр, рожковое дерево и другие культурные растения.

Вавилов посетил также Северную Африку и Эфиопию, а затем страны Дальнего Востока — Китай, Японию и Корею. В Центральном и Западном Китае, преимущественно в горных районах, ученый обнаружил очаг происхож­дения ценных культур: гречихи, проса ме­тельчатого, сои, бобовых, овощных, корне­плодов и клубнеплодов, бахчевых и плодовых.

За три года (1930—1933) Николай Ивано­вич обследовал страны обоих континентов Америки и основательно изучил сортовое раз­нообразие культурных растений и этой части света.

В то же время он продолжал изучать сель­скохозяйственные культуры Средней Азии и Кавказа.

Сотрудники и помощники ученого выезжали в ближние и дальние экспедиции, привозили тысячи образцов семян и ценные сведения о земледельческой культуре разных стран. Вскоре институт, которым руководил Вавилов, стал обладателем самых полных в мире коллек­ций культурных растений. Николай Иванович, создавая эту коллекцию, преследовал цель «мобилизовать растительный капитал всего земного шара и сосредоточить в СССР весь сортовой запас семян, созданный в течение тысячелетий природой и человеком». Десятки тысяч образцов стали высеваться на разных опытных станциях во всех районах нашей страны. Работа по изучению мировой коллек­ции стала всесоюзным делом. Так было поло­жено начало государственному испытанию полевых культур.

Н. И. Вавилов внес огромный вклад в бота­ническую географию, установив на основании своих исследований центры происхождения всех основных сельскохозяйственных растений. Эти центры он связывал с древнейшими очагами человеческой культуры. Таких основных оча­гов, или центров, происхождения культурных растений, по мнению ученого, было восемь: 1) китайский; 2) индийский; 2а) индомалайский (на Малайских и Филиппинских островах и в Индокитае); 3) среднеазиатский (Северо-Западная Индия, Афганистан, горные районы Таджикской и Узбекской ССР); 4) Передняя Азия (Закавказье, Иран, горная часть Турк­мении); 5) средиземноморские страны; 6) Эфио­пия; 7) Южная Мексика и Центральная Аме­рика; 8) Южная Америка.

Изучив около 300 тыс. образцов, Вавилов установил происхождение 640 важнейших культурных растений. Таковы были масштабы исследований этого выдающегося ученого и его коллектива. Причем для каждого сорта изу­чались систематика, морфология, география, физиологические и биохимические особенности, генетические признаки и их наследование, иммунитет. Для изучения хлебопекарных свойств сортов пшеницы в институте была со­здана специальная лаборатория.

И все же Николай Иванович считал, что все это — только начало планового изучения мировых растительных ресурсов.

Разработка методов селекции была одной из важнейших проблем, которыми занимался Вавилов. Особенно большое значение он при­давал гибридизации, как внутривидовой, так и отдаленной.

В качестве родительских пар ученый рекомен­довал брать формы, происхождение которых точ­но известно: в зависимости от места своего про­исхождения одни и те же растения по-разному реагируют на внешние факторы, и особенно на длину дня и температуру воздуха. Для получе­ния скороспелых форм лучше брать для скрещи­вания именно такие растения. Учение Вавилова о подборе пар для гибридизации указало основные пути для выведения скороспелых сортов.

В 1940 г. Вавилов начал писать работу, обоб­щающую более чем 20-летний его труд по изуче­нию культурных растений: «Мировые ресурсы ме­стных и селекционных сортов хлебных злаков, зерновых бобовых и льна и их использование в селекции». К сожалению, эта работа осталась не­законченной.

Вся жизнь Николая Ивановича была научным подвигом. Но не только научной работе отда­вал он неиссякаемую энергию и талант. Пре­красный организатор, Вавилов в течение 20 лет фактически руководил всей сельскохо­зяйственной наукой в СССР. Он был первым президентом Всесоюзной академии сельско­хозяйственных наук им. В. И. Ленина, соз­данной в 1929 г., директором Института расте­ниеводства, директором Института генетики

Академии наук СССР, президентом Всесоюз­ного географического общества. Его избрали своим членом и некоторые зарубежные ака­демии наук.

В 1929 г. Н. И. Вавилов был избран чле­ном ВЦИК и в том же году — действитель­ным членом Академии наук СССР. За работы о происхождении культурных растений и об иммунитете растений Вавилов был награжден в 1926 г. премией В. И. Ленина. За географи­ческие исследования в Афганистане Всесоюзное географическое общество присудило ему золотую медаль имени Н. М. Пржевальского.

«Жизнь коротка, а так много нужно сде­лать»,— часто говорил Николай Иванович. И он работал, почти не оставляя времени для сна. За свою действительно короткую жизнь выдающийся советский ученый успел напи­сать более 300 научных работ, посетить свыше 50 стран, собрать и изучить огромное количество сельскохозяйственных культур. Он разработал теоретические основы и методику селекции, создал вместе со своими сотрудни­ками и учениками богатейший фонд исходного материала для селекции. Сейчас в нашей стране десятки миллионов гектаров занимают сорта, которые ведут свое начало от «иностранцев», привезенных Николаем Ивановичем; всего та­ких сортов около сорока.

Многое из задуманного ученым осталось неоконченным, но его ученики и последователи продолжают изучение мировых ресурсов куль­турных растений по разработанной им про­грамме.