Живые номера

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 

В бесконечном ряду шкафов Все­союзного института растениеводства (ВИР) в Ленинграде хранится заме­чательная и единственная в мире кол­лекция. В маленьких ящичках с чет­кими надписями лежат пшеничные зерна: красные, темно- и светло-жел­тые, зеленые, фиолетовые; круглые, овальные, серповидные... Многие тысячи образцов пшеницы хранятся в ВИРе — пшеницы со всех концов нашей земли и из всех стран мира.

Но они не просто хранятся. Они живут. Их так и называют — живые номера. Ведь смысл коллекции, ее огромное значение не в том, чтобы ею любовались, а в том, чтобы при помощи этих живых зерен обогащать наше сельское хозяйство. Любое зернышко может понадобиться для выведения

нового, лучшего сорта. Поэтому кол­лекция все время возобновляется. Каждый год на опытных полях ВИРа в строгом порядке высевают до 5 тыс. сортов. А осенью собранные зерна тщательно укладывают в ящички.

Так, в любое время каждое зерныш­ко готово к жизни. И каждый год растет число ящичков с семенами.

Но не только коллекцией пшенич­ных зерен богат ВИР. Здесь хранятся образцы всевозможных семян и клуб­ней, питомниках выращивают тысячи саженцев. Все богатство культурных и полезных диких растений земного шара собрано в ВИРе.

В дни блокады — в обстрел, мороз и вьюгу — обмороженные, голодные лю­ди охраняли вагоны с коллекционным зерном, которое долго не удавалось

вывезти за кольцо блокады. Эти люди, сотрудники института, эвакуируясь, зашивали в свою одежду клубни ракоустойчивого картофеля, чтобы спасти его от мороза теплом собственного тела. А хранители той части коллек­ции, что оставалась в Ленинграде, голодающие, истощенные, так же самоотверженно оберегали ее, не взяли ни одного зерна.

В лабораториях, на полях инсти­тута и его шестнадцати отделений — на Крайнем Севере, в субтропиках, в горах и пустынях — всюду идет на­пряженная научная работа по созда­нию лучших сортов. И во все концы нашей Родины идут из ВИРа пакеты со всевозможными семенами, которые необходимы для селекционеров, выво­дящих новые сорта растений.