ПОЛЯ НА МЕСТЕ БОЛОТ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 

Посмотрите на географическую карту Со­ветского Союза: к северу и северо-западу от Москвы, в Белоруссии, Западной Сибири, на Дальнем Востоке огромные зеленые простран­ства низменностей испещрены поперечными чер­точками. Так топографы изображают болота, пониженные, переувлажненные участки земной поверхности.

В Советском Союзе огромные пространства заняты торфяными болотами. Площадь одних только низовых болот, наиболее пригодных после осушения для пашен, культурных лугов и пастбищ, превышает 80 млн. га, а общая площадь болот и заболоченных почв — около 200 млн. га.

Особенно много болот и переувлажненных земель в нечерноземной пологе. Ее огромная территория охватывает Белорусскую ССР, свыше тридцати областей и краев РСФСР, северную и западную части Украины и прибалтийские рес­публики — Эстонию, Латвию и Литву.

В царской России крестьяне губерний, в ко­торых было много болотных земель, влачили самое жалкое существование. Кроме клюквы да малопригодного для скота осокового сена, болотистые участки ничего не могли дать. Голод был частым гостем в избах белорусских и ря­занских крестьян. Сырость, вредные испарения, комары несли с собой болезни. Малярия, кол­тун, всевозможные лихорадки изнуряли людей. А между тем торф, скрывающийся под бедной осоковой и тростниковой растительностью, под покровом белых сфагновых мхов, представлял собой огромное богатство. «Кладовыми плодо­родия» называл болота крупнейший русский ученый-агрохимик Д. Н. Прянишников, В тор­фяных отложениях болот накоплены большие запасы азота — одного из основных элементов, необходимых для развития живых организмов.

Торф широко используется в народном хо­зяйстве. Высушенный торф моховых, или, как их называют, верховых, болот — прекрасное топливо. Идет он и на подстилку для скота. Более богатый азотом торф осоковых и осоково-древесных низовых болот — ценное органическое удобрение. Кроме того, в теплицах и оранже­реях на торфе, смешанном с перегноем, вы­ращивают рассаду, цветы, овощи.

Осушенные болота превращаются в плодо­родные земли, особенно пригодные для овощ­ных и кормовых культур.

В России до конца XIX в. богатейшие запа­сы торфа в болотных массивах использовались очень мало. Большие работы по осушению об­ширных болот Западной Сибири и Полесья с целью улучшить рост леса и сенокосные угодья были проведены лишь в конце XIX в. Перед первой империалистической войной в разных природных зонах России были созданы болот­ные опытные станции: Архангельская, Нов­городская, Московская (в долине реки Яхро­мы), Минская и др. Они должны были раз­рабатывать приемы освоения болот.

После Октябрьской социалистической рево­люции, в годы гражданской войны, крупные промышленные центры — Москва, Иваново, Ле­нинград — оказались отрезанными от донецкого каменного угля, его мог заменить только торф, которого много в этой полосе страны. На­чалась разведка торфяных месторождений. Осу­шать и осваивать болотные массивы под сель­скохозяйственные угодья по-настоящему стали лишь перед Великой Отечественной войной.

В наше время свыше 9 млн. га болотных и заболоченных земель осушено, здесь раскинулись пашни, сенокосы и пастбища.

Как же осваивают заболоченные земли?

С территории, выбранной для осушения, прежде всего удаляют кустарники. Их срезают специальными машинами, корни выкорчевы­вают корчевателями. Затем корни и ветви кус­тарников сгребают в кучи или запахивают в торфяную почву.

Для того чтобы удалить избыток влаги, про­кладывают открытые каналы или устраивают закрытый дренаж, т. е. закладывают в почву на глубину 100—200 см гончарные или дренаж­ные трубы диаметром 5—7 см. По ним вода стекает в открытые канавы или закрытые широ­кие коллекторы — гончарные трубы диаметром до 20 см. Дренажные трубы сверху засыпают землей.

Но вот болото осушено. Торфяные почвы вспахивают на глубину 25—30 см специальными болотными плугами. Теперь необходимо внести калийные, а иногда и фосфорные удобрения, и можно сеять многолетние травы, овощные и кормовые культуры.

Самые большие площади болотных земель освоены в Прибалтике, Украинском и Бело­русском Полесье. Там, где раньше были непро­ходимые болота, раскинулись плодородные по­ля, сенокосы и культурные пастбища.

Если правильно использовать осушенные болотные почвы, на них можно получать очень высокие урожаи овощей, кормовых корнепло­дов, сахарной свеклы и других культур. Опыт­ные станции и передовые колхозы и совхозы Белоруссии и Подмосковья собирают с каж­дого гектара осушенных и окультуренных бо­лотных почв большие урожаи. Так, например, на Московской и Минской областных болотных опытных станциях получают до 70—90 т ка­пусты, моркови, брюквы, 100—120 ц сена с гек­тара. В южных районах Полесья зеленой стеной выше человеческого роста поднимаются коноп­ля, подсолнечник, кукуруза.

Насколько выгодно осушать болота и исполь­зовать их под посевы сельскохозяйственных культур, можно видеть на примере одного из колхозов Логищенского района Брестской об­ласти. После войны, в 1950 г., пять маленьких деревень этого района, расположенного в глуши Белорусского Полесья, организовали колхоз и назвали его именем С. М. Кирова. При орга­низации колхоза только четвертую часть всей его земли занимали пашни. Три четверти земель колхоза представляли собой непроходимые бо­лота. За их осушение и взялся народ. Вначале колхозники копали осушительные канавы вруч­ную: не хватало машин, а стремление превра­тить бросовые болотные земли в плодородные было велико. К 1958 г. было осушено свыше 2200 га. На осушенных торфяных почвах колхоз с первых же лет начал получать хорошие урожаи многолетних трав, картофеля, овса, конопли на семена и волокно, кукурузы. Сказочно быстро изменилась жизнь этих полесских деревень. Колхоз стал зажиточным и богатым. К 1958 г. площадь пашни увеличилась с 1125 до 3238 га, а денежные доходы колхоза им. Кирова достигли 4 млн. рублей.

При правильных приемах мелиорации, ухо­де за мелиоративными сооружениями, приме­нении севооборотов и удобрений расходы на мелиоративное строительство окупаются за 3— 4 года и торфяные почвы дают высокие и устой­чивые урожаи, выше, чем на соседних полях.

Неузнаваемо изменились ландшафты и ог­ромной, ранее сплошь заболоченной, заросшей непроходимыми лесами Колхидской низмен­ности в Грузии. На месте прежних болот после осушения возникли плантации мандаринов, апельсинов, лимонов, окаймленные аллеями из кипарисов и серебристых эвкалиптов.

Научно-исследовательские институты Мин­ска, Москвы, Ленинграда, Калинина разрабо­тали комплексы машин для мелиорации и сель­скохозяйственного освоения болот (см. стр. 356). Мощные экскаваторы прокладывают осушитель­ные канавы, механизируется укладка дренаж­ных труб, специальные плуги поднимают болот­ную целину, срезают, раздробляют и запахи­вают в почву кустарники, размельчают расти­тельные остатки торфа.

Опытные станции и научно-исследовательские институты разрабатывают методы осушения и повышения плодородия торфяных почв, выводят специальные сорта сельскохозяйственных культур, дающие высокие урожаи на этих поч­вах, состоящих в основном из органического вещества.

Наши партия и правительство, решая проб­лемы развития сельского хозяйства нечерно­земной зоны, большое внимание уделяют воп­росам мелиорации болот и заболоченных зе­мель. В ближайшее десятилетие площадь осу­шенных и улучшенных путем мелиорации зе­мель в этой зоне увеличится на 15—16 млн. га.

С 1966 г. широким фронтом начато наступ­ление на переувлажненные почвы и болота при­балтийских республик, Белорусского и Ук­раинского Полесья и нечерноземных областей РСФСР. Интенсификация сельского хозяйства западных и северных областей Советского Сою­за, преобразование суровой природы тайги немыслимо без огромных мелиоративных работ. Пройдет еще несколько пятилеток, и на месте непроходимых болот северной тайги, безлюдных пространств лесотундры появятся культурные плодородные поля пшеницы, картофеля, план­тации капусты, моркови. Чахлые заболоченные леса сменятся высокоствольными сосновыми, кедровыми и пихтовыми рощами.