В ЗВЕРОСОВХОЗЕ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 

Диких зверей в неволе мы привыкли видеть только в зоопарках. Но диких пушных зверей разводят и на зверофермах в колхозах и в спе­циальных звероводческих совхозах. Правда, этих зверей уже не назовешь дикими: они не боятся людей, их берут в руки. По внешнему виду зверьки, живущие на зверофермах, почти не отличаются от своих диких предков, только их шкурки окрашены более разнообразно.

В Советском Союзе организованы крупные совхозы, в каждом из которых выращивают тысячи пушных зверей. Звероводческие хозяй­ства есть на севере (Кольский зверосовхоз под Мурманском), на юге (Бакурианский — в Гру­зии, Кироваканский — в Армении), в средней полосе (под Москвой три зверосовхоза). Много звероводческих хозяйств в прибалтийских рес­публиках и на Дальнем Востоке — в Приморье, где много дешевой рыбы и рыбных отходов, которыми кормят зверей.

В каждом зверосовхозе содержат всего 3—4 вида зверей, редко встречающихся на воле, шкурки которых особенно ценятся. Это сереб­ристо-черные лисицы, голубые песцы, норки разных расцветок, соболи, нутрии.

Шкурки серебристо-черных ли­сиц иногда неправильно называют чернобур­ками. Черно-бурые лисицы хотя и редко, но попадаются на воле в северных и восточных районах нашей страны. Но их шкурки с буро­ватой окраской не так красивы, как иссиня-черные, с блестящим «серебром» шкурки сереб­ристо-черных лисиц. На воле эти лисицы встре­чаются только в Канаде, у нас же десятки поко­лений их выведены в клетках.

Мех песцов, обитающих на воле, зимой обыкновенно белый, а летом серовато-бурый. Очень редко встречаются на воле песцы, у кото­рых и зимой и летом мех одинаковой окраски. В звероводческих хозяйствах выращивают ты­сячи таких песцов, причем шкурки у них серо-голубого цвета.

Норки, выращиваемые в наших совхозах, крупнее живущих на воле, и мех у них лучше. Дикая норка имеет коричневую окраску, а у нас разводят почти совсем черных, голубых, белых, палевых и др.

Мех соболей — один из лучших по ка­честву и красоте. Соболиные шкурки ценятся очень высоко. Есть соболи крупные и мел­кие. На воле трудно найти такого соболя, шкурка которого обладала бы всеми желательными качествами — густым пушистым ме­хом красивой окраски. Такие шкурки можно по­лучить лишь от соболей, разводимых в клетках.

Нутрия — это большая водяная крыса. На ее шкурке мягкий, густой, шелковистый пух покрыт некрасивым жестким волосом. При выделке этот жесткий волос удаляют, и мех становится похожим на цигейку или выдру, но он красивее, мягче и легче цигейки. Иногда выделанные шкурки нутрий называют «обезь­яньим мехом». Кроме обычных нутрий с корич­невым мехом, у нас разводятся золотистые, па­левые и белые нутрии.

На своей родине, в Южной Америке, нут­рии живут около незамерзающих водоемов, богатых водной растительностью. Когда нутрий завезли в СССР, часть из них выпустили на волю в Закавказье. Но даже там в иные зимы водоемы замерзают, и тогда нутрии гибнут от голода. Поэтому их выгоднее разводить в зверо­водческих хозяйствах, а не на воле. В клетках нутрий можно выращивать и в северных райо­нах, где бывают значительные морозы.

Промышленное звероводство существует в нашей стране немногим больше 30 лет, но оно достигло уже больших успехов. По количеству молодняка, выращиваемого от каждой самки, СССР занимает первое место в мире. Стоимость шкурок зверей, разводимых в клетках, пре­вышает стоимость всей пушнины, которую дает в нашей стране охотничий промысел.

Сначала звероводы считали, что выращивать зверей надо в условиях близких к естественным. Клетки делали большие, площадью в сотню и более квадратных метров. В клетках зеленела трава, росли кусты. Для соболей сооружали высокие вольеры с деревьями, чтобы подвижные зверьки могли лазать по стволам. Их домики делали в виде дупла, прикрепленного к дереву. Но обширные клетки, высокие вольеры стоили очень дорого. Кроме того, в них трудно было соблюдать чистоту, и звери часто болели. Наб­людать за поведением зверей также было почти невозможно, не говоря уже о том, чтобы поймать их. От больших клеток пришлось отказаться. Теперь строят маленькие клетки — 2—3 м2 для лисиц и песцов, меньше 1 м2 для соболей и но­рок. Пол в клетках сетчатый. Все нечистоты проваливаются через ячейки металлической сетки на землю и легко убираются. У зверей, живущих в таких клетках, реже бывают глист­ные и заразные заболевания.

Клетки для разных зверей устроены неоди­наково. Лисицы и песцы живут в прямоуголь­ных сетчатых клетках, на высоких ножках. Это клетки для основного стада, т. е. для взрос­лых зверей, от которых получают молодняк. К открытой сетчатой клетке пристраивают дере­вянный домик, в нем зверек может укрыться от непогоды.

В этом же домике самка приносит и выра­щивает щенят.

Детеныши у лисиц появляются в марте-апреле, когда еще холодно. Поэтому в лисий домик вставляют утепленное гнездо, чтобы беспомощные, слабоопушенные лисята не за­мерзли. Когда становится тепло, а щенки под­растут, гнездо из домика убирают. Песцы ще­нятся позже, и для них теплое гнездо не нужно.

В стороне от этих клеток расположены длин­ные навесы, называемые в звероводческих хо­зяйствах шедами, под ними установлены неболь­шие клетки. Здесь выращивают молодняк, пред­назначенный к забою. Под крышу клетки по­ставлены для того, чтобы мех животных не выго­рал на солнце и не портился от дождя. Сейчас и взрослых зверей начинают переводить на содержание в шедах, где удобнее работать зве­роводам и легче вводить механизацию — автома­тическое поение, доставку корма при помощи подвесных дорог и т. п.

Клетки норок и соболей всегда стоят в ше­дах. Эти звери подвержены солнечным ударам, а норки к тому же — и простуде. Все клетки для соболей и норок также имеют деревянные домики, в которые на время выращивания молодняка кладут теплую подстилку — сено, мягкую солому и т. п. Клетки, в которых живут взрослые звери и молодняк, часто делают одинаковыми, для молодняка иногда поменьше.

Взрослые звери сидят в клетке по одному, а молодняк — чаще по двое. Среди молодняка встречаются активные звери: при раздаче корма они могут съесть не только свою, но и чужую порцию. Для пугливых зверьков корма почти не остается. Если пугливых и активных зверей держать вместе, то один будет голодать и плохо расти, а другой — объедаться и страдать от расстройства пищеварения. Как у голодного, так и у перекормленного, ожиревшего зверя мех становится хуже. Поэтому рабочие внима­тельно следят за поведением животных и в слу­чае необходимости пересаживают их из клетки в клетку, подбирая в пару зверей со сходным характером.

Для нутрий приходится делать клетки с во­доемами. Если лишить этих любителей воды летнего купания, качество опушения у них ухуд­шается. Ведь, выкупавшись, нутрия долго за­нимается туалетом: расчесывает передними лапками волос и растирает кожу — это улучша­ет рост меха.

В каждом хозяйстве, где разводят зверей, должна быть специальная кормовая кухня. В зверосовхозе содержится несколько десятков тысяч зверей, и ежедневно приходится готовить до 20—25 т корма, чтобы накормить всех до­сыта.

Рационы различны в зависимости от вида зверей, их возраста и времени года. Для всех зверей, кроме нутрий, рационы больше чем наполовину состоят из мясных или рыбных кор­мов. Грызуны-нутрии питаются главным обра­зом растительными кормами. Зверей кормят отходами мясных и рыбных комбинатов, мелкой рыбой, отходами шелководства — куколками тутового шелкопряда, с которых снята шелковая нить. В небольшом количестве зверям скарм­ливают конское мясо.

Мясо звери поедают наиболее охотно, но им нужны и растительные корма. Когда лисица, песец, норка или другой зверь, живущий на воле, ловит и съедает мышь, он поглощает и растительные остатки, которые были в мыши­ном желудке. Нередко звери сами выкапывают различные корешки, поедают ягоды, орехи и т. п. Жители южных районов знают, что волки

и лисицы ходят на бахчи и едят арбузы, выби­рая самые спелые и сладкие. Кроме того, рас­тительные корма дешевле, и, если ими заменять часть мяса, расходы по выращиванию зверей сократятся. На зверофермах все продукты ра­циона зверей измельчают и тщательно переме­шивают.

Для этого есть много машин, но самая удобная из них — кормокомбайн. Он измель­чает мясо с костями, рыбу, овощи, перемеши­вает корма в большой фаршемешалке, а затем еще раз перемалывает все в мясорубке.

Зоотехники внимательно следят за аппети­том зверей, за их здоровьем.

Новорожденные детеныши хищных зверей совершенно беспомощны. Они слепые, без зубов и первые 3—4 недели питаются только молоком матери.

Подросших детенышей подкармливают. Сна­чала им дают полужидкий корм, а потом посте­пенно делают его все более густым. Пока щенки сидят вместе, приходится следить, чтобы каж­дый получил свою порцию и сильные не обижа­ли слабых.

У нутрий детеныши родятся опушенными, с открытыми глазами и прорезавшимися зуба­ми. Уже через несколько часов после рождения они могут плавать, а через 2—3 дня начинают пробовать корм матери. Тем не менее и они первые 3—4 недели питаются в основном моло­ком матери.

В возрасте 45—50 дней всех щенят отделяют от матерей: они уже не нуждаются в молоке, но беспокоят мать.

Родившийся весной молодняк к осени уже становится взрослым. Чтобы шкурка была хо­рошей, осенью зверей прочесывают и удаляют линяющий летний волос. Чтобы шкурка приобрела блеск, зверям в это время дают жмых, льняное семя и т. п.

Осенью в звероводческих хозяйствах ком­плектуют, пополняют стадо. Предварительно зверей бонитируют, т. е. оценивают качество их опушения, оставляют лучших на племя, а остальных забивают на шкурки.

Забой молодняка в зверосовхозах начинается в начале зимы (ноябрь — декабрь). Тюки и ящи­ки с пушниной, оцениваемой в сотни тысяч рублей, направляются на пушные базы. От­сюда меха поступают на фабрики, где из шку­рок делают воротники, шапки и меховую одеж­ду. Много нашей пушнины идет и на экспорт.