19.2. Регуляция эмоциональных состояний

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 

Проблема регуляции эмоциональных состояний является одной из сложней­ших в психологии и одновременно относится как к фундаментальным, так и к при­кладным проблемам. В курсе общей психологии мы познакомимся с данной про­блемой лишь в общем виде, поскольку при изучении других дисциплин вы не­однократно будете возвращаться к ней.

Следует отметить, что существует много подходов к исследованию как регуля­ции эмоциональных состояний, так и психических механизмов, вызывающих стресс. Мы рассмотрим лишь несколько подходов. Первый из них, представлен­ный работами Ф. Б. Березина, основан на следующих положениях: адаптация про­текает на всех уровнях организации человека, в том числе в психической сфере; психическая адаптация является центральным звеном в общей адаптации челове­ка, поскольку именно характер психической регуляции определяет характер адап­тации в целом. Березин также считает, что механизмы психической адаптации, а следовательно, и регуляции психических состояний, лежат в интрапсихической сфере.

К числу механизмов, обусловливающих успешность адаптации, Березин отно­сит механизмы противостояния тревоге — разнообразные формы психологической защиты и компенсации. Психологическая защита — это специальная регулятив­ная система стабилизации личности, направленная на устранение или сведение до минимума чувства тревоги, связанного с осознанием какого-либо конфликта. Главной функцией психологической защиты является «ограждение» сферы созна­ния от негативных, травмирующих личность переживаний. В широком смысле этот термин употребляется для обозначения любого поведения, в том числе и не­адекватного, направленного на устранение дискомфорта.

Березин выделяет четыре типа психологической защиты: препятствующие осознанию факторов угрозы, вызывающих тревогу; позволяющие фиксировать тревогу; снижающие уровень побуждений; устраняющие тревогу. Проведенные

им исследования обнаружили закономерную смену механизмов интрапсихиче-ской адаптации и позволили говорить о том, что различные формы психологиче­ской защиты обладают различными возможностями противостоять тревоге и дру­гим негативным состояниям. Более того, было установлено, что существует опре­деленная иерархия типов психологической защиты. Когда одна формы защиты оказывается не в состоянии противостоять тревоге, то «включается» другая фор­ма защиты. Березиным было также обнаружено, что нарушение механизмов пси­хической адаптации или использование неадекватной формы защиты могут при­водить к соматизации тревоги, т. е. направлению тревоги на формирование пред-болезненных состояний, или к окончательному срыву адаптации. Это происходит потому, что тревога, как и любое другое эмоциональное состояние, связана с веге- • тативной и гуморальной регуляцией организма, т. е. при возникновении данного состояния происходят определенные физиологические изменения. При этом сле­дует отметить, что использование индивидом неадекватной формы психологиче­ской защиты и возникновение гипертревоги всегда сопровождается сверхнапря­жением, более значительным по своей интенсивности, чем обычное мотивационное. Как правило, в этой ситуации возникает состояние, обусловленное блокадой мотивационного поведения, известное как фрустрация.

Фрустрация — это психическое состояние человека, вызванное объективно непреодолимыми трудностями, возникшими при достижении цели или решении задачи. Следует отметить, что термин «фрустрация» применяется в современной научной литературе в разных значениях. Очень часто под фрустрацией понимают форму эмоционального стресса. В одних работах этим термином обозначаются фрустрирующие ситуации, в других — психическое состояние, но всегда имеется в виду рассогласование между поведенческим процессом и результатом, т. е. пове­дение индивида не соответствует ситуации, а следовательно, он не достигает цели, к которой стремится, а даже наоборот, может прийти к совершенно противопо­ложному результату.

Существенные для адаптации фрустрирующие ситуации обычно связаны с ши­роким диапазоном потребностей, которые не могут быть удовлетворены в той или иной ситуации. Как вы уже знаете, потребность — это состояние индивида, созда­ваемое испытываемой им нуждой в чем-либо. Существуют разнообразные клас­сификации наиболее значимых из них. П. В. Симонов, например, выделяет биоло­гические, социальные и идеальные. А. Маслоу утверждает, что существует опре­деленная иерархия потребностей, где к числу высших относятся социальные потребности.

Невозможность удовлетворить ту или иную потребность вызывает определен­ное психическое напряжение. В случае реорганизации целого комплекса потреб­ностей или их рассогласованности, когда человек пытается решить две или более взаимоисключающие задачи, психическое напряжение достигает наивысших пре­делов и в результате формируется состояние, вызывающее нарушение адекватно­сти поведения, т. е. фрустрация. Как правило, это состояние возникает в результа­те некоего конфликта, который принято называть интрапсихическим конфликтом, или конфликтом мотивов. Характерная для интрапсихического конфликта несо­вместимость и столкновение противоположных тенденций личности неизбежно препятствуют построению целостного интегративного поведения и увеличивают риск срыва адаптации.

Именно с ситуацией интрапсихического конфликта непосредственно связан и эмоциональный стресс. Вероятность возникновения интрапсихического конфлик­та в значительной степени обусловлена особенностями когнитивной сферы. Мно­гочисленные исследования показали роль когнитивных элементов в развитии стресса, а несоответствие между когнитивными элементами (когнитивный диссо­нанс) влечет за собой возрастание напряженности, и чем больше несоответствие, тем выше напряженность, которая приводит к нарушению интеграции поведения.

Интеграция поведения — это система взаимосвязи между элементами психи­ческой структуры личности, позволяющая успешно решать задачи в интересах адаптации индивида, и в первую очередь добиться согласованности его мотивов и требований окружения. Интеграция поведения реализуется через такие психоло­гические образования, как установка, отношение, ролевые структуры. Интрапси-хический конфликт отношений, которые формируются на основе ролевых и лич­ностных установок, может приводить к дезорганизации поведения и нарушению сложившихся струкур личности — «я-образа», «я-концепции», самооценки. При этом дезорганизация поведения будет сопровождаться негативным эмоциональ­ным фоном, так как эмоции сопряжены с мотивами и обеспечивают осуществле­ние некоторых регуляторных функций, при этом интеграция эмоций в единую систему определяет характер эмоционального состояния.

Построение интегрированного поведения — существенная часть адаптацион­ного процесса. Нарушение поведения на любом уровне интеграции сопровожда­ется снижением качества психической адаптации, возрастанием фрустрационной напряженности и соответствующими физиологическими сдвигами. В зависимо­сти от того, насколько наше поведение интегрировано, т. е. целостно, осознанно и подчинено определенной цели, настолько высок у нас порог фрустрации, который можно рассматривать в качестве меры потенциальной стабильности психической адаптации и способности противостоять возникающему напряжению.

Одним из важнейших составных элементов структуры личности, влияющих на уровень интеграции поведения, а следовательно, и на процесс адаптации в це­лом, является «я-концепция». «Я-концепция» — это относительно устойчивая, в большей или в меньшей степени осознанная и переживаемая как неповторимая система представлений индивида о самом себе, на основе которой он строит свое взаимодействие с другими людьми и относится к себе. Как следует из данного определения, «я-коицепция» — это система отношений человека к себе и окружаю­щим его предметам, людям и другим явлениям. Всю информацию, которую чело­век получает из внешней среды, он воспринимает в контексте системы таких от­ношений, и, исходя из степени соответствия или несоответствия своим целям, из того, что в себе несет полученная информация — угрозу или одобрение, — чело­век строит свое поведение. Неслучайно принято считать, что «я-концепция» со­ставляет ядро системы саморегуляции человека. В основе «я-концепции» лежат самооценка и уровень притязаний, отражающие общую направленность мотива-ционной сферы, ориентированной на достижение успеха (мотивация достижения) или на избежание неудач (мотивация избегания). В свою очередь, исследования мотивации показали зависимость между характером мотивации и выбором пове­денческих стратегий, а также особенностями адаптации к условиям изменяющей­ся среды. При преобладании мотивации достижения поведение отличается отсут-

ствием видимой тревоги, и наоборот, мотивация избегания неудач сопровождает­ся проявлением тревоги.

Поскольку мы заговорили о системе отношений личности, то нельзя не вспом­нить о В. Н. Мясищеве — авторе концепции отношений личности. По мнению Мясищева, система отношений составляет ядро личности. Эта система формиру­ется под воздействием отражения сознанием человека окружающей действитель­ности. Данная концепция нашла широкое применение в медицинской психоло­гии, особенно в области исследования и лечения неврозов.

Неврозы — эта группа нервно-психических расстройств, психогенных по своей природе, являющихся следствием длительного или чрезмерно интенсивного эмо­ционального напряжения. Главная причина невроза — нарушение системы регу­ляции эмоциональной связи, вызванное противоречием между установками и взглядами личности и внешней действительностью, т. е. в основе такого наруше­ния лежит интрапсихический конфликт.

Невроз, являясь нервно-психическим расстройством, сопровождается вегета­тивными проявлениями: мышечным напряжением, тремором, нарушениями ра­боты сердца, тревогой, чувством подавленности, головными болями, слабостью. Причем эти вегетативные изменения происходят не сразу, а постепенно. Прежде всего изменяется сон. Он становится поверхностным, человек легко просыпается. Постепенно изменяется чувствительность человека к внешним раздражителям. Звук, свет, разговоры необыкновенно раздражают человека. Даже шумы обычно-гоуровня могут стать непереносимыми. Повышенная чувствительность выступа­ет, с одной стороны, как приспособительный механизм к недостатку информации, обеспечивая приток дополнительных сигналов, с помощью которых можно разре­шить ситуацию. С другой стороны, повышенная чувствительность делает челове­ка более восприимчивым к любым раздражителям и проявляется как излишняя плаксивость, нетерпеливость, взрывчатость, а также в виде болевых ощущений в ответ на слабые сигналы из внутренней среды, которые ранее не воспринима­лись.

Однако главной особенностью невроза является конфликт. Конфликт обнару­живается в основе большинства неврозов и всегда сопровождается чрезвычайно интенсивными переживаниями. Переживания могут быть различны. Например, ощущение своей вины, своего упущения, вследствие которого и возникла травми­рующая ситуация, и др. В то же время следует отметить, что переживания стано­вятся источником невроза лишь в том случае, если они особо значимы для челове­ка. Поэтому большинство эмоциональных, или интрапсихических, конфликтов, послуживших причиной заболевания, по своей природе социальны. Например, человек заболевает не потому, что он стал жертвой несправедливости, а потому, что проявленная по отношению к нему несправедливость (действительная или кажущаяся) нарушила его представления о справедливости, его веру в добро и зло, в смысл человеческого существования.

Таким образом, мы подошли к тому, что эмоциональный стресс чаще всего ока­зывается связанным с социальными явлениями, т. е. эмоциональный стресс явля­ется неотделимой частью социальной адаптации человека. В результате наших многолетних экспериментальных исследований этой проблемы мы пришли к вы­воду о том, что существуют характеристики личности, которые определяют

успешность адаптации человека в самых разнообразных условиях. Эти харак­теристики формируются в процессе всей жизни человека, и к их числу в первую очередь следует отнести уровень нервно-психической устойчивости, самооценку личности, ощущение своей значимости для окружающих (социальная референт-ность), уровень конфликтности, опыт общения, морально-нравственную ориен­тацию, ориентацию на требования ближайшего окружения.

Все эти характеристики при детальном изучении оказались взаимосвязаны друг с другом. Более того, они формируют одну интегральную характеристику, которая была названа нами личностным адаптационным потенциалом. Данная характеристика рассматривается нами как системное свойство личности, которое заключается в способности личности адаптироваться к условиям социальной сре­ды. Чем выше уровень развития данного свойства, тем к более жестким и суровым условиям социальной среды может приспособиться человек.

В ходе экспериментальных исследований было установлено, что даже в усло­виях реальной угрозы для жизни люди с более высоким адаптационным потенци­алом не только имеют больше шансов уцелеть, но могут успешно выполнять про­фессиональные обязанности. Также следует отметить, что впоследствии лица с бо­лее высоким уровнем развития адаптационного потенциала личности имеют больше шансов по сравнению с другими восстановить функциональное состоя­ние организма и вернуться к нормальной жизни.

Существуют и другие подходы к рассмотрению проблемы регуляции эмоцио­нальных состояний и эмоционального стресса. Мы не будем их рассматривать, так как в процессе изучения других учебных предметов вы с ними познакомитесь бо­лее подробно. Данную главу мы закончим рассмотрением практических аспектов регуляции эмоциональных состояний.

Р. М. Грановская делит все стратегии выхода из напряженной ситуации на три группы: изменить или ликвидировать проблему; уменьшить ее интенсивность за счет смещения своей точки зрения на нее; облегчить ее воздействие с помощью включения ряда способов.

Ключевую роль в управлении своим состоянием играет осознание жизненных целей и соотнесение с ними конкретных ценностей. Чем быстрее человек опреде­лит свои жизненные ценности и цели, тем у него больше шансов избежать нега­тивных последствий внезапно возникшего чрезмерного эмоционального напря­жения, поскольку человек, сделавший главный жизненный выбор, в значитель­ной мере определил все дальнейшие решения и тем самым избавил себя от колебаний и страхов. Попадая в трудную ситуацию, он соотносит ее значение со своими главными жизненными ориентирами. Своевременность подобного взве­шивания нормализует его состояние. При этом критическая ситуация рассматри­вается на фоне общей перспективы, например всей жизни человека, в результате чего значимость этой ситуации может резко снизиться. Известно много примеров, когда с людьми происходили несчастные случаи, от которых можно было опра­виться в течение нескольких часов. Но реакция на них была столь неадекватна, столь несоотносима с личной шкалой ценностей, что развивались значительные жизненные кризисы. Поэтому неблагоприятные последствия возникают часто не из-за самих случаев, а из-за реакции на них.

Таким образом, одним из основных способов избегания чрезмерного эмоцио­нального напряжения является гармоничное развитие личности человека, фор­

мирование у него самостоятельной мировоззренческой позиции. Причем это раз­витие начинается с первых дней жизни человека, а его успех в значительной сте­пени зависит от того, насколько умело строят воспитательный процесс родители ребенка, а затем и педагоги в школе, насколько государство заботится о воспита­нии подрастающего поколения, и от много другого.

Следующий способ регуляции эмоциональных состояний, по мнению Гранов­ской, заключается в правильном выборе момента для принятия решения или реа­лизации своего плана. Как известно, экстремальная ситуация приводит к суже­нию сознания, что ведет к нарушению ориентировки в окружающем. Тревога, вол­нение меняют стратегию поведения. Пораженный смятением человек стремится избежать малейшего риска, боится идти в том направлении, которое грозит за­блуждениями и ошибками, поэтому каждую новую информацию он стремится связать с аналогичной, уже известной ему. В этой ситуации человек очень часто совершает ошибки, принимая неправильное решение. Поэтому необходимо учить­ся правильно выбирать момент для реализации своих планов в сложной, эмоцио­нально напряженной ситуации.

Еще один способ снизить эмоциональное напряжение заключается в ослабле­нии мотивации. Например, отказаться на время от достижения поставленной цели или снизить эмоциональную напряженность через произвольное перенесение вни­мания, концентрируя его не на значимости результата выполняемой деятельно­сти, а на анализе технических деталей задачи или тактических приемах.

Для создания оптимального эмоционального состояния прежде всего нужна правильная оценка значимости происходящего события, поскольку на человека воздействует не столько интенсивность и длительность реальных событий, сколь­ко их индивидуальная ценность. Когда событие рассматривается как чрезвычай­ное, то даже фактор малой интенсивности может вызвать дезадаптацию. Необхо­димо также иметь в виду, что при сильном эмоциональном возбуждении личност­ные характеристики человека играют очень существенную роль в оценке события. Так, хороший прогноз становится еще более оптимистичным у оптимиста, а пло­хой — еще более мрачным у пессимиста. Однако для того чтобы правильно оце­нить событие, необходима полная информированность о нем. Чем большим объе­мом информации по волнующему вопросу располагает человек, тем меньше вероятность эмоционального срыва. Отсюда следует, что всеми силами надо уве­личивать объем сведений о волнующей вас проблеме. При этом информирован­ность должна быть разноплановой.

Грановская выделяет еще один способ борьбы с эмоциональными стрессами и эмоциональной напряженностью. Этот способ заключается в заранее подготов­ленных стратегиях отступления. Наличие запасного варианта поведения в той или иной ситуации снижает излишнее возбуждение и делает более вероятным успех решения задачи на генеральном направлении. Не подготовив альтернативного решения, человек необоснованно пессимистично оценивает ситуацию, которая может возникнуть в случае провала основного варианта. Имея запасной вариант действий, в случае провала первого человеку проще смириться с неудачей и со­хранить при этом оптимистическое расположение духа. Следовательно, запасные стратегии уменьшают страх перед неблагоприятным развитием событий и тем са­мым способствуют созданию оптимального фона для решения задачи.

Кроме перечисленных способов выхода из стрессовой ситуации следует иметь в виду, что бессмысленно бороться против того, что является уже свершившимся фактом. При некоторых обстоятельствах, когда продолжение усилий превраща­ется в безрезультатные попытки «прошибить стену лбом», человеку полезно вре­менно отказаться от усилий по немедленному достижению цели, осознать реаль­ную ситуацию и свое поражение. Тогда он сможет сберечь силы для новой попыт­ки при более благоприятной обстановке. Кроме этого, в случае поражения не вредно произвести общую переоценку ситуации по типу «не очень-то и хотелось». Понижение субъективной значимости события помогает отойти на заранее подго­товленные позиции и готовиться к следующему штурму без лишней траты сил. Неслучайно в глубокой древности на Востоке люди просили в своей молитве: «Господи, дай мне силы, чтобы справиться с тем, что я могу сделать, дай мне му­жество, чтобы смириться с тем, чего я не могу сделать, и дай мне мудрость, чтобы отличить одно от другого».

Контрольные вопросы

Расскажите о стрессе как неспецифической реакции организма.

Дайте классификацию видов психического стресса.

Назовите условия возникновения информационного и эмоционального стресса.

В чем заключаются индивидуальные особенности в проявлении стресса?

Какие механизмы регуляции психических состояний вы знаете?

Что такое интрапсихический конфликт?

Какие способы избегания чрезмерного эмоционального напряжения вы знаете?

Рекомендуемая литература

Березин Ф. Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. — Л.: Нау­ка, 1988.

Грановская Р. М. Элементы практической психологии. — СПб.: Свет, 1997.

Изард К. Э. Психология эмоций. — СПб.: Питер, 1999.

Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. — СПб.: Питер, 1999.

Селье Г. Стресс без дистресса. — Рига: Виеда, 1992.

Симонов П. В. Мотивированный мозг: Высшая нервная деятельность и естественно­научные основы общей психологии / Отв. ред. В. С. Русинов. — М.: Наука, 1987.

Симонов П. В. Эмоциональный мозг. Физиология. Нейроанатомия. Психология эмо­ций. — М.: Наука, 1981.

8.         Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология / Сб. статей. Пер. с фр.:
Вып. 6. - М.: Прогресс, 1978.