20.2. Взаимосвязь социального и биологического в личности

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 

Понятия «личность» и «индивидуальность», с точки зрения отечественной психологии, не совпадают. Более того, в отечественной психологической науке су­ществует достаточно много разногласий по поводу сооотношения данных понятий. Периодически возникают научные споры по вопросу, какое из данных понятий шире. С одной точки зрения (которая чаще всего представлена в работах представи­телей санкт-петербургской психологической школы), индивидуальность объеди­няет в себе те биологические и социальные особенности человека, которые делают его непохожим на других людей, т. е. понятие «индивидуальность» с этой позиции представляется более широким, чем понятие «личность». С другой точки зрения (которую можно чаще всего встретить у представителей московской психологи­ческой школы), понятие «индивидуальность» рассматривается как самое узкое в структуре человеческой организации, объединяющее лишь относительно неболь­шую группу качеств. Общим в данных подходах является то, что понятие «лич­

ность» включает в себя прежде всего качества человека, проявляющиеся на соци­альном уровне в ходе формирования социальных отношений и связей человека.

Вместе с тем существует целый ряд психологических концепций, в которых личность не рассматривается как субъект системы общественных отношений, а представляется как целостное интегративное образование, включающее в себя все особенности человека, в том числе биологические, психические и социальные. Поэтому считается, что с помощью специальных личностных опросников можно описать человека в целом. Такое расхождение во мнениях вызвано различием в подходах к рассмотрению соотношения биологического и социального в струк­туре личности человека.

Проблема соотношения биологического и социального в личности человека — одна из центральных проблем современной психологии. В процессе становления и развития психологической науки были рассмотрены практически все возмож­ные связи между понятиями «психическое», «социальное» и «биологическое». Психическое развитие трактовалось и как полностью спонтанный процесс, неза­висимый ни от биологического, ни от социального, и как производный только от биологического или только от социального развития либо как результат их парал­лельного действия на индивида и т. п. Таким образом, можно выделить несколько групп концепций, по-разному рассматривающих соотношение социального, пси­хического и биологического.

В группе концепций, в которых доказывается спонтанность психического раз­вития, психическое рассматривается как явление, полностью подчиненное своим внутренним законам, никак не связанным ни с биологическим, ни с социальным. В лучшем случае человеческому организму в рамках данных концепций отводит­ся роль некоего «вместилища» психической деятельности. Чаще всего мы сталки­ваемся с данной позицией у авторов, которые доказывают божественное проис­хождение психических явлений.

В биологизаторских концепциях психическое рассматривается как линейная функция развития организма, как нечто, однозначно следующее за этим развити­ем. С позиции данных концепций все особенности психических процессов, состо­яний и свойств человека определяются особенностями биологической структуры, а их развитие подчинено исключительно биологическим законам. При этом не­редко используются законы, открытые при изучении животных, которые не учи­тывают специфику развития человеческого организма. Часто в этих концепциях для объяснения психического развития привлекается основной биогенетический закон — закон рекапитуляции, согласно которому в развитии индивида воспроиз­водится в главных чертах эволюция вида, к которому этот индивид принадлежит. Крайним проявлением данной позиции является утверждение о том, что психи­ческого как самостоятельного явления в природе не существует, поскольку все психические явления можно описать или объяснить с помощью биологических (физиологических) понятий. Следует отметить, что данная точка зрения очень широко распространена среди физиологов. Например, такой точки зрения при­держивался И. П. Павлов.

Существует целый ряд социологизаторских концепций, которые тоже исходят из идеи рекапитуляции, но только здесь она представляется несколько иначе. В рамках данных концепций утверждается, что психическое развитие индивида

Что формирует личность: наследственность или среда!

С самого момента рождения влияния генов и среды тесно переплетаются, формируя лич­ность индивида. Родители предоставляют свое­му потомству и гены, и домашнюю среду, при­чем и то и другое зависит от собственных генов родителей и среды, в которой они выросли. В результате имеется тесная взаимосвязь меж­ду наследуемыми характеристиками (геноти­пом) ребенка и средой, в которой он воспиты­вается. Например, поскольку общий интеллект частично является наследуемым, у родителей с высоким интеллектом вероятнее всего будет ребенок с высоким интеллектом. Но кроме это­го родители с высоким интеллектом скорее всего будут создавать своему ребенку среду, стимулирующую развитие умственных способ­ностей — и при своем собственном взаимодей­ствии с ним, и посредством книг, уроков музы­ки, походов в музей и другого интеллектуаль­ного опыта. Вследствие подобной двойной положительной связи генотипа и среды ребенок получает двойную дозу интеллектуальных воз­можностей. Сходным образом, ребенок, вы­росший у родителей с низким интеллектом, может встретить домашнюю среду, которая еще больше усиливает интеллектуальную отста­лость, приобретенную наследственно.

Некоторые родители могут специально со­здавать среду, отрицательно коррелирующую с генотипом ребенка. Например, интровертные родители могут поощрять социальную деятель­ность ребенка, чтобы противодействовать соб­ственной интровертности ребенка. Родители очень активного ребенка, наоборот, могут ста­раться придумать для него какие-нибудь инте­ресные тихие занятия. Но независимо от того, положительная или отрицательная здесь корре­ляция, важно, что генотип ребенка и его сре­да — это не просто два источника влияния, ко­торые суммируются для того, чтобы сформи­ровать его личность.

Под действием одного и того же окруже­ния разные люди реагируют на событие или само окружение по-разному. Беспокойный, чувствительный ребенок будет ощущать жес­токость родителей и реагировать на нее иначе, чем спокойный, гибкий; резкий голос, вызыва­ющий у чувствительной девочки слезы, может быть вовсе не замечен ее не столь чувствитель­ным братом. Ребенок-экстраверт будет тянуть­ся к окружающим людям и событиям, а его брат-интроверт будет их игнорировать. Ода­ренный ребенок больше почерпнет из прочи­танного, чем заурядный. Другими словами, каждый ребенок воспринимает объективное окружение как субъективную психологическую среду, и именно эта психологическая среда формирует дальнейшее развитие личности. Если родители создают одинаковое окружение всем своим детям, — чего, как правило, не про­исходит, — оно все равно не будет для них пси­хологически эквивалентным.

Следовательно, помимо того, что генотип оказывает влияние одновременно со средой, он также сам эту среду фор­мирует. В частности, среда становит-

в конспективной форме воспроизводит основные ступени процесса историческо­го развития общества, прежде всего развития его духовной жизни, культуры.

Наиболее ярко суть подобных концепций выразил В. Штерн. В предложенной им трактовке принцип рекапитуляции охватывает и эволюцию психики животных, и историю духовного развития общества. Он пишет: «Человеческий индивид в пер­вые месяцы младенческого периода с преобладанием низших чувств, с неосмыс­ленным рефлекторным и импульсивным существованием, находится в стадии млекопитающего; во второе полугодие, развив деятельность хватания и разносто­роннего подражания, он достигает развития высшего млекопитающего — обезья­ны, и на втором году, овладев вертикальной походкой и речью, — элементарного человеческого состояния. В первые пять лет игры и сказок он стоит на ступени пер­вобытных народов. Затем следует поступление в школу, более напряженное вне­дрение в социальное целое с определенными обязанностями, — онтогенетическая параллель вступления человека в культуру с ее государственными и экономически­ми организациями. В первые школьные годы простое содержание античного и вет­хозаветного мира наиболее адекватно детскому духу, средние годы носят черты

ся функцией личности ребенка благо-Даря трем типам взаимодействия: ре активного, вызванного и проеактив­ного. Реактивное взаимодействие происходит в течение всей жизни. Его суть заключается в действиях или переживаниях человека в ответ на воздействия внешней среды. Эти действия за­висят как от генотипа, так и от условий воспита­ния. Например, одни люди воспринимают нано­сящее им вред действие как акт преднамерен­ной враждебности и реагируют на него совсем иначе, чем те, которые воспринимают такое действие как результат непреднамеренной бес­чувственности.

Другой вид взаимодействия — это вызван­ное взаимодействие. Личность каждого индиви­да вызывает у других людей свои особые реак­ции. Так, младенец, который кричит, когда его берут на руки, вызывает менее положительную эмоцию у родителя, чем тот, которому нравит­ся, когда его нянчат. Послушные дети вызыва­ют у родителей менее жесткий стиль воспита­ния, чем агрессивные. По этой причине нельзя полагать, что наблюдаемая взаимосвязь меж­ду особенностями воспитания ребенка родите­лями и складом его личности является простой причинно-следственной связью. В действитель­ности личность ребенка формирует родитель­ский стиль воспитания, который, в свою оче­редь, оказывает дальнейшее влияние на лич­ность ребенка. Вызванное взаимодействие происходит, так же как и реактивное, в течение всей жизни. Мы можем наблюдать, что благо­склонность человека вызывает благосклонность окружения, а враждебно настроенный человек вызывает у окружающих враждебное отноше­ние к себе.

По мере своего роста ребенок начинает выходить за пределы окружения, создаваемого ему родителями, и выбирать и строить свое соб­ственное. Это последнее, в свою очередь, фор­мирует его личность. Общительный ребенок будет искать контактов с друзьями. Общитель­ная натура подталкивает его к выбору окруже­ния и еще больше подкрепляет его общитель­ность. А то, что нельзя выбрать, он будет ста­раться построить сам. Например, если никто не зовет его в кино, он сам организует это меро­приятие. Такой вид взаимодействия называется проактивным. Проактивное взаимодействие — это процесс, посредством которого индивид становится активным агентом развития своей собственной личности. Общительный ребенок, вступая в проактивное взаимодействие, отбирает и строит ситуации, которые еще больше способ­ствуют его общительности, поддерживают ее.

Относительная важность рассмотренных типов взаимодействия личности и окружения ме­няется в процессе развития. Связь между гено­типом ребенка и его окружением наиболее сильна, когда он маленький и практически пол­ностью ограничен домашней средой. Когда ре­бенок взрослеет и начинает выбирать и строить свое окружение, эта начальная связь ослабева­ет, а влияние проактивного взаимодействия воз­растает, хотя реактивное и вызванное взаимо­действия, как отмечалось, сохраняют свою важ­ность в течение всей жизни.

фанатизма христианской культуры, и только в периоде зрелости достигается духов­ная дифференциация, соответствующая состоянию культуры Нового времени».

Конечно, мы не будем обсуждать вопрос об истинности того или иного подхо­да. Однако, по нашему мнению, приводя подобные аналогии, нельзя не учитывать систему обучения и воспитания, которая исторически развивается в каждом об­ществе и имеет свою специфику в каждой общественно-исторической формации. При этом каждое поколение людей застает общество на определенной ступени его развития и включается в ту систему общественных отношений, которая на этой ступени уже сложилась. Поэтому человеку в своем развитии нет нужды повто­рять в свернутом виде всю предшествующую историю.

Никто не будет оспаривать тот факт, что человек рождается как представитель определенного биологического вида. В то же время человек после рождения ока­зывается в определенном социальном окружении и поэтому развивается не толь­ко как биологический объект, но и как представитель конкретного общества.

Конечно же, эти две тенденции находят свое отражение в закономерности раз­вития человека. Более того, эти две тенденции находятся в постоянном взаимо­действии, и для психологии важно выяснить характер их взаимосвязи.

Результаты многочисленных исследований закономерностей психического развития человека позволяют говорить о том, что исходной предпосылкой психи­ческого развития индивида является его биологическое развитие. Индивид рож­дается с определенным набором биологических свойств и физиологических меха­низмов, которые и выступают в роли основы его психического развития. Но эти предпосылки реализуются лишь тогда, когда человек находится в условиях чело­веческого общества.

Рассматривая проблему взаимодействия и взаимовлияния биологического и социального в психическом развитии человека, мы выделяем три уровня органи­зации человека: уровень биологической организации, социальный уровень и уро­вень психической организации. Таким образом, необходимо иметь в виду, что речь идет о взаимодействии в триаде «биологическое—психическое—социальное». Причем подход к исследованию взаимоотношения компонентов данной триады формируется из понимания психологической сути понятия «личность». Однако ответить на вопрос, что такое личность в психологическом плане, само по себе яв­ляется весьма непростой задачей. Более того, решение этого вопроса имеет свою историю.

Необходимо отметить, что в различных отечественных психологических шко­лах понятие «личность», и тем более соотношение биологического и социального в личности, их роль в психическом развитии, трактуются по-разному. Несмотря на то что всеми отечественными психологами безоговорочно принимается точка зрения, утверждающая, что понятие «личность» относится к социальному уровню организации человека, существуют определенные разногласия по вопросу о сте­пени проявления в личности социальных и биологических детерминант. Так, раз­личие во взглядах на данную проблему мы обнаружим в работах представителей Московского и Санкт-Петербургского университетов, являющихся ведущими центрами отечественной психологии. Например, в работах московских ученых чаще всего можно встретить мнение о том, что социальные детерминанты играют более значимую роль в развитии и формировании личности. В то же время в рабо­тах представителей Санкт-Петербургского университета доказывается идея о рав­ной значимости для развития личности социальных и биологических детерми­нант.

С нашей точки зрения, несмотря на несовпадение взглядов на отдельные ас­пекты исследования личности, в целом эти позиции скорее дополняют друг друга.

В истории отечественной психологии представление о психологической сущ­ности личности неоднократно изменялось. Первоначально осмысление личности именно как психологической категории строилось на перечислении составных частей, образующих личность как некую психическую реальность. В этом случае личность выступает как набор качеств, свойств, черт, особенностей психики чело­века. С определенной точки зрения данный подход был весьма удобен, поскольку позволял избежать целого ряда теоретических трудностей. Однако этот подход к проблеме понимания психологической сущности понятия «личность» был на­зван академиком А. В. Петровским «коллекционерским», ибо в этом случае лич­

ность превращается в некое вместилище, емкость, принимающую в себя интере­сы, способности, черты темперамента, характера и т. д. С позиции данного похода задача психолога сводится к каталогизации всего этого и выявлению индивиду­альной неповторимости его сочетания у каждого отдельного человека. Такой под­ход лишает понятие «личность» его категориального содержания.

В 60-е гг. XX в. на повестку дня встал вопрос о структурировании многочис­ленных личностных качеств. С середины 1960-х гг. начали предприниматься по­пытки выяснить общую структуру личности. Очень характерен в этом направле­нии подход К. К. Платонова, понимавшего под личностью некую биосоциальную иерархическую структуру. Ученый выделял в ней следующие подструктуры: на­правленность; опыт (знания, умения, навыки); индивидуальные особенности раз­личных форм отражения (ощущения, восприятия, памяти, мышления) и, наконец, объединенные свойства темперамента.

Следует отметить, что подход К. К. Платонова подвергался определенной кри­тике со стороны отечественных ученых, и прежде всего представителей москов­ской психологической школы. Это было вызвано тем, что общая структура лично­сти интерпретировалась как некая совокупность ее биологических и социально-обусловленных особенностей. В результате едва ли не главной в психологии личности становилась проблема соотношения социального и биологического в личности. В противовес мнению К. К. Платонова высказывалась идея о том, что биологическое, входя в личность человека, становится социальным.

К концу 1970-х гг., кроме ориентации на структурный подход к проблеме лич­ности, стала развиваться концепция системного подхода. В этой связи особый ин­терес представляют идеи А. Н. Леонтьева.

Охарактеризуем кратко особенности понимания личности Леонтьевым. Лич­ность, по его мнению, — это психологическое образование особого типа, порожда­емое жизнью человека в обществе. Соподчинение различных деятельностей со­здает основание личности, формирование которой происходит в процессе соци­ального развития (онтогенеза). К понятию «личность» Леонтьев не относил генотипически обусловленные особенности человека — физическую конституцию, тип нервной системы, темперамент, биологические потребности, аффектавность, природные задатки, а также прижизненно приобретенные знания, умения и навы­ки, в том числе профессиональные. Перечисленные выше категории, по его мне­нию, составляют индивидные свойства человека. Понятие «индивид», по Леонтье­ву, отражает, во-первых, целостность и неделимость конкретного человека как отдельной особи данного биологического вида и, во-вторых, особенности конкрет­ного представителя вида, отличающие его от других представителей этого вида. Почему Леонтьев разделил эти характеристики на две группы: индивидные и лич­ностные? По его мнению, индивидные свойства, в том числе генотипически обу­словленные, могут многообразно меняться в ходе жизни человека. Но от этого они не становятся личностными, потому что личность не есть обогащенный предше­ствующим опытом индивид. Свойства индивида не переходят в свойства лично­сти. Даже трансформированные, они так и остаются индивидными свойствами, не определяя складывающейся личности, а составляя лишь предпосылки и условия ее формирования.

Сформулированный Леонтьевым подход к пониманию проблемы личности нашел свое дальнейшее развитие в работах отечественных психологов — представи­телей московской школы, в том числе А. В. Петровского. В учебнике «Общая психо­логия», подготовленном под его редакцией, дается следующее определение лично­сти: «Личностью в психологии обозначается системное социальное качество, при­обретаемое индивидом в предметной деятельности и общении и характеризующее уровень и качество представленности общественных отношений в индивиде».

Что же такое личность как особое социальное качество индивида? Прежде всего следует исходить из того, что понятия «индивид» и «личность» не тождественны. Личность — это особое качество, которое приобретается индивидом в обществе в процессе вступления его в общественные по своей природе отношения. Потому очень часто в отечественной психологии личность рассматривается как «сверх­чувственное» качество, хотя носителем этого качества является вполне чувствен­ный, телесный индивид со всеми его врожденными и приобретенными свойствами.

Чтобы понять основания, на которых формируются те или иные свойства лич­ности, нужно рассмотреть жизнь человека в обществе. Включенность индивида в систему общественных отношений определяет содержание и характер выполня­емых им деятельностей, круг и способы общения с другими людьми, т. е. особен­ности его социального бытия, образа жизни. Но образ жизни отдельных индиви­дов, тех или иных общностей людей, а также общества в целом определяется исто­рически развивающейся системой общественных отношений. А это означает, что личность можно понять или изучить только в контексте конкретных социальных условий, конкретной исторической эпохи. Причем следует отметить, что для лич­ности общество — это не просто внешняя среда. Личность постоянно включена в систему общественных отношений, которая опосредуется множеством факторов.

Петровский считает, что личность конкретного человека может продолжаться в других людях, и со смертью индивида она полностью не умирает. И в словах «он живет в нас и после смерти» нет ни мистики, ни чистой метафоричности, это кон­статация факта идеальной представленности индивида после его материального исчезновения.

Рассматривая далее точку зрения представителей московской психологиче­ской школы на проблему личности, следует отметить, что в понятие личность в большинстве случаев авторами включаются определенные свойства, принадле­жащие индивиду, причем имеются в виду и те свойства, которые определяют свое­образие индивида, его индивидуальность. Однако понятия «индивид», «личность» и «индивидуальность» не тождественны по содержанию, — каждое из них раскры­вает специфический аспект индивидуального бытия человека. Личность может быть понята только в системе устойчивых межличностных связей, опосредован­ных содержанием, ценностями, смыслом совместной деятельности каждого из уча­стников. Эти межличностные связи реальны, но по природе своей сверхчувствен­ны. Они проявляются в конкретных индивидуальных свойствах и поступках лю­дей, входящих в коллектив, но не сводятся к ним.

Подобно тому как понятия «индивид» и «личность» не тождественны, лич­ность и индивидуальность, в свою очередь, образуют единство, но не тождество.

Если черты индивидуальности не представлены в системе межличностных отно­шений, они оказываются несущественными для оценки личности и не получают условий для развития, подобно тому как в качестве личностных выступают лишь индивидуальные черты, в наибольшей степени «втянутые» в ведущую для данной социальной общности деятельность. Индивидуальные особенности человека до известного времени никак не проявляются, пока они не станут необходимыми в системе межличностных отношений, субъектом которых выступит данный че­ловек как личность. Поэтому, по мнению представителей московской психологи­ческой школы, индивидуальность — лишь одна из сторон личности человека.

Таким образом, в позиции представителей московской психологической шко­лы прослеживается два основных момента. Во-первых, личность и ее характери­стики сопоставляются с уровнем социального проявления качеств и свойств чело­века. Во-вторых, личность рассматривается как продукт социальный, никак не связанный с биологическими детерминантами, а следовательно, можно сделать вывод о том, что социальное в большей степени влияет на психическое развитие индивида.

Представление о проблеме личности, сформировавшееся в рамках санкт-петербургской психологической школы, наиболее ярко представлено в работах Б. Г. Ананьева. Первой отличительной чертой подхода Ананьева к рассмотрению проблемы психологии личности является то, что в отличие от представителей мос­ковской психологической школы, рассматривающих три уровня организации че­ловека «индивид — личность — индивидуальность», он выделяет следующие уровни: «индивид — субъект деятельности — личность — индивидуальность». В этом заключается основное различие в подходах, которое в значительной степе­ни связано с различными взглядами на соотношение биологического и социаль­ного и их влияние на процесс психического развития человека.

По мнению Ананьева, личность — это общественный индивид, объект и субъект исторического процесса. Поэтому в характеристиках личности наиболее полно раскрывается общественная сущность человека, т. е. свойство быть личностью присуще человеку не как биологическому существу, а как социальному. При этом под социальным существом понимается человек конкретной общественно-исто­рической эпохи в совокупности его общественных отношений. Следовательно, санкт-петербургская психологическая школа, как и московская, в понятие «лич­ность» включает социальные характеристики человека. В этом заключается един­ство позиций в отечественной психологии в отношении проблемы личности чело­века. Различие взглядов между данными школами обнаруживается при рассмот­рении структуры личности.

По мнению Ананьева, далеко не все психофизиологические функции, психи­ческие процессы и состояния входят в структуру личности. Из множества соци­альных ролей, установок, ценностных ориентации лишь некоторые входят в струк­туру личности. Вместе с тем в эту структуру могут войти и некоторые свойства индивида, многократно опосредованные социальными свойствами личности, но сами относящиеся к характеристикам организма человека (например, подвиж­ность или инертность нервной системы). Следовательно, как полагает Ананьев, структура личности включает структуру индивида в виде наиболее общих и акту­альных для жизни и поведения комплексов органических свойств.

Таким образом, основное различие между представителями двух ведущих оте­чественных психологических школ заключается в расхождении по вопросу об уча­стии биологических детерминант в формировании личности. Ананьев подчерки­вает, что ему достаточно близка позиция К. К. Платонова, выделившего в структу­ре личности четыре подструктуры: 1) биологически обусловленные особенности личности; 2) особенности ее отдельных психических процессов; 3) уровень ее под­готовленности (опыта личности) 4) социально обусловленные качества личности. При этом Ананьев отмечает, что личность изменяется как в процессе истории че­ловека, так и в процессе индивидуального развития. Человек рождается биологи­ческим существом, а личностью становится в процессе онтогенеза путем усвоения общественно-исторического опыта человечества.

Кроме этого, Ананьев полагает, что все четыре основные стороны личности тес­но связаны друг с другом. Однако доминирующее влияние всегда остается за со­циальной стороной личности — ее мировоззрением и направленностью, потребно­стями и интересами, идеалами и стремлениями, моральными и эстетическими ка­чествами.

Таким образом, представителями санкт-петербургской школы признается роль биологических детерминант в психическом развитии личности при доминирую­щей роли социальных факторов. Следует отметить, что разногласия по данному вопросу обусловливают определенные различия и во взглядах на природу инди­видуальности. Так, Ананьев считает, что индивидуальность всегда есть индивид с комплексом природных свойств, но не всякий индивид является индивидуаль­ностью. Для этого индивиду надо стать личностью.

Позднее известный отечественный психолог Б. Ф. Ломов, исследуя проблемы формирования личности, попытался вскрыть всю сложность и неоднозначность соотношения социального и биологического в личности. Его взгляды на эту про­блему сводились к следующим основным положениям. Во-первых, исследуя раз­витие индивида, нельзя ограничиваться только анализом отдельных психических функций и состояний. Все психические функции должны рассматриваться в кон­тексте формирования и развития личности. В этой связи проблема соотношения биологического и социального выступает преимущественно как проблема соотно­шения организма и личности.

Во-вторых, следует иметь в виду, что одно из этих понятий сформировалось в рамках биологических наук, а другое — в рамках социальных наук. Однако и то и другое одновременно относится к человеку и как к представителю вида Homo sapi­ens, и как к члену общества. Вместе с тем в каждом из этих понятий отражены разные системы свойств человека: в понятии организм — структура человеческого индивида как биологической системы, а в понятии личность — включенность че­ловека в жизнь общества.

В-третьих, как уже неоднократно отмечалось, исследуя формирование и раз­витие личности, отечественная психология исходит из того, что личность — это социальное качество индивида, в котором предстает человек как член человече­ского общества. Вне общества это качество индивида не существует, а потому вне анализа отношений «индивид—общество» оно не может быть понято. Объектив­ным же основанием личностных свойств индивида является система обществен­ных отношений, в которой он живет и развивается.

В-четвертых, формирование и развитие личности необходимо рассматривать как усвоение ею социальных программ, сложившихся в данном обществе на дан­ной исторической ступени. При этом нужно иметь в виду, что этот процесс на­правляется обществом при помощи специальных социальных институтов, в пер­вую очередь системы воспитания и образования.

Исходя из этого можно сделать следующий вывод: факторы, определяющие характер развития индивида, имеют системный характер и отличаются высокой динамичностью, т. е. на каждом этапе развития они играют различную роль. При этом они содержат как социальные, так и биологические детерминанты. Попытка представить эти детерминанты как сумму двух параллельных или взаимосвязан­ных рядов, определяющих характер психического развития индивида, — это весь­ма грубое упрощение, которое в значительной степени искажает суть дела. Вряд ли существует какой-либо универсальный принцип организации взаимосвязи психического и биологического. Эти связи многоплановы и многогранны. Биоло­гическое может выступать по отношению к психическому как его некий механизм, как предпосылка развития психического, как содержание психического отраже­ния, как фактор, влияющий на психические явления, как причина отдельных ак­тов поведения, как условие возникновения психических явлений и т. д. Еще более многообразны и многоплановы связи психического и социального.