22.2. Психологические теории мотивации

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 

Проблема мотивации поведения человека привлекала внимание ученых с не­запамятных лет. Многочисленные теории мотивации стали появляться еще в ра­ботах древних философов, а в настоящее время таких теорий насчитывается уже несколько десятков. Точка зрения на происхождение мотивации человека в про­цессе развития человечества и науки неоднократно менялась. Однако большин­ство научных подходов всегда располагалось между двумя философскими тече­ниями: рационализмом и иррационализмом. Согласно рационалистической пози­ции, а она особенно отчетливо выступала в работах философов и теологов вплоть до середины XIX в., человек представляет собой уникальное существо особого

рода, не имеющее ничего общего с животными. Считалось, что только человек на­делен разумом, мышлением и сознанием, обладает волей и свободой выбора дей­ствий, а мотивационный источник человеческого поведения усматривался исклю­чительно в разуме, сознании и воле человека.

Иррационализм как учение в основном рассматривал поведение животных. Сторонники данного учения исходили из утверждения, что поведение животного в отличие от человека несвободно, неразумно, управляется темными, неосознава­емыми силами, имеющими свои истоки в органических потребностях. Схематич­но история исследования проблемы мотивации представлена на рис.

Первыми собственно психологическими теориями мотивации принято считать возникшие в XVII-XVIII вв. теорию принятия решений, объясняющую на рацио­налистической основе поведение человека, и теорию автомата, объясняющую на иррационалистической основе поведение животного. Первая была связана с ис­пользованием математических знаний при объяснении поведения человека. Она рассматривала проблемы выбора человека в экономике. Впоследствии основные положения данной теории были перенесены на понимание человеческих поступ­ков в целом.

Возникновение и развитие теории автомата было вызвано успехами механики в XVII-XVIII вв. Одним из центральных моментов данной теории было учение о рефлексе. Причем в рамках данной теории рефлекс рассматривался как механи­ческий, или автоматический, врожденный ответ живого организма на внешние воздействия. Раздельное, независимое существование двух мотивационных тео­рий (одной — для человека, другой — для животных) продолжалось вплоть до кон­ца XIX в.

Во второй половине XIX в. с появлением эволюционной теории Ч. Дарвина воз­никли предпосылки к тому, чтобы пересмотреть некоторые взгляды на механиз­мы поведения человека. Разработанная Дарвином теория позволила преодолеть антагонизмы, разделявшие взгляды на природу человека и животных как на два несовместимых в анатомо-физиологическом и психологическом отношениях яв­ления действительности. Более того, Дарвин был одним из первых, кто обратил внимание на то, что у человека и животных имеется немало общих потребностей и форм поведения, в частности эмоционально-экспрессивных выражений и ин­стинктов.

Под влиянием этой теории в психологии началось интенсивное изучение разум­ных форм поведения у животных (В. Келер, Э. Торндайк) и инстинктов у челове­ка (3. Фрейд, У. Макдугалл, И. П. Павлов и др.). В ходе этих исследований изме­нилось представление о потребностях. Если раньше исследователи, как правило, пытались связать потребности с нуждами организма и поэтому использовали по­нятие «потребность» чаще всего для объяснения поведения животных, то в про­цессе трансформации и развития научных воззрений данное понятие стали ис­пользовать и для объяснения поведения человека. Следует отметить, что исполь­зование понятия «потребность» в отношении человека привело к расширению этого понятия. Стали выделять не только биологические, но и некоторые соци­альные потребности. Однако главной особенностью исследований мотивации по­ведения человека на данном этапе было то, что в отличие от предыдущего этапа, на котором противопоставлялось поведение человека и животного, эти принци­пиальные отличия человека от животного старались свести к минимуму. Челове­ку в качестве мотивационных факторов стали приписывать те же органические потребности, которыми раньше наделяли только животное.

Одним из первых проявлений такой крайней, по существу биологизаторской, точки зрения на поведение человека стали теории инстинктов 3. Фрейда и У. Макдугалла, предложенные в конце XIX в. и получившие наибольшую попу­лярность в начале XX в. Пытаясь объяснить социальное поведение человека по аналогии с поведением животных, Фрейд и Макдугалл свели все формы челове­ческого поведения к врожденным инстинктам. Так, в теории Фрейда таких ин­стинктов было три: инстинкт жизни, инстинкт смерти и инстинкт агрессивности. Макдугалл предложил набор из десяти инстинктов: инстинкт изобретательства, инстинкт строительства, инстинкт любопытства, инстинкт бегства, инстинкт стад­ности, инстинкт драчливости, репродуктивный (родительский) инстинкт, ин­стинкт отвращения, инстинкт самоунижения, инстинкт самоутверждения. В бо­лее поздних работах Макдугалл добавил к перечисленным еще восемь инстинк­тов, в основном относящихся к органическим потребностям.

Разработанные теории инстинктов все же не смогли ответить на многие вопро­сы и не позволили решить ряд весьма существенных проблем. Например, как до­казать существование у человека этих инстинктов и в какой мере могут быть све­дены к инстинктам или выведены из них те формы поведения, которые приобре­таются человеком прижизненно под влиянием опыта и социальных условий? А также как в этих формах поведения разделить собственно инстинктивное и при­обретаемое в результате научения?

Споры вокруг теории инстинктов не смогли дать научно обоснованного ответа ни на один из поставленных вопросов. В итоге все дискуссии закончились тем, что

само понятие «инстинкт» применительно к человеку стало употребляться все реже. Появились новые понятия для описания поведения человека, такие как по­требность, рефлекс, влечение и другие.

В 20-е гг. XX в. на смену теории инстинктов пришла концепция, в рамках кото­рой все поведение человека объяснялось наличием у него биологических потреб­ностей. В соответствии с данной концепцией было принято считать, что у челове­ка и у животных есть общие органические потребности, которые оказывают оди­наковое воздействие на поведение. Периодически возникающие органические потребности вызывают состояние возбуждения и напряжения в организме, а удов­летворение потребности ведет к снижению напряжения. В этой концепции прин­ципиальных различий между понятиями «инстинкт» и «потребность» не было, за исключением того, что инстинкты являются врожденными, а потребности могут приобретаться и меняться в течение жизни, особенно у человека.

Следует отметить, что использование понятий «инстинкт» и «потребность» в данной концепции имело один существенный недостаток: их использование устраняло необходимость учета в объяснении поведения человека когнитивных психологических характеристик, связанных с сознанием и с субъективными со­стояниями организма. Поэтому данные понятия впоследствии были заменены по­нятием влечения, или драйва. Причем под влечением понималось стремление организма к какому-то конечному результату, субъективно представленному в ви­де некоторой цели, ожидания или намерения на фоне соответствующего эмоцио­нального переживания.

Кроме теорий биологических потребностей человека, инстинктов и влечений в начале XX в. возникли еще два новых направления. Их возникновение в значи­тельной степени было обусловлено открытиями И. П. Павлова. Это поведенческая (бихевиористская) теория мотивации и теория высшей нервной деятельности. Поведенческая концепция мотивации по своей сути являлась логическим продол­жением идей основоположника бихевиоризма Д. Уотсона. Представителями .это­го направления, получившими наибольшую известность, являются Э. Толмен, К. Халл и Б. Скиннер. Все они пытались объяснить поведение в рамках исходной схемы бихевиоризма: «стимул—реакция».

Другая теория — теория высшей нервной деятельности — была разработана И. П. Павловым, а ее развитие продолжено его учениками и последователями, сре­ди которых были следующие: Н. А. Бернштейн — автор теории психофизиологи­ческой регуляции движений; П. К. Анохин, предложивший модель функциональ­ной системы, на современном уровне описывающую и объясняющую динамику поведенческого акта; Е. Н. Соколов, который открыл и исследовал ориентировоч­ный рефлекс, имеющий большое значение для понимания психофизиологических механизмов восприятия, внимания и мотивации, а также предложил модель кон­цептуальной рефлекторной дуги.

Одной из теорий, возникших на рубеже XIX-XX вв. и продолжающих разра­батываться сейчас, является теория органических потребностей животных. Она возникла и развивалась под влиянием прежних иррационалистических традиций в понимании поведения животных. Ее современные представители видят свою за­дачу в том, чтобы объяснить поведение животных с позиций физиологии и биоло­гии.

Навык, по мнению Макдугалла, сам по себе не является движущей силой поведения и не ори­ентирует его. В качестве основных движущих сил человеческого поведения он рассматривал ир­рациональные, инстинктивные побуждения. В основе поведения лежит интерес, обусловленный врожденным инстинктивным влечением, которое лишь находит свое проявление в навыке и об­служивается теми или иными механизмами поведения. Всякое органическое тело от рождения наделено некой витальной энергией, запасы и формы распределения (разрядки) которой жестко предопределены репертуаром инстинктов. Как только первичные импульсы определяются в виде направленных на те или иные цели побуждений, они получают свое выражение в соответствую­щих телесных приспособлениях.

Первоначально Макдугалл выделял 12 видов инстинктов: бегство (страх), неприятие (отвра­щение), любознательность (удивление), агрессивность (гнев), самоуничижение (смущение), са­моутверждение (воодушевление), родительский инстинкт (нежность), инстинкт продолжения рода, пищевой инстинкт, стадный инстинкт, инстинкт приобретательства, инстинкт созидания. По его мнению, основные инстинкты напрямую связаны с соответствующими эмоциями, так как внут­ренним выражением инстинктов являются эмоции.

Концепции и теории мотивации, относимые только к человеку, начали появ­ляться в психологической науке начиная с 30-х гг. XX в. Первой из них была тео­рия мотивации, предложенная К. Левином. Вслед за ней были опубликованы ра­боты представителей гуманистической психологии — Г. Мюррея, А. Маслоу, Г. Ол-порта, К. Роджерса и др. Рассмотрим некоторые из них.

Достаточно широкую известность получила мотивационная концепция Г. Мюр­рея. Наряду с выделенным У. Макдугаллом перечнем органических, или первич­ных, потребностей, идентичных основным инстинктам, Мюррей предложил список вторичных (психогенных) потребностей, возникающих на базе инстинктоподоб-ных влечений в результате воспитания и обучения. Это потребности достижения успехов, аффилиации, агрессии, потребности независимости, противодействия, уважения, унижения, защиты, доминирования, привлечения внимания, избегания вредных воздействий, избегания неудач, покровительства, порядка, игры, непри­ятия, осмысления, сексуальных отношений, помощи, взаимопонимания. Впослед­ствии кроме этих двадцати потребностей автор приписал человеку еще шесть: при­обретения, отклонения обвинений, познания, созидания, объяснения, признания и бережливости.

Другая, еще более известная концепция мотивации поведения человека, при­надлежит А. Маслоу. Чаще всего, когда говорят о данной концепции, имеют в виду существование иерархии человеческих потребностей и их классификацию, пред­ложенную Маслоу. Согласно данной концепции, у человека с рождения последо­вательно появляются и сопровождают его взросление семь классов потребностей

Во второй половине XX в. теории потребностей человека были дополнены рядом мотивационных концепций, представленных в трудах Д. Макклелланда, Д. Аткинсона, Г. Хекхаузена, Г. Келли, Ю. Роттера и др. В определенной мере они близки друг к другу и имеют ряд общих положений.

Во-первых, в большинстве данных теорий отрицалась принципиальная воз­можность создания единой универсальной теории мотивации, одинаково успеш­но объясняющей как поведение животных, так и человека.

Во-вторых, подчеркивалось, что стремление снять напряжение как основной мотивационный источник целенаправленного поведения на уровне человека не работает, во всяком случае не является для него основным мотивационным прин­ципом.

В-третьих, в большинстве данных теорий утверждалось, что человек не реак­тивен, а изначально активен. Поэтому принцип редукции напряжения для объяс­нения поведения человека неприемлем, а источники его активности следует ис­кать в нем самом, в его психологии.

В-четвертых, данные теории признавали наряду с ролью бессознательного су­щественную роль сознания человека в формировании его поведения. Более того, по мнению большинства авторов, сознательная регуляция для человека является ведущим механизмом формирования поведения.

В-пятых, для большинства теорий данной группы было свойственно стремле­ние ввести в научный оборот специфические понятия, отражающие особенности человеческой мотивации, например «социальные потребности, мотивы» (Д. Мак-клелланд, Д. Аткинсон, Г. Хекхаузен), «жизненные цели» (К. Роджерс, Р. Мей), «когнитивные факторы» (Ю. Роттер, Г. Келли и др.).

В-шестых, авторы теорий этой группы были едины во мнении о том, что для исследования мотивации человека неприемлемы методы исследования причин поведения у животных. Поэтому они предприняли попытку найти специальные методы изучения мотивации, подходящие только для человека.

В отечественной психологии также предпринимались попытки решать пробле­мы мотивации человека. Однако вплоть до середины 1960-х гг. психологические исследования были сосредоточены на изучении познавательных процессов. Ос­новной научной разработкой отечественных психологов в области проблем моти­вации является теория деятелъностного происхождения мотивационной сферы человека, созданная А. Н. Леонтьевым.

С психологической теорией деятельности Леонтьева вы уже знакомы. Соглас­но его концепции, мотивационная сфера человека, как и другие его психологиче­ские особенности, имеет свои источники в практической деятельности. В частно­сти, между структурой деятельности и строением мотивационной сферы человека существуют отношения изоморфизма, т. е. взаимного соответствия, а в основе ди­намических изменений, которые происходят с мотивационной сферой человека,

лежит подчиняющееся объективным социальным законам развитие системы дея-тельностей.

Таким образом, данная концепция объясняет происхождение и динамику мо­тивационной сферы человека. Она показывает, как может изменяться система де-ятельностей, как преобразуется ее иерархизированность, каким образом возни­кают и исчезают отдельные виды деятельности и операции, какие модификации происходят с действиями. В соответствии с закономерностями развития деятель-ностей можно вывести законы, описывающие изменения в мотивационной сфере человека, приобретение им новых потребностей, мотивов и целей.

Все рассмотренные теории имеют свои достоинства и вместе с тем свои недо­статки. Основной их недостаток заключается в том, что они в состоянии объяс­нить лишь некоторые феномены мотивации, ответить лишь на небольшую часть вопросов, возникающих в этой области психологических исследований. Поэтому исследование мотивационной сферы человека продолжается и в наши дни.