11.3. Механизмы переработки представлений в воображаемые образы

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 

Образы, воссоздаваемые в процессе воображения, не могут возникать из ниче­го. Они формируются на основе нашего предшествующего опыта, на основе пред­ставлений о предметах и явлениях объективной реальности. Процесс создания образов воображения из впечатлений, полученных человеком от реальной дей­ствительности, может протекать в различных формах.

Создание образов воображения проходит два основных этапа. На первом этапе происходит своеобразное расчленение впечатлений, или имеющихся представле­ний, на составные части. Другими словами, первый этап формирования образов воображения характеризуется анализом полученных от реальности впечатлений или сформированных в результате предшествующего опыта представлений. В хо­де такого анализа происходит абстрагирование объекта, т. е. он представляется нам изолированным от других объектов, при этом также происходит абстрагиро­вание частей объекта.

С этими образами далее могут осуществляться преобразования двух основных типов. Во-первых, эти образы могут быть поставлены в новые сочетания и связи. Во-вторых, этим образам может быть придан совершенно новый смысл. В любом случае с абстрагированными образами производятся операции, которые могут быть охарактеризованы как синтез. Эти операции, составляющие суть синтези­рующей деятельности воображения, являются вторым этапом формирования об­разов воображения. Причем формы, в которых осуществляется синтезирующая деятельность воображения, крайне многообразны. Мы рассмотрим лишь некото­рые из них.

Простейшей формой синтеза в процессе воображения является агглютинация, т. е. создание нового образа путем присоединения в воображении частей или свойств одного объекта другому. Примерами агглютинации могут служить: образ кентавра, образ крылатого человека в рисунках североамериканских индейцев, образ древнеегипетского божества (человек с хвостом и звериной головой) и т. д. (рис.. 11.2).

Агглютинация широко используется в искусстве и техническом творчестве. Например, всем известны советы, которые давал Леонардо да Винчи молодым художникам: «Если ты хочешь заставить казаться естественным вымышленное животное, — пусть это будет, скажем, змея, — то возьми для ее головы голову ов­чарки или легавой собаки, присоединив к ней кошачьи глаза, уши филина, нос борзой, брови льва, виски старого петуха и шею водяной черепахи». В технике, в результате использования агглютинации, созданы, например, автомобиль-амфи­бия и судно на воздушной подушке.

Процессы, лежащие в основе агглютинации, весьма разнообразны. Как прави­ло, их можно разделить на две основные группы: процессы, связанные с недоста­точностью критичности, или недостаточностью аналитичности восприятия, и про­цессы произвольные, т. е. контролируемые сознанием, связанные с мыслитель­ными обобщениями. Образ кентавра, по-видимому, возник, когда в условиях недостаточной видимости скачущий на лошади человек воспринимался как некое невиданное животное. В то же время образ крылатого человека, скорее всего, воз­ник сознательно, поскольку символизирует идею быстрого и легкого передвиже­ния по воздуху и конкретизирован в чувственном образе.

Одним из наиболее распространенных способов переработки образов воспри­ятия в образы воображения является увеличение или уменьшение объекта или его частей. С помощью такого способа были созданы различные литературные персо­нажи.

Агглютинация может осуществляться и с помощью включения уже известных образов в новый контекст. В этом случае между представлениями устанавливают­ся новые связи, благодаря которым вся совокупность образов получает новое зна­чение. Как правило, при включении представлений в новый контекст этому про­цессу предшествует определенная идея или цель. Данный процесс полностью кон­тролируем, если только это не сновидение, когда контроль сознания невозможен. При включении уже известных образов в новый контекст человек добивается со­ответствия между отдельными представлениями и целостным контекстом. Поэто-му весь процесс с самого начала подчинен определенным осмысленным связям.

Наиболее существенными способами переработки представлений в образы во- ображения, идущими по пути обобщения существенных признаков, являются схематизация и акцентировка.

Схематизация может иметь место при различных условиях. Во-первых, схема­тизация может возникать в результате неполного, поверхностного восприятия объекта. В этом случае представления схематизируются случайным образом, при­чем в них иногда выделяются второстепенные детали, случайно обнаруженные при восприятии предмета. В результате возникают искажения, которые приводят к созданию образов воображения, извращенно отражающих действительность. Подобное явление часто встречается у детей.

Во-вторых, причиной схематизации в случае достаточно полного восприятия объекта может быть забывание каких-либо несущественных деталей или частей. В этом случае в представлении на передний план выступают существенные дета­ли и черты. При этом представление утрачивает некую индивидуальность и ста­новится более обобщенным.

И наконец, в-третьих, причиной схематизации может быть сознательное отвле­чение от несущественных, или второстепенных, сторон объекта. Человек созна­тельно направляет свое внимание на существенные, по его мнению, черты и свой­ства объекта и в результате сводит представления до определенной схемы.

Акцентирование заключается в подчеркивании наиболее существенных, ти­пичных признаков образа. Как правило, этот способ используется при создании художественных образов. Главной особенностью такой переработки образов вос­приятия в образы воображения является то, что, отражая реальную действитель­ность и типизируя ее, художественный образ всегда дает широкое обобщение, од­нако это обобщение всегда отражено в конкретном образе. Причем переработка представлений при создании типического образа не совершается путем механи­ческого складывания или вычитания каких-либо черт. Процесс создания типиче­ского образа представляет собой сложный творческий процесс и отражает опреде­ленные индивидуальные особенности человека, создающего этот образ.