14.2. Основные виды внимания

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 

В современной психологической науке принято выделять несколько основных видов внимания (рис. 14.2). Направленность и сосредоточенность психической деятельности могут носить непроизвольный или произвольный характер. Когда дея­тельность захватывает нас и мы занимаемся ею без каких-либо волевых усилий, то направленность и сосредоточенность психических процессов носит непроиз­вольный характер. Когда же мы знаем, что нам надо выполнить определенную ра­боту, и беремся за нее в силу поставленной цели и принятого решения, то направ­ленность и сосредоточенность психических процессов уже носит произвольный характер. Поэтому по своему происхождению и способам осуществления обычно выделяют два основных вида внимания: непроизвольное и произвольное.

Непроизвольное внимание является наиболее простым видом внимания. Его часто называют пассивным, или вынужденным, так как оно возникает и поддер­живается независимо от сознания человека. Деятельность захватывает человека сама по себе, в силу своей увлекательности, занимательности или неожиданности. Однако такое понимание причин возникновения непроизвольного внимания весь­ма упрощенно. Обычно при возникновении непроизвольного внимания мы имеем дело с целым комплексом причин. В этот комплекс входят различные физические, психофизиологические и психические причины. Они взаимосвязаны друг с дру­гом, но условно их можно разделить на следующие четыре категории.

Первая группа причин связана с характером внешнего раздражителя. Сюда надо включить прежде всего силу, или интенсивность, раздражителя. Представь­те себе, что вы увлечены каким-то делом. В этом случае вы можете и не замечать легкого шума на улице или в соседней комнате. Но вот внезапно рядом раздается громкий стук от упавшей со стола тяжелой вещи. Это невольно привлечет ваше внимание. Таким образом, всякое достаточно сильное раздражение — громкие зву­ки, яркий свет, сильный толчок, резкий запах — невольно привлекает внимание. При этом наиболее значимую роль играет не столько абсолютная, сколько отно­сительная сила раздражителя. Например, если мы чем-то увлечены, то не замечаем слабых раздражителей. Это объясняется тем, что их интенсивность недостаточно велика по сравнению с интенсивностью раздражителей, составляющих предмет или условия нашей деятельности. В то же время в других условиях, например но­чью, когда мы отдыхам, мы можем очень чутко реагировать на всевозможные шо­рохи, скрипы и др.

Немаловажное значение имеет контраст между раздражителями, а также дли­тельность раздражителя и его величина и форма. К этой же группе причин следу­ет отнести и такое качество раздражителя, как его новизна, необычность. При этом под новизной понимают не только появление ранее отсутствовавшего раздражи­теля, но и изменение физических свойств действующих раздражителей, ослабле­ние или прекращение их действия, отсутствие знакомых раздражителей, переме­щение раздражителей в пространстве. Таким образом, к первой группе причин относятся характеристики воздействующего на человека раздражителя.

Вторая группа причин, вызывающих непроизвольное внимание, связана с со­ответствием внешних раздражителей внутреннему состоянию человека, и прежде всего имеющимся у него потребностям. Так, сытый и голодный человек будут со­вершенно по-разному реагировать на разговор о пище. Человек, испытывающий чувство голода, невольно обратит внимание па разговор, в котором идет речь о еде. Со стороны физиологии действие этих причин находит свое объяснение в предло­женном А. А. Ухтомским принципе доминанты.

Третья группа причин связана с общей направленностью личности. То, что нас интересует больше всего и что составляет сферу наших интересов, в том числе и профессиональных, как правило, обращает на себя внимание, даже если мы столк­нулись с этим случайно. Именно поэтому, идя по улице, милиционер обращает внимание на неправильно припаркованную машину, а архитектор или худож­ник — на красоту старинного здания. Редактор легко находит погрешности в текс­те книги, которую он просто взял почитать для развлечения, потому что выявле­ние стилистических и прочих ошибок составляет сферу его профессиональных ин-

тересов и подкреплено длительной практикой. Следовательно, общая направлен­ность личности и наличие предшествующего опыта непосредственно сказывают­ся на возникновении непроизвольного внимания.

В качестве четвертой самостоятельной группы причин, вызывающих непроиз­вольное внимание, следует назвать те чувства, которые вызывает у нас воздействую­щий раздражитель. То, что интересно нам, что вызывает у нас определенную эмо­циональную реакцию, является важнейшей причиной непроизвольного внимания. Например, читая интересную книгу, мы полностью сосредоточены на восприятии ее содержания и не обращаем внимания на то, что происходит вокруг нас. Такое внимание по праву может быть названо преимущественно эмоциональным.

В отличие от непроизвольного внимания главной особенностью произвольного внимания является то, что оно управляется сознательной целью. Этот вид внима­ния тесно связан с волей человека и был выработан в результате трудовых уси­лий, поэтому его называют еще волевым, активным, преднамеренным. Приняв ре­шение заняться какой-нибудь деятельностью, мы выполняем это решение, созна­тельно направляя наше внимание даже на то, что нам не интересно, но чем мы считаем нужным заняться. Основной функцией произвольного внимания являет­ся активное регулирование протекания психических процессов. Таким образом, произвольное внимание качественно отличается от непроизвольного. Однако оба вида внимания тесно связаны друг с другом, поскольку произвольное внимание возникло из непроизвольного. Можно предположить, что произвольное внима­ние возникло у человека в процессе сознательной деятельности.

Причины произвольного внимания по своему происхождению не биологиче­ские, а социальные: произвольное внимание не созревает в организме, а формирует­ся у ребенка при его общении со взрослыми. Как было показано Л. С. Выготским, на ранних фазах развития функция произвольного внимания разделена между двумя людьми — взрослым и ребенком. Взрослый выделяет объект из среды, указы­вая на него и называя словом, а ребенок отвечает на этот сигнал, прослеживая жест, схватывая предмет или повторяя слово. Таким образом, данный предмет выделя­ется для ребенка из внешнего поля. Впоследствии дети начинают ставить цели самостоятельно. Следует также отметить тесную связь произвольного внимания с речью. Развитие произвольного внимания у ребенка проявляется вначале в под­чинении своего поведения речевой инструкции взрослых, а затем, по мере овладе­ния речью, — в подчинении своего поведения собственной речевой инструкции.

Несмотря на свое качественное отличие от непроизвольного внимания, произ­вольное внимание также связано с чувствами, интересами, прежним опытом чело­века. Однако влияние этих моментов при произвольном внимании не непосред­ственное, а косвенное. Оно опосредуется сознательно поставленными целями, поэтому в данном случае интересы выступают как интересы цели, интересы ре­зультата деятельности.

Существует еще один вид внимания, о котором мы не говорили. Этот вид внима­ния, подобно произвольному, носит целенаправленный характер и первоначально требует волевых усилий, но затем человек «входит» в работу: интересными и зна­чимыми становятся содержание и процесс деятельности, а не только ее результат. Такое внимание было названо Н. Ф. Добрыниным послепроизвольным. Например, школьник, решая трудную арифметическую задачу, первоначально прилагает

к этому определенные усилия. Он берется за эту задачу только потому, что ее нуж­но сделать. Задача трудная и сначала никак не решается, школьник все время отвлекается. Ему приходится возвращать себя к решению задачи постоянными усилиями воли. Но вот решение начато, правильный ход намечается все более и более отчетливо. Задача становится все более и более понятной. Она оказывается хотя и трудной, но возможной для решения. Школьник все больше и больше увле­кается ею, она все больше и больше захватывает его. Он перестает отвлекаться: задача стала для него интересной. Внимание из произвольного стало как бы не­произвольным.

В отличие от подлинно непроизвольного внимания нослеироизвольное внима­ние остается связанным с сознательными целями и поддерживается сознательны­ми интересами. В то же время в отличие от произвольного внимания здесь нет или почти нет волевых усилий.

Очевидно и то громадное значение, которое имеет послепроизвольное внима­ние для педагогического процесса. Конечно, педагог может и должен способство­вать приложению учащимися волевых усилий, но этот процесс утомителен. По­этому хороший педагог должен увлечь ребенка, заинтересовать его так, чтобы он работал, не тратя попусту свои силы, т. е. чтобы интерес цели, интерес результата работы переходил в непосредственный интерес.