15.5.2. Психофизиология процесса принятия решения

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 

Вся жизнь человека состоит из принятия решений, непрерыв­ной последовательности операций выбора, при этом человек по­стоянно сталкивается с проблемой выбора между несколькими способами поведения. Принятие решения становится обязатель­ным моментом в жизни, поведении человека: с момента рождения и до самой смерти он оказывается постоянно в состоянии необхо­димости принять те или иные решения, одни из которых осущест­вляются автоматически на подсознательном уровне, другие ста­новятся предметом длительного мучительного раздумья, выбора одного из возможных вариантов.

Процесс принятия решения — производное неопределенности ситуации, в которой оно совершается. При полной определенно­сти, когда отсутствует возможность для альтернативных действий, в сущности и нет никакой проблемы: решение принимается одно­значно, автоматически, часто даже не затрагивая сферу сознания. Процесс выбора становится проблемой лишь тогда, когда в систе­ме человек — окружающая среда присутствует неопределенность применительно к осуществлению действий, направленных на до­стижение определенной цели, конечного результата.

Чем больше степень этой неопределенности, тем меньше осно­ваний для однозначного решения и тем более вероятностым оно становится. Мозг возмещает дефицит информации использова­нием более тонкого и сложного аппарата оценки вероятности того или иного события. Такое усложнение работы мозга, связанное с увеличением количества логических операций, требует большего времени для принятия решения. Поэтому усиление элементов не­определенности ситуации неизбежно приводит к усилению величины латентного периода реакции. С увеличением числа дифференцируе­мых сигналов возрастает неопределенность проблемной ситуации, в которой выполняется процедура принятия решения и как следствие увеличивается время реакции (рис. 15.7). Эта зависимость описы­вается следующим образом (Hick): А = Klog (n + 1), где А — вре­мя реакции с выбором; К — время простой реакции без выбора; п — количество дифференцируемых сигналов.

Познание психофизиологической основы интегративной дея­тельности высших отделов центральной нервной системы, обеспе­чивающих процессы сознания, мышления, невозможно без уста­новления физиологических механизмов принятия решения как узлового момента любой формы целенаправленного поведения. Процесс принятия решения является универсальным принципом анализа, синтеза и переработки в центральных нервных образова­ниях входной сенсорной информации и формирования выходной реакции. Принятие решения — ключевой акт в деятельности любой достаточно сложной биологической системы, функциони­рующей в реальных условиях внешней среды, нашедший свое куль­минационное развитие и совершенствование в различных формах проявления высшей нервной деятельности.

Суть процесса принятия решения сводится к нескольким мо­ментам: восприятие, прием и обработка афферентной информации, образование, формирование поля альтернатив (набор возможных вариантов для последующего выбора), сравнительная оценка аль­тернативных действий в целях осуществления рационального вы­бора и собственно выбор альтернативы — кульминация решения проблемы. Такое представление подтверждает гипотезу о принятии решения как результате, неизбежном итоге интегративного процес­са, когда из множества альтернатив организм стремится выбрать одну, единственную, наилучшим образом обеспечивающую решение стоящей перед ним задачи. Рассматривая побудительные при­чины того или иного решения, следует отметить, что не может быть решения вообще, решения, не направленного на какой-то определенный эффект, не имеющий какой-либо определенной це­ли. Выбор при принятии решения в значительной мере обусловлен текущей мотивацией. Выяснение нейрофизиологических механиз­мов, лежащих в основе операции выбора в альтернативной ситуа­ции, направлено на дальнейшее углубление знаний о природе вос-приятния и переработки информации в коммуникационных систе­мах мозга. Восприятие, отбор, фиксация и извлечение из памяти соответствующей информации, сравнительный анализ биологичес­кой значимости сигналов, выбор и реализация конкретного пути распространения возбуждения в нервных сетях, формирование эфферентных командных сигналов, поступающих к эффекторным органам, — все это важнейшие компоненты сложного процесса принятия решения. В информационных процессах, ассоциируемых с интеллектуальной творческой деятельностью человека, широко используется оперативный механизм принятия решения.

В процессе принятия решения различаются две принципиально различные фазы: 1) генерация разнообразия (в которой из уни­версального многообразия действий выбирается класс возможных допустимых путей решения, удовлетворяющих условиям решаемой задачи) и 2) ограничение этого разнообразия с целью отбора од-ного-единственного варианта действия (с точки зрения эффектив­ности этого способа достижения цели). Структуру и последовав тельность действий, характеризующих механизм принятия реше-ния, обычно представляют в виде некоторого древовидного про-цесса, в котором по мере решения проблемы — принятия решения в широком смысле этого слова, отсекаются бесперспективные вет­ви. Такими бесперспективными ветвями являются действия, при­водящие к повторяемости промежуточного результата, нарушению условий задачи и т. д.

Степень уверенности лица, принимающего решение при выборе определенной альтернативы, определяется величиной субъектив­ной вероятности этого альтернативного действия. Эти субъектив­ные вероятности основаны на следующих трех эмпирически выве­денных постулатах (П. Линдсей, Д.Норман): 1) люди обычно переоценивают встречаемость событий, имеющих низкую вероят­ность, и недооценивают встречаемость событий, характеризующих­ся высокими значениями вероятности; 2) люди считают, что собы­тие, не наступившее в течение некоторого времени, имеет большую вероятность наступления в ближайшем будущем; 3) люди переоце­нивают вероятность благоприятных для них событий и недооцени­вают вероятность неблагоприятных.

Различают два основных способа принятия решения: алгорит­мический и эвристический. Алгоритмический способ принятия решения предполагает наличие у лица, принимающего решение, значительной информации о проблемной ситуации. Алгоритмичес­кий способ принятия решения сводится к построению совокупности правил, следуя которым, автоматически достигается верное решение, т. е. имеется высокая гарантия верного решения проб­лемы.

При эвристическом1 способе получение верного результата при значительном дефиците информации о проблемной ситуации не гарантируется, однако лицо, принимающее решение, используя различные эвристические приемы, может найти рациональное ре­шение. Эвристические приемы сокращают область поиска при ре­шении сложной проблемы и, хотя и не лучшим образом, но все же вполне удовлетворительно обеспечивают решение стоящих пе­ред человеком проблем в течение достаточно короткого промежут­ка времени.

Динамический характер интегральной оценки на клеточном уровне организации нервной системы проявляется в использова­нии в разных условиях функционирования и в различных комби­нациях одних и тех же нейронов. Такой динамизм клеточных ме­ханизмов интеграции и выбора определяется особенностями сен­сорного входа центрального нейрона, вариабельностью его рецеп­тивного поля. Мотивационные влияния избирательно повышают возбудимость только тех нейронов и потенцируют только те ре­цептивные поля, которые когда-либо использовались в поведен­ческих актах. Обстановочная афферентация также модифицирует активацию рецептивных полей центральных нейронов. Сами моти­вационные и обстановочные влияния, определяющие «предпуско­вую интеграцию» нейронного механизма принятия решения, не активируют центральные нейроны. Возбуждение последних про­исходит лишь на основе конвергенции на нервной клетке детона-торных влияний, определяемых функциональной организацией и топографией активируемых синапсов (П. К. Анохин, В. Б. Швыр­ков).

Конвергенция на одном нейроне разных сенсорных потоков свидетельствует о том, что нервная клетка является достаточно сложным интегрирующим образованием, реализующим процесс принятия решения в виде генерации отдельного потенциала дей­ствия или определенной временной последовательности таких по­тенциалов. Обеспечение целенаправленной деятельности системы на основе процесса принятия решения немыслимо без оценки эф­фективности произведенного действия, что в кибернетических сис­темах осуществляется при помощи обратной связи. Структурную основу такой обратной связи в нейронных структурах образуют коллатерали аксонов, поставляющих корковым и подкорковым нейронам точные копии, модели эфферентных возбуждений.

Согласно теории функциональной системы П. К. Анохина, при­нятие решения означает перевод одного системного физиологи­ческого процесса (афферентный синтез) в другой (программа действия). Этот механизм образует критический момент интегра-гивной деятельности, когда разнообразные комбинации физиологических возбуждений, формируемых в центральных проекцион­ных зонах мозга под влиянием соответствующих сенсорных пото­ков, преобразуются в эфферентные потоки импульсов — обяза­тельные исполнительные команды. В понятиях кибернетики нерв­ной системы процесс принятия решения означает освобождение организма от чрезвычайно большого количества степеней свободы, выбор и реализацию лишь одной из них.

Временные характеристики нейронных механизмов, обеспечи­вающих процесс принятия решения, находят отражение в ком­понентах вызванного потенциала — комплекса электрических волн, регистрируемых из зоны центрального представительства соот­ветствующих сенсорных систем. Процесс принятия решения по времени (100—300 мс в разных сенсорных системах) соответству­ет длительности нейрофизиологического механизма восприятия и переработки сенсорной информации, идентифицируемого по первич­ному ответу (включая и негативную волну). Более поздние компо­ненты вызванного потенциала ассоциируются с функционировани­ем исполнительных механизмов.

С помощью нейрофизиологических и клинических исследова­ний установлено, что лобные доли мозга являются основным нерв­ным субстратом, осуществляющим принятие решения при реали­зации целесообразных произвольных форм деятельности человека (А. Р. Лурия). Поражение лобных долей мозга, не затрагивающее физиологические процессы на входе системы (восприятие инфор­мации), приводит к существенным нарушениям процесса выбора альтернативного действия.

Усложнение проблемной ситуации приводит к достоверному увеличению числа функциональных связей различных зон коры большого мозга, к формированию фокуса повышенной активности во фронтальных областях мозга. Активация теменных зон коры мозга наблюдается на заключительных этапах процесса принятия решения, построения адекватной модели ситуации. Высокая неоп­ределенность проблемной ситуации находит отражение в разной интенсивности роста функциональных связей корковых зон (по сравнению с фоновым состоянием). При снижении неопределен­ности в случае предъявления испытуемому дополнительной ин­формации наблюдается концентрация нейронной активности в лоб­ных и затылочных (для зрительной информации), в лобных и ви­сочных (для слуховой информации) областях коры большого моз­га. Это свидетельствует о том, что в основе нейрофизиологического процесса принятия решения лежат сложные взаимодействия пер­вичных проекционных зон анализаторов и лобных долей мозга, играющих  роль ведущего  интегративного  центра  в коре  мозга.