3.6. Увеличение значимости времени и развития

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 

Понятие времени и идея развития неразрывны. Еще Дж. Уитроу, рассмотрев различные ипостаси времени, а именно: параметрическое, математическое, инструментальное, биологическое, психическое время, остановился сначала на законе возрастания энтропии в термодинамике замкнутой системы как отражающем одно из самых значимых физических явлений, на котором можно строить теорию времени, а затем его внимание было сконцентрировано на космологическом процессе расширения Метагалактики. С последним следствием решений уравнений общей теории относительности английский философ связывал понятие стрелы времени. Однако далее Дж. Уитроу нашел более фундаментальный для понимания сущности времени объект исследований – становление. Последний процесс присущ не только явлениям природы, но становление имеет место также в развитии общества и личности; наконец, оно универсально.

Становление диалектически, а точнее – синергетически, то есть системно и с необходимостью сопричастно с общим глобальным процессом коэволюции, должно быть связано с уничтожением и ликвидацией. Если что-то возникает, то это фатально значит, что нечто другое исчезает. Так происходит в конкретике развития материального мира, в мире субъекта и в обществе. Становление и  или гибель одной изолированной системы или индивидуальности, без «содружества» и взаимодействия с другими системами и индивидуальностями, не производит нового, в том числе нового качества, нового знания. Самоорганизация, как и саморазвитие, вообще говоря, немыслимы без взаимодействия с другими системами, являющимися иерархически достаточно близкими к данной системе. Тогда возможна не простая бесследная смена состояний без каких-либо качественных изменений (это тип лапласовской предопределенности), а появление, накопление качественно нового и неизвестного в состоянии системы. В этом альфа и омега синергетики.

Время в классической физике было «геометризованным», по И. Ньютону, «истинным математическим» временем. Ламарк ввел в понятие времени атрибут историцизма и, значит, необратимости. «Реальное время создается в мире движением жизни» (с. 46). Этого тезиса придерживался В.И. Вернадский. Философски понятие времени подготавливалось понятиями о творческой эволюции и «жизненном порыве». Если в физике понятие времени основано на рассмотрении периодических процессов, то в реальном мире оно обусловлено необратимым ходом жизненных процессов, эволюцией Вселенной. Источник дления – интуитивное ощущение течения жизни, творческая эволюция жизни, в которой функции памяти осуществляют: 1) генетическая наследственность; 2) историческая необратимость явлений.

Время необратимо и асимметрично в согласии с «презумпцией» происхождения жизни. Космические, геологические, биологические и исторические события «идут на фоне этого времени». В.И. Вернадский, указывая на необратимость времени и диссимметрию пространства, считал, что «жизнь неотделима от Космоса и ее изучение должно отразиться на его научном облике».

Несколько иного взгляда на природу времени придерживается Т.П. Лолаев. Время имеет индивидуальный характер, свойственно каждому объекту. Если объект перестает создавать свое собственное время, он исчезает, воплощаясь в другие объекты с их собственными настоящими временами. Свет от звезд, давно сгоревших, мы видим в настоящем – это реальность. Прошлое нереально [и будущее нереально]. «Физическое значение имеют только промежутки настоящего времени. Поэтому поиски доказательств симметричности времени (в смысле его обратимости) …не могут привести к успеху». Далее, представление о переходе из прошлого через настоящее в будущее вызвано «эмотивными реакциями индивида на последовательную смену состояний наблюдаемых объектов».

Два следующих друг за другом периода времени (по сверхточным атомным часам – одна минута и одна минута) не должны быть равны в принципе. Субституция, или метаболизм, времени – это его замена, подмена каким-либо естественным процессом. «Субституционное время многокомпонентно» и содержит возможность неравномерного определения глобального мирового времени. Общие свойства субституционного времени должны быть такими: его дискретность и аддитивность.

Гипотеза генерирующего метаболическое время всеобщего мирового временного потока высказывалась Дж. Уитроу, Н.А. Козыревым и М.М. Лаврентьевым с соавторами.

Необратимость времени А.П. Левич связывает с привнесением в антропогенную вселенную потока предчастиц. Это вызывает глобальный временной поток. Таким образом, причина времени вновь ускользает за пределы открытой системы человек – антропогенная вселенная. «Живые организмы есть [сами] источники специфических потоков предэлементов каких-то иерархических уровней строения материи».

В эволюции естествознания выявляется плодотворность идеи времени, ее активизации. Из механики представления о времени проникли в физику, биологию, геологию и в область социально-исторических наук, а затем в космологию и даже в сферы макроскопической среды обитания человека. Ученые приходят к выводу (см. Дж. Уитроу), что не только жизнь с ее биологическим и психическим временем, а Вселенная вся и в целом имеет историю и время развития. И. Пригожин проводит синтез бытия и становления при решающем факторе времени (становления). Время из субъективного мира человека проникает везде и всюду как одно из условий действенности методологии в познании объективного мира. Философия и физика сегодня синергетически, совместно рассматривают окружающий мир и место человека в нем, рассматривают мир, в котором становление является первичной причиной и главной функцией бытия, – это не монады Пифагора и Лейбница как данность. В отличие от них, существующие элементы мира взаимодействуют, то есть рождаются и уничтожаются. Через свое «Я», через внутренний мир, через психические состояния человек приходит к пониманию глобальности, вездесущности времени. Картина развития Вселенной уже немыслима без ее самой существенной характеристики – времени. Изменение, развитие и время первичны во всем бытии, от микромира элементарных частиц до космических объектов и космологических моделей.

Начиная со Второй революции в естествознании, можно проследить следующие этапы развития естественных наук:

1) в пору расцвета классических воззрений от Ньютона до Менделеева и Берцелиуса наука сконцентрировалась на изучении макроскопической среды и ее равновесных состояний;

2) когда набирало темпы развития неклассическое естествознание, связанное с именами Н. Бора, В. Гейзенберга, П. Дирака и др., внимание переключилось на микромир;

3) в постнеклассической науке, связанной с синергетическими идеями, взор исследователя вновь обращен на макроскопические системы с их самоорганизацией и саморазвитием, целостностью и необратимостью смены состояний, а далее – на мегасистемы;

Историцизм широко применяется в естественных науках, тем более в квантовой механике. Он интерпретируется в терминах «необратимость», «вероятность», «целостность», «развитие», «возможность» и в рамках понятия о спонтанной генерации новых связей и взаимодействий.

На передний план науки выдвигается ее исторический аспект развития. Эволюционные аспекты доминируют во многих традиционных разделах естествознания и всё чаще – в смежных направлениях научного поиска. Возникают новые дисциплины, лежащие в этой парадигме, например эволюционная химия, занятая разработками в области саморазвития и эволюции открытых каталитических систем. Обоснуется «включение в химическую науку принципа историцизма, с помощью которого только и можно объяснить самопроизвольное (без вмешательства человека) восхождение от низших химических материальных систем к высшим – к тем, которые и составляют «лабораторию живого организма». По мнению Вайцзеккера, развитие науки испытывает трансформацию в науку о развитии.

Таким образом, естественные науки с наступлением XXI века становятся более диалектическими, а точнее – синергетическими, чем на заре ХХ века. Естествоиспытатели всё более и всё охотнее овладевают прогрессивной методологией, выработанной в лоне философии науки. Это качественное изменение в мышлении ученых вызвано не «указаниями сверху», не диктатом признанных авторитетов в философии и науке, а происходит естественно. То есть всё в окружающей природе и в природе мышления в конце концов вершится именно не метафизически, а диалектически и синергетически, в полном соответствии с законами развития во времени, сообразно времени.