Вещь в себе. Портрет

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 

Аналитические суждения справедливы по определению. Так, утверждение «все утконосы – млекопитающие» – аналитическое. Оно ничего не сообщает нам об утконосах, помимо того, что мы можем узнать из словаря. А вот суждение «некоторые утконосы косоглазы», напротив, синтетическое. Оно несет новую информацию о мире, поскольку понятие косоглазия не входит в определение утконоса. Мы не узнаем этого, читая словарные статьи.

После этого Кант провел разделение между суждениями a priori и a posteriori. Утверждения a priori – те, которые мы можем сделать лишь путем размышлений, не опираясь на чувственный опыт. Так, уже процитированная фраза «все утконосы – млекопитающие» – это суждение a priori. Чтобы убедиться в его истинности, нам не придется наблюдать за утконосами во всем их многообразии, – достаточно будет заглянуть в словарь. Суждения a posteriori, напротив, базируются на данных, которые мы получаем с помощью органов чувств. Утверждение «некоторые утконосы косоглазы» может быть сделано лишь по результатам наблюдений за множеством утконосов – наших собственных либо другого человека, которому мы поверим на слово.

Итак, мы рассмотрели примеры аналитических суждений a priori («все утконосы – млекопитающие») и синтетических рассуждений a posteriori («некоторые утконосы косоглазы»). А существует ли третий тип – синтетические суждения a priori, задается вопросом Кант? Такие утверждения давали бы нам новые знания об окружающем мире, но при этом к ним можно было бы прийти лишь посредством размышлений. По мнению эмпириков, синтетических суждений a priori не существует, поскольку единственным источником знаний об окружающем мире являются наши органы чувств. «Эге‑гей, возьмитесь за ум! – отвечает на это Кант. – Как насчет утверждения «у каждого события есть причина»? Это синтетическое утверждение: оно дает нам новую информацию о мире, лежащую за пределами определения понятий «событие» и «причина». Однако в то же время это суждение a priori, выработанное посредством разума, помимо чувств. Почему же так получается? Потому, отвечает Кант, что «нам придется поверить в его истинность, если мы хотим получать хоть сколько‑нибудь вразумительные впечатления от реальности. Если мы не признаем, что любая ситуация наступает в результате цепочки предшествующих событий, мы вообще не сможем ни в чем разобраться. Это как жить в фильме «Малхолланд Драйв», где все события происходят в случайном порядке. Нам больше не придется рассуждать об окружающем мире и судить о происходящем вокруг нас, поскольку мы не сможем быть уверены в том, что мир не изменится кардинально в следующую же минуту.

Соль многих анекдотов кроется в путанице между аналитическими суждениями a priori и синтетическими рассуждениями a posteriori:

Есть один верный способ сделаться долгожителем: для этого следует съедать по одной мясной тефтеле каждый день в течение ста лет.

Суть анекдота в том, что он предлагает аналитическое решение a priori для ситуации, требующей синтетического решения a posteriori. Решение вопроса о надежном способе дожить до мафусаиловых лет требует некоторых знаний о мире. «Какие действия, как доказано практикой, ведут к долгой жизни?» Думаем, здесь подойдут ответы вроде «Бросайте курить» или «Принимайте каждый день перед сном по 400 миллиграммов коэнзима Q10». Однако анекдот предлагает нам аналитический ответ, к которому зачем‑то приплели тефтели – не иначе, чтобы нас запутать. «Чтобы прожить подольше, следует дожить до ста лет, поскольку сто лет, как считается, – очень солидный возраст. При этом можете есть тефтели. Это вам в любом случае не повредит». (Быть может, трансжиры, содержащиеся в тефтелях, и нанесут вред вашему организму, однако если вы доживете до ста лет, этот вред можно считать пренебрежимо малым).

Вот еще один анекдот:

Джо: Замечательный певец, правда?

Блоу: Ха! Будь у меня такой голос, и я пел бы не хуже.

Здесь та же история. Называя кого‑то «замечательным певцом», мы подразумеваем, что у него прекрасный голос, – которым упомянутый в анекдоте исполнитель, безусловно, обладает. Так что заявление Блоу: «Будь у меня такой голос, и я пел бы не хуже», – ничего не добавляет к нашим знаниям о вокальных способностях самого Блоу. На самом деле он сказал что‑то вроде: «Если бы я был замечательным певцом, я был бы замечательным певцом». И это утверждение, вне всяких сомнений, по определению верно.

А вот более сложный пример того, что случается, когда путают синтетические суждения с аналитическими:

Примеряя сшитый на заказ костюм, клиент говорит портному:

– Этот рукав надо укоротить! Он на два дюйма длиннее, чем следует!

– Не надо! – отвечает портной. – Лучше согните локоть, вот так! Теперь рукав нормальной длины.

– Хорошо, но посмотрите на воротник! – восклицает клиент. – Когда я сгибаю руку в локте, он почти наползает мне на макушку!

– Разве? – удивляется портной. – Тогда поднимите голову повыше и откиньте ее назад. Вот, отлично!

– Но теперь левое плечо на три сантиметра ниже правого! – негодует клиент.

– Ну, это не беда! – успокаивает портной. – Просто чуть‑чуть отклоните туловище влево – и все в порядке!

Мужчина выходит из ателье в новом костюме – его правый локоть вывернут и неестественно торчит, шея вытянута, голова откинута назад, туловище клонится влево. Он идет дергающейся, неверной походкой. Его замечают двое случайных прохожих.

– Посмотри на этого несчастного калеку! – восклицает первый. – Ну разве можно ему не посочувствовать?

– Но его портной – настоящий гений! – откликается второй. – Костюм на нем сидит, как влитой!

Мы имеем синтетическое суждение против аналитического, не так ли? (Оставим в стороне вопрос о ткани). Прохожий думает: «Портному удалось прекрасно подогнать костюм для этого несчастного». Это синтетическое суждение, цель которого – донести информацию, основанную на наблюдении, о портном и его искусности в изготовлении костюма. Но для портного утверждение «Я сшил отличный костюм» является чистой воды аналитическим суждением. Для него это все равно, что сказать: «Костюм, который я сшил, – это костюм, который я сшил»: ведь с его подходом любая одежда будет сидеть отлично, поскольку портной просто‑напросто подгоняет клиента под костюм.