X Метафилософия

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 

Философия философии. Не путать с философией философии.

Димитрий : Тассо, я, кажется, наконец, разобрался со всей этой штукой!

Тассо : Какой штукой?

Димитрий : Философией, разумеется!

Тассо : И это ты называешь философией?

Приставка «мета‑», означающая «включая все это и многое сверх того», то и дело всплывает в философских спорах. К примеру, «метаязык» предназначен для описания собственно языка, а «метаэтика» исследует, откуда взялись все наши этические принципы, и что они означают. Неудивительно, что появление метафилософии оказалось лишь вопросом метавремени.

Метафилософия пытается ответить на животрепещущий вопрос – что такое философия? Вы, быть может, предполагали, что уж философы‑то знают ответ на вопрос о том, чем они, собственно, занимаются. А иначе, подумаете вы, как они решили, что хотят стать философами? Мы, к примеру, ни разу не слышали о парикмахерах, которых волнует вопрос «Что такое прическа?» Если парикмахер не знает, что такое прическа, значит, ему пора менять работу. Мы, по крайней мере, не хотели бы, чтобы подобный мастер делал нашим женам укладку.

Однако современные философы то и дело видоизменяют определение философии. К примеру, Рудольф Карнап

 и логические позитивисты исключили из понятия философии здоровенный пласт, заявив, что метафизика не имеет смысла. По их мнению, единственная задача философии – анализировать научные данные.

Современник Карнапа, Людвиг Витгенштейн, родоначальник обыкновенной языковой философии, пошел еще дальше. Он полагал, что первая же его большая книга положит конец истории философии, поскольку в ней он объявил, что все философские рассуждения бессмысленны – включая и его собственные. Он был настолько уверен в своем выводе о конце философии, что устроился работать учителем в среднюю школу. Тем не менее несколькими годами позже вновь вернулся к философским штудиям, предложив новую идею том, какова должна быть цель философии: оказывается, это терапия, ни больше ни меньше! Людвиг подразумевал, что, если мы сумеем упростить свой запутанный язык, мы тем самым сумеем излечиться от тоски, навеваемой бессмысленными философскими вопросами.

В наши дни адепты «модальной логики» – логики, усматривающие разницу между суждениями, которые могут быть истинными, и суждениями, которые однозначно является истинными, – вовсю спорят о том, под какую из этих двух категорий подпадают их собственные рассуждения. Правда, нам все это кажется просто метаболтовней.

Шимас из следующей истории, как нам кажется, ведет себя вполне в традициях метафилософии:

Шимас собирается на первое в жизни свидание и просит брата, известного ловеласа, посоветовать ему, как действовать, и о чем разговаривать с девушкой.

– Открою тебе секрет, – отвечает ему брат. – Ирландские девушки любят поговорить о трех вещах – о кухне, о семье и о философии. Спросив девушку, какое блюдо она любит, ты покажешь, что интересуешься ею. Спросив о ее родных, ты продемонстрируешь честность своих намерений. Предложив для обсуждения какой‑нибудь философский вопрос, ты дашь понять, что ценишь ее интеллект.

– Спасибо, брат! – воскликнул Шимас. – Кухня, семья, философия. Думаю, уж с этим‑то я справлюсь.

Встретившись со своей девушкой, он тут же пошел в атаку:

– А ты любишь капусту?

– Вообще‑то нет, – ответила озадаченная девушка.

– А у тебя есть брат? – продолжал расспрашивать Шимас.

– Нет.

– Ну, а если бы у тебя был брат, как ты думаешь, любил бы он капусту?

Вот она, философия!

Наш современник Уильям Валиселла утверждает: «Метафилософия – это философия философии. При этом сама она является частью философии, в отличие от философии науки, которая не является частью науки, и философии религии, которая не является частью религии».

И еще раз мы убеждаемся в правоте базовой, глубинной идеи этой книги. Если существует метафилософия, значит, должны быть и метаанекдоты.

В сельской глубинке у коммивояжера сломалась машина. Прошагав несколько миль, он добрался до какой‑то фермы и спросил у ее владельца, можно ли у него переночевать.

– Конечно, можно! – воскликнул тот. – Моя жена умерла несколько лет назад, моим дочерям сейчас 21 и 23 года, и они учатся в колледже, так что я здесь один и у меня множество свободных комнат, одну из которых я с удовольствием предоставлю вам!

Услышав это, коммивояжер повернулся и поплелся в сторону шоссе.

– Вы что, не расслышали? – окликнул его фермер. – У меня полно свободного места!

– Нет‑нет, я вас прекрасно слышал, – отозвался коммивояжер. – Просто мне кажется, что я попал не в тот анекдот.

Следующая история – тоже, безусловно, метаанекдот:

Слепой, лесбиянка и лягушка заходят в бар. Взглянув на компанию, бармен спросил:

– Вы что, из анекдота?

И, наконец, неполиткорректный метаанекдот. При этом как метафилософия требует от метафилософа общего представления о том, что обычно называют философией, так и метаанекдот требует понимания, что такое анекдот в целом. В данном случае – польский анекдот.

Мужчина заходит в переполненный бар и заявляет, что знает потрясающий анекдот о поляках. Однако прежде, чем он начал говорить, бармен воскликнул:

– Постой‑ка, парень, не торопись! Я поляк.

– Хорошо, – ответил тот. – Я буду рассказывать очень медленно.

Димитрий : Мы с тобой целый день толкуем о философских вопросах, а ты, оказывается, даже не знаешь, что такое философия?

Тассо : А почему ты спрашиваешь?

Весь этот джаз: Заключение

Полный и всесторонний обзор всего, что мы сегодня узнали.

Тассо выступает в комедийном шоу в Акрополе.

Тассо : Серьезно, ребята, слышали вы историю про англичанина‑эмпирика, который заявил своей жене, что она – всего лишь кучка чувственных образов? «Да что ты говоришь? – ответила ему жена. – А каково, по‑твоему, каждый вечер ложиться в постель с человеком, который даже не вещь‑в‑себе?» Нет, я не шучу, я был женат десять лет. Правда, потом я осознал, что моя жена – лишь видимость без сущности. Вернее, сущность у нее была, но уж больно трудно воспринимаемая. В чем дело, ребята? Что это вы такие притихшие сидите? Можно услышать, как в лесу падает дерево… даже если вас там не было! Шопенгауэр предсказывал, что нас ждут такие вечера, да. Давайте‑ка лучше поговорим о детях! На днях ко мне подошел сын и попросил ключи от машины. «Сынок! – сказал я ему. – Если бы мы жили в лучшем из миров, у тебя непременно была бы собственная машина!» «Но, папа, это же не лучший из миров!» – возразил он. А я ответил: «Ах, так! Тогда отправляйся жить к матери!» Кстати, по пути сюда, к вам, со мной произошла забавная вещь: я умудрился войти в одну реку дважды! Между прочим, люди говорят, что Платон на днях пришел в бар с утконосом. Бармен изумленно на них пялится, а Платон и говорит: «Такие дела, парень, ночью она казалась симпатичнее!»

Димитрий  (из зала ): Врежьте ему как следует!