Странная история Кааба и странный поход

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 

Кааб был жителем Медины, ему было около 35 лет. Он не пропустил ни одного похода, в котором принимал участие Мохаммед, кроме двух — в долину Бадр и в город Табук. Сам он говорил, и об этом осталось свидетельство: «я не был с ним во время битвы при Бадре, но тогда никто из оставшихся не подвергся порицанию, поскольку посланник выступил для того, чтобы захватить торговый караван курайшитов, и никто не предполагал, что Аллах сведет их с врагами». Иначе говоря, Кааб думал, что это просто ограбление, а оказалось — джихад, бой за веру. Было бы смешно, если бы не было так грустно.

Кааб знаменит тем, что намек на его историю содержится в Коране. Это о нем, а также стариках Мураре и Хилале говорится в девятой суре:

«Милостив Он и к тем троим, которые отказались от похода, но Бог обратился к ним, чтобы они раскаялись».

Не каждому дано попасть в Коран — Каабу и его товарищам удалось.

Кааб сначала собирался в поход, но все откладывал сборы, пока войско Мохаммеда не уехало. У него появилась было мысль догнать их и продолжать с ними путь, но его одолели сомнения, он так и не поехал.

Тем временем, посланник Аллаха достиг города Табук, и тут кто-то напомнил о Каабе. Он спросил у людей «А где он?». Нашлись такие, которые сказали: Кааба задержали его достаток и самолюбие. Кто-то сказал слово и в защиту, но посланник Аллаха смолчал.

Кааб встревожился тогда, когда посланник, возвращаясь, был близок к Медине: «Узнав о том, что он уже возвращается из Табука, я стал беспокоиться и придумывать оправдания, говоря себе: „Как мне избежать его гнева завтра?“. После некоторых сомнений он решил не выкручиваться и сказать как есть — не было уважительных причин, и все.

По возвращении пророка в Медину к нему стали стекаться люди, которые не присоединились к походу, они «принялись оправдываться, подкрепляя свои оправдания клятвами». Мы цитируем соответствующий хадис. Набралось около 80 человек, «и посланник Аллаха принял их оправдания и клятвы, обратился к Аллаху с мольбой о том, чтобы Он простил их, и предоставил Аллаху судить об их сокровенных мыслях». Кааб же подошел и честно признался: «клянусь Аллахом, нет у меня никаких оправданий». Посланник ответил: сказал: «Ты сказал правду. Ступай же и жди, пока Аллах не примет о тебе решения». Может быть, в этот момент Кааб и пожалел, что не поступил так, как остальные восемьдесят, во всяком случае, люди стали его упрекать: «ты оказался не в состоянии оправдаться перед посланником Аллаха, как это сделали другие?»

То же самое произошло с Мурарой и Хилалом. Те тоже решили не оправдываться, а признаться, что не вышли в поход без уважительных причин.

Мохаммед решил: пусть вся Медина не общается с этими троими, создать вокруг них зону отчуждения. Кааб рассказывает: «люди стали сторониться нас, и даже земля стала для меня неузнаваемой, ибо это была не та земля, которую я знал прежде, и в подобном положении мы провели пятьдесят дней». Мурара и Хилал «проявляли смирение, сидели у себя дома и плакали, а я был моложе и сильнее, поэтому выходил из дома, принимал участие в молитвах вместе с другими мусульманами, ходил по рынкам, но никто не разговаривал со мной».

Через сорок дней с начала наказания к Каабу «неожиданно явился человек от посланника Аллаха, который сказал: „Мохаммед велит тебе не приближаться к твоей жене!“ Кааб спросил: „я должен развестись с ней?“ Посланец Мохаммеда ответил: „нет, просто сторонись ее, ни в коем случае не приближайся к ней!“. Такое же повеление получили Мурара и Хилал. Кааб велел своей жене уйти к родителям и ждать окончательного решения. А жена Хилала пошла к Мохаммеду и сказала: „Мой муж — беспомощный старик, он и не в состоянии „приблизиться“ ко мне, но нуждается в уходе, я не могу его покинуть“. Мохаммед ответил: „Хорошо, ты можешь ухаживать за ним, но он ни в коем случае не должен приближаться к тебе!“ На это она сказала: „Клянусь Аллахом, он ни о чем таком не помышляет“.

Прошло еще десять дней, и тут к Каабу снова явился гонец от посланника, и поздравил его с тем, что бойкот снят, поскольку Аллах ниспослал о Каабе, Мураре и Хилале специальное послание (оно процитировано нами выше). Как видим, Аллах при всей занятости мироустройством снизошел до своих рабов, посчитав нужным посвятить им ниспослание. «Услышав это, я склонился в земном поклоне, ибо понял, что пришло облегчение. Я отправился к посланнику Аллаха, по пути люди встречали меня толпами, поздравляя меня с тем, что Аллах принял мое покаяние».

Далее в хадисе говорится о том, что Мохаммед был радостен, и «лицо его было подобно кусочку луны». Кааб сел перед Мохаммедом и сказал: «О, посланник Аллаха, в знак благодарности за то, что мое покаяние принято, я хочу раздать все свое имущество ради Аллаха и посланника Аллаха!» Мохаммед ответил: «Оставь часть себе, так будет лучше».

Вот такая странная история Кааба и таких же, как он, честных людей. Они были наказаны, в отличие от врунов, которых Мохаммед простил сразу же. К тому же, Кааб лишился своего достатка, не знаем, произошло ли это с Мураром и Хилалом — скорее всего, да.

Но перейдем от этой частной истории к тому, что за поход это был, и вы увидите, что за странным происшествием с Каабом скрывается еще большая странность.

Итак, осенью 630 года Мохаммед решил идти в поход. У него долго спрашивали, куда и зачем. Сначала он это скрывал, затем признался: он хочет покорить Византию.

К тому времени Византия была ослаблена длительной войной с Персией, тем не менее, могла легко отразить нападение мусульман. И, совершенно естественно, раздавались голоса: а нужен ли он, этот поход, не опасен ли? «Лицемеры, в том числе Вадиа Мухашшин, намекая на Пророка и его поход на Табук, говорили между собой: „Он думает, что война с Бану аль-Асфар (византийцами) — то же самое, что война с кочевниками“.

Кроме всего прочего, участников похода ждал «дальний путь, безводная пустыня и множество врагов». К тому же, стояла страшная жара, было время сбора урожая, у каждого дома были свои дела. Тем не менее, «с посланником Аллаха было так много мусульман, что количество их не поддавалось учёту».

О том, как собирал людей Мохаммед, в истории остались довольно странные свидетельства. С одной стороны, немалая часть 9-й суры «Покаяние» посвящена тем, кто отказался от похода. «Лицемеры» проклинаются, и даже происходит такая сцена:

«Посланнику стало известно, что группа лицемеров собирается в доме Сувайлама. Его дом находился в месте под названием Джасум, там они отговаривали людей от участия в походе. Пророк направил к ним Тальху с группой своих сподвижников и приказал сжечь дом Сувайлама вместе с людьми. Тальха исполнил приказ». (Биография Мохаммеда, автор Ибн Хишам).

С другой стороны, в той же суре есть такие слова: «Верующим не стоит выступать в поход всем вместе. Пусть идет отряд из каждой части поселения для изучения религии и передачи знаний тем, кто остался».

И мы снова перестаем понимать: выходит, Мохаммеду нужно было не так уж много людей? И какова цель похода — все же нападение на Византию, или учебная тревога? Легко ли было людям «закосить» от рискованного похода? По одному примеру, попавшему в Коран, мы видим — легко.

Мохаммед обращается к некоему Джадду: «пойдешь воевать против Бану аль-Асфар (византийцев)?» Тот отвечает: «О, посланник Аллаха! Разреши мне остаться, не соблазняй! Ей-богу, все мои родичи знают, какой я поклонник женщин, я боюсь, что не удержусь, увидев женщин Бану аль-Асфар». Тут пророк отворачивается и говорит: «Разрешаю тебе остаться». Освободив бабника от воинской повинности, Мохаммед включает в Коран следующие строки:

«Среди них есть и такой — просит разрешить остаться, потому что, мол, поход — искушение для него. Геенна вокруг неверных!»

Когда Посланник Аллаха дошел до Табука, его население сдалось без боя, обязавшись платить поголовную подать. Раньше они платили дань Византии. Она и не заметила потери. Затем к посланнику пришел староста поселения Аила, уплатил дань и получил охранную грамоту. То же самое касается жителей поселений Джарба, Азрах Макна. Охранные грамоты начинались словами: «Это гарантия о безопасности от Аллаха и посланника Мохаммеда».

Некие Укайдир и Хассан, христиане, охотились в окрестностях Табука, и им встретились воины Мохаммеда. Они убили Хассана, а с Укайдира сняли плащ, вышитый золотой нитью, и отправили Мохаммеду. Потом привели и самого Укайдира. «Пророк сохранил ему жизнь, заключил с ним договор об уплате дани, потом был отпущен, и он вернулся в свое селение».

Пророк пробыл в Табуке 10 дней.

Читателю может показаться, что все «лицемеры» остались в Медине и не вышли в поход вместе с посланником. Ошибаетесь: они были и среди воинов Мохаммеда. Вот, скажем, группа таких «лицемеров» выпила воду из источника раньше, чем туда приблизился посланник. Он спросил: «Кто раньше нас пришел к этому источнику?» Ему назвали имена тех людей. Пророк проклял их.

Далее на пути пророка, в местечке Зу Аван, оказалась мечеть ад-Дирар. Построившие ее люди давно обращались к Мохаммеду с просьбой «освятить» ее своим присутствием: «О, Посланник Аллаха! Мы построили мечеть для больных, бедных и на случай непогоды. Мы хотели бы, чтобы ты пришел к нам и совершил там молитву». Тогда пророк отвечал, что у него нет времени. Теперь-то, когда она оказалось перед ним, люди думали, что он зайдет и помолится вместе с местными жителями. Но он поступает по-другому: вызывает Малика и Маана и приказывает разрушить эту мечеть и сжечь. Что они и сделали.

Заметим, что это была не синагога, не христианская базилика, а мусульманская мечеть. В Коране об этом написано следующее:

«Те, что построили мечеть со зла, будут клясться, что считали это добрым делом. Посланник Мой, не заходи туда, возноси хвалу Аллаху в той, что построена тобой. Мечеть, в которой следует молиться, основана на благочестии, а под той, что построена со зла — земля зыбка, рухнет она в огонь геенны».

Не знаем, как насчет огня геенны, а подпалили ее обычным земным огнем. Мечеть сгорела, Мохаммед поехал дальше.

Проезжая мимо местечка аль-Хиджр, пророк сделал привал. И предупредил своих воинов: «Пусть никто из вас не выйдет сегодня в одиночку, а только вместе со своим приятелем. Люди исполнили приказание пророка, кроме двоих: один из них вышел по нужде, а другой — в поисках своего верблюда. Тот, который пошел по нужде, был задушен там, куда пошел; а тот, который отправился в поисках своего верблюда, был унесен ветром и сброшен в пропасть. Однако пророк прочитал молитву над тем, что был задушен, и он выздоровел. А что касается другого, то пропасть вернула его, когда Пророк вернулся в Медину».

Вот такой это был странный поход на Табук. Византии повезло.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Клянусь сумерками — люди много потеряют, если не пойдут за теми, которые уверовали и совершают добрые дела, говорят только истину и зовут к терпению.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Горе тому, кто клевещет и оскорбляет, кто копит состояние тайком, полагая, что богатство даст бессмертие. Нет, он попадёт в огонь, который разожжён для таких людей. Огонь сомкнется у них над головой горящим куполом.

Заметки на полях: В год рождения Мохаммеда, в 570 году, правитель Йемена, эфиопский наместник Абраха захотел завоевать центр Аравийского полуострова. С хорошо вооруженными войсками он напал на Мекку. Впереди шли слоны. Началась паника. Жители сбежали из города в горы и стали дожидаться, чем это кончится. В городе остались только два человека, в том числе один из предков Мохаммеда. Они собирались вступить в переговоры с грозным Абрахой. Но на его войско перед вступлением в Мекку налетела стая птиц, которая закидала их чем-то таким, что вызвало эпидемию, скорее всего, это была оспа («их лица превратились в решето»). Враг отступил, не успев напасть. Почти все воины полегли в пустыне рядом с Меккой, в том числе сам Абраха.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Разве ты не знаешь, что сделал Бог с владельцами слона? Всевышний обратил их козни против них самих и послал им наказание — стаи птиц. С высоты они бросали камни, и превратили лица в решето.

Заметки на полях: Курайш — это племя, населявшее Мекку. Идолопоклонники. Мохаммед был из этого племени. События 570-го года, описанные в суре 105, возвысили курайшитов в глазах других племен, они дважды в год отправляли торговые караваны — зимой в Йемен, летом в Сирию. Это подняло экономическое положение Мекки и избавило курайшитов от страха перед иноземцами. Племя курайш и сейчас владеет ключами от Каабы.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Пусть будут курайшиты вместе, едины в жизни и в поездках — зимой и летом. Пусть все вместе поклоняются Господу Каабы, который накормил их после голода, избавил их сердца от страха.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Видел ли ты, посланник Мой, того, кто считает ложью веру в Бога? Это он считает помощь бедняку напрасной. Это он отгоняет сироту, не накормив его. Горе же тому, кто лицемерно молится, а бедняку отказывает в помощи.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Я даровал тебе реку изобилия под названием аль-Каусар. Возрадуйся щедрости Аллаха, совершай намаз, поминая Бога, принеси животных в жертву. А враги твои окажутся в убытке.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Скажи, посланник, тем, кто неверен: я не стану поклоняться, чему вы поклоняетесь, а вы не поклоняетесь Тому, Кому поклоняюсь я. У вас своя вера, а у меня — моя.

Заметки на полях: впереди — 110-я сура, последняя из мединских. Она знаменательна и многозначительна. В ней Господь требует покаяния от посланника. Теперь, в конце жизни, это уже не тот человек, который начинал читать свои проповеди. Он прожил сложную, праведную и неправедную жизнь. 52 года из них он был одним, последние годы — другим. В течение 52 лет он легко преодолевал свои страсти, и в этом помогал ему Бог. Женщины, деньги, обычные плотские утехи были ему безразличны. Он проповедовал любовь и святость, почтение к иным, кроме язычества, верованиям. Последние же годы жизни у него вместили в себя ограбления, войны, убийства, насилие, огонь, золото, множество женщин, он потерял шестерых детей, морщины перерезали его лицо, из стройного человека с легкой походкой он превратился в тучного, нездорового человека с тяжелой одышкой. Но мусульман уже несравнимо больше, чем та первая, гонимая группа людей, которые прятались от недоброжелателей. Теперь это войско, которого все боятся. Это триумф ислама. В мусульманство обращаются, как говорится в этой суре, «толпами».

Итак, произошла небывало резкая метаморфоза и в самом Мохаммеде, и в окружающем его обществе. И тут Бог, или собственный мозг пророка, посылает ему 110-ю суру, в которой — призыв к покаянию. Последний шанс.

После 110-й суры опять пойдут мекканкие суры.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Когда пришла к тебе, посланник, помощь от Аллаха, когда пришла к тебе полная победа, и люди толпами входят в религию Аллаха — воздай хвалу Ему, покайся перед Ним как за себя, так и за свою общину. Воистину, Он принимает покаяния от своих рабов.