День Хунайна

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 

Шел февраль 630 года. Прошло всего несколько недель после покорения Мекки. Мохаммед узнал, что, кочевые племена сакиф и хавазин готовятся напасть на мусульман. Он решил опередить их. Таково было объяснение многих походов пророка — он воевал, мол, только защищаясь, первым не нападал. Мохаммед собрал 12-тысячное войско (главный его враг Абу Суфьян к этому времени принял мусульманство и со своим войском вошел в состав армии Мохаммеда), и вышел в поход в сторону города Таиф, где жили эти племена. Мохаммед рассматривал предстоящий бой как разминку, учебное сражение для новобранцев. Он был уверен в победе.

Путь пролегал через долину Хунайн. Это зловещее место. Через всю долину пролегает ущелье, которое трудно миновать, полутемное даже при свете дня. Мусульмане продвигались вперед, ничего не предвещало беды. Но у Мохаммеда, который ехал на коне позади войска, появилось недоброе предчувствие. И, действительно, как только мусульмане оказались в ущелье, с его склонов на них посыпались камни и стрелы. Оказалось, что воины племени хавазин заранее заняли позиции и, притаившись, ждали нападавших. Кроме камней и стрел, на мусульман обрушился оглушительный рев — кочевники орали истошными голосами вниз, в ущелье, и этот рев, отдаваясь эхом от скалистых склонов, вселял ужас.

Началась паника, из-за рева врага ничего не было слышно, Мохаммед отдавал команды, но его никто не слышал. Всего несколько минут назад войско Мохаммеда представляло собой хорошо организованную армию, а теперь это была растерянная, деморализованная толпа. Воины бросали оружие, искали убежища в узких разрезах скалистого ущелья, в пещерах. Тем временем кочевники спустились по склонам, и началась резня. Первым очнулся Мохаммед, он пришпорил своего белого коня и рванул вглубь ущелья, за ним помчался его дядя Аббас, известный своим громовым голосом.

Если бы не его голос, кочевники перерезали бы вконец растерянных мусульман. Мохаммед крикнул: мусульмане, очнитесь, мы победим! Однако его голос утонул в реве кочевников. Тогда Аббас повторил слова посланника, но таким мощным голосом, что заставил кочевников замолкнуть. Его окрик, говорят, был слышен в Мекке и Таифе. Наступила тишина, и тут мусульмане поняли, что случилось, и со злостью, с которой минуту назад отступали, пошли в атаку, постепенно вытесняя врага из ущелья на равнину. Вслед за пехотой пошла кавалерия. Мусульмане гнали противника до его лагеря. По пути войско кочевников сократилось в несколько раз. Лагерь противника был взят, бедуины сдались. Мусульмане овладели 4000 слитками серебра, 40000 овцами и козами, 24000 верблюдами.

С того года Аллах запретил неверующей нечисти входить в Запретный храм. Обогатит вас Бог и без их участия.

Сказали иудеи: Узайр — это сын Аллаха.

Заметки на полях: Узайр — это Эзра, Ездра. Сомнение вызывает лишь формулировка, что иудеи считают его сыном Бога. Эзра был проповедником закона Божьего, и никто его не считал кем-то иным. Поэтому, наверное, неправ был исламский мыслитель Табари (838-923 г.г.), когда писал, что «иудеям было велено поклоняться только Аллаху, тогда как они придали сотоварища Господу, говоря, что Узайр — сын Аллаха». Евреи не считали Ездру сыном Божьим.

А христиане убеждены, что Мессия — сын Аллаха. Неправда и то, и это. Если кто-то говорит так — тот вторит многобожникам. Пусть поразит их Аллах — до чего же они отвращены! Они взяли себе в господ своих раввинов и монахов, и принимают за божества людей, которые смертны. Аллах един, и нет Ему подобных. Они желают затушить свет Аллаха, но Он им этого не позволит.

Господь отправил своего посланника с истинной религией, чтобы превознести ее над всеми остальными, пусть это и ненавистно многобожникам. Многие священники отклоняют от пути Аллаха. Не на Его пути они используют золото и серебро, которое собирают. Ждёт их наказание мучительное. Огонь геенны будет разожжён, и заклеймены будут лбы, бока, хребты неверных — вкусите то, что заслужили.

Заметки на полях: мы уже говорили, что эта сура была прочтена Мохаммедом перед самой смертью, когда на Аравийском полуострове практически уже не осталось ни иудеев, ни христиан — они уничтожены, изгнаны. Казалось бы, Мохаммеду следовало успокоиться, подвести черту под своими деяниями. Но враждебным потенциалом заряжаются будущие поколения…

Поистине, число месяцев в году — двенадцать, и это с тех самых пор, как Бог создал небеса и землю. Четыре месяца из них — запретные (Зуль-каада, зуль-хиджа, аль-мухаррам, раджаб — так называются эти месяцы, в течение которых нельзя воевать. Это — 11, 12, 1 и 7 месяцы года по мусульманскому календарю). Придерживаться этого закона вы обязаны. Превращение запретных месяцев в разрешённые, и наоборот — это выдумки неверующих. Нравится это им, но Аллах не одобряет.

Заметки на полях: первым днем лунного летоисчисления, которым пользуются мусульмане, является 16-е (точнее, вечер 15-го) июля 622 года н. э. — хиджра, момент переселения Мохаммеда из Мекки в Медину. Сейчас идет конец 1426 — начало 1427 года.

В лунном календаре 354 суток, число дней в месяце — 29-30, мусульманские месяцы не соответствуют временам года, через каждые 33 года происходит полный круг, т.е. весна по обычному календарю совпадает с весной по мусульманскому. Месяцы делятся на недели, состоящие из семи дней, но началом недели считается вечер пятницы, который начинается с момента заката.

Перевести солнечные года в лунные можно по следующим формулам: 2006 — 621,6 = 1383,4; 1383,4 + (1383,4: 32,5) = 1426,99. Тут 621,6 и 32,5 — постоянные числа.

Далее в суре речь пойдет о сражении, которого не было.

Осенью 830 года, за два года до своей смерти, Мохаммед начинает собирать силы, чтобы напасть на…Византию. Объяснение «стандартное» — пророк почувствовал, что она первой собирается атаковать мусульман, и решил опередить. Между тем, в это время Византии было не до Мохаммеда — она была измучена длительной войной с Персией. Однако относительно полудиких войск пророка она еще оставалась могущественной. Поэтому люди, узнав о планах пророка, стали возражать: Византия — это тебе не племена бедуинов, может, у нас не хватит сил? Тем не менее, Мохаммед устремился на север, но вернулся с полпути — дошел только до Табука. Это был странный поход. Возможно, что, пока верблюды шли, Мохаммед пожалел о своей опрометчивости. Но возможно, он и не хотел воевать с Византией, и знал об этом с самого начала.

Поездка была не совсем бесполезной: по дороге он обложил данью три диких племени, а Табук сам предложил платить подать, лишь бы мусульмане не изувечили жителей. Поход до Табука и обратно занял около двух месяцев.

Исторические документы — Коран и сборники хадисов (сказаний о поступках Мохаммеда) — сохранили об этом сражении, которого не было, много свидетельств, позволяющих представить, каким был Мохаммед в то время. Поэтому к походу на Табук мы еще вернемся.

О, верующие, напрасно вы колеблетесь, когда Аллах и Его посланник зовут вас в бой. Напрасно вы цените усладу ближней жизни выше, чем блаженство вечной. Если вы не пойдете за посланником — Господь накажет вас и заменит вас другим народом. Вы Аллаху вреда не причините — только себе.

Если вы не поможете посланнику — поможет ему Аллах. Тогда, когда его изгнали из Мекки неверующие, он был одним из двух (Мохаммед выехал из Мекки со своим соратником по имени Абу Бекр и вынужден был три дня скрываться от язычников в пещере в 5 км от Мекки. Абу Бекр впоследствии стал его тестем, а после смерти Мохаммеда — правителем первого мусульманского государства — первым халифом). В пещере сказал он другу своему: не печалься, мы не брошены на произвол судьбы, с нами Бог. И ниспослал Аллах ему спокойствие и волю, превратив слова врагов в ничтожные, а его слово — в высшее. Берите же с него пример, боритесь за добрые дела, против тех, кто представляет зло.

Слабый человек страшится тягот: если путь к победе близок — то пойдёт, а если далеко идти — решимость пропадает. Но они не признаются, что причина — страх. Такие украсят свою ложь красивыми словами и скажут: я хотел, но помешало то-то. Умей же различать истину от лжи.

Да простит тебя Аллах! Почему ты разрешил им оставаться дома, не отличив лжецов от тех, кто всегда правдив? Тот, кто верует — не просит позволения воевать за истину. Разрешения просят те, что колеблются. Если бы Аллах желал — заставил бы всех за тобой идти. Но зачем тебе такие воины? Аллах оставил их сидящими в домах. От них лишь смятение и помехи. Они и раньше стремились к смуте, но пришла ненавистная им истина.

Заметки на полях: тут мы видим оговорку Мохаммеда. «Да простит тебя Аллах» — вряд ли эта фраза может быть пожеланием Самого Аллаха. Конечно, она принадлежат Мохаммеду. Далее речь идет о 80 мединцах, которые перед походом на Табук пришли к Мохаммеду, они рассказали об «уважительных» причинах, которые, мол, не позволяют им выступить. На самом деле стояла страшная жара, было время сбора урожая, а самое главное — пугали планы Мохаммеда, который вознамерился напасть на Византию. Чтобы «закосить» от похода, каждый придумывал, что мог. Дело дошло до того, что один мусульманин сказал Мохаммеду, что византийские женщины очень красивы, а сам он любит женщин, поэтому боится искушения. Мохаммед, посчитав причину уважительной, разрешил сластолюбцу оставаться дома. Этот случай даже попал в Коран.

Среди них есть и такой — просит разрешить остаться, потому что, мол, поход — искушение для него. Геенна вокруг неверных!

Их печалят твои успехи, огорчениям же твоим они радуются. Скажи им: не постигнет нас ничто, кроме того, что начертал Аллах. Он наш покровитель, на Него мы уповаем. Скажи им: вы выжидаете — победим мы или умрём, а мы выжидаем, когда вас покарает Бог. Выжидайте вы, мы тоже выжидаем.

Пожертвования от таких людей не стоит принимать. Они не верят в Бога и Его посланника, молятся неискренне, пожертвования приносят не от души. Пусть тебя не восхищает их богатство, если они богаты. И не обманывайся клятвами их в верности — это ложь. Клянутся в преданности — значит, боятся. Если бы нашли от тебя убежищесбежали бы. А иные клевещут на тебя, они недовольны тем, как ты раздаешь трофеи. Дашь им — рады, не дашь — ненавидят. Подавай лишь бедным, нищим, путникам, тем, за кем долги, отдавай средства на выкуп пленных.

Иные обвиняют Моего посланника, что он выслеживает неверных. Скажи этим обвинителям: если посланник знает всё — это только благо, это навредить может лишь неправедным. Ведь некоторые клянутся именем Аллаха, чтобы угодить. Такие знают, кто противится Аллаху, но не говорят — и тем самым приносят зло.

Лицемеры опасаются, что их мысли будут известны людям. Скажи им: вам не избежать позора, Аллах всё видит. Они ответят: между собой мы ведём безобидные беседы. На самом деле они смеются над тобой, посланник, над знамениями Аллаха. Они могут не извиняться: не примет Бог их извинений. Неважно, лицемер мужчина или женщина — все они одной породы. Они забыли Бога, Бог их тоже предаст забвению. Как это было с их предшественниками. Те обладали хитростью и силой, имели достаток и детей, а кончили жизнь плачевно.

Радовался тот, кто остался дома, кто не выступил в поход. Он говорил: куда вы, такая ведь жара! Ответь им, что настоящую адскую жару они еще увидят.

А посланник, и с ним все верующие, шли по пути Аллаха своим достатком и своими душами. Аллах им уготовал сады и реки рая.

Пришли извиняться бедуины, чтобы ты им позволил отсидеться дома. Остались те, кто посчитал неправдой слова Аллаха и Его посланника. Да поразит их Бог! Они пожертвования считают ненужной тратой и ждут дурных вестей о вас.

Нет греха на слабых и больных, на тех, кто не в состоянии дать пожертвование, если они искренни перед Аллахом и Его посланником. Нет греха на тех, кому ты не сумел дать коня или верблюда, и они остались.

Заметки на полях: в этой, мединской суре мы почти всегда при имени Аллаха видим имя Его посланника. В дальнейшем вы увидите, что Господь решает даже бытовые проблемы пророка, вплоть до урегулирования его гаремных отношений.

Мы видим еще одну особенность. В разговорах о походе на Табук все время говорится о материальных жертвах, которые должны нести мусульмане. Отказывающиеся предаются проклятию. Сбор пожертвований происходил для похода на Византию, и людям было понятно, что враг силен, что каждый должен внести свой вклад. Мохаммеду несли порой последние сбережения. Находились, как мы видим, и среди мединцев, и бедуинов люди, которые не понимали, зачем им надо отдавать свои средства, во имя чего надо рисковать своими жизнями.

Далее речь идет о мечети, которую люди построили, приглашали Мохаммеда помолиться там, но он отказывался, а на обратном пути в Медину ее сжег, сказав, что она построена для раскола мусульманской общины. В толковании Института Аль-Азхар дается следующее объяснение этому факту: «Эту мечеть построила группа лицемеров, стремившихся нанести вред исламу. Их беспокоило строительство мечети Кубаа в Медине искренними верующими, которую благословил пророк, совершая в ней молитвы. Лицемеры построили свою мечеть, чтобы хвастаться ею, собираться в ней и планировать коварные действия против верующих. Они пригласили пророка молиться в ней, чтобы это стало предлогом для раздора и раскола. И он бы согласился, не поняв их злых намерений, если бы Аллах не запретил ему это».

Остается только удивляться — мечеть, где люди молятся Аллаху, вдруг стала неугодна Аллаху. Что только не делалось в этом мире от имени Аллаха, какое только зло не творилось!

Те, что построили мечеть со зла, будут клясться, что считали это добрым делом. Посланник Мой, не заходи туда, возноси хвалу Аллаху в той, что построена тобой. Мечеть, в которой следует молиться, основана на благочестии, а под той, что построена со зла — земля зыбка, рухнет она в огонь геенны.

Аллах купил у верующих их души и достояние в обмен на рай (читатель может не поверить в правильность перевода этой фразы, но он подтверждается даже толкованием Института Аль-Азхар). Они сражаются на пути Аллаха, убивают и могут быть убиты, но жить будут вечно. Это обещание Аллаха есть и в Торе, и в Евангелии, и в Коране. Господь ваш верен обещаниям. Радуйтесь же сделке, которую вы заключили — это есть ваш большой успех!

Люди, которые считают молитву перед Богом делом сердца, поклоняются Аллаху, возносят хвалу Ему, творят добро, сдерживают других от зла и строго выполняют предписания Аллаха — провозгласи им радостную весть о существовании рая.

Аллах милостив к своему посланнику, к мухаджирам (мухаджиры, как мы уже говорили — это переселенцы из Мекки в Медину, ансары — помощники, это мединцы, вступившие в союз с мухаджирами) и ансарам. Они последовали за посланником в трудный час, хотя сердца их были готовы отвратиться. Милостив Он и к тем троим, которые отказались от похода, но Бог обратился к ним, чтобы они раскаялись (об истории этих троих людей мы расскажем подробнее в главе 17).

Верующим не стоит выступать в поход всем вместе. Пусть идет отряд из каждой части поселения для изучения религии и передачи знаний тем, кто остался.

Заметки на полях: неожиданный и, вместе с тем, многозначительный финал суры. Если в начале все призывались в бой, оставшиеся в Медине проклинались, то в конце суры выясняется, что массовость такая и не нужна. Все призывы к «лицемерам», которые не хотели идти в поход, теряют смысл, разве что остаются призывы «бороться на пути Аллаха своим имуществом». Получается, что идти в поход не обязательно, достаточно принести пожертвование. С другой стороны — все-таки, намечалась война с Византией или нет? Или поход был задуман для того, чтобы люди «изучали религию и передали знания оставшимся», т.е., это был как бы выездной учебный семинар?

Далее мы увидим фрагмент об отношении людей к этой суре. Она, действительно, способна вызвать сомнения. Сомнения в истинных целях похода на Табук; была ли объявлена всеобщая мобилизация, или просто понадобились деньги; нужно ли было сжигать мусульманскую мечеть, не грешно ли это…

Вы скоро заметите эпитеты «кроток и милостив» в применении к пророку Мохаммеду. Вспомним, что эти черты присущи Аллаху, и считается, что Его именами нельзя было называть людей. Может, потому эта сура не начинается, как все другие, с вступления «Во имя Аллаха милостивого, милосердного» — милостивость и милосердие переданы Мохаммеду.

Как только ниспосылается вам сура — лицемеры говорят: кому она добавит веры? Тем, кто уверовал, она добавит веры, эти люди радуются. А тем, у кого в сердцах болезнь — эта сура добавила сомнений, они умрут неверными. Каждый год — раз или два — к ним являются сомнения, но они не думают и не раскаиваются. А когда ниспосылается та или иная сура, они смеются и отворачиваются.

К вам пришёл посланник Бога из вашего же племени. В его сердце тяжесть оттого, что вы грешите. К верующим он кроток и милосерден. А если они отвернутся от тебя, скажи: со мной Аллах, нет другого божества, кроме Него. На Него я полагаюсь — на Господа миров.