Аллах поженил посланника?

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 

Коран был составлен в виде книги уже после смерти Мохаммеда. Отдельные записи и воспоминания о речах Мохаммеда сложили вместе, и получился Коран. Самую тяжелую часть работы выполнил Зейд ибн-Сабит (не путать с приемным сыном Мохаммеда, которого звали сначала Зейд ибн-Мохаммед, а потом Зейд ибн-Харис), молодой человек 22-х лет, который в конце жизни Мохаммеда служил у него писарем. Эти записи и воспоминания были двух видов. Одни содержали мудрые положения общего характера, указания человечеству. Другие носили «репортажный» характер и касались конкретных событий — войн, походов, поступков.

Зейд, то ли в силу своей молодости, то ли не понимая, что Коран останется на века, выполнил работу небрежно, и мы видим это по нынешнему Корану. События, разделенные по времени веками, в Коране соседствуют рядом, перемежаются с мудрыми проповедями, ни хронологии, ни какой-либо системности в сложении Корана не наблюдается, туда же попали сведения о личной жизни Мохаммеда, причем, даже не самые главные моменты.

Однако, ортодоксы лицемерно говорят: «Вам легче будет протолкнуть верблюда в игольное ушко, чем найти в Коране личные переживания, „глубинные желания“ или жизненные повествования Мохаммеда. У пророка умирает любимая жена Хадиджа, в тот же год умирает его дядя Абу Талиб. Мохаммеда прогоняют камнями жители Таифа, которых он призывал к исламу. Однако в Коране вы не обнаружите даже легкого штриха об этих тяжелых для него днях. При жизни Мохаммеда умирают все три его маленьких сына — в Коране ни слова. Как видно, авторам гипотезы о „глубинных желаниях“ Мохаммеда придется долго почесывать затылки…»

Однако, это нечестное рассуждение. Потому что, действительно, названные события не отражены в Коране. Но зато отражены другие моменты личной жизни — скажем, история с исчезновением Аиши в пустыне (24 сура), женитьба на бывшей жене своего приемного сына, превышение числа жен допустимыми четырьмя (33 сура), сплетни и распри между женами (33 и 66 суры), распределение добычи после изгнания еврейского племени Надир в пользу посланника (та же 33 сура).

Во всех этих случаях Мохаммед понимал шаткость своей позиции и, чтобы оправдать свои поступки перед людьми, он излагал аргументы от имени Аллаха, причем не очень удачные. Русский ученый В.Соловьев высказал кощунственную для ортодоксов мысль, что Мохаммед был посланником Аллаха, но по праву говорил от Его имени только на первых порах. А затем Господь, видя злоупотребление богоизбранностью, лишил его пророчества. Но Мохаммед вел себя так, будто ничего не произошло, выдавая себя за посланника Божьего, придавая своим мыслям значение божественных предписаний. Мысль Соловьева не лишена оснований.

Аллах — это великая сила и великий свет, всемогущий и премудрый, и это подтверждается многими айатами Корана, он занимается судьбами мироздания. Мог ли Он обратить внимание на бытовую коллизию некрасивого оттенка, которая случилась с Мохаммедом, его приемным сыном и женой последнего?

А случилось вот что.

Еще раньше, рассказывая сподвижникам о своем путешествии на небеса (слава Богу, рассказ этот, полный неразрешимых противоречий, не попал в Коран), пророк сказал, что при посещении рая он увидел «девушку с темно-красными губами». Мохаммед делится своими чувствами с ангелом Гавриилом: она мне очень понравилась. Рассказ об этом завершается тем, что ею, этой девушкой, посланник Аллаха «обрадовал» Зейда, своего приемного сына, т.е. поженил их.

В четвертой суре сказано, что нельзя жениться на женах своих сыновей. Зейд же Мохаммедом был усыновлен. Поэтому формально Мохаммед не нарушал слова Божьи, когда вздумал на жениться на его жене. Тем не менее, даже язычники не считали возможным жениться на женах своих сыновей, в том числе приемных, относились к этому, как к инцесту. Поэтому Мохаммеду надо было оправдать свое вожделение. Мохаммед прибег к помощи Аллаха и Корана.

Зейд был человеком с неустойчивой психикой: сначала он был христианином, потом перешел в иудаизм, а затем в мусульманство. Видно, ситуация с Зейнаб не оставляла его в покое, и он решил с ней развестись. Мохаммед этого не хотел: его устраивало существующее положение. Но Зейд настоял на своем. История эта дошла до нас даже в «Сказках 1001 ночи» — в 964-ю ночь Шахерезада рассказывает о человеке, который: «В отраслях обеих был он сведущ, и Зейнаб или Зейд — не различал он».

Тогда Мохаммед и женился на Зейнаб. И поместил в Коран мысль, что их поженил сам Аллах. Востоковед И.Ю.Крачковский, автор одного из переводов Корана, написал в примечании к этой суре, что она — камень преткновения при изложении учения о непогрешимости посланника. Другой востоковед, Л.И.Климович, автор классической «Книги о Коране», пишет: составители Корана напрасно допустили изложение неурядиц в полигамной семье пророка, снизив тем самым нравственный уровень священной книги.

Ну а теперь приведем защитную речь в пользу Мохаммеда.