Выделение кавычками цитат и «чужих» слов

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 

 148. Кавычками выделяются цитаты (чужая речь), включаемые в авторский текст, в том числе в прямую речь (см.

 140–145).

Без кавычек оформляются стихотворные цитаты, если они приводятся с сохранением авторской строфы. Выделительную функцию берет на себя позиция в тексте:

Начинается двенадцатая – последняя и короткая – глава книги. Бьет двенадцатый час недолгой жизни Александра Блока.

Только в грозном утреннем тумане

бьют часы в последний раз…

…Наступил тысяча девятьсот двадцатый год, четвертый год новой, Октябрьской эры (Орл.).

Не выделяется кавычками и прямая речь при передаче диалога с помощью абзацного членения (см.

 138), так как выделительную функцию берет на себя позиция в тексте.

 149. Кавычками выделяются чужие слова, включенные в авторский текст, когда обозначается их принадлежность другому лицу: Это произошло весной 1901 года, который Блок назвал «исключительно важным»  (Орл.); Пастернак пишет: «…в моем отдельном случае жизнь переходила в художественное претворение, как оно рождалось из судьбы и опыта». Но что такое «судьба и опыт» в «отдельном случае» Пастернака? Это опять‑таки «художественное претворение» , с которым были связаны встречи, переписки, беседы – с Маяковским, Цветаевой, Асеевым, Паоло Яшвили, Тицианом Табидзе (Лих.); Иордан любил Кипренского и называл его «предоброй душой»  (Пауст.); Борьба Пастернака за «неслыханную простоту» поэтического языка была борьбой не за его понятность, а за его первозданность, первородность – отсутствие поэтической вторичности, примитивной традиционности… (Лих.).