12. ГНОСЕОЛОГИЯ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 

Термин “гносеология” введен в ХVII веке Т. Ридом для обозначения теории познания [см. 96]. И это его значение рационально. Почти одновременно возник и термин “методология” для этих же целей. В результате, два слова стали синонимами. И так остается по сей день. Хотя между ними проводят различия, но они неуловимы для людей со здравым рассудком. В конечном счете, сама синонимия этих слов не мешает исследователям. Что же касается потребителей науки, то это затрудняет овладение ими наукой. В то же время, возникла потребность обособить теории познания и знания. В связи с этим и следует воспользоваться данными словами для их обозначения. Для этого “разведем” их значения. Каждое из этих слов используем в строго определенном смысле. Этимология этих слов - основание для выбора их значения. Гносеология - дословно “теория знания”, а методология - “теория познания”.

Объяснение сущ­ности гно­се­оло­гии требует адекватной ме­то­до­ло­гии ее познания. До на­сто­яще­го вре­ме­ни нет бо­лее или ме­нее пол­но раз­ра­бо­тан­ной тео­рии гно­се­оло­гии, хо­тя и накопилось бо­ль­шое чис­ло ма­те­ри­алов с по­пыт­ка­ми ее ин­те­гра­ции.

Итак, ме­то­до­ло­гия - тео­рия по­зна­ния, а гно­се­оло­гия - тео­рия зна­ний. По­след­няя долж­на быть на­пи­са­на на осно­ве пер­вой и, со­от­ветс­твен­но, по­ня­та в ме­ру овла­де­ния пер­вой. Гно­се­оло­гия при­зва­на по­ка­зать сис­те­му тео­рий меганауки на осно­ве ко­ор­ди­на­ции и су­бо­рди­на­ции всех ее эле­мен­тов. До­стиг­нув этого, гно­се­оло­гия расставит все науки по своим местам в сис­те­ме тео­ре­ти­че­ской кар­ти­ны ми­ра (меганауке или мегатеории).

Методология определяет гносеологию и посредством нее онтологию объекта. Онтология - отражение прошлого, настоящего и будущего объекта. Когда она становится теорией, то “в снятом виде” указывает на свою гносеологию и методологию.

Гегель ставил проблему изучения “царства мысли”: «Царство мысли представить философски, т.е. в его собственной имманентной деятельности или, что то же, в его необходимом развитии». В данном его выражении слово “царство” использовано по аналогии с его значением при систематике животных. Аналогично имеется “царство мысли” (знания). И «царство мысли» надо специально изучать, что и должно быть содержанием гносеологии. Тем более что уже давно такие исследования идут, и их называют классификацией наук. Цель этих исследований состоит в том, чтобы определить границы конкретных наук, выявить «нишу» каждой из них.

При работе над конкретными научными дисциплинами следует знать их границы. Основанием для этого должна быть особая наука. Ранее ее называли классификацией наук. Последний классификатор, Б.М. Кедров, хорошо показал историю этого вопроса.

Зачем нужна гносеология? По мере общественного прогресса растет объем научных знаний, как и значение их для жизни общества. Произошло становление профессионализма труда. Растет сложность жизни, ее динамизм и необходимость знания все больших сфер действительности, в том числе таких, которых ранее не было.

Объем знаний давно уже превысил возможности их восприятия людьми. Было когда-то время, когда человек мог знать все накопленные знания общества, хотя бы в конкретном племени. Теперь каждый знает все меньшую долю накопленного знания. При этом растет доля тех людей, которые в юности не могут знать объект своей будущей профессиональной деятельности. Ранее сын плотника был плотником, а теперь неизвестно, кем будет. Освоенная им плотницкая наука может не пригодиться для будущей профессии. Поэтому обучать надо так, чтобы можно было быстро дополнить полученные в юности знания применительно к конкретной профессии, которая выпала человеку. В связи с этим растет потребность фундаментальных знаний действительности как основы профессиональных знаний. Растет динамизм жизни и необходимость быстро перейти от одной специальности к другой. Все это требует опережающего знания действительности в целом, т.е. научной картины мира с тем, чтобы строго установить ту ее область, которая составляет базис конкретной профессии и их различия между собой. Современная научная картина мира хаотична и не позволяет адекватно решить эту проблему. Поэтому обществу предстоит создать меганауку и даже мегатеорию, которая отразит системность всего множества научных знаний с тем, чтобы определить содержание всех профессиональных знаний и способы быстрого и легкого их усвоения теми, кто претендует на них. Одновременно меганаука должна обеспечить фундаментальную эрудицию всех людей на основе четкого объяснения ее содержания. Это возможно только с помощью меганауки.

Ранее профессии были только конкретными – наука плотника, кузнеца и т.п. Теперь же много общетеоретических знаний, являющихся профессиями. Скажем, профессионал политэкономии (общей или фундаментальной теории экономики) не знает всей экономики, как и все остальные экономисты. Как политэконом он не знает никакой конкретно-экономической профессии, скажем бухучета, планирования, статистики и т.п. И политэконому нет нужды профессионально знать их. Но он должен знать в целом всю экономику – это предмет его профессии. Сказанное относиться к представителям всех наук – химии, биологии т. п. При этом представитель каждой такой конкретной профессии должен знать не только содержание своей науки, но и непосредственно более общие фундаментальные науки.

В целом, разные потребности современной жизни требуют от всех людей общего знания всей науки, особенно меганауки с тем, чтоб эффективнее и плодотворнее овладевать своей профессией и успешно жить в современном обществе. Для создания такой их системы следует опережающе сформулировать гипотезу главных положений ее построения.

Образное название науки Бэконом [40.1.113-114] как основания жизни. Данная аналогия Бэкона не случайна. Его наглядный образ науки – пирамида или конус. И он специально объясняет основание такого образа. Пирамидальность, конусность, треугольность НКМ вытекает из характера родовидовых соотнесений понятий и аналогичного соотнесения фундаментальных и прикладных наук. В обоих случаях у рода имеется несколько проявлений в видах, у фундаментальной науки имеется несколько прикладных. Если это рисовать квадратиками, то тогда получается пирамида, а если ее идеализировать (т.е. показать главную тенденцию), то или конус или треугольник.

Систему метанаучных дисциплин представим схематично небольшой сферой справа на действительности. Ей соответствует тоненький вписанный треугольник до вершины. Его следует отрезать и повернуть на 180 градусов, а затем идеализировать в нем только два элемента – методологию и гносеологию. Тогда и получиться схема композиции меганауки, представленная на странице 18.

Проблема систематики наук. Большой объем идеального и значимость его составных элементов для деятельности приводит к неограниченному перечню методов объяснения, к практической невозможности назвать и исчерпывающе изложить суть и значение всех составных элементов идеального в качестве методов объяснения.

Реализуемые в деятельности знания обычно специально не рассматривают в качестве методов. Они, как правило, не привлекают к себе внимания. Больше внимания уделяют тем из них, которые не реализованы еще в деятельности или еще не сформулированы.

Развитие науки ведет к росту числа ее элементов, воспринимаемых в качестве методов и имеющих значение для объяснения ее систематизации. Новые представления о действительности быстро или медленно осознают в качестве методов обоснования деятельности.

Наибольшие трудности состоят в формировании фундаментальных представлений о действительности, при осознании их как свойств действительности и раскрытии их значимости для деятельности, в том числе для систематизации наук. Особенно это относится к диалектическим законам, которые также отражают свойства действительности или, как иногда еще говорят, “физику” (природу) явлений. Учет отражаемых диалектикой свойств действительности в качестве принципов деятельности имеет первостепенное значение.

Превращения науки в меганауку предполагает более адекватное выяснение всеобщих (фундаментальных) свойств развития действительности.

Рассмотренные формы идеального показывают его микроструктуру. Макроструктура форм идеального имеет дело с выявлением основных разделов научного отражения, представляющих научные дисциплины. Раскрытие макроструктуры меганауки предполагает выявление характера соотнесения отдельных наук. Сложность вопросов макроструктуры идеального привела к длительной истории научных попыток классификации наук.

 ┌─ Меганаука = системность

 ┌─┴─ Научная картина мира = единство

 ┌─┴─── Науки = целостность

Меганаука - не конечный результат, а процесс развития идеального. Соответственно ее становление отражается и в ее структуре, в которой возрастает значение более развитых элементов: отдельных наук, их комплексов и т.д.

В изучении меганауки главной проблемой следует считать выявление способов синтеза обособленных ее разделов, в том числе разного уровня развития. Упорядочение научного отражения действительности происходит различными способами.

Ученые всегда обращали внимание на упорядочение идеального. История этих усилий равна истории науки. Известно множество попыток создать единую систему теоретического отражения действительности:

упорядочение ® классификация ® систематика наук.

«Так как существуют весьма многие и разнообразные знания, то полезно составить план такого расположения наук, чтобы они лучше всего соответствовали своим целям и содействовали их достижению. Все знания находятся в некоторой естественной связи по отношению друг к другу. Если, стремясь к расширению познаний, на эту их связь не обращают внимания, то из всего многообразия не получается ничего, кроме одной рапсодии. Если же одну главную науку превращают в цель, а все другие знания рассматриваются лишь как средство к ее достижению, то знание приобретает известный систематический характер. Но чтобы при расширении познаний дело шло по такому упорядоченному и целесообразному плану, нужно, следовательно, постараться распознать эту связь знаний друг с другом. Руководством для этого служит архитектоника наук, которая является системой согласно идеям, где науки рассматриваются со стороны их сродства и систематического соединения в одно целое знаний, интересующих человечество» [123.8.305].

Современная классификация наук является наследницей всех адекватных действительности мнений. Она чрезвычайно развита, и польза ее многообразна. Положительные свойства классификации наук не отрицают ее относительности и неполного ее соответствия нашим требованиям, поэтому история систематизации идеального не закончена. «Существующее же ныне положение свидетельствует о том, что мы недостаточно заботимся о классификации наук...» [193.46].

Каждая последующая попытка упорядочения так или иначе стоит на плечах предшественников. Безусловно, необходимо использовать весь предшествующий и положительный, и отрицательный опыт данных работ.

Неспециальное обсуждение проблем систематизации избавляет от необходимости полемики по этому вопросу и текстуального анализа других классификаций наук. Иногда полемика вообще является бесполезным делом. В то же время, длиннейшую историю попыток систематизировать науку, различные ее схемы следует рассматривать не только как кладбище заблуждений, довлеющих над обществом. Эти работы представляют положительный багаж общества, который, хотя и требует множества времени и усилий для познания, ценен и поучителен. История системности «это квинтэссенция истории человеческого мышления» [151.13].

Ограниченность личных представлений существует у каждого исследователя, а поэтому ничего нет необычного в том, что авторы высказывают обычно мнения в пределах своей компетенции и не высказывают мнений о том, что известно в общем виде. Более того, такой подход следует считать единственно справедливым решением проблемы и плохо, если его игнорируют. Донаучные и даже ненаучные формы упорядочения могут содержать намеки на рациональное, и даже рациональное.

История интеграции наук есть кладбище систем, полезное всем последующим поколениям. Она (история) содержит не только отжившие, ценные историческим значением, но и еще служащие или могущие сослужить науке принципы ее построения.

Все предшествующие системы наук не следует воспринимать как факты слабости творческой силы человечества, достойные сожаления. Почти все они - выдающиеся ступени развития мысли, как бы с нашей точки зрения они нам не казались наивными. Конечно, не все они равноценны и полезны с точки зрения положительного опыта. Отрицательный опыт также ценен. При этом речь не идет о том, что чем ближе к нам была разработана система, тем больше в ней абсолютного.

Из систематиков науки ХХ века наиболее известен Б. Кедров, который классифицирует науки, во-первых, с точки зрения естественных объектов и, в частности, химических элементов, и, во-вторых, с точки зрения библиотечных потребностей. Естественные объекты в определенной мере проще общественных и оказываются менее адекватной базой для классификации наук. Потребности библиотечного хранения идеального не самые главные.

Упорядочение идеального должно происходить на основе координации усилий многих исследователей. И можно ставить задачу достижения этого на основе планомерных усилий ученых разных наук. Систематизация наук должна учитывать потребности не только библиотек.

Здесь рассматриваем эту проблему, во-первых, с точки зрения общественных наук. При этом многие выводы о характере соотнесения идеального сформулированы на основе соотнесения философии, социологии, общей теории экономики и конкретных экономических наук. Во-вторых, к проблеме классификации идем от закономерностей научного обоснования принимаемых решений, т.е. от самого главного, по нашему мнению, вида использования идеального.

Упорядочение идеального всегда было проблемой номер один. Повышение системности наук - постоянная проблема ученых, и в настоящее время - это первейшая обязанность метанауки. М.В. Баград отмечал: «Многие авторы совершенно правильно признают, что проблема классификации наук и в том числе общественных наук еще не решена и что необходимо продолжить работу над ней и в дальнейшем» [19. 7].

Гносеология требует «дробления» царства мысли на определенные фрагменты. Это важно и с педагогической точки зрения. Иными словами, надо представить царство идей в качестве сложного единства многих элементов. И главная проблема - их упорядочить (синтезировать) так, чтобы они стали единым целым, системой или теорией в строгом смысле слова. Такой подход - основа не только всей меганауки, но и ее фрагментов.

Общая логика построения системы научных дисциплин может быть представлена в виде следующей последовательности: номенклатура (перепись), типология, классификация, систематика.

Номенклатура (перепись по Бэкону) наук. Рассмотрение системности здесь может быть только предварительным. Ее построение зависит от возможности обозреть в виде единого целого всю совокупность научных дисциплин. Давно уже назрела необходимость разработки энциклопедического словаря научных дисциплин, в котором была бы приведена номенклатура научных дисциплин, их соотнесение, количественная оценка и т.д.

"Царство мысли" делят на различное число обособленных научных дисциплин. Одни называют 1000 наук, другие - 3000 наук, а некоторые - 5000 наук и т.п. Такой разнобой в определении числа наук есть результат не просчета, а неодинаковой методики счета. Это также показывает стоящие трудности определения номенклатуры наук, а тем более их субординации.

Всегда следует иметь постоянно уточняемый список всех наук, показывающий также разные названия (синонимы) одних и тех же наук в разных системах, общественно-политических формациях и т.п.; иметь списки устаревших названий наук; «не наук», выдаваемых за науки; ложных наук и т.п. Такое перечисление наук с указанием их предмета чрезвычайно важно для систематиков и вообще для всех пользующихся наукой.

Любая классификация наук, их систематика должна начинаться с переписи наук. Последний термин использовал Ф. Бэкон [40.1.146].

Сообщество ученых должно совместными усилиями не только дать номенклатуру наук, но и их систему. Не может один исследователь решить этой проблемы.

Типология наук состоит в выявлении основных ее сфер. Обычно выявляют естественные, биологические, социологические (общественные), как и основные их элементы, скажем экономические науки как элемент общественных наук.

Классификация наук предполагает первоначально составление списка (перечня, номенклатуры) всех наук. На этой основе следует создавать основные группы наук без упорядоченного соотнесения их между собой. Затем наступает собственно проблема классификации, которую проводят одновременно как в рамках отдельных их групп, так и в целом.

Систематика науки является наиболее развитой формой классификации, которая остается идеалом, а ниже приводимые идеи - гипотеза некоторых соображений на этот счет.

Для систематизации науки важно определиться по поводу сути системы вообще. Об этом было сказано, а поэтому ограничимся здесь указанием одной лишь проблемы. Называют различные системы - искусственные и естественные. Искусственными «системами» называют строго говоря классификации, а не системы. Естественными системами называли генетические. Полагаю, что нет такого деления систем. Система или есть или ее нет. Конечно, сами системы могут быть совершенными или нет, т.е. они относительны. Поэтому следует построить систему наук, но для этого сначала выяснить суть систематики как высшей формы упорядочения.