Принципы систематики наук. При систематике наук необходимо исходить не из современных наук, а из научного отражения действительности как единой системы, т.е. из меганауки. В таком случае, несомненно, будет выяснено, что некоторые элементы такой системы еще отсутствуют, в связи с этим следует создать еще ряд наук.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 

Интеграция наук не обеспечивается автоматически. Она является результатом сознательного построения. Для синтеза наук сначала следует произвести их анализ. Образно говоря, надо 1000 раз проанализировать, прежде чем станет возможным один синтез. Анализировать можно только под определенный синтез.

Построение науки как системы было характерно не только Гегелю. Ученые всегда строили «системы». Следует знать относительность таких систем, не превращая их в абсолют. Система должна иметь достаточно внутренних положений, которые обеспечат ее последующее развитие и включение всего позитивного в более развитые её состояния.

Образование идеальной системы научного типа представляет систематизацию науки. Еще Гегель отмечал, что наука может быть понята как система. Поэтому и возникает проблема анализа строения науки.

Современная классификация наук сделала философию обыкновенным предметом, не обязательным при познании каждого аспекта действительности и использовании каждого раздела науки. Внешне это проявляется в развитии позитивистского подхода среди ученых, которые начинают ставить "счет" или “факт” на первое место по сравнению с философией. Это также проявляется в слабом знании философии специалистами, имеющими ученую степень.

В свою очередь, философия не объясняет упорядочение науки в учебном плане. Тем самым философия не делает ее общим достоянием исследователей всех наук. Такое соотнесение между философией и упорядочением науки необоснованно и должно быть преодолено. Теория познания должна обязательно доводить систематику наук до сведения всех ученых. Метанаука не может обойтись без специального объяснения этой проблемы. Она должна рассмотреть всю систему науки.

Необходимость систематизации наук возникает из различных потребностей: разработки теории, хранения (библиотеки) и использования наук, изучения их и обучения им, написания энциклопедий и т.п.

Основными задачами, которые решает систематизация наук, можно считать следующие.

Во-первых, систематизация наук лежит в основе изучения и обучения им. Чем стройнее система наук, чем адекватнее она действительности, тем полнее отражает она действительность и облегчает ее познание. Соответственно, ей легче и обучать. Это особенно важно сейчас, когда объем наук вырос до громадных размеров, не позволяющих познать их каждому человеку, и когда следует поднять уровень овладения науками народом. «Известно, что знания, приобретенные вне четкой структуры, вероятнее всего будут забыты: бессвязный ряд фактов недолго удерживается в памяти» [111.19].

Во-вторых, развитие науки во многом зависит от степени ее упорядоченности. Повышение степени упорядоченности системы наук служит основанием для “достройки” представлений о мало исследованных объектах действительности (разработка науки о недостаточно исследованных объектах). Поэтому система наук должна быть основанием для выбора направлений исследований, а не только закрепление достигнутых успехов.

В-третьих, система наук должна показывать общие моменты процедуры использования ее компонентов при принятии решений. Она должна более совершенно и наглядно объяснять процедуру (алгоритм) научного обоснования действий и место каждого элемента науки в принятии решений.

В-четвертых, система наук служит основанием для определения границ каждой научной дисциплины. Сейчас каждая наука сама себя утверждает, представляет, показывает свой предмет и метод. Это необоснованно. Система наук в целом должна регламентировать субординацию наук, т.е. содержание, предмет наук, их границы и назначение.

В-пятых, система наук должна более стройно храниться посредством энциклопедического выражения научного отражения действительности. Однако до настоящего времени в энциклопедиях царит “произвол” алфавита. Это особенно видно при переводе национальной энциклопедии на другой язык по мере выхода ее томов. В таком случае нарушается единая алфавитная стройность. Это не самый удобный способ энциклопедирования наук. Этот недостаток преодолевается переходом на новый способ энциклопедирования, которым может быть только система наук.

Рассматривая классификацию наук, показывают, что к чему "примыкает" (какая наука к какой). "Примыкание" - часто неопределенная основа взаимосоотнесения наук. Очень редко обсуждают принципы "примыкания". Прежде чем вести речь о примыканиях, надо обсудить принципы, на основе которых это происходит. Прежде чем рассматривать систему науки, следует рассмотреть принципы, на которых может быть построена система. Это и есть проблема принципов систематизации наук.

Поскольку принципы систематизации определяют характер соотнесения наук, то следует, в первую очередь, оговорить их. Задача каждого систематика наук сводится к определению принципов систематизации и проработке отдельных фрагментов системы наук. Полное претворение этих принципов в практику системы наук представляет дело «техники», тем более что ни один человек не знает всех наук в той мере, чтобы самому разработать всю систему.

В экономической литературе неоднократно предпринимались попытки построить систему экономических наук без серьезного философского обобщения, эмпирическим “примыканием”. Можно подумать, что проблема решается впервые, что ее решение заключено в рамках экономических наук. Не обязательно, чтобы были ссылки не только на экономические, но и на философские работы. Не внешняя верность философии, а внутренний ход мыслей должен отражать привлечение общего при решении частного. Проблема построения системы наук может быть решена при более глубоком понимании сущностных свойств объективной и идеальной действительности и их мест в принимаемых решениях.

Имеются работы о системе экономических наук, в которых нет серьезного анализа принципов классификации наук, подчас и самого термина классификации. Тем самым рвется преемственность с философским подходом к этой проблеме. Тем самым пытаются решить проблему без привлечения всего положительного и отрицательного опыта предшественников.

Философское решение опережает решение проблем другими науками. И поэтому сдвинуть с места традиционное, в общем, понимание системы экономических наук с «примыканием» можно только философским осмыслением способа научного отражения действительности.

Можно быть неудовлетворенным подходом некоторых философов к систематизации экономических наук. Но надо понять и их трудности ввиду специализации только на философском осознании действительности. В таком случае следует вести полемику с философами о принципах систематизации, а не обособляться от них при решении этой проблемы.

Традиционным подходом философии выступает опережающее (предварительное) обсуждение принципов классификации наук. Иногда на этом и ограничивается обсуждение, т.е. формулирование принципов классификации вообще избавляет от необходимости показа соотнесения всех наук.

       При систематизации наук надо использовать АКТИВНЫЙ ПОДХОД. Нельзя систематизировать современные науки без уточнения их содержания, без определенного их передела. Речь идет о систематизации не современных наук, а наук, содержание которых вытекает из определенного подхода к ним. Системы должны активно определять содержание наук. Именно они должны определять границы каждой науки: что в каждую из них входит, а что нет.

Современное «царство мысли» представляет сложный объект. Следует выделить, по крайней мере, такие его элементы: мысли ® НКМ ® меганаука ® мегатеория, или:

 ┌─ Мегатеория

 ┌─┴─ М е г а н а у к а

 ┌─┴── НКМ

 ┌─┴──── Мысли

Исторически исходные формы идей сохраняются. Здесь будем вести речь только о составе, строении, структуре меганауки, т.е. будущей науке.

При построении единой системы научного отражения действительности следует «очистить» весь объем дисциплин от некоторых из них:

а) дисциплин, потребность в которых вытекает из дидактических соображений. Например, обществоведение (обществознание) в средней школе необходимо. Оно охватывают сразу ряд научных дисциплин, которые непосредственно систематизируют. Обществоведение не имеет “права” на самостоятельное место в системе наук. Оно охватывает целый ряд наук системы и представляет их вместе в самом общем виде.

Иного рода учебные изложения наук имеют собственное название, но не подлежат учету в качестве самостоятельных объектов классификации или включенных в рамки более общих наук. Например, ранее в школьном обучении элементарное представление о количественном подходе к действительности называлось «арифметикой», а более содержательное «математикой». Тем самым использовались различные термины для названия разных уровней овладения количественным выражением действительности. В этом был смысл, но имелись и недостатки. Речь идет не о возврате к арифметике, а об осмыслении такого различия уровней осознания одного и того же явления при классификации наук;

б) имеют место «пустоцветные» науки, которые хотели создать, но они так и не созданы, хотя их некоторые и воспринимают в качестве сформировавшихся дисциплин. Скажем, прогностика (футурология) явно приобрела место под солнцем, но в то же время, так и не имеет четкого содержания, собственного лица, более или менее однозначной трактовки. Будущее может показать, что в существующем виде это вообще «голый король». Если существует ряд определений сущности конкретной науки, то соответственно различают и ее место в системе наук. Поэтому до определенного момента науки существуют в нескольких вариантах, в потенциях и в таком случае - их место за пределами единой системы наук. Вреда будет меньше, если какая-либо наука “поживет” за пределами системы среди спорных наук;

в) несомненно, что ряд наук был просто заблуждением. К такому комплексу наук относится, например, кибернетика;

г) необходимо принять во внимание также и то, что в разное время и в разных общественных системах одни и те же науки имеют различное название. Содержание некоторых наук изменяется вообще или различается в разных классификационных системах. Скажем, "социология" на западе означает все науки об обществе (одна наука об обществе), у нас ранее социологией считали или комплекс наук, или исследование конкретного проявления общественного развития, входящего в систему наук об обществе и поставляющего для нее эмпирические факты.

Перечисленные моменты показывают, что нельзя все науки просто вкладывать в систему. При этом неизбежны постоянные споры сторонников различных точек зрения, подверженность влиянию моды и прочих случайных причин.

В связи с этим можно воспользоваться и таким приемом. Классифицировать можно не науки, а теоретическое их содержание. В таком случае легче преодолеть и модную инерционность, и официозный мундир существующих наук, обойти этот "порог" до поры до времени. Иными словами, систематизации подлежат не официозный или общепринятый мундир науки (в котором может и не быть содержания), а определенное содержательное представление - теория, которая выполняет определенную функцию в системе (имеет строго определенную нишу). Систематизация не наук, а их теоретического содержания, снимает вопрос признания их в качестве наук. Систематизация теорий - основа систематизации наук.

Представители наук каждого уровня обязаны полностью учитывать достижения непосредственно более общих и непосредственно менее общих наук. При более серьезном подходе необходимо проводить логику от самой общей (субстанция) до самой конкретной трактовки предмета.

При росте объема научного отражения должен, вероятно, происходить опережающий рост объема фундаментальных наук с тем, чтобы он смог обеспечить интеграцию всей их системы.

 Нужно самым решительным образом выступать за изменение устоявшегося значения современных наук. Ревизия предмета наук есть необходимое проявление развития наук. Не может быть в развивающемся мире неизменяющихся явлений. С этой точки зрения, вполне правомерны высказываемые уже давно предложения об изменении границ ряда фундаментальных наук. К сожалению, первооснову наук - философию (с достойным сожаления образом) хотят сохранить только в современном ее виде. И, тем не менее, ей не избежать нового развития, как не может быть без развития любое явление.

Антропоцентристский принцип идеального является само собой разумеющимся - наука есть отражение мира людьми, способными познавать, помнить и забывать. Это накладывает целый ряд ограничений на систематизацию наук. Скажем, во-первых, ни один человек не в состоянии познать всей системы наук, во-вторых, каждый начинает познание науки с нуля, в-третьих, меганауку следует делить на научные дисциплины, сделав их дискретными для более эффективного познания их и оперирования с ними.

 Деятельноцентристский принцип состоит в том, что наука нужна для деятельности, для ее обоснования и, тем самым, для повышения ее эффективности. Наука не результат бесцельного умопостроения, себя самого оправдывающего. Формирование науки и ее существование ориентировано на содействие деятельности. Наука нужна для практики людей, а поэтому ее осознавать можно только через ее место в деятельности.

Функциональность системы наук состоит в том, что она может быть построена в соответствии со структурными элементами общественных отношений и, прежде всего, хозяйственной деятельности.

Политическая природа системы наук состоит в ее зависимости от общественных классов и их интересов. Несомненно, что при этом сохраняют значения условия соотношения классовости и научности.

Педагогичность науки состоит в том, что она учитывает характер обучения в тот или иной период.

Важнейшими принципами систематизации наук следует считать их координацию и субординацию. Единство научного отражения действительности проявляется во многих свойствах и, в частности, в таких соотнесениях, которые обозначают как координация и субординация. Это основные виды соотнесения различных разделов науки. Им уделено в современной науке большое внимание.

Во-первых, всегда следует иметь в виду, что, говоря о координации или субординации наук, подразумеваем, что соответствующим образом относятся свойства или объекты действительности, отражаемые науками. Сами науки и не координированы и не субординированы, а соответствующим образом соотнесены отражаемые ими свойства мира.

Во-вторых, координация и субординация наук отражает: а) соотнесение природного и общественного мира и б) одновременно относительную обособленность различных их сфер.

Принцип координации был первым способом соотнесения знаний. Координируемые знания отражают независимые друг от друга объекты, невзаимозависимые явления или свойства их. Изменение одних явлений приводит к изменению соответствующих знаний о них, и это не влияет прямо на знания о других явлениях. Независимость явлений (свойств) есть сущность координируемых знаний, которые не являются пересекающимися множествами, а расположены рядом, т.е. самодовлеющие подсистемы знаний.

Координируемость знаний часто означает ни что иное, как то, что мы еще не знаем о взаимном соотнесении соответствующих явлений действительности, а следовательно, и не знаем взаимного соотнесения рассматриваемых подсистем знаний как пересекающихся в определенной мере подмножеств знаний.

Координируемость знаний нужно рассматривать на одном и том же уровне представлений о действительности и нельзя рассматривать вне существования различных уровней знаний. По мере движения от абстрактного к конкретному координируемость знаний возрастает. Можно утверждать, что на самом общем уровне знаний о действительности вообще координируемость знаний отсутствует, там существует единая система знаний, где изменение одного предполагает изменение другого. По мере же перемещения от самого абстрактного уровня знаний к более конкретному растет степень координируемости всего объема знаний и все большие подсистемы знаний взаимосоотносят как координируемые, независимые друг от друга на каждом уровне представлений. Поэтому в каждом предмете науки имеются координируемые относительно друг друга знания, отражающие различные аспекты предмета изучения.

Существование различных сфер мира при слабой степени их взаимосвязи характерно, прежде всего, разным уровням материи. Сосуществующие части материального, взаимные связи которых слабы, отражают координируемыми науками. Степень родства сосуществующих объектов природы показывает и степень субординируемости отражающих их знаний, наук.

Координация наук состоит в том, что соответствующие аспекты действительности сосуществуют без взаимной связи друг с другом. Чем дальше друг от друга лежат уровни мира, тем больше степень координируемости отражающих их наук.

Субординация. Сложные явления характеризуются множеством свойств. Ф. Энгельс писал, что в одном стручке гороха отражено столько взаимосвязей, что их не могут выявить все ботаники мира. Свойства каждого сложного явления имеют разный порядок степени общности. Их отражают не единой наукой, а комплексом наук. В таком случае одни свойства (наиболее широко распространенные) объяснены одной наукой. Другие свойства (более специфичные и менее распространенные) объясняют другой наукой и т.д. Целый ряд наук объясняет свойства одного и того же явления. Поскольку эти свойства различаются степенью общности, то наиболее общие свойства раскрыты фундаментальными науками, а менее общие - частными, прикладными науками. Между фундаментальными и прикладными науками устанавливают субординацию, так как соответствующим образом соотносятся свойства действительности. Субординация упорядочивает свойства явлений по их общности: более или менее общие. Более общие свойства выступают в качестве родовых и фундаментальных свойств, а менее общие - в качестве видовых.

Для осознания данного аспекта систематизации наук следует обратить внимание на то, что выступает систематизированной единицей - предметом наук. Данный вопрос решают по-разному. В соответствии с одним подходом объект и предмет науки представляют разные явления. «Объект познания - явление действительности, предмет познания - знание об этом явлении» [275.67]. «Объект науки существует в бытии, предмет науки в сознании человека» [там же, с. 68].

Действительность Объект науки Отражаемая система

В соответствии с другим подходом объектом считают явление в целом, а предметом - тот аспект явления, который изучает данная наука. Например, Гальперин П. Я., рассматривая определение психологии, исходил из того, что «... каждый предмет имеет много разных сторон и каждая сторона составляет предмет особого изучения отдельной науки» [см.

 

64]. Тем самым, одним и тем же объектом действительности занимается много наук, но каждая из них по-разному его рассматривает. «Поэтому неправильно указать на какой-нибудь объект (вещь, процесс, явление) и сказать: вот предмет моего изучения. Это неправильно потому, что ничего не говорит о главном - что же собственно в этом объекте может и должна изучать именно данная наука» [там же, с. 38].

Каждое явление можно представить как совокупность свойств разной общности. Часть его свойств имеет всеобщее значение, другие присущи меньшему множеству и т.д., вплоть до уникальных свойств каждого явления. Всеобщие свойства всех явлений изучают фундаментальные науки. Например, диалектика отражает свойства, общие всем сферам действительности. Тем самым, чтобы познать каждое явление, необходимо знать не одну науку, а все те, которые раскрывают свойства данного явления.

Возьмем обычное, широко распространенное положение о том, что политэкономия изучает материальные отношения. Возникает вопрос, одна ли она их изучает? Не раскрывает ли их содержание и социология? Уже подобная постановка вопроса показывает, что диалектика также отражает определенные отношения. Но не только социология, но и ряд конкретных экономических наук также показывают их свойства. Взаимосоотнесения этих наук, раскрывающих разные аспекты или свойства отношений, представляют их субординацию.

Когда объект изучения наук один, а предмет различен, то такие науки субординируются.

 Субординироваными науками следует считать такие, которые объясняют одно и то же явление на разных уровнях его абстрактного понимания. Скажем, социология и экономические науки субординируются при объяснении одних и тех же явлений хозяйственной деятельности. В таком случае более конкретные науки дополняют более общие науки. Одни науки объясняют более общие свойства действительности, а другие менее общие свойства. Первые выступают по отношению ко вторым более фундаментальными.

Субординация наук возникает там, где науки отражают одно и то же определенное явление, но на разном уровне абстрагирования его свойств. В таком случае необходимо вести речь не о субординации существующих наук, а о том, какие науки и в каком виде должны быть сформулированы для системного отражения определенных явлений на основе системного раскрытия свойств явлений.

Субординация и координация - сосуществующие принципы. На микроуровневом соотнесении идеального (т.е. в рамках отдельных наук) субординация и координация существуют в соотнесение родовидовых свойств явлений. Род и вид относятся по типу субординации, а виды между собой координируются.

 Уяснив соотнесение между координацией и субординацией, следует понять ее неадекватность. В действительности нет только координируемых и субординируемых связей. Все материальные и идеальные объекты имеют свойство сосуществования, развиваются. Поэтому все науки субординируются по отношению к философской онтологии как отражению самого общего свойства действительности. Поэтому комплексы наук являются подсистемами единой системы наук - меганауки, у которой общим является онтология. Схематично это можно показать

Единство непрерывного и дискретного порождает противоречие в характеристике системы научного отражения действительности. Свойства существуют в качестве единого непрерывного целого, а разнообразные потребности вызывают необходимость раскрытия всех их частей посредством относительно обособленных научных дисциплин на основе прерывного, дискретного принципа.

Самый конкретный уровень научной системы закрепляют собственными именами. В таком случае мы имеем дело не с вещами данного рода, а с конкретными объектами определенного вида. Естественно, что и в таком случае речь идет не полностью об однозначном явлении, а о развивающемся, которое в каждый следующий момент есть нечто отличное качественно или хотя бы количественно, а значит уже не то, которое мы имеем в виду. Естественный язык не настолько богат, чтобы отразить все различия определенными терминами, хотя и существует тенденция к этому. Но эта тенденция не может никогда полностью реализоваться. Например, говоря корова, мы просто подразумеваем определенный биовид, который развивается и на каждой из стадий развития его называют конкретными терминами. «Корова» есть общее понятие данного биовида, а не о той конкретной корове, с которой индивидуум имеет дело.

Понятия играют роль “кирпичей” теории. Каждое из них отражает определенное свойство изучаемого явления. Общие понятия дополняют раскрытием на более конкретном уровне комплекса других более конкретных понятий, отражающих другие более конкретные свойства объекта.

Некоторые авторы считают обреченными на неудачу попытки глобальной интеграции наук [261.226-227]. Такая оценка перспективы создания меганауки не соответствует действительности. Диалектическая логика служит одним из основных способов интеграции научного отражения. На основе диалектического подхода к действительности, идя “сверху” до самого конкретного ее понимании, осуществляется определенная интеграция наук. Навстречу такой интегративной тенденции идет другая "снизу", о которой и пишут авторы как о действительно назревшей.

Для понимания субординации необходимо осознать и четко сформулировать тот принцип, на основе которого может быть построена вся система наук. Таким принципом можно считать обособленное отражение в самом общем виде разных уровней общности свойств отражаемой действительности. Самое общее выступает родовым признаком. Чем более существенно свойство, тем родовой признак принимает все большее значение и тем больше его выделяют в виде предмета самостоятельной науки. На уровнях, близких к эмпирическим, в предмет наук входит не один уровень, а на самых высоких уровнях и один родовой уровень может составлять целую науку. Соответственно, видовые свойства объясняют специальными науками.

Система наук может быть построена на основе последовательного и специального объяснения в самом общем виде каждого уровня общности свойств действительности. В таком случае самое общее объясняют одной наукой, на более конкретном уровне видовые особенности объясняют науками и т.д., до тех пор, пока все свойства конкретных явлений не будут исчерпаны научно.

Предмет науки должен быть определен одновременно для всех субординированных наук на основе фиксации основных групп свойств. Для этого должны быть определены все свойства соответствующих элементов действительности и способ их выражения в научной картине мира. Рассмотрим в качестве примера наиболее короткую цепочку субординированных понятий (наук):

субстанция ® материя ® неорганическая материя ® бестелесная материя® поле.

Свет, как элемент действительности, представляет определенный вид субстанции, материи, неорганической материи, бестелесной материи, поля. Все знания каждого из названных уровней характеризуют также и свет как частный случай. Поэтому науки, раскрывающие данные явления в самом общем виде, объясняют и свет. Иными словами, все свойства света разложены по названным "полочкам" - наукам. Поэтому, если надо познать его общие свойства, то следует рассмотреть всеобщие законы действительности, материальности и т.д., вплоть до конкретной картины мира.

Каждый объект действительности исчерпывающе объясняет не одна наука, а столько наук, сколько имеется уровней его понимания. Со временем растет число наук о каждом явлении, т.е. удлиняется "ветвь", представляющая объяснение свойств конкретного явления.

Число уровней разных объектов неодинаково. Более сложные явления требуют большего числа наук. Более развитые уровни материи требуют большего числа наук для их адекватного объяснения.

Полное представление о каждом сложном явлении можно составить только тогда, когда познаны все науки, отражающие его свойства. При этом наибольшее значение имеют более фундаментальные науки, так как они показывают более общие свойства.

Если основой классификации наук признать объяснение каждого родового свойства, то тогда необходимо в отношении общественных наук изменить номенклатуру наук и их соподчинение. Сейчас между философской онтологией и социологией нет промежуточных наук. Исходя из названного принципа, между ними должны быть промежуточные науки: наука о жизни вообще и наука о надорганизменных взаимосодействиях.

Способность материи к отражению должна быть сначала раскрыта в рамках философской онтологии, а уже затем ее должны показывать наука об отражении вообще и вся система более конкретного раскрытия отражения. Теория отражения выступает менее фундаментальной наукой по сравнению с онтологией и более фундаментальной по отношению к теории опережающего отражения действительности (ООД) П. К. Анохина. В целом же, они - элементы подсистемы наук, объясняющие отражательный аспект материи, органики, жизни. Далее элементы этого существующего аспекта объясняют теориями видов отражения (скажем, сознательного ООД, целевого ООД, планового ООД, видов плановых ООД по отраслям и т.д., вплоть до инструктивных материалов, на основе которых выполняют конкретные работы).

Соотнесения научных дисциплин можно обозначить следующими терминами: фундаментальные и прикладные науки, общие и частные науки, координируемые и субординируемые, субординируемые непосредственно и опосредованно.

Обособленная систематизация непосредственно субординированных комплексов научных дисциплин имеет громадное значение. Поэтому достижение ее в рамках каждой совокупности наук имеет самостоятельное значение. Для решения проблем экономической науки не столь уж важно, как субординированы, например, науки об атомах.

Обилие классификационных попыток в науке показывает следующее. Специалисты каждого научно отражаемого аспекта действительности дают свои решения в классификации не только своих сфер, но и науки в целом. Это необходимо сохранить и в будущем, но последнее слово закрепить за специалистами этих отраслей действительности.

Соотнесение наук и соотнесение различных разделов науки подобны. Поиск внутренней логики и науки в целом и ее отдельных предметов и элементов каждой из них совпадают. Исходя из этого, выявление адекватной структуры какой-либо идеальной системы должно быть использовано для того, чтобы попытаться приложить ее к структуре других наук в их системе в целом.

Общеизвестно, что микроструктура строится на основе родовидового соподчинения отдельных элементов науки. На этом принципе могут быть фиксированы и взаимоотнесения наук; есть фундаментальные науки, показывающие более общие свойства действительности, и имеются прикладные науки, характеризующие более конкретные свойства определенного объекта действительности.

Научные системы высшего более фундаментального уровня меньше по объему, чем низшие. Предсказательная и познавательная ценность каждой единицы идеального высших уровней больше по сравнению с соответствующими единицами нижнего уровня.

По сегодняшний день только отдельные ученые имеют представление о классификации наук. В таком случае каждый сам решает и дает оценку всему. Вместо этого лучше создать схему систематики науки или несколько ее вариантов.

Необходимо установить порядок постоянной ревизии схемы наук, который должен включать следующие главные принципы деятельности:

1. Последнее слово в определении содержания каждой науки и ее соотнесении с непосредственно близлежащими науками должно принадлежать специалистам этих наук;

2. Должны быть систематизированные и несистематизированные науки, списки (номенклатура) наук, дефиниции наук;

3. Вся система наук не может быть удачно систематизирована представителями какой-то одной науки. Необходимо вычленить субординированные комплексы наук для их рассмотрения специалистами соответствующего аспекта действительности. Скажем, науки об обществе должны рассматривать одновременно все обществоведы, но конечно не на существующем словообильном волеизлиянии некоторых и молчании других.

4. Посредством неформального объединения или в дополнении к нему и организованными встречами основных специалистов каждой подсистемы субординированных наук специально устанавливать одну общепризнанную или несколько взаимоисключающих, возможных схем классификации наук. При этом аргументы не давать, а только "голую” систему. Одновременно представители каждой науки должны задавать микроструктуру своей науки.

Известно, что невозможно создать завершенную систему всего научного отражения действительности. Относительность всех систем наук и их развитие свидетельствуют о том, что каждая система наук есть только промежуточная стадия прогрессивного развития идеальной системности.

Принцип развития состоит в том, что развивающееся отражаемое отражается развивающейся отражающей системой. При этом обе системы - и первая, и вторая развиваются. Вторая всегда относительна.

Идеология. Замысел А. Дестют де Траси в форме предложенной им идеологии был величайшим достижением науки - разработка науки об идеях, на основе которых живет общество. И многое уже сделано в этом направлении, но проблема еще не решена, еще нет такой науки. И метанаука - версия решения одной из поставленных им проблем.

Существует два значения слова идеология: узкое и широкое. Широкое значение является синонимом словосочетания “общественное сознание”. В таком случае идеологией называют все существующие в обществе идеи. В узком значении этим термином обозначают целостное миропонимание определенной группы людей.

В идеологии, как совокупности имеющихся в обществе идей или “общественном сознании”, видят разные элементы: мораль (нравственность), искусство, мифы, мистика, религия (теология), наука, политика. Названные элементы не исчерпывают всех идеологий в обществе (всего общественного сознания. Что же касается политики, то это не элемент идеологии, а форма практического использования одной из идеологий для детерминирования практики.

Каждая из существующих форм идеологии, в свою очередь, является единством многих элементов. В названной последовательности в разное время главной была определенная идеология. Важнейшим элементом идеологии или важнейшей частной идеологией является наука.

Для систематики наук следует разобраться в целом ряде форм сознания.

Донаучное и научное. При систематизации наук следует, прежде всего, вычленить то идеальное, которое не имеет отношения к науке, не входит в научное отражение действительности, не относится к науке. К такой группе относится разнородный круг идеального: искусство, магия.

И. Ленгмюр собрал коллекцию казусов в истории науки, объединив их термином «патологическая наука» [164].

Учебные варианты научных дисциплин относятся к научному разделу идеального. Вероятно, их также следует систематизировать на каждом уровне в качестве элементов метазнаний, метаучений, метатеории.

Донаучное идеальное было ранее единственным видом идеального. Сейчас донаучное выполняет роль вспомогательного способа идеального отражения действительности - переходного от незнания к знанию. Его значение не сводится только к негативному, отдельные его элементы имеют и позитивное значение. На их основе вырастает система научного понимания действительности, и в каждый данный момент она является исходным пунктом овладения науками. Основное значение для жизни общества имеет, несомненно, научный вид идеального отражения действительности.

Метанаучные (основания) и предметно-научные (основы, онтология) науки. Понимание наук возможно только на основе определенного уровня индивидуального развития человека. Это имеет место в тех случаях, когда у субъекта возникает миропонимание (мировоззрение). Общая эрудиция человека должна быть достаточной для того, чтобы понять метанауку, т.е. научное объяснение науки. На этой основе и с помощью метанауки человек познает теоретическую науку.

Вопрос, с чего начинать науку, рассматривали во все времена и имеются обобщающие работы по этой проблеме [318]. С. Шлекин писал: «С чего начать науку? Это исходная точка, с которой связаны как методологические, так и фундаментальные проблемы, в зависимости от содержания той или иной науки» [там же, с. 62]. Это правильная постановка вопроса о важности исходного начала. Однако ответ автора на этот вопрос меня не удовлетворяет. Науку начинать надо с объяснения того, что представляет собой наука вообще. А уж затем следует искать конкретное начало той или иной науки. И здесь снова можно не согласиться с тем, где искать это начало. Начало каждой науки в системе науки не может быть обособленным. «Исходным исходных» следует считать субстанцию (материю). Начиная с нее, надо показать на основе родовидовых соотнесений с другими исходными исходное каждого элемента научного отражения мира. Без объяснения сущности науки как развитой формы идеального невозможно показать научной картины мира.

Постановка метанауки на первое место не означает превращение ее в “науку наук”, в смысле самую главную науку и т.п. Тем самым решается только одна задача - дать начинающему познавать науку, исходное представление о ней.

Исходя из этого и следует все науки подразделить на мета- и предметно научные дисциплины. В сущности, эти два вида научного возникли параллельно, и всегда прогресс одного зависел от прогресса другого.

Возникновение метанауки произошло не вдруг, а есть следствие давно возникшей тенденции в научном отражении мира. Предыстория (и современные ее формы) метанауки может быть представлена следующей схемой.

 Метанаучные соображения

 ┌───────┴──────┐

отступления в тексте ® более развитые

 ┌───────┴──────┐

 в главе о предмете и методе ® более развито

 ┌───────┴──────┐

 в специальных работах ® в метанауке

 ┌───────┴──────┐

 обособленные® система

 науки наук

Овладение предметными дисциплинами предполагает познание и метанаучных дисциплин. Прогресс овладения первыми происходит не только в виде единовременного первоначального познания метанауки, а и постоянным обращением внимания на этот аспект науки в последующем.

Впервые научно познающий действительность человек обходится без объяснения сути науки. Первокласснику не надо об этом говорить. В выпускных классах средней школы (или, по крайней мере, на первых курсах вуза) уже следует давать метанауку в виде одной дисциплины. В последующем метанаука должна выступать системой дисциплин, более детально объясняющих разные аспекты науки, которые непосредственно нужны каждому научно подготовленному человеку.

Исходя из этого, не следует противопоставлять два подхода к метанауке - как к единственной науке и как к системе наук. Вузовское обучение следует начинать с метанауки как единственной дисциплины; а аспирантское, т.е. послевузовское обучение, - с системы наук о науке. В последующем, в зависимости от специализации, люди должны познавать более глубоко отдельные аспекты науки.

В частности, математика должна находиться в этом разделе. «Математика выступает, таким образом, в процессе становления содержательного знания некоторого рода “предзнанием” [26.110]. «Таким образом, математику нельзя помещать рядом с другими, изучающими определенные части или аспекты действительности... Математика, как мы ее понимаем сейчас, должна быть помещена в некотором смысле над всеми науками как особая сфера деятельности, задача которой состоит в том, чтобы снабжать содержательные науки достаточно адекватными знаковыми моделями» [там же, с. 14].

Предметные науки - главные элементы системы наук, а поэтому им следует уделить основное внимание. Метанауку познают ради того, чтобы познавать предметные науки. При более конкретном подходе к предметным наукам их систему следует далее подразделять.

Нетеоретические (плюралистичные) и теоретические (монистичные) дисциплины. Теория есть наивысшая форма отражения людьми действительности. Ее генетическим и структурным предшественником можно считать менее развитые системы идей, различные мнения, гипотезы, знания, учения, доктрины. Каждая отдельная наука проходит эти стадии формирования, прежде чем стать теорией. «Каждая научная область вначале выступала не научно и лишь в дальнейшем развитии, в процессе накопления единичных знаний, она приходила к более или менее точному, систематическому упорядочению этих последних" [93.5]. До завершения этого процесса их место не всегда бывает однозначно осознано. Весь этот несистематизированный объем идеального требует более осторожного обращения по сравнению с теорией. Поэтому его и следует отнести к этому виду идеального. Совокупность несистематизированных учений есть начало наук, но в то же время, это еще не полностью завершенная наука - не меганаука. Именно в этом разделе пустоцветные идеи должны отмирать, а гипотезы - превращаться в теории. Именно вокруг этого раздела идеального ведут преимущественно полемику. Кибернетика и синергетика относятся к таким “наукам”.

Подобное существование представлений о действительности не следует рассматривать как их дискриминацию. Это должно привлекать больше внимания к научным дисциплинам, которые числятся в этом разделе, и тем самым ускорять решение их судьбы: считать их или пустоцветными дисциплинами или превращать их в теорию.

Языковые и неязыковые науки. Из того собственно, что может быть отнесено к наукам, исходным следует считать науки о языке. Науки о языковой системе отражают естественные и искусственные языковые системы. Несомненно, что наук данного типа много, и, вероятно, их структуру также можно представить в виде системы.

Научное отражение действительности возможно только в том случае, если человек стихийно или сознательно овладеет определенным запасом сведений о языковой системе, с помощью которой научно отразит действительность. По мере овладения закономерностями языка возможно и углубление научного понимания действительности.

Описательные (эмпирические) и объяснительные (онтология) науки. Наука стала развиваться с описания действительности. Соответственно имеет значение описание действительности и в каждый данный момент. Первоначальным видом описания действительности были хроники, т.е. хронологические перечисления событий. Более развитыми выступают исторические описания, которые подразделяются на два вида - описание отражаемого (история объекта) и описание отражающего (истории мысли).

Поскольку объяснение действительности началось с ее эмпирического описания, то исторические науки можно считать исходными, более простыми. При этом из исторических наук хронологические дисциплины будут более простыми. История мысли в свою очередь более развита по сравнению с историей объекта.

Каждая из исторических наук конкретизируется на те же самые разделы, на которые делится и предметная наука.

О каждом конкретном предмете имеется объяснительная наука или система наук и описательные науки - две исторические науки: о мысли и истории предмета (только на микроуровне нет истории объекта).

Соотнесение комплекса объяснительных и исторических наук можно представить схематично следующим образом: (смотри следующую страницу).

I объяснительные II история мысли о III история объекта

 каждом элементе

 Конкретный уровень

Историзм мысли растет по мере повышения уровня объяснительных знаний. Скажем, что такое "материя" - обсуждалось много раз, а что касается простых, конкретных явлений, то история мысли по ним меньше, ввиду того, что о ясном не спорят. Чем конкретнее явление, тем оно всегда яснее. «Слово «история» имеет два основных значения: это - то, что было в прошлом (история - которая - происходила), и знания о том, что было (история - которая - пишется). Во всех случаях, когда это в тексте не оговорено, имеется в виду история во втором смысле слова» [98.3].

История объекта первоначально раскрывается самими объяснительными науками. Историзм наук должен показывать историю объекта. Исторические науки дополняют этот историзм на эмпирическом уровне в отношении прошедшего. Поэтому «история объекта», во многом, есть сами объяснительные науки, которые дополняются историческими науками. Исторические науки и историзм объяснительных наук различен.

В общих науках историзм включен в логику объяснения как генетическая последовательность. Содержательное объяснение явления включает раскрытие и истории становления. Поэтому не нужно особой исторической науки для объяснения абстрактных уровней понимания действительности. Этот историзм не есть «историческое» в смысле истории, а историческое в смысле «исторического и логического». Историзм есть логическая история, а историческое есть конкретное развитие событий, но в то же время, не просто хроника.

История как подсистема особых наук проявляется там, где кончается граница действий общих наук. Поскольку такой границы как таковой не существует, она "размыта", то и переход от историзма логического к исторической интерпретации конкретных событий происходит постепенно, посредством превращения первого во второй. Чем конкретнее наука, тем историзм во все большей мере выступает в виде исторического, т.е. истории в собственном смысле слова.

Исторические науки выступают в виде эмпирического основания объяснительных (абстрактных, интегральных, обобщающих) наук. Историческое описание процессов отлично от описания процессов тем, что относится к прошлому, а не к настоящему. Каждое описание явлений и процессов всегда оказывается не полным, не исчерпывающим, а частичным. Тем самым история всегда меньше действительного и строится иначе, чем хронология. Притча о фараоне - яркое напоминание об ограниченности исторического и о необходимости его превращения в историзм.

 История мысли по всем вопросам История мысли по каждому

 объекта на разных уровнях объекту на разных уровнях

 рассмотрения рассмотрения

Прикладные и фундаментальные науки составляют две части объяснительных (онтологических) наук. Прикладные являются более простыми.

Научное объяснение действительности возникло в виде более или менее связанного представления о действительности. Соответственно, и в каждый данный момент в основе всей научной системы лежит этот эмпирический вид научного объяснения действительности. Эмпирический уровень научного имеет определенную обособленность и в определенных случаях самодовлеющее значение. Комплекс прикладных наук является наиболее конкретным разделом науки. В то же время, внутри него находится определенная субординация наук по степени общности. Поэтому различие прикладных и фундаментальных наук идет относительно друг друга. Степень абстрактности может быть различной в зависимости от того, с чем ее сравнивать. Большинство наук в одном отношении прикладные, а в другом - фундаментальные.

Политическая экономия - фундаментальная наука относительно «Экономики страны». В то же время, последняя является фундаментальной к более конкретным относительно ее дисциплинам, которые являются прикладными к ней. В свою очередь экономические дисциплины о регионах будут прикладными относительно экономики страны в целом и т.п. Или, социология – ФТЭ – ОТД – теория суррогатных денег…

В соотнесении прикладных и фундаментальных наук заложены противоречия. Например, карпологию (науку о плодах) рассматривают и как науку, и как отдел ботаники. Такое противоречивое отношение к карпологии (как к обособленной науке и как к отделу другой науки) доказывает некоторую неопределенность соотнесения фундаментальных и прикладных наук или более и менее общих. Плоды, несомненно, изучают и в ботанике, но не специально, а в качестве элемента растительного мира, выполняющего определенную функцию в их самосохранении и саморазвитии. Карпология рассматривает на этой основе специально и более конкретно плоды. Однако она не завершает всех знаний о видах плодов, поэтому дополнена обособленными дисциплинами об отдельных видах плодов.

Прикладные и фундаментальные науки различаются степенью общности. Поскольку общность прикладных наук меньше, то они являются более простыми и исторически первыми. Фундаментальные науки представляются более развитыми, сложными и вторичными по генезису.

Специальные и общие фундаментальные науки образуются на основе различного способа отражения действительности. Фундаментальные науки стали обособляться в качестве выделения всех более или менее связных представлений о явлениях. Специальные фундаментальные науки рассматривают определенные аспекты действительности, имеющиеся на разных уровнях иерархии материального. Например, такое свойство материального, как отражение, рассматривают на всех уровнях материального, в разных науках. Поэтому, вероятно, необходима особая, специальная фундаментальная наука, которая (не отрицая необходимости общего рассмотрения отражения на разных уровнях) специально рассматривает это свойство материального на всех уровнях.

Специальные фундаментальные науки недостаточно развиты ввиду того, что не определено их место в системе науки, не выявлена специфика их предмета.

Основным видом фундаментальных наук являются общие науки, которые выступают более развитыми по сравнению со специальными.

Естествознание и биологические науки представлены двумя основными видами общих фундаментальных наук.

Субординацию разных видов общих наук установить сложнее. Вероятно, их следует далее выделять по видам объектов и степени развитости объектов. В таком случае следует выделить естествознание и обществознание, так как общество более развито, чем дообщественная природа. К естественным наукам следуют отнести все науки, не касающиеся объяснения общества. Естественные науки, вероятно, субординируются на науки о неживой и живой природе. Науки о неживой природе далее можно подразделить по формам движения материи, идя от глубинных микроуровней к макроуровням движения. В свою очередь, науки о жизни также следует субординировать. Элементом общественных наук являются технические.

Рассматривая соотнесение общественных (гуманитарных) и иных наук учитываем степень развитости объекта. Что же касается соотнесения развитости предметов общественных и иных наук, то исходим из равнопорядкового их развития. Они развиты в равной мере. Имеются основания для утверждений о том, что гуманитарные (общественные) науки в отдельных отраслях обогнали технические и естественные науки. Имеются, вероятно, свидетельства и обратного.

К общественным (социальным) наукам в той или иной мере относят науки о технике и медицине. Вероятно, эта последовательность и отражает степень их развитости.

При рассмотрении общественных фундаментальных наук степень их развитости не имеет особого значения. На этом уровне развития научного отражения действительности различие между субординированными науками небольшое, а поэтому условность такой субординации по степени их сложности незначительна.

Система наук показывает основные комплексы наук и их субординацию на основе степени развитости отражаемого их объекта и их собственной развитости. В таком виде воспроизводится как последовательность их исторического возникновения, так и современная их структура.

Здесь эта система изображена в самом общем виде. Общими усилиями “возможно” уточнить используемую для этих целей терминологию, расписать конкретные науки по образованным группам, определить границы каждой из них и т.д.

Систематика меганауки. Множество наук воспринимается неодинаково всеми людьми. Для некоторых людей его вообще не существует. Для других оно является совокупностью небольшого числа обособленных наук. Для третьих множество наук оказывается комплексом (НКМ) каким-то образом интегрированных наук. И это наиболее развитое их восприятие. Будущее множества науки - стать системой наук, что можно назвать меганаукой.

Идея общего представления систематики наук в форме треугольника встречалась в истории классификации наук, но в иной трактовке. На ее основе Кедров пытался построить систематику наук. В целом, треугольность науки вытекает из законов логики. Систематика понятий при их обобщении ведет к уменьшению их числа по мере этого обобщения. Явственно это проявляется в систематике живых существ, особенно в кладизме. Так 25 иерархических уровней живых существ объясняются на этой основе. Наиболее последовательно эта идея осуществляется в кладограмме. Только ее надо перевернуть на 180 градусов по вертикали для того, чтобы превратить ее в модель Порфирия. При этом в кладограмме хорошо видна асимметричность такого треугольника. Конечно, этот наглядный образ является результатом определенной идеализации строения науки.

Треугольник как наглядный образ меганауки вытекает из функции обобщения и конкретизации, фундаментальных и прикладных наук. Конечно, он не такой “ровный”, это всего лишь идеализированное представление о системе наук. Он, вероятнее всего, асимметричен (он не равносторонний). Левая сторона небольшая, а правая вытянута. И он, скорее всего, прямоугольник.

Здесь Б - самое общее понимание действительности - субстанция. И в простом случае она проявляется в А - пустоте (вакууме, а может быть, в поле). Поэтому отрезок АБ минимален. Что же касается самых сложных объектов действительности, например, отношений людей, то длинен путь опосредования между субстанцией и ими - БС; при этом АС - действительность.

Треугольник можно перевернуть на 90 градусов для того, чтобы представить его содержание в плоскости координат Декарта. В таком случае правая сторона - действительность, а левый угол - философская онтология, которая одновременно является самым общим объяснением действительности и объяснением самого простого ее элемента, скажем, пустоты (вакуума).

И главная здесь проблема - определить ее основные сферы. Воспользуемся в частности следующей моделью:

 Действительность

 ┌─────┼─────┐

 природа ® жизнь ® общество

 ┌──────┼───────┐

 практика ® политика ® идеология

 В свою очередь, в составе идеологии следует выделить весь комплекс ее составляющих, в том числе и науку.

Сис­те­мная ин­те­гра­ция на­ук, призванная отразить на­уч­ную кар­ти­ну ми­ра, пред­по­ла­га­ет ре­ше­ние мно­гих про­блем. От­ме­тим здесь то­ль­ко ряд ас­пек­тов такой интеграции. Вы­де­лим сле­ду­ющие ее «бло­ки». Как и отдельная наука, их система включает в себя методологию, гносеологию и онтологию.

Онтология представляет систему наук (смотри схему на следующей странице). Из них выделим только один ряд, который включает он­то­ло­гию (философскую), био­ло­гию, зоо­ло­гию, ан­тро­по­ло­гию, со­ци­оло­гию, эко­но­ми­че­ские науки.

Фи­ло­софс­кая он­то­ло­гия объ­яс­ня­ет дейс­тви­те­ль­ность во­об­ще. Она име­ет от­но­ше­ние к познанию всех наук, в том числе и эко­но­ми­ки. Тем са­мым она - ис­ход­ная сту­пень их по­зна­ния. И так далее «спускаемся» по уровням меганауки от общего к частному. Например, объяснение экономики биологией дано в шко­ль­ном учеб­ни­ке П. Кемп, А. Армс «Вве­де­ние в био­ло­гию» [129]. Ан­тро­по­ло­гия и со­ци­оло­гия по­ка­зы­ва­ют бо­лее со­де­ржа­те­ль­но эко­но­ми­че­ский ба­зис об­щес­тва. Все это - фун­да­мен­та­ль­ные на­уки, ко­то­рые име­ют де­ло не то­ль­ко с эко­но­ми­кой, хо­тя рас­сма­три­ва­ют и ее в той или иной ме­ре.

При системном подходе к науке ее действительность надо изучать, начиная с самого общего подхода к ней, т.е. отталкиваясь от философии. Поскольку основное содержание философии относится к основанию (метанауке), то здесь имеется в виду философская онтология, т.е. самое общее понимание действительности.

 Действительность

Первый уровень системы наук о действительности - философская онтология. Эта подсистема наук имеет значение не только для общества, но и для всех сфер мира.

Одна из главных функций философии состоит в выявлении самой общей картины действительности, в формулировке всеобщих законов ее развития. Трактуя философию как отражение всеобщего у всех видов действительности, следует установить порядок внутри философских наук. При таком исходным считаем два положения - признание позитивного значения существующей философии и недостаточность ее в современный период.

У всей действительности имеется всеобщее, которое состоит в том, что оно существует. Поэтому и должна быть одна содержательная наука о сущности действительности (бытия). Такой общепризнанной обособленной науки нет. В печати предлагают в качестве такой онтологию. Необходимо иметь в виду, что онтология часто не просто утверждает бытие и раскрывает его в самом общем виде, а преподносит его полемически. Если абстрагироваться и преодолеть данный характер онтологии, то вполне возможно науку, дающую самое общее понимания действительности, назвать онтологией. Она должна давать самое общее представление о мире и самое главное о всеобщих законах его развития. Можно использовать две науки: "онтология" показывает сущность бытия, а «диалектика» - всеобщие законы его состояния. "Онтология есть учение о наиболее общих (универсальных) законах действительности (как материальной, так и идеальной). Точнее говоря, онтология изучает наиболее общие законы наблюдаемого мира” [214.44].

Нужно ли на самом общем уровне отражения действительности давать самое общее представление о ней в качестве самостоятельного предмета науки? Многие исследователи придерживаются этой идеи. Существование такого самого верхнего уровня системы науки представляется содержательным при пересмотре содержания научной картины мира.

Самая общая наука должна намечать и главные формы проявления бытия, а именно материальное бытие и идеальное. Наметив в общем эти две сферы бытия, онтология не должна их раскрывать, она должна только показать первичность первого и вторичность второго. Специальное раскрытие в самом общем виде этих форм действительности должно быть предметом ее прикладных наук: материализма и "идеализма".

II уровень системы науки. На этом уровне науки следует специально рассматривать содержательно самые общие свойства материального и идеального. Содержательность такого предмета о материальном очевиднее. Здесь должны быть раскрыты пространство, время и т.п. свойства материального. Менее ясно содержание предмета об идеальном. В самом общем виде на этом уровне должно даваться представление об идеальном и его предшественниках, его видах, значении и т.п.

При этом и здесь, и в последующем очень важно постоянно подчеркивать, что имеет значение не только степень фундаментальности наук, но и разные уровни фундаментальности. Начиная со второго абстрактного уровня, значение имеет и последовательность наук на каждом уровне абстрактности. На втором уровне наук существуют всего две науки. Они неравноценны. Поскольку материя первична, а идея вторична, то первой нужно объяснять материю, а затем идею. Это будет отражать и историзм, и структуру действительности (не действительности вообще, а уже при существовании идей).

III уровень системы наук. На нем представление о действительности конкретизируется рядом наук. Материальное подразделяется на два вида: неорганическое и органическое (мертвая и живая материя). Соответственно можно объяснить и самое общее понимание каждой из этих сфер материального.

Здесь нетрудно сделать ошибку. Высказывая мнение о необходимости создания фундаментальной науки о неживой материи, мы исходим из того, что такой науки нет. Физика не претендует на роль такой науки, хотя ранее она выполняла такую роль. Предлагаемая наука должна быть прикладной к более общей науке о материи, но фундаментальной относительно физики и химии. Соответственно, для оценки биологии должна быть создана более общая, чем биология, но менее общая, чем материализм, наука о живой материи.

Сфера идеального принадлежит не только специалистам, посвятившим ей жизнь. Она почти в равной мере принадлежит в своей фундаментальной части всем. Мы не можем быть все психологами, логиками и т.п. Но как только мы начинаем заниматься наукой интересующих нас неидеальных сфер бытия, так сразу же обязаны адекватно познать идеальное, по крайней мере, ее основной раздел - научное отражение людьми действительности. Положительный эффект усилий исследователя может быть соизмерен в той мере, в какой он является специалистом в понимании идеального. Поэтому пусть за нефилософами не признают право высказывать мнения на этот счет, тем не менее, ученые часто это делают. Представители всех наук показывают, как в идеальном можно отразить результаты своих исследований.

На третьем уровне идеальное должно быть конкретизировано двумя видами идеального - субъективного и объективного. Субъективное идеальное - это индивидуальное сознание, а объективное идеальное - это общественное сознание. Объективное идеальное не есть объективное материальное и вторично по отношению к нему. По отношению к индивидуальному сознанию оно выступает в качестве объективного. Поэтому и следует, прежде всего, различать два вида идеального: индивидуальное и общее. Переход от второго к первому обеспечивает педагогика.

Отражаемая сознанием объективность развивается в соответствии с законами диалектики. Субъективное сознание также развивается. Развитие объекта обычно обращает на себя внимание и поэтому часто оказывается в тени развития субъекта. Две системы (и отражающая, и отражаемая) развиваются. Развитие объекта является первичным. Соответственно, каждую из них и следует раскрыть более конкретно обособленными научными предметами.

Таким образом, идя от самого общего к частному, от самого абстрактного к конкретному, следует выделить общее у родственных явлений множеств и оформить это множество в качестве содержания обособленных научных предметов. Чем более конкретен уровень науки, тем больше число наук в ряду. На каждом иерархическом уровне наук следует соотносить прикладные науки.

Итак, содержательная система общих наук: асиметричная, многомерная, иерархическая, пространственная, информационная модель, начинающаяся с самого общего отражения свойств действительности на самом абстрактном уровне и конкретизирующая конечными объемами информации, отражающими свойства более конкретных элементов действительности, вплоть до самых специфичных представлений о частных свойствах отдельных проявлений действительности.

Систематика научных дисциплин имеет самостоятельное значение. В то же время, не следует забывать, что степень разумности систематики научных дисциплин определяет и разумность каждой отдельной дисциплины, ее внутреннего содержания.

Систематика научных дисциплин не может быть единовременным решением. Развитие наук приводит к увеличению их числа, изменению предметов их и т.д. «Вообще каждая наука периодически должна возвращаться к вопросу о предмете своего исследования с целью его уточнения» [5.10].

Синтез научных дисциплин может иметь место только в том случае, если все они построены на основе общих принципов.

Система наук не может быть адекватно схематично изображена в плоскости и пространстве. Однако это не отвергает необходимости плоскостного изображения определенных ее аспектов и элементов.

Один человек не может построить систему, как и не может знать всей системы наук. Речь идет о том, чтобы показать возможности построения системы на основе определенных положений, не строя одному всей системы. В таком случае предложение остается гипотезой. При реализации оно станет научным фактом.

Современное состояние науки еще далеко от ее характеристики в качестве меганауки.

Пропедевтический принцип педагогики определяет учебные дисциплины. Скажем, общеэкономическую науку рассматривают как единство трех наук трижды, например, микроэкономика 0, микроэкономика 1, микроэкономика 2. В этом проявляется пропедевтика экономического образования.

Общественные науки. Общественные науки - элемент системы общих наук. При этом система наук об обществе и общественные науки не совпадают. Общество объясняют не только общественные науки, но и все более общие науки.

 Науки

 ┌────────┼───────┐

естественные® биологические ® общественные

 (о природе) (о жизни) (об обществе)

Науки об обществе. Самое общее представление о характере общественного развития представлено в онтологии, материализ­ме, диалектике. Законы диалектики отражают и самое общее у об­щества. Самое общее представление о материальном относится также и к обществу. Самое общее представление о живой материи относится также и к обществу. Соответственно и самое общее по­нимание о надорганизменных процессах относится и к обществу. Схематично это можно показать следующим образом:

самый общим уровень - субстанция и ее состояние;

второй уровень - материальный вид бытия;

третий уровень - органический вид материального

 бытия;

четвертый уровень - надорганизменный вид

 органического материального

 бытия;

пятый уровень - частный вид надорганизменного

 органического материального бытия.

Каждый из первых четырех уровней объясняет в том числе и общество. Все содержание этих наук относится и к обществу, но и не только к обществу. Их объект шире и чем выше уровень, тем шире объект, но все их содержание должно относиться ко всему частному, в том числе и общественному.

На каждом из этих уровней наук мы рассматриваем и общество, отношения людей как частный случай более общих и сущностных материальных явлений.

На самом общем уровне мы рассматриваем не только общество. Нас интересует еще и то, что это относится и к обществу. То же самое следует сказать и о втором, и о третьем, и о четвертом уровнях.

Сейчас нет всех называемых наук в системе, но отсутствую­щие надо сформировать. На основе современных фундаментальных наук это во многом представляет чисто техническое дело, поскольку основное содержание этих наук имплицитно входит в существующие науки. Это требует "черного" передела наук.

Только на пятом уровне системы общих наук предмет исследования ограничивается обществом в целом, и далее идут общественные науки в собственном смысле слова, т.е. рассматривающие только общество и ничего больше.

Название наук условно. Например, общую теорию социологии можно называть истматом, как это было ранее. В таком случае система социологических наук представляется аналогичной системе всех наук, т.е. в виде треугольника. Ее вершиной является общая теория социологии. Каждое явление рассматривается более содержательно прикладной социологической наукой. В частности, экономический базис общества рассматривается ее подсистемой экономических наук. Последняя, в свою очередь, является сложной системой. Ее общей теорией является политэкономия или общая теория экономики и т.п.

Самое общее понимание общества дается в общей теории социологии (ОТС), и нам представляется, что эта нау­ка должна содержательно сохраняться. Ее совершенствование не предполагает существенного изменения ее содержания. Только надо не "растаскивать" ее, как это иногда предлагают - вывести эстетику, этику и т. п. из нее. Рассматривая общество, ОТС должна коснуться, в общем, всего общественного, в том числе и названных аспектов общественного развития. Но ОТС не исчерпывает и этих аспектов общественного развития (т. е. эстетического, этического и т. д.), а поэтому помимо нее необходимы самостоятельные науки или подсистемы наук для более конкретного рассмотрения разных аспектов общества.

ОТС рассматривает общество в самом общем виде, и поэтому она, безусловно, должна уделить внимание экономическому базису. ОТС должна, в самом общем виде, рассмотреть общественно-экономические формации как последовательные стадии развития общества.

Более конкретно по сравнению с ОТС общество рассматривают не в целом, а по частям, по отдельным ее сферам. В принципе, все то, что ОТС только намечает в виде общего понимания, должно быть рассмотрено более конкретными общественными науками обособленно.

Различная степень сложности рассматриваемых объектов приводит к тому, что подсистемы наук о различных аспектах общества оказываются неодинаковыми по объему. Можно назвать какую-то одну сферу общественного, которая исчерпывается на более конкретном уровне (т. е. на шестом) единственной наукой. С другой стороны, рассмотрение экономики предполагает систему экономических наук для того, чтобы исчерпывающе отразить экономику и сделать теоретичными все виды представлений об экономике.

На шестом уровне общество рассматривают целым рядом прикладных наук: экономикой, эстетикой, этикой, атеизмом, науковедением и т. п. При этом данные науки определенным образом соотносят на одном уровне.

       В основе развития общества лежит развитие МПСО. Социология должна указать этот факт, а экономические науки призваны конкретизировать его. Для отражения МПСО возникла система технических наук. Ее следует образно представить аналогично в виде треугольника. И ее общей теорией может быть наука МПСО, которая сама включает в себя объяснение техники, и соответственно в нее входит общая теория техники [см. 55].

 Экономические науки. Все экономические науки есть общественные науки. Экономические науки представляют подсистему общественных наук, поэтому рассматривать экономические науки можно только на основе осознания всей системы общественных наук. Общественные науки шире экономических наук, которые есть элемент общественных наук.

На этом уровне экономическое, т. е. экономический аспект общественного развития, рассматривает в самом общем виде общая теория экономики (ОТЭ или ФТЭ). ОТЭ не изучает общество в целом, а только экономическую сферу (базис) общества. Ее интересуют не люди, а производители и не отношения людей вообще, а экономические отношения людей.

Она представляет "основание экономической науки" [161. 39.66], служит исходной для всех экономических наук, введением в экономическую науку.

Рассмотрение элементов хозяйственной деятельности ведется в самом общем виде в рамках ОТЭ. Однако ОТЭ не исчерпывает всех экономических знаний, которые представляют большой объем. Она только вводит экономические знания, которые затем конкретизируют подсистемы прикладных экономических наук.

ОТЭ не изучает конкретную деятельность. Тем самым она теряет практическую ценность для людей, не научившихся пользоваться всем научным обоснованием деятельности. Помимо нее существует система конкретных экономических наук, которая имеет практическое значение, т. е. объясняет, как практически делать то или иное действие.

ОТЭ не может исчерпать всех представлений об экономическом, а поэтому она является только исходной, вводной наукой в экономическую действительность, самой фундаментальной экономической наукой.

На более конкретном уровне различные аспекты экономического рассматривают комплексы наук иерархического строения. При этом на более конкретных уровнях происходит перекрещивание экономических наук так, что одно и то же экономическое явление рассматривают в разных науках с разных точек зрения, в разных разрезах. На седьмом уровне экономическое начинают рассматривать подсистемами экономических наук.

Социальный аспект экономической деятельности отражают подсистемой наук. Различные общественно-экономические формации и их частные виды изучаются самостоятельными экономическим дисциплинами.

Территориальный аспект экономической деятельности. В таком случае, рассматривают различные территориальные экономические комплексы: экономику мира в целом, экономику регионов, стран, территорий (например, Поволжский эконо­мический район), экономики областей, районов, отдельных местностей и поселений людей.

Отраслевой аспект экономической деятельности рассматривают подсистемой наук на разных иерархических уровнях - все более подробные экономические комплексы отраслевого типа: например, экономику промышленности - экономику машино­строения - экономику тепловозостроения - экономику конкретного тепловозостроительного предприятия.

Функциональный аспект экономической деятельности рассмат­ривают подсистемой наук иерархического типа. В таком случае, выделяют отдельные функциональные аспекты экономической дея­тельности: экономику труда в целом, экономику основных фондов и т.п. Каждый из этих аспектов далее конкретизируют по отрас­лям, территориям и т.д. вплоть до предприятий.

Финансовый аспект экономической деятельности рассматривают также подсистемой наук тем же самым способом.

Управленческий аспект экономической деятельности отражают также системой наук иерархического типа. В ней можно выделить ряд подсистем.

Непосредственно к ФТЭ субординируются технические, технологические и экологические науки. ФТЭ рассматривает все эти аспекты также, но только в самом общем виде как элементы, факторы экономической деятель­ности. Конкретное раскрытие этих сфер действительности дается соответственно техническими, технологическими, экологическими науками.

Все кни­ги, в том чис­ле мис­ти­че­ские и ре­ли­ги­оз­ные, так или ина­че, хотя бы частично, объ­яс­ня­ют эко­но­ми­ку. Ху­до­же­ствен­ные про­из­ве­де­ния, также ото­бра­жа­ют ее в той или иной ме­ре. Мно­гие из них объ­ек­ти­вно и со­де­ржате­ль­но рас­кры­ва­ют эко­но­ми­ку, ее про­бле­мы, тен­ден­ции. Со­от­ветс­твен­но, ис­то­ри­че­ские ра­бо­ты уде­ля­ют мно­го вни­ма­ния эко­но­ми­ке, осо­бен­но ис­то­рии эко­но­ми­ки и эко­но­ми­че­ской мыс­ли.

 Ото­бра­же­ние эко­но­мики работами

 ┌─────────┼──────────┐

мис­ти­че­скими ® ис­то­ри­че­скими ®спе­ци­альными

 ┌──────────┼───────┐

 описательными ®умоз­ри­те­ль­ными®тео­ре­ти­ческими

  ┌──────────┼────────┐

 спе­ци­альными® при­клад­ными ® фун­да­мен­та­ль­ными

Эко­но­ми­че­ские на­уки объ­яс­ня­ют эко­но­ми­ку спе­ци­аль­но. Их сис­те­ма со­сто­ит из фун­да­мен­та­ль­ных, при­клад­ных - спе­ци­аль­ных и от­рас­ле­вых наук. Из них ОТЭ - фун­да­мен­та­ль­ная, вы­пол­ня­ющая ин­те­гра­ци­он­ную функ­цию для эко­но­ми­че­ских на­ук. Экономические науки до­во­ль­но раз­ви­ты, и яв­но про­ис­хо­дит пре­вра­ще­ние их в сис­те­му. В то же вре­мя, этот про­цесс, как и лю­бой иной, не­рав­но­ме­рен. На­ука мо­жет стро­ить «до­ма», не по­стро­ив «фун­да­мен­та». Кон­крет­ные на­уки раз­ви­ва­ют­ся по­рой па­рал­ле­ль­но и не­за­ви­си­мо от ФТЭ. И то­ль­ко про­ти­во­ре­чия фун­да­мен­та­ль­ных и при­клад­ных на­ук за­став­ля­ют пред­ста­ви­те­лей и тех, и дру­гих ис­кать пу­ти ин­те­гра­ции по­ни­ма­ния эко­но­ми­ки в ка­че­стве еди­ной тео­рии, сни­мать про­ти­во­ре­чия при трак­тов­ке эко­но­ми­че­ских яв­лений.

Зна­че­ние име­ют и эм­пи­ри­че­ские ра­бо­ты по эко­но­ми­ке. Еще бо­льшее зна­че­ние име­ют те из них, ко­то­рые спе­ци­аль­но ори­ен­ти­ро­ва­ны на по­пыт­ку объ­яс­не­ния эко­но­ми­ки. К со­жа­ле­нию, до­стиг­ну­тая умоз­ри­те­ль­ность эко­но­ми­че­ских ра­бот не под­ни­ма­ет­ся обыч­но до уров­ня тео­рии. Тео­ре­ти­че­ское умоз­ре­ние об эко­но­ми­ке долж­но по­ка­зать вза­имос­вя­зи, за­ко­но­мер­но­сти, тен­ден­ции эко­но­ми­че­ских яв­ле­ний. То­ль­ко тео­ре­ти­че­ское объ­яс­не­ние по­зво­ля­ет адек­ват­но ко­ли­че­ствен­но их вы­ра­зить, ото­бра­зить гра­фи­че­ской мо­де­лью, но это все еще бу­ду­щее эко­но­ми­че­ских на­ук. Про­ти­во­ре­чи­вость, опи­са­те­ль­ность со­вре­мен­ных эко­но­ми­че­ских ра­бот пре­пятс­тву­ют этому.

ФТЭ при­зва­на ин­те­гри­ро­вать сис­те­му эко­но­ми­че­ских на­ук. Для это­го она долж­на пред­ста­вить эко­но­ми­ку в ка­че­стве еди­но­го це­ло­го. Ди­дак­тика требует огра­ни­чения ее содержания объ­яс­не­нием глав­ны­х яв­ле­ни­й эко­но­ми­ки, основ­ны­ми ее тен­ден­ци­ями, за­ко­на­ми, про­ти­во­ре­чи­ями. На осно­ве ОТЭ бо­лее кон­крет­но эко­но­ми­ку от­ра­жа­ют при­клад­ные эко­но­ми­че­ские на­уки: функ­ци­она­ль­ные (фи­нан­сы, ста­ти­сти­ка и т.п.), от­рас­ле­вые (эко­но­ми­ка про­мыш­лен­но­сти, транс­пор­та и т.п.), ре­ги­она­ль­ные. Каж­дая из них, в свою оче­редь, яв­ля­ет­ся слож­ной сис­те­мой. На­при­мер, ОТЭ объ­яс­ня­ет труд. Име­ет­ся и спе­ци­аль­ная на­ука о тру­де - эко­но­ми­ка тру­да. Мо­гут быть и бо­лее кон­крет­ные на­уки о тру­де, о на­ем­ном и, бо­лее кон­крет­но, эко­но­ми­ка по­ден­но­го тру­да, и еще бо­лее кон­крет­но - эко­но­ми­ка по­ден­но­го тру­да детей. ФТЭ не то­ль­ко де­тер­ми­ни­ру­ет при­клад­ные эко­но­ми­че­ские на­уки, но и за­ви­сит от них. Сте­пень ее тео­ре­тич­но­сти от­ра­жа­ет уро­вень тео­ре­ти­за­ции всех эко­но­ми­че­ских на­ук, их сис­те­мность в ка­че­стве эко­но­ми­че­ской кар­ти­ны об­щес­твен­ной жиз­ни. По­это­му представители ОТЭ за­ин­те­ре­со­ва­ны в улучшении ка­че­ства всех эко­но­ми­че­ских наук.