Не пищей единой...

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 

Евгеника евгеникой — будь она негативной или позитивной, но пора подумать о том, что мы едим. О том, что говорилось в первой части, среднестати­стический обыватель задумывается лишь изредка, а сталкивается, по большому счету, только случай­но (и то не каждый). Информация, предлагаемая вам в нескольких последующих главах, актуаль­на сейчас для каждого. Сами знаете, что пробле­ма того, что мы едим, а главное, можно ли это «что» есть — на сегодняшний день является одной из приоритетных. Лучше, конечно, в суть не вни­кать, ко все-таки...

Американские фермеры скоро наладят массо­вое производство клонированных цыплят. Потому что очень выгодно не ждать милостей от природы, а тира­жировать одну-единственную жирную птичку, которая мало ест, быстро растет и не болеет. Технология кло­нирования цыплят проста. Выделяют и размножают эмбриональные стволовые клетки породистого донора, а затем имплантируют их в обычное яйцо. Для массо­вого производства таких пташек планируется исполь­зовать специальные машины, способные за час сделать инъекции пятидесяти тысячам яиц.

Для того чтобы увидеть настоящий фильм ужасов, нам сегодня достаточно прийти в обычный продоволь­ственный магазин или на рынок. На прилавках това­ры, произведенные из генетически модифицированных организмов или содержащие ГМ (генетически модифи­цированные) компоненты: кукурузные чипсы, молоч­ные смеси, многие напитки, соусы, приправы, хлебо­булочные и кондитерские изделия — вот далеко не полный их перечень. Привычные товары, не правда ли? Только их содержимое непривычно — генетически модифицировано. Но об этом на товаре никакой ин­формации. Вот мы и покупаем, например, кукурузу с встроенными в нее генами бактерии. Или помидоры с генами рыбы. И все это было бы занимательно, если бы содержимое этой продукции не было опасно для здоровья человека.

ГМ-продукты — источник аллергии

При тестировании ГМ-продуктов в большинст­ве случаев не используется сыворотка крови людей-аллергиков, так как люди не потребляли ранее «чу­жие» белки, внедряемые теперь в пищевые продукты. Поэтому нет никаких известных способов предсказать аллергию на ГМ-пищу. Между тем аллергическое воз­действие в случае ее потребления значительно воз­растает. Например, по данным Йоркской лаборатории питания (Великобритания), число случаев проявления аллергии, связанного с употреблением сои, увеличи­лось наполовину. Соя оказалась в первой десятке про­дуктов, способных вызывать аллергию. Повышенная

чувствительность к ГМ-сое вызывает хронические заболевания, среди которых экзема и угревая сыпь, синдром раздражения кишечника, нарушения пи­щеварения, хроническая усталость, головные боли, невралгия.

Анализ английских специалистов по чувствитель­ности к продовольствию обнаружил, что аллергия и проблемы пищеварения, вызванные соей, повысились значительно з последние два года. В списке ведущих аллергенов соя поднялась с 14-го на 9-е место.

Правительственные исследования в Шотланд­ском институте урожая показали опасность трансгенных растений для насекомых. Генетически модифици­рованные картофельные ростки скармливались тле, которой в свою очередь кормились божьи коровки. Жизнь божьих коровок сокращалась до половины ожидаемой продолжительности жизни, а их плодови­тость и кладка яиц значительно уменьшились.

Национальное Подразделение исследования пыль­цы Великобритании установило, что ГМ-пыльца могла бы путешествовать сотни миль и перекрестно опылять не модифицированные генетически породы за преде­лами двухсот метров безопасности, установленных в государственных нормах.

ГМ-продукты токсичны

Российская пресса не так давно сообщала о случа­ях серьезных массовых отравлений безалкогольными напитками производства одной из известных в мире компаний. Но пищевая добавка, полученная с помо­щью генетической модификации и ставшая причиной отравлений, к сожалению, используется не только в этой продукции. Так называемый искусственный под­сластитель аспартам (Е-951), широко известный как Nutrasweet, представляет собой не что иное, как гене­тически модифицированный нейротоксин. Этот хи­мический препарат используется как пищевая добавка и рекламируется как натуральный продукт. Выпус­каемый под различными торговыми марками (Equal, Spoonful) аспартам присутствует более чем в шести тысячах наименований продуктов: прежде всего в дет­ских витаминах, лекарствах, диетических напитках и практически в любом ресторанном блюде. Управление питания и лекарственных препаратов США (FDA) по­лучило от потребителей более десяти тысяч жалоб на аспартам. Есть девяносто два документально подтвер­жденных случая отравления аспартамом. Его симпто­мы таковы: потеря осязания, памяти, слуха, зрения, туманное зрение, головные боли, усталость, голово­кружение, тошнота, сильное сердцебиение, увеличе­ние веса, раздражительность, тревожное состояние, сыпь, приладки, боли в суставах, депрессии, спазмы. Аспартам может спровоцировать опухоль мозга, мно­жественный склероз, эпилепсию, базедову болезнь, хроническую усталость, болезни Паркинсона и Альц-геймера, диабет, туберкулез, умственную отсталость и даже привести к смертельному исходу. И при этом аспартам до сих пор находится в продаже! После этих данных издевкой выглядит информация в одном из магазинов Ижевска, где аспартам продается как от­дельный продукт: «Безопасная суточная доза аспарта-ма составляет сорок миллиграммов на килограмм мас­сы тела. Из всех подсластителей для детского питания предпочтительней использовать именно аспартам».

Британская газета «Экспресс» обратилась к прави­тельству с просьбой пересмотреть использование сотен ядовитых химикатов, широко применяемых сейчас в

Англии. Поскольку растет заболеваемость раком, спе­циалисты опасаются, что в человеческом организме на­капливается смертельный коктейль из этих вредонос­ных веществ, которые поступают вместе с потребляемой пищей и воздухом. Проба жира, взятая у современного человека, содержит до пятисот различных химикатов, а проба, взятая у египетской мумии, их практически не имеет. Объясняется это просто: большинство химика­тов были искусственно созданы человеком и распро­странены в окружающей среде.

Результаты анализа состояния здоровья журналист­ки газеты «Экспресс» Люси Джонсон свидетельствуют о явной угрозе здоровью. Она считала себя здоровой и бы­ла шокирована, когда обнаружилось, что только одна жировая клетка ее организма содержит сотни протеино-опасных токсинов, а два из них смертельны и много лет назад были запрещены в Англии. По этой причине «Экс­пресс» требует, чтобы один такой опасный химикат — пестицид Линдейн — был немедленно запрещен. Три­дцатилетняя Люси говорит: «Я считаю, у меня здоровая диета — я ем свежие овощи, много фруктов и очень ма­ло мяса. И тем не менее на прошлой неделе выяснилось, что в моем организме присутствует коктейль из вред­ных химикатов. Если бы я забеременела, они бы пере­шли к моему ребенку еще в утробе».

В случае Люси нет ничего необычного. Как показало исследование биолаборатории, имеющей базу в Лондоне и анализирующей содержание токсичных веществ в жи­ровых клетках человека и его крови, практически каж­дый англичанин является носителем сотен искусствен­ных химических токсинов, многие из которых могут быть опасны, особенно в комбинации с другими.

Тревогу вызывает то, что источником высокой ин­токсикации этим инсектицидом могли быть такие про­дукты питания, как салат и шоколад (чрезмерный уро­вень содержания был обнаружен в обоих). «У меня обна­ружили и другие пестициды, которые, возможно, попа­ли с мясом и яйцами, — говорит Люси. — И каким-то образом в мой организм поступил пентахлорфенол — химикат, применяющийся в деревообработке». Прави­тельство утверждает, что большинство пестицидов не опасны, поскольку они потребляются в очень малых ко­личествах. Иные специалисты так не считают, и, к со­жалению, очень часто допустимые уровни превышают­ся. Недавно проведенное исследование показало, что двадцать девять наименований овощей и фруктов в су­пермаркете имеют недопустимый уровень содержания пестицидов.

Эндрю Уоттерсон из университета Де Монтфорта убе­жден, что безопасных уровней не существует. «У этих пестицидов имеется альтернатива. Почему бы не изъять их из продажи, чтобы не рисковать жизнью людей?» — сказал он. Его точку зрения разделяет специалист по раковым заболеваниям доктор Самюэль Эпштейн: «Уч­реждения по лечению рака в Англии ограничиваются уменьшением разрушительных последствий. Они хва­стаются улучшениями в лечении, но фактически ниче­го не предпринимают для искоренения причин».

У Люси брали анализы только на предмет наличия пестицидов. Если бы специалисты биолаборатории ис­кали другие искусственно созданные химикаты, они бы, по их собственным словам, обнаружили их до пя­тисот видов. Большинство анализов, которые берутся у людей, содержат также токсичные металлы, вклю­чая свинец, что, возможно, вызвано вдыханием вы­хлопных газов. Часто находят и меркурий, который может поступать из зубных пломб, зараженной рыбы, питьевых контейнеров и определенных медикаментов.

Люси говорит: «Некоторым химикатам требуется десять лет, чтобы их содержание в организме снизи­лось наполовину. Если бы даже у меня была возмож­ность дышать чистым воздухом и есть органическую пищу, остатки химикатов продолжали бы существо­вать в моем организме до конца жизни».

До 1900 года человеческий организм не содержал искусственных химикатов. Сегодня, как обнаружено, организм наполнен различными токсинами. Например:

фталаты содержатся в виниловых покрытиях для пола, упаковочном материале, красках и пласти­ковых игрушках;

Бисфенол А есть в пищевой таре, из которой он благополучно проникает в продукты;

Линдейн — инсектицид, используемый при куль­тивировании растений;

гептахлор — вещество, применяемое в электро­оборудовании как противовоспламенитель, а также — в резине и пластмассах;

ДДТ — пестицид, находящийся в окружающей среде по всему миру из-за повального увлечения им не­сколько десятилетий назад;

свинец применяется в электробатарейках и го­рючих материалах;

диоксины и фураны — побочные продукты про­изводственных процессов; основным источником явля­ется деревообрабатывающая промышленность;

свинцовые соединения используются в типо­графской и прочих красках, а также в холодильниках. Запрещены во всем мире.

Чтобы купить токсичный Линдейн, достаточно только зайти в любой британский хозяйственный ма­газин. Каждый год он тоннами разбрызгивается над полями. Линдейн, который классифицируется как «возможный канцероген человека», можно найти и в аэрозолях против блох и насекомых, и в средствах по уходу за деревом. Он одобрен также для применения против головных вшей и чесотки.

Сейчас растет убежденность в том, что Линдейн вы­зывает рак груди, так как взаимодействует с женским гормоном эстрогеном. Химикат не может быть выведен из организма и накапливается в жирах. Каждую неделю в Англии умирают от рака молочной железы около трехсот женщин. Но на юге Линкольншира, где над по­лями обильно разбрызгивается Линдейн, случаев забо­левания раком груди на сорок процентов больше.

ГМ-продукты вызывают рак

Для увеличения надоев от коров фирма «Монсан-то» (США), продукция которой широко распростра­нена на российском рынке, создала генетически моди­фицированный гормон роста. Но уже после того как исследования представили и утвердили, выяснилось, что в ГМ-гормон оказалась встроенной неподходящая аминокислота. Эксперименты привели к получению продукта с «ошибочной» структурой генов. Из пяти­десяти девяти биоактивных гормонов, обнаруженных в молоке, которое взяли от коров, получавших гор­мон роста, наиболее опасным является IGF-1. Он сти­мулирует любой вид рака у человека. При пастериза­ции IGF-1 не уничтожается.

ГМ-продукты вызывают устойчивость к антибиотикам

Антибиотики — это то, без чего невозможно пред­ставить современную медицину. Мы уже привыкли к мысли о том, что медики прописывают нам антибио­тики слишком часто. И даже к мысли о том, что по­лучаем антибиотики с мясом животных, которых ими кормили и кололи. Все это уже вызывает устойчивость к антибиотикам нашего организма. Но что, как вы ду­маете, присутствует во всех «коммерческих» ГМ-куль­

турах? Не что иное, как гены устойчивости к антибио­тикам. С их помощью производители проверяют: про­изошел ли перенос нужного им гена в семена.

Что думают врачи

Доктор медицинских наук профессор Иван Геор­гиевич Гришкин говорит: «Влияние генетически мо­дифицированной продукции на организм человека не прошло испытание временем. Поэтому ГМ-продукты обязательно надо маркировать. Это даст потребителю право выбора, а производитель будет чувствовать боль­шую ответственность. Печальные последствия эпиде­мии коровьего бешенства должны научить нас осто­рожнее относиться к экспериментам с природой».

А вот еще одно мнение, доктора биологических наук профессора Валентины Алексеевны Глумовой: «Мута­ции организмов, полученные экспериментальным пу­тем, потенциально опасны для здоровья человека. Я, на­пример, считаю, что лучше съесть яблоко с червоточи­ной и знать, что оно безопасно и полезно для здоровья, чем питаться красивой, но токсичной продукцией».

Призраки бабочек, погибших от употребления в пищу пыльцы генетически модифицированной куку­рузы, летают по Европе. Ужасы, которыми пугали сво­их заокеанских коллег европейские и британские вра­чи и генетики, начинают принимать реальные очерта­ния. Наконец-то даже американским ученым стало ясно, что предусмотреть все последствия использова­ния трансгенных технологий и тем более заверить весь мир в их абсолютной безвредности невозможно.

Можно даже не задумываться о том, какой вред природе способно нанести так называемое генетическое загрязнение. Достаточно лишь осознать, что примене­ние толерантных к гербицидам сельскохозяйственных растений, которыми уже сейчас занято до двадцати пя­ти процентов всех посевных площадей Америки, ведет к катастрофическому повышению количества приме­няемых ядохимикатов. Ведь если раньше фермер при­менял пестициды весьма осторожно, опасаясь, преж­де всего, снизить свой собственный урожай, то теперь, когда полезные растения ядохимикатов уже не боят­ся, никаких ограничений не существует. Зато в мил­лионы раз возрастает угроза чистоте почвенных и про­точных вод, жизни птиц, рыб и вообще всей фауны...

Представители страховых компаний уже сейчас от­казываются страховать всевозможные риски, связан­ные с использованием трансгенных технологий. И не бу­дут этого делать до тех пор, пока не смогут опираться на данные той науки, которой не существует еще даже в зародыше, а именно — «предсказательной экологии». Впрочем, такие проблемы пока возникают только у аме­риканских страховщиков. Европа же склоняется к необходимости введения бессрочного моратория на ис­пользование трансгенных технологий в коммерческих целях до тех пор, пока влияния этих технологий на окружающую среду и на здоровье человека не будут ис­следованы самым добросовестным образом.

Что думают чиновники

«Ничего не можем вам сообщить. Ученые сами еще не пришли к окончательному выводу по ГМ-продук-там: вредны они или полезны», — такая фраза не раз звучала в ответ на мои вопросы от республиканских и муниципальных чиновников, которые контролируют торговлю продуктами питания.

Спрашивается, а как же на территории России ре­гулируется активная деятельность компаний, продукция которых имеет в своем составе ГМ-компоненты?

В условиях, когда большинство из ГМ-продуктов не проходят полных клинических испытаний и в Россию разрешен ввоз этих продуктов, мы можем защитить се­бя двумя способами. Первый: требовать от ответствен­ных государственных организаций контроля за марки­ровкой ГМ-продукции. Второй: требовать запрета вво­за ГМ-продуктов на территорию страны, а также на их коммерческое производство в России.

Британский ученый, который буквально в августе прошлого года лишился престижной работы за свои высказывания в пользу запрещения исследований в об­ласти создания генетически модифицированных про­дуктов питания, сегодня может ходить с гордо подня­той головой. Профессор Арпад Пуштай был прав: ге­нетически модифицированные продукты, или, как их окрестил сам профессор, «пища для зомби», наносят колоссальный вред организму человека. Новейшие ис­следования на лабораторных крысах, которых кор­мили ГМ-продуктами всего-навсего десять дней, дока­зали, что подобный рацион приводит к уменьшению объема мозга, разрушению печени и подавлению имму­нитета. Кроме того, у подопытных животных постра­дали кишечный тракт, зобная железа и селезенка.

Не так давно профессор Пуштай в интервью канад­скому телевидению заявил, что никогда в жизни не при­тронется к «пище для зомби», поскольку не желает быть подопытным кроликом. Это заявление стало пово­дом для его увольнения с высокой должности в государ­ственном научно-исследовательском институте Роветт. Однако Пуштай был готов отстаивать свою правоту: он нашел частных инвесторов, собрал команду классных специалистов и провел собственное исследование.

Сегодня результаты опыта Пуштая подтверждают­ся исследованиями генетиков и медиков Британии и

других стран мира. Например, профессор Стенли Эвен из Абердинской медицинской школы кормил крыс ге­нетически выращенным картофелем. Спустя несколь­ко дней он обнаружил у животных увеличение стенок желудка и его неестественную деформацию.

Трансгенные технологии: джинн на свободе

В последнее время людей пугает не только возмож­ность клонирования или какого-то генетического вме­шательства в геном человека, но и вообще все, что свя­зано с генной инженерией. Но генная инженерия лишь продолжает работу, которую более грубыми методами делал Мичурин и другие селекционеры. Без всякого тонкого вмешательства мы получили сорта гороха, бо­лее крупного и сладкого, чем его предшественники. Точно так же изменены все сельскохозяйственные рас­тения и животные. Названия «трансгенные техноло­гии», «генетически модифицированные растения» — это из области страшилок. Сразу скажу, что не все экс­перименты по улучшению растений и сельскохозяйст­венных животных оказались успешными. К тому же результаты потребления этих продуктов людьми будут видны, когда сменятся несколько поколений людей (то есть нескоро). Но, судя по характеру вмешатель­ства, «бомбы замедленного действия» ученые не полу­чили. Получили вполне съедобные продукты, которые одним нравятся, а другим нет.

Активисты Экологической программы воронежско­го Центра развития гражданских инициатив Алексей Козлов и Анна Шведова при содействии группы «Нет корпорациям!» провели презентации двух книг о гене­тически модифицированных продуктах питания: «Ко­роли и капуста», изданной в Москве силами Россий­ского Социально-экологического союза, и вышедшей в киевском книжном издательстве при участии экологи­ческой организации «Зеленое досье» «Драмы на кухон­ном столе».

Координатор программы «Безопасность питания» Анна Шведова немало порассказала о продукции транс­национальных пищевых корпораций, выпускающих кофейные напитки и шоколад; творог, йогурт и дет­ское питание; шипучие напитки и кетчупы... «Продук­ция... многих... пищевых корпораций опасна для здоро­вья человека, — заявила она. — Проведенные на Западе исследования позволяют утверждать, что их употребле­ние вызывают аллергические реакции, иммунные рас­стройства. Продукция этих компаний также подозрева­ется в причинности раковых опухолей и генетических мутаций в живых тканях».

Сегодня экологические акции — единственная воз­можность для населения получить правдивую инфор­мацию о продуктах питания, в которых содержат­ся генетически модифицированные компоненты. Эти продукты (шоколад, йогурты, детское питание, соевые продукты многих известных марок) уже получили широкое распространение в России. «По российскому законодательству, такие продукты должны иметь спе­циальную маркировку, и, если бы это требование исполнялось, такие маркировки мы встречали бы на каждом шагу, — говорит А. Шведова, — однако этого, как известно, не происходит. Если ГМ-про-дукты так хороши и безопасны, как о них говорят их производители — транснациональные корпорации — и „заказная" пресса, то зачем же скрывать наличие ГМ-компонентов в конкретных товарах, предлагаемых покупателям?»

Итак, что же мы имеем на сегодняшний день? Рас­тения и животных, которым в геном введен чужой дополнительный ген, либо улучшающий вкусовые ка­чества, либо помогающий лучше расти и развиваться. Трансгенные овощи дольше хранятся, трансгенная пшеница не страдает от растительных болезней, транс­генный картофель не боится колорадского жука. В Японии проведен эксперимент по внедрению в геном свиньи гена шпината, повышающего выработку не­насыщенных жирных кислот (у животных его нет), то есть животное скрещено с растением. Мнения по по­воду этой шпинатной свиньи (или свиного шпината) разделились. Одни считают, что мясо свиньи будет опасно для человека (нельзя смешивать животных и растения), другие — что за такими гибридами буду­щее. В прессе сразу послышались голоса о наступаю­щем конце света. А меня сразу стали спрашивать зна­комые: это правда, что трансгенной соей и кукурузой отравили людей в Америке? Это правда, что создан­ный модификацией бактерий лекарственный препарат «Триптофан» отправил на тот свет тридцать семь че­ловек, полторы тысячи сделал инвалидами, а пять тысяч уложил в больницу? Это правда, что в Бразилии умирают от гибрида сои и ореха? Это правда, что у мышей, которых кормили трансгенными продуктами, уменьшился объем мозга, разрушилась печень, был подавлен иммунитет, пострадали кишечник, щитовид­ная железа и селезенка?

Я не скрываю информацию. Да, генетически мо­дифицированные продукты нужно подвергать более тщательному контролю, а не спешить запустить в про­изводство. К тому же необходимо и смотреть, как от­ражается появление новых культур и животных на окружающей среде. Нельзя до конца опытов и тестов «выпускать» трансгенные культуры на свободу. Иначе

можно получить «день триффидов» в отдельно взятом районе. Помните роман Джона Уиндема? Триффид — это тоже модифицированное растение, великолеп­ный поставщик масла. Но бесконтрольное насаждение триффидов приводит в фантастическом романе к гибе­ли цивилизации. Пока мы достаточно умны и трезвы, чтобы вовремя останавливать даже выгодные проекты. Но ошибки, и неудачи, и просчеты есть уже сейчас.

Генетики сделали рыбоводческим хозяйствам пода­рок — генетически модифицированного лосося. Огром­ная рыбина весом в двести пятьдесят килограммов, мно­го икры и мяса... Но оказалось, что этот лосось может вовсе вытеснить обычных, немодифицированных, рыб. Самцы нормального лосося перестали обращать внима­ние на своих более мелких подруг! Ко всему прочему мя­со такой рыбы имеет зеленоватый цвет, да вкус его не слишком приятный. Появление такого монстра грозит нормальным лососям вымиранием. Экспериментаторы сначала уверяли, что этот гигант не покинет испыта­тельного бассейна, что он не может размножаться. Но рыбы попали в реки. И если транслосось победит, мы можем лишиться одного рыбьего вида.

Аналогичная неприятность произошла и с пшени­цей. Некоторые зерновые культуры модифицировали, чтобы сделать их более устойчивыми к применяемым фермерами гербицидам. Обычно существует практика засевать поле пшеницей, а на следующий год рапсом, потом опять пшеницей. Некоторые семена рапса не по­гибают зимой и вырастают вместе с пшеницей, тогда рапс становится сорняком. К несчастью, вместе с пше­ницей модифицировался и сорняк рапс. Теперь он не погибает от трех видов ядохимикатов и благополучно расползается по земле. Фермеры применили сильней­ший ядохимикат... практически без результатов.

Недавно в Калифорнии была выведена модифици­рованная бактерия, которая должна пожирать органо-фосфаты, гербициды и пестициды. Бактерия выведе­на из кишечной палочки Е. coli и способна пожирать полиэтилен. Но пожирательница отходов может ока­заться не такой уж безобидной, так что пока ее не ре­шаются выпускать на свободу.

Для борьбы с некоторыми вредителями придуман «вариант гуманного уничтожения». Правда, это пока только лабораторные исследования. Эксперименты проводились на бабочке розовой хлопковой совки, которой внедрили ген медузы (ген дает свечение в тем­ноте, поэтому за миграциями выпущенных насекомых можно будет следить). На следующей стадии опытов ученые добьются стерильности совок и отправят их на волю. После скрещивания с нормальными совками у совок не будет потомства. Это, как считают, приведет к вымиранию всех совок.

Но вот хорошо ли такое уничтожение вредителей? Как оно отразится на экологии? Ведь давно известно, что на смену уничтоженным видам приходят новые, с которыми труднее бороться.

Самые трансгенные

На Украине вспыхнула настоящая война. На самом высоком уровне. Яблоком раздора явилась картошка. Правда, не совсем обычная. Иногда даже в одном и том же министерстве можно услышать самые противоречи­вые мнения по поводу этой проблемы. Два года назад американская компания «Монсанто» завезла на терри­торию Украины партию генно-модифицированной, ус­тойчивой к колорадскому жуку картошки. Планы бы­ли «наполеоновские» — внести сорта группы «Новый

лист» в Государственный реестр растений, культиви­руемых на Украине. Это дало бы возможность начать в стране, которая традиционно занимает одно из пер­вых мест в потреблении картофеля на душу населения, промышленное производство заморского чуда.

Сначала биотехнологическая картошка прораста­ла на опытных грядках сортоиспытательной станции Института картофелеводства. А вскоре появилась еще и на полях восьми хозяйств пяти областей. Трансген­ная картошка осела на частных сотках, граничащих с опытными гектарами. Частники ее и распространя­ют — неиспытанный во всех отношениях продукт уже теперь предлагают иногда, пока как семена, на базаре по гривне за картофелину. Представители «Монсан-то» об этом говорят: ваши проблемы, что в стране такие порядки. И предлагают закрыть глаза на то, что испытательная процедура картофеля на Украине еще не завершилась, и досрочно занести сорта в реестр. Мол, «Новый лист» прошел всестороннюю проверку в США, Канаде — зачем тратить время, если компа­ния все исследовала.

Представители фирмы обещают создать сеть про­изводителей посевного материала, сделать Украину мощным экспортером генно-модифицированных семян картофеля, а к миллиону долларов, который уже «съе­ли» сортоиспытания устойчивой к вредителю картош­ки, до конца года прибавить еще три миллиона. Такой щедрости и огромному желанию «Монсанто» избавить украинские посевы от ненавистного жука есть объяс­нение. За рубежом трансгенные растения постепенно сдают позиции. В случае если произойдет прорыв кар­тошки на наш рынок, да еще без последствий, «Мон-санто» сможет более аргументированно убедить «нера­зумных» европейцев: украинцы едят — и ничего.

Как видите, применение генной инженерии дей­ствительно может создавать проблемы. Но если вы наивно думаете, что не едите модифицированных продуктов, это неправда. Едите. Многие импортные продукты изготавливаются из модифицированной пшеницы, кукурузы, сои и других растений. Сельско­хозяйственных животных откармливают точно та­кими же модифицированными кормами. Трансгенные технологии уже внедрились в сельское хозяйство.

Вот что об этом говорит один из выдающихся био­логов современности, лауреат Нобелевской премии Норман Эрнст Берлауг: «Наука и технология подверга­ются нападкам в благополучных странах, где неверно информированные защитники окружающей среды ут­верждают, что технологии производства генетически модифицированных растений отравляют потребите­лей. „Образованные" люди оказываются столь негра­мотными в отношении науки, что у них возникает страх перед наукой по мере того, как научно-техниче­ские преобразования набирают темп».

Но есть и иное мнение. Его высказал другой круп­ный ученый, Джон Фейган: «Генная инженерия — это новая, революционная технология, при помощи кото­рой ученые могут извлекать гены из одного организма и внедрять их в любой другой. Гены — это программа жизни, это биологические конструкций, из которых состоит ДНК и которые обуславливают специфические характеристики, присущие тому или другому живому организму. Пересадка генов изменяет программу орга­низма-получателя, и его клетки начинают производить различные вещества, которые, в свою очередь, создают новые характеристики внутри этого организма. При помощи этого метода исследователи могут менять осо­бые свойства и характеристики в нужном им направ­лении, например: они могут вывести сорт томатов с

более длительным сроком хранения или сорт соевых бобов, устойчивых к воздействию гербицидов. Сторон­ники генной инженерии часто заявляют, что эта тех­нология является усовершенствованным видом скре­щивания, которое применялось тысячелетиями для улучшения породы культурных растений и домашних животных. Но на самом деле вмешательство генной инженерии проникает сквозь природные репродук­тивные барьеры между видами, благодаря которым поддерживается равновесие и целостность жизни на Земле. Традиционная система выведения новых пород и сортов может скрещивать одну породу свиньи с дру­гой, или лошадь с ослом, или два сорта томатов, но она не может скрестить томаты с рыбой — природа не до­пускает такого смешения генов. А при помощи генной инженерии ученые уже соединили гены рыб и тома­тов — и эти томаты, никак не помеченные, спокой­ненько лежат себе сейчас на наших прилавках. Более того, фактически все зерновые и бобовые культуры, овощи и фрукты уже претерпели вмешательство ген­ной инженерии, а пищевая промышленность намере­на ввести все эти продукты в продажу в течение пя­ти — восьми предстоящих лет. Почти с полной опре­деленностью можно сказать, что генная инженерия приведет к химическому загрязнению окружаю­щей среды. Выведение сортов зерновых с повышенной устойчивостью к гербицидам приведет к тому, что фер­меры будут вынуждены применять для борьбы с сор­няками втрое больше химических средств защиты, чем ранее, а это в свою очередь увеличит загрязнение поч­вы и грунтовых вод Америки. Например, химическая компания „Монсанто" уже вывела сорта кукурузы, сои и сахарной свеклы, устойчивые к гербициду „Раун-дап", выпускаемому этой же компанией. Промышлен­ные чиновники неоднократно заявляли, что "Раундап" безопасен для живых организмов и быстро нейтрали­зуется окружающей средой. Однако предварительные исследования, проведенные в Дании, показали, что „Раундап" остается в почве в течение трех лет (и, сле­довательно, может впитываться последующими сель­скохозяйственными культурами, посаженными на этом месте). Были проведены и другие научные рабо­ты, которые выявили, что применение данного герби­цида вызывает токсические реакции у фермеров, на­рушает функцию воспроизведения потомства у млеко­питающих, наносит вред рыбам, дождевым червям и полезным насекомым».

Есть и еще одно предостережение, и оно все чаще высказывается противниками генной инженерии: если человек будет питаться модифицированными продуктами, то вместе с едой он получит какое-то новое вещество-мутант, а оно может активизировать­ся, попав в организм.

Американская гражданка Мэри Сидни Шелл пода­ла в суд на фирму «Ревинг», торгующую обыкновен­ными чипсами. Как-то она имела несчастье закупить для вечеринки несколько коробок этого любимого аме­риканцами продукта. Гости прекрасно провели вечер, были в восторге от чипсов, и Мэри стала регулярно приобретать товар именно этой фирмы. Через три года постоянного поедания чипсов этой марки у Мэри и ее детей появились странные волдыри на лице и руках. Врач, обследовавший Мэри, назначил анализ ДНК. Результаты оказались неутешительными: генный ап­парат у Мэри и ее детей «перестроен».

Стали искать причину. Пять месяцев американ­ка провела в больнице, пока случайно не соотнесла свое плохое самочувствие с 'постоянным употребле­нием чипсов.

«Очевидно, — делает предположение врач Мэ­ри, — чипсы изготовлены из генетически модифици­рованного картофеля. Мы уже заметили, что многие кожные болезни, онкология, диабет напрямую связа­ны с употреблением трансгенного картофеля. Чипсы вообще опасный продукт, он провоцирует рост опухо­лей. А генетически измененный картофель является провокатором для развития многих „скрытых" заболе­ваний. Пока трудно говорить о прямой связи между чипсами и болезнью Мэри. Но одинаковые симптомы выявлены у многих людей, употреблявших продук­цию фирмы „Ревинг". И мы думаем, что семья Мэри сможет выиграть иск в суде».

К сожалению, Мэри не единственная жертва транс­генных технологий. В Австралии несколько жителей Сиднея погибли от морковных котлет, японские вра­чи столкнулись со случаями отравления модифициро­ванной соей, в Китае пытаются связать неожиданные случаи суицидов с употреблением некоторых сортов рисовой водки, приготовленной из трасгенного зерна.

А в Канаде другая Мэри — Мэри Уолт Брайтли — третий год судится с фирмой, производящей искус­ственное молоко. После долгих слушаний удалось дока­зать, что детское питание создано на основе трансген­ных технологий. От этого модифицированного молочка семилетняя дочь Мэри Брайтли до сих пор не имеет во­лос на голове, ресниц и бровей.

Большая часть генов переносится вирусами, кото­рые встраивают нужный ген в ДНК, и эти вирусы актив­ны. Есть мнение, что встроенные гены могут перейти от растений в бактерии, поразив таким образом микро­флору кишечника. Ни проконтролировать поведение встроенного гена, ни остановить его в случае опасности не получится. Ген перенесен из среды с другим генетическим окружением, он может легко выбиваться из но­вой ДНК и внедряться в организм человека.

Это небезосновательное, но несколько преувеличен­ное опасение. На самом деле трансгенные технологии уже не остановить. Даже если век спустя погибнут не-модифицированные сельскохозяйственные культуры, эти технологии будут развиваться. Они выгоднее, удоб­нее, жизнеспособнее. И нашу страну эти технологии тоже не минуют. Пока — официально — мы не выра­щиваем трансгенных культур. Но скажу честно: неве­лика радость. Мы их покупаем. Они намного дешевле «обычной» пшеницы, картофеля, кукурузы. И пусть вам говорят, что морозостойкость помидорам дает ген, препятствующий промерзанию тканей у рыбы, а кра­сивый картофель несет ген скорпиона, все равно не нужно бояться. Некоторые продукты, которые попада­ют на наш стол, все же проходят проверку. И генети­ческую экспертизу тоже. И если вам попался трансгён-ный помидор, не считайте, что именно он принесет вам раннюю смерть. Вокруг нас столько ядовитых хими­ческих выбросов, наша вода приводит в шок иностран­цев, наши поля обрабатываются такими гербицидами, что лучше о них ничего не знать... И после этого бо­яться трансгенных овощей, фруктов и зерновых?

Мы привыкли видеть арбузы круглыми. Только хранить и перевозить их нелегко. Толкнешь — пока­тится. Японские фермеры вырастили арбузы необыч­ной формы — кубической. Как сообщает агентство «Рейтер», около четырехсот арбузов были выращены в стеклянных сосудах для более легкой транспорти­ровки и хранения.

Те же японцы решили не выращивать инкубатор­ных кур, а перешли прямо к технологии клонирования яиц. Поточным методом. Я уверен, найдутся люди, которые откажутся есть такие яйца. Хотя клонирован­ное яйцо — это близняшка обычного.

Найдутся и те, кто не захочет питаться модифици­рованным сыром. А между тем в Москве праведен экс­перимент, в ходе которого одной овце внедрили в ДНК ген химазина (сычужный фермент), и теперь она про­изводит его вместе с молоком. Этот фермент добавляют при производстве сыра, искусственно он не синтезиру­ется. И скоро все российские сыры будут произво­диться с модифицированным ферментом. Так что же, придется отказываться от сыра?

...Споры о трансгенных продуктах идут к парла­ментах стран Европы, в Еврокомиссии, не сходят со страниц газет, в частности британских. Осторожные англичане ввели мораторий на коммерческое выра­щивание генетически модифицированных сельхоз­культур. Он будет иметь силу до тех пор, пока в стра­не не убедятся, что такие растения не только полезны для людей, но и не вредят окружающей среде. Британ­цы осмотрительны, поскольку уже были жертвами никем не прогнозированных эффектов. В погоне за прибылью фермеры попробовали использовать в кор­мах для своих коров мясо-костную муку больных энце­фалитом овец. Ученые утверждали: возбудитель болез­ни не сможет преодолеть межвидовые барьеры. А на самом деле он не только преодолел барьер между ов­цами и коровами, но не остановился и перед барьером между коровами и Homo Sapiens, наградив людей новой разновидностью заболевания, поразившего их мозг. Кроме того, британцам пришлось уничтожить почти все поголовье крупного рогатого скота и понести невиданные экономические убытки.

Восстали французы. Они запретили выращивать у себя модифицированную кормовую свеклу. Европей­ский союз требует от производителей и разработчи­ков тщательного исследования трансгенных продук­тов до их выхода на рынок. В Европе все слышнее

голоса тех, кто выступает за введение трехгодичного моратория на коммерческое использование генетиче­ски измененных культур. Последние часто сравнива­ют с джинном, выпустив которого из пробирки, за­гнать назад не удастся. Ученые подчеркивают: это не крестовый поход против науки, а призыв к времен­ной приостановке коммерческого использования гене­тически модифицированных организмов, пока специа­листы окончательно не убедятся в их безопасности.

Хватает противников американского чуда и на Украине. Многие специалисты предупреждают о все­возможных опасностях, связанных с полной легали­зацией «Нового листа» на полях страны, что для нас, меченых Чернобылем, никак не желательно.

Но академик Виктор Шевелуха, а я его слову до­веряю, считает, что в новых технологиях нет ничего страшного, иначе развитые страны вообще не разре­шили бы использовать свои земли под посевы гене­тически модифицированных сортов. «Американские трансгенные сорта и гибриды различных культур, — говорит он, — отличаются высокой устойчивостью к гербицидам, опасным вредителям и болезням, засу­хе, что делает их незаменимыми и весьма эффектив­ными в производстве. Трансгенные сорта и гибриды сои, кукурузы, хлопчатника, картофеля, сахарной свеклы, рапса на больших площадях возделываются также в Канаде, Аргентине, Китае, Индии и других странах. Всего в мире посевы трансгенных сортов и гибридов занимают сегодня площадь свыше сорока пяти миллионов гектаров. Во всех этих странах за го­ды использования зерна трансгенных сортов и гибри­дов сельскохозяйственных культур в пищу населения и на корм скоту никаких отрицательных, тем более трагических последствий не зарегистрировано».

Могу сообщить, какие продукты, произведенные при помощи трансгенных технологий, используют или собираются использовать легитимно.

Официально разрешены:

морские ушки (моллюск);

рапсовое масло;

зубатка полосатая (рыба);

химус (фермент, используемый для приготовления сыров);

кукуруза;

хлопковое масло;

картофель;

креветки;

лосось;

соевые бобы;

томаты.

Ожидают разрешения:

люцерна;

яблоки;

спаржа;

ячмень;

свекла;

капуста брокколи;

морковь;

цветная капуста;

каштан;

цикорий;

огурцы;

льняное семя;

виноград;

киви;

салат-латук;

дыня;

папайя;

арахис;

перец;

малина;

рис;

тыква;

клубника;

сахарный тростник;

подсолнечник;

сладкий картофель;

грецкий орех;

арбузы;

пшеница.

Задайте себе вопрос: почему так активно поднимает­ся вопрос о вреде модифицированных продуктов пита­ния и почему почти не слышно возражений о трансген­ных технологиях в медицине? А ведь медики начали пользоваться генетической модификацией раньше агра­риев и животноводов! Ответ прост: чтобы спасти больно­го, нужны новые лекарства. И тут уж не важно, каким способом их производят. А их изготавливают как раз при помощи модифицированных бактерий. Инсулин и интерферон, например, получены встраиванием гена челозека в геном бактерий или дрожжей, и вообще все белковые препараты создаются при помощи встраива­ния генов. Но если наложить запрет на фармакологиче­скую модификацию генов... тогда надолго можно забыть про кукурузу и пшеницу. Многие препараты нового по­коления — модифицированные.

Сообщения в прессе, которых не стоит бояться

Я специально привожу целый ряд заголовков, ко­торые у слабонервного человека могут вызвать приступ страха.

«Необходимы запретительные законы на генные скрещивания в животноводстве». — Генетическая ин­женерия выводит животных, которые используются затем как «фабрики» для производства лекарств.

Имеется в виду, что в геном коров, коз или других сельскохозяйственных животных вставлен ген, позво­ляющий производить фармакологические препараты более удобным способом. К тому же эти препараты лучше адаптированы, поскольку включают ген чело­века. Как правило, это белковые лекарства.

«Монстры фермерского подворья». — Миллионы сельскохозяйственных животных страдают от негу­манной системы разведения, нацеленной на создание дешевых продуктов питания.

Здесь идет речь о породах животных, которые ли­бо крупнее других, либо дают больше молока, либо имеют более быстрый рост. Вообще-то, это мечта лю­бого животновода — иметь коров-рекордсменок или крупных цыплят. А под негуманной системой разве­дения понимается искусственное оплодотворение.

«Пересадка генов навязывается в качестве реше­ния проблем нехватки рыбы». — Человеческий гормон роста был введен нескольким типам рыб для увеличе­ния их размера.

Суть этой реплики в том, что нельзя вставлять в рыбу человеческие гены. Да, нежелательно. Рыба, ко­нечно, не очеловечивается, но может нанести вред эко­логическому балансу природных видов. Только никто никому не навязывал пересадку генов. Это экспери­мент. Не все эксперименты удачны. Разработчики и сами отказались от своего решения.

«Новые ядовитые растения». — Картофель и куку­руза, которые мы покупаем в магазинах, вырабатыва­ют свои собственные пестициды.

А вот это заявление ложно наполовину. Генетиче­ски модифицированные картофель и кукуруза дейст­вительно вырабатывают пестициды, но не в плодах, а в листьях, которыми и питаются разные вредители. Клубни и початки у растений совершенно нормальны и никакой химии не содержат.

«Синтетические растения». — Ученые генными ма­нипуляциями добились того, что масличные сорта рапса выращивают в своих листьях и семенах синте­тические полимеры.

Рапс не масличного типа — зто просто сорняк. А в генной инженерии использован сельскохозяйственный рапс, идущий на производство рапсового масла. Если какой-то из сортов этой культуры и содержит в себе синтетические полимеры, то он не идет на производ­ство масла, которое едят люди.

«Внезапно появились загадочные трудности в про­цессе искусственного размножения: лабораторные вы­кидыши — тревожный сигнал опасности генных вме­шательств». — Даже легкое вмешательство генетиков в процесс роста искусственно выведенных эмбрионов повредило их развитию.

Это ханжеское восклицание подразумевает, что при искусственном размножении или при клониро­вании не все оплодотворенные яйцеклетки прижива­ются в теле суррогатной матери. Так было и с овеч­кой Долли, так было и с клонированием обезьян и других животных. К сожалению, пока процент оттор­жения довольно высок. Но ведь и при нормальной беременности выкидыши — явление нередкое. Просто для эксперимента берутся сразу несколько десятков яйцеклеток, из которых развиваются в эмбрион и приживаются считанные единицы.

«Появление гигантских ягнят поставило дальней­шее развитие искусственного размножения под со­мнение». — Ученые, которые вывели породу «Долли», сообщают, что многие искусственно выведенные ягня­

та рождаются ненормально большими и умирают прак­тически сразу же после рождения.

Развитие искусственного размножения никто под сомнение не ставил. А неудачи при экспериментах — обычное явление. Удача — вот настоящая редкость.

«Скандал по поводу генетически выведенного таба­ка компании B&W». — Похоже, что заявления табач­ной кампании «Браун и Вилъямсон» о том, что их табак подвергся генетическим изменениям для увеличения содержания никотина, оказались ложными.

Этот «генетический» вопрос относится скорее к рек­ламной кампании фирмы. Как видите, одни производи­тели боятся упомянуть, что продукт подвергся вмеша­тельству генетиков, а другие спешат об этом заявить на весь мир.

«Съедобная вакцина». — В результате вмешатель­ства генной инженерии выведен сорт бананов, содержа­щих вакцину; ученые обеспокоены тем, как это отразит­ся на окружающей среде.

А тут искажена суть опасений. Ученые боятся не того, что несущие вакцину бананы как-то повлияют на экологию, а того, что постоянное вакцинирование людей может привести к негативным для всего вида последствиям: организм не в состоянии будет само­стоятельно, без лекарств, справиться с болезнью, выработать иммунитет.

«Ученые вплотную подошли к возможности превра­щения крови животных в человеческую». — Ученые очень близки к открытию, которое позволит заменять гены плазмы крови овец и коров такими же генами человеческой крози.

В этом случае страхи еще более безосновательны. Если встроить ген человека в геном овец или коров и таким образом изменить состав их плазмы крови, это позволит решить проблему донорской крови, пробле­му производства лекарств на основе плазмы крови. А больному неважно, как сделан препарат или кто донор перелитой крови...

Поэтому-то все истеричные заголовки и панические тексты нужно читать с умом. Многие подобные статьи написаны несведущими людьми, многие написаны ра­ди сенсации или провокации. Такой уж хлеб у жур­налистов — создавать сенсации, бить в набат тревоги. Даже если никакой опасности и нет. Я всегда говорю: страх унижает человека. Умный не боится химер.

Бояться-то, конечно, не надо, но помнить о том, что не все продукты безопасны, следует.

Как показало исследование, проведенное в Велико­британии, один из десяти продуктов питания, находя­щихся в продаже в центральных магазинах, содержит генетически измененные компоненты без указания под­робностей на этикетке. Среди них такие продукты по­вседневного спроса, как хлеб, пирожные, гамбургеры, готовые закуски, соевые продукты и хрустящий кар­тофель, продаваемые во множестве торговых точек и включающие хорошо знакомые наименования.

Согласно правилам, принятым в Европейском Союзе, в продуктах питания разрешено содержание до одного процента генетически измененных компонентов без указания на этикетке. Однако служащие, следящие за соблюдением торговых стандартов, обнаружили, что в десятой части обследованных ими продуктов пи­тания этот предел был превышен. В одном случае ге­нетически измененными были более пяти процентов присутствующей в продукте сои.

Представители ассоциации «Друзья Земли» заяв­ляют, что результаты исследования оказались «очень тревожными». «Люди очень ясно дали понять, что не

хотят есть генетически измененные продукты, а теперь их подводят правила маркировки, — сказала предста­витель этой организации Кэрол Кирни. — Необходи­мо более строгое принуждение к выполнению правил. Если люди хотят избежать генетически измененных продуктов, самый безопасный выбор — это покупать органические продукты». Контроль и принуждение к выполнению правил использования и маркировки генетически измененных компонентов лежит на спе­циалистах по торговым стандартам, которые работают на местные власти, но которым часто не хватает не­обходимой квалификации или средств. «Загрязне­ние» может произойти даже тогда, когда сельскохо­зяйственные культуры еще находятся в земле, если на них ветром принесет пыльцу генетически измененных растений с полей, находящихся на расстоянии двух-трех миль.

Пища наоборот

Когда генетически модифицированные организмы становятся нашей пищей, это еще не беда — гораздо хуже, когда они сами пытаются полакомиться нами. В буквальном смысле.

До сих пор для большинства людей тайной за семью печатями остается работа секретных лабораторий. Но иногда прорываются на свет крупицы информации. Од­на из них — правда о животном, известном под названи­ем чупакабра. Оно стало известно жителям Латинской Америки только в последние годы. Ученые-зоологи от­казываются верить в его существование, а между тем...

Давайте дадим слово автору сенсационного мате­риала профессору Джею Коупу Шеллхорну, побывав­шему в Пуэрто-Рико.

«Сеньор Хулио Моралес — главный пожарник ма­ленького городка Агвас Буэнас в горах Пуэрто-Рико. К тому же на семейной ферме он выращивает очень до­рогих бойцовых петухов. В Пуэрто-Рико бойцовые пе­тухи не просто хобби, но и хороший бизнес. Поэтому легко представить гнев Моралеса, когда шупакабра (так называют здесь появившихся недавно неизвест­ных хищников) уничтожила самые ценные экземпля­ры петухов.

Вы уверены, что на ферму напали именно шу-пакабры? — спросил я. (Кстати, в переводе с испанско­го это слово означает „сосущий кровь у козы".)

Да, сомнений почти нет, — ответил сеньор Мо-ралес. — Я проснулся, увидел два больших флуорес­цирующих темно-зеленых глаза и выстрелил. Утром осмотрел то место в проволочном заборе, где видел гла­за и куда был направлен выстрел. Нашел только во­лосок, прицепившийся к проволоке. Жена сохранила его. Если хотите, возьмите.

Конечно, хочу, — ответил я.

Сейчас волосок этот находится на исследовании. Возможно, полученные данные помогут пролить свет на загадочное явление.

Но вернемся к истории вопроса. Медики, бизнесме­ны, полицейские, фермеры, рыбаки, домохозяйки — представители всех слоев пуэрториканского общест­ва — видели шупакабр. Поскольку описания сви­детелей примерно совпадают, то можно утверждать, что речь не идет о романтических сказках, навеян­ных фольклором. Правда, научная общественность не принимает в расчет свидетельства, не подкрепленные вещественными доказательствами. Пока же единст­венное такое доказательство — волосок, найденный сеньором Моралесом и отправленный в лабораторию. Что же все-таки рассказывают очевидцы нападений

шупакабры? Маделин Толентино смотрела в глаза загадочному существу, и страх навсегда поселился в ее душе. Она стояла в гараже и, почувствовав чей-то взгляд, обернулась и выглянула в окно. В трех футах от нее, не спуская с нее глаз, застыла шупакабра.

Описание Маделин- приблизительно совпадает со многими другими. Это существо ростом примерно сто пятьдесят сантиметров (когда стоит прямо), по­крытое коричневатыми короткими волосами, с голо­вой и носом почти как у кенгуру, с миндалевидными глазами, которые становятся красными, если суще­ство встревожено или испугано. У него длинные и тонкие, как у кенгуру, „руки" с тремя „пальцами", заканчивающимися похожими на когти ногтями. Вы­дающаяся вперед диафрагма и широкие бедра. Ноги короткие и относительно тонкие. Предполагается, что у существа на ногах три пальца с ногтями. Оно может очень быстро передвигаться по земле. Вдоль позво­ночника у шупакабр идут длинные волосы и похожие на шипы зазубренные выступы. Эти выступы, тор­чащие вверх, иногда вибрируют с жужжащим звуком и меняют оттенки цвета. Кроме того, это создание еще и летает. Но не с помощью крыльев, а скорее бла­годаря перепончатым конечностям. Их движения в полете напоминают движения летучих мышей или летающих белок.

Следует отметить, что несколько фотографий шу-пакабры, которые появились в газетах, явная фаль­шивка. В действительности сфотографировать или запечатлеть на пленку эти создания пока не удалось. Есть, правда, еще и рисунок, сделанный пуэртори­канским уфологом Хорхе Мартином на основании описаний очевидцев. Набросок был показан всем ви­девшим эти создания, и они подтвердили, что шупа-кабра изображена очень похоже.

Очевидцы отмечают еще и то, что в присутствии шупакабры возникают разные странные явления. Дня через два после первой встречи с непонятным созданием Маделин снова увидела его на улице. Было четыре часа дня. Обычно в это время главная дорога возле дома Маделин заполнена машинами и людьми. Но когда она опять встретилась с шупакаброй, над всем кварталом повисла необъяснимая тишина: не было ни людей, ни транспорта. Было похоже, что время на мгновение оста­новилось или прервалось. Но вот шупакабра исчезла, и все пошло обычным путем».

Ученый связывает появление чупакабр (или шупа-кабр) с визитами НЛО, нередкими в этих местах. Но у Милтона Оувода Раскина, биолога из штата Техас, свое мнение.

«Я работал около трех лет на секретном объекте в Гватемале, — говорит он, — и мы занимались гене­тическим изменением яйцеклеток летучих мышей. Ген мыши вводился разнообразным животным. Но наибо­лее жизнеспособной оказалась особь на основе породы кошачьих и морской свинки капибары. Мы получили животное-химеру, по описаниям очень напоминаю­щее чупакабру. Правда, наши экземпляры летать не умели. Вот прыгали они отлично, а при лазании по де­ревьям могли планировать с ветки на ветку. Не знаю, чем завершился проект, но одна из идей была ради­кальной: нашим уродцам пытались ввести часть гене­тического кода человека».

Так, может быть, чупакабра и есть вырвавшийся на свободу потомок этого невероятного существа? Есть свидетельства, что чупакабры могут выполнять не­сложную работу, порученную «пришельцами». Во вся­ком случае, видели этих животных рядом с сущест­вами в блестящих белых костюмах и шлемах. Чупа-кабры несли на спине пластиковые мешки. Но кто

сказал, что эти в белом и со шлемами на головах — пришельцы? Вполне вероятно, что это только люди, одетые в защитные костюмы.

Раскин говорит прямо: «Не верю в инопланетное происхождение чупакабр. Зато верю в то, что видел своими глазами и делал своими руками. При сумереч­ном свете защитный костюм, который используется для работы на опасных объектах, очень похож на ска­фандр космонавта. А описание чупакабры слишком на­поминает мне генетическую особь за номером 485/347. Могу лишь сказать, что наш проект был создан для разработки методов выживания человечества после атомной войны. Животное, которое мы создавали, должно было выжить после катастрофы и сохранить человеческий генотип. По замыслу авторов проекта, на радиоактивной планете человек в теперешнем его виде существовать не сможет. Но некоторые грызуны и насекомые на это способны. Если сохранить интел­лект человека и вложить его в тело выживающего при высокой радиоактивности вида, можно «застолбить» будущее. Хотя, конечно, это будет и не совсем чело­век. Но ведь люди могут жить в бункерах, под землей, в специальных условиях. Можно сохранить генетиче­ский материал людей. Но нужен некто или нечто, кто сможет вернуть людям планету, когда спадет волна радиации. Мы и пытались создать такое устойчивое и разумное животное. Но по приказу все исследования были свернуты. Лабораторию спешно расформирова­ли, образцы увезли и уничтожили. Или сказали, что уничтожили, не могу говорить с уверенностью. И не могу сказать, почему поступил такой приказ».

А вдруг чупакабра и есть это лабораторное суще­ство, которое убивает тех, кто сделал его монстром?