Исторические условия формирования средневековой философии

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 

Освоение философии Средневековья и Ренессанса позволяет понять связь между развитием философии и историческим развитием общества. Актуальность этого вопроса обуславливается возрастанием в жизни современного общества роли религии и религиозной философии. Знакомство с религиозной философией, ее методологией и аргументацией позволяет лучше понять и суть теологической концепции государства и права, которая пользуется значительным влиянием в современном мире.

Средние века охватывают целую эпоху европейской истории с V по XV века. Крайними точками отсчета являются падение Западной Римской империи (476 г.) и возникновение в XV в. буржуазных общественных отношений. Этот период истории включает: возникновение (V-X вв.), расцвет (XI-XV вв.) и упадок (XVI-XVIII вв.) феодальных общественных отношений. Основу этих отношений составляет собственность на землю и внеэкономическая форма принуждения работающих на этой земле. «Владеть» в феодальном обществе значило владеть определенной территорией, на которой ты полновластный хозяин, «государь», способный заставить каждого, и прежде всего крестьянина, выполнять твою волю. Вокруг такого права на владение и развивались основные коллизии феодального общества, накладывавшие свою печать на отношения между феодалами и крестьянами (затем горожанами), отношения между различными группами самих феодалов (светские и церковные, сторонники и противники королевской власти и т.д.) и отношения между крупными территориальными и социокультурными образованиями того времени («католический мир», «православный мир» и «арабский мир»). Мировоззрение средних веков носило теоцентристский характер. Церковная догма была исходным и конечным пунктом всякого мышления, в т. ч. и философского. Это предопределило место и роль философии в средние века: философия выступает как «служанка» богословия. Теоретической основой средневековой философии была христианская религиозная догматика и некоторые идеи античной философии, прежде всего Платона и неоплатоников, а затем и Аристотеля. Эти различные философские основания обуславливали различия самих схоластических философских систем и их противостояние. Поскольку истина уже «открыта» в «Откровении» и изложена в «Священном Писании», то задача философии состоит в том, чтобы с помощью логики и разума подтвердить («обслужить») истинность религиозных догм, основанных не на разуме, а на вере. Задача, поставленная перед схоластикой, оказалась невыполнимой. Столкновение, а затем и размежевание знания и веры, было неизбежным. Противоречие между разумом и верой, привело, в конце концов, к гибели схоластики и замене ее новым типом философии и философствования.

Схоластика и этапы ее развития. Философия Ф. Аквинского

Схоластика - историческая форма религиозной философии, охватывающая период с IX по XIV век. В ее развитии можно выделить три основных этапа:

Ранняя схоластика (IX-XII вв.): Иоанн Скотт Эриугена или Эригена (ок.810-877 гг.), Ансельм Кентерберийский (1033-1109), Росцелин (ок. 1050-1120), Пьер Абеляр (1079-1142) и др.

Зрелая схоластика (XIII в.): Альберт Великий (род. между 1193-1207. умер в 1280 г.) Фома Аквинский (1225-1274), Сигер Брабантский (ок.1235-1282).

Поздняя схоластика (XIII-XIV в.): Роджер Бэкон (ок.1214­1294), Иоанн Дунс Скотт (ок.1265-1308), Уильям Оккам (ок. 1300-1350).

Все многообразие проблем, обсуждаемых схоластикой, можно свести к трем основным: проблема соотношения знания и веры; проблема природы общих понятий «универсалий»; проблема соотношения сущности и существования.

Соотношение знаний и веры - главная проблема схоластики. Это обусловлено как теоретическими, так и практическими основаниями.

Теоретическое (гносеологическое) основание состоит в том, что философ-схоласт всегда имеет перед собой дуалистическую (двойственную) картину любой проблемы, картину «откровения» и картину разума. И он должен решить, хотя бы для себя, как они соотносятся. Практическое основание состоит в том, что для церкви соотношение знания и веры есть вопрос религиозной политики. Схоластика оставила три варианта решения этой проблемы.

Знание и вера - антиподы, несовместимые друг с другом. Философия, знания, разум - враги религии и веры. («Философы -патриархи еретиков»). Вере не нужно никакое знание, никакой разум. У нее своя природа, своя основа - «откровение» и «Священное Писание». Отсюда кредо - «верую, ибо абсурдно». (И действительно, зачем верить в то, что знаешь?) Наиболее яркие выразители этой концепции - Тертуллиан (160-240) и Петр Дамиани (1007-1072).

Теорию двойственной истины представляют Аверроэс (1126­1198), Сигер Брабантский (ок.1235-1282). Философия и теология имеют разные объекты исследования (одна - природу, другая - Бога), разные источники (одна - разум, другая - «откровение»), и поэтому они обладают разными истинами. Одна - истина философская, другая - истина теологическая. В этом плане они равноценны и независимы друг от друга.

Третья позиция предполагает необходимость союза философии (разума) и теологии (веры). Она выражена и закреплена в катафатическом богословии. Однако суть этого «союза» понимали по-разному. Одни в этом союзе отдавали явное предпочтение вере: «верую, чтобы понимать» (А. Августин. А. Кентерберийский), другие - разуму: «понимаю, чтобы верить» (П. Абеляр). Идея опоры на разум в решении теологических вопросов, высказанная еще в IX в. Иоанном Скоттом Эриугеной (разум как критерий правильного толкования «Священного Писания») стала основой религиозного рационализма. Суть его сводилась к тому, что «все, что разумно, должно быть доказуемо разумом», но отсюда неизбежно вытекала вторая половина этого умозаключения «все, что недоказуемо разумом - неразумно». Именно стремясь избежать обвинений в «неразумности», схоластика вынуждена была постепенно отказываться от рационального обоснования религиозных догматов, ссылаясь при этом на их «сверхразумность».

В этом плане история схоластики - это история размежевания знания и веры. И проводят это размежевание сами схоласты. Альберт Великий исключил из рационального обоснования догматы о троичности, воплощении и воскресении. Ф. Аквинский - догматы о творении во времени, первородном грехе, таинствах, чистилище, страшном суде и воздаянии. Дунс Скотт - догмат о «творении из ничего». И наконец, Уильям Оккам заявил о рациональной недоказуемости бытия Бога и единства его природы.

Союз разума и веры не состоялся. Более того, попытка его осуществить вызвала ряд проблем. Одна из них вошла в историю философии как проблема общих понятий «универсалий». Над ней активно работали уже Платон и Аристотель. Первый утверждал, что общее существует реально до вещей в виде «идеи». Отсюда - истинный «мир идей» и иллюзорный, вторичный «мир вещей». Аристотель считал, что общее существует в самих вещах. По этим двум направлениям схоластика разделилась на два лагеря - номиналистов и реалистов.

Суть проблемы состоит в том, чтобы понять, что представляют собой общие понятия, как они возникают, существуют и дают нам знание о мире.

Номиналисты считали, что реально существуют лишь отдельные, единичные, чувственно воспринимаемые вещи. Общее же или вообще не существует (Росцелин, для которого общее - лишь слово (имя) для обозначения однородных единичных вещей) или существует, но только в мысли, в понятии. Оно существует после вещей и представляет собой отвлеченное знание, т. е. говоря словами У. Оккама, «знание чего-то общего, что можно абстрагировать от множества вещей». Это знание закрепляется и фиксируется в общем понятии (концепт). Отсюда -концептуалистская теория «универсалий». Сильная сторона номинализма -признание реального существования единичных материальных вещей, доступных чувственному познанию. В этом близость номинализма к материалистической философской традиции.

Слабая сторона номинализма в том, что он не объясняет процесс получения истинного знания. Возьмем для примера понятия «государство» и «право». Эти понятия, по мысли номиналиста, получаются путем отвлечении «общего» «от множества» единичных государств и правовых систем. Но для этого: а) нужно пересмотреть и познать все существовавшие и существующие государственные и правовые системы, что вряд ли возможно; б) чтобы отбирать, «абстрагировать» нечто общее, присущее любому государству и праву, надо уже знать это общее, т. е. знать, что есть государство и право, иначе, что и как отбирать; в) и наконец, после того как мы собрали это общее знание о государстве и праве и закрепили его в понятиях «государство» и «право», как узнать, что наши знания истинны? Ведь одни и те же понятия «государство» и «право» понимают и определяют по-разному. Но чье определение истинно? Каков критерий определения истинности знания, полученного в общем понятии? Таким критерием, может быть лишь некое постоянное, неизменное, абсолютное, эталонное понятие государства и права, сама идея государства и идея права. Такой эталон, такую «идею» и ищут реалисты.

Реалисты полагали, что реально существует только общее, все единичное, отдельное лишь кажется существующим (Иоанн Скотт Эриугена). Крайний реализм (Ансельм Кентерберийский) понимал природу этого общего в платоновском духе. Общее - «идеи», существующие в уме Бога, до отдельных вещей и вне их. Это те идеальные прообразы, эталоны, по которым Бог творит единичные вещи, отсюда близость реализма к идеализму. Это, в частности, «идеи» государства и права в уме Бога, согласно которым, он творит затем существующие государства и правовые системы. Более умеренный реализм склонялся к концепции Аристотеля и полагал, что общее существует в самих вещах.

Попытку синтезировать существующие взгляды на природу универсалий предпринял Ф. Аквинский. Фома Аквинский (1225 или 1226­1274) - центральная фигура средневековой философии позднего периода, выдающийся философ и богослов, систематизатор ортодоксальной схоластики, основатель одного из двух господствующих ее направлений -томизма. Наследие этого мыслителя весьма обширно. Особое место занимают два монументальных его труда - «Сумма теологии» и «Сумма против язычников» (иногда именуется «Сумма философии»). Он комментировал тексты Библии и труды Аристотеля, последователем которого был. В его работах, кроме богословия и философии, рассматриваются вопросы права, морали, государственного устройства и экономики. Это незаурядная личность, одаренная не только силой ума, но и характера; его отличали поразительная целеустремленность, неуемная жажда знания. Он родился в семье графа Ландольфа, крупного итальянского феодала. Родители резко протестовали против его стремления учиться и желания монашества. Аквинат (он назван так по месту рождения в Аквино близ Неаполя) бежал из родительского дома, но погоня настигла его. Отец заточил его и, надеясь отвлечь его от мыслей о монастыре, поместил в его камеру обнаженную красавицу. Фома выгнал девушку и все-таки сбежал. Он учился в Парижском и Кельнском университетах. Во время защиты на звание доктора богословия он должен был переспорить 14 самых эрудированных докторов, что и сделал с огромным успехом.

Аквинский, по существу, воспроизвел точку зрения Авиценны (980­1037), согласно которой, универсалии существуют трояко: до вещей, как «идеи», как идеальные архетипы в божественном разуме; в самих вещах, поскольку всеобщее есть сущность единичной вещи; после вещей в человеческом уме, который абстрагирует общее из отдельных вещей и фиксирует его в понятии. Суть этого общетеоретического положения хорошо просматривается на понимании средневековым мыслителем природы и сущности права. Ф. Аквинский выделяет три формы существования права:

Вечное или божественное, существующее в форме «идеи» права в божественном разуме (до вещей);

Естественное  право,  как  совокупность  понятий  о праве, существующих в головах людей (после вещей);

Человеческое право, как право, существующее в бесконечном многообразии своего проявления (в самих вещах).

И второе и третье право опосредованно божественным, «вечным» правом.

Исходным принципом в учении Аквината является божественное откровение: человеку необходимо для своего спасения знать нечто такое, что ускользает от его разума, через божественное откровение. Аквинат разграничивает области философии и теологии: предметом первой являются «истины разума», а второй - «истины откровения». В силу того что, по Аквинату, конечным объектом той и другой и источником всякой истины является Бог, не может быть принципиального противоречия между откровением и правильно действующим разумом, между теологией и философией. Однако не все «истины откровения» доступны рациональному доказательству. Философия находится в услужении у богословия и настолько же ниже его, насколько ограниченный человеческий разум ниже божественной премудрости. Религиозная истина, по словам Аквината, не может быть уязвима со стороны философии, в чисто жизненном, практически-нравственном отношении любовь к Богу важнее познания Бога.

О бытии. Исходя во многом из учения Аристотеля, Аквинат рассматривал Бога как первопричину и конечную цель сущего, как «чистую форму», «чистую актуальность». Сущность всего телесного заключается в единстве формы и материи. Именно они суть реальные сверхчувственные внутренние принципы, образующие всякую реальную вещь, все телесное вообще. Согласно Аквинату, материя - только восприемница сменяющих друг друга форм, «чистая потенциальность», ибо лишь благодаря форме вещь является вещью определенного рода и вида. Кроме того, форма выступает в роли целевой причины образования вещи. А причиной индивидуального своеобразия вещей (принципом индивидуализации) является материя того или иного индивида. Опираясь на позднего Аристотеля, Аквинат канонизировал христианское понимание соотношения идеального и материального как соотношение изначального принципа формы («принципа порядка») с колеблющимся и неустановившимся принципом материи («слабейшим видом бытия»). Слияние первопринципа формы и материи рождает, по Аквинату, мир индивидуальных явлений. Это последнее положение поставило точки над i в одном из самых острых дискуссионных вопросов христианской схоластики. Формирующееся христианство, а значит, и схоластика не могли не быть озабочены истолкованием своего отношения к материи, так как третья ипостась верховного абсолютного божества - Иисус Христос -был, по Библии, явлен в образе человека, т.е. объединил в себе и божественную (идеальную), и человеческую (материально-телесную) природу. Сам факт этого объединения не давал возможности полностью игнорировать материю как «ничто» (чего требовал, догмат о творении из ничего), поэтому квалификация материи Аквинатом с помощью целой системы утонченных рассуждений в качестве «слабейшего вида бытия» была воспринята церковью как выход из логического тупика. Материя, таким образом, получила в схоластике частичное «оправдание». Вслед за Аристотелем сущее Аквинат делил на субстанции и акциденции. Акциденции, т.е. атрибуты, свойства субстанции (качество, количество, отношение, место, время и пр.), являются определениями субстанции.

О человеке и его душе. В трактовке Аквината индивидуальность человека - это личностное единство души и тела, именно душа обладает животворящей силой человеческого организма. Душа нематериальна и самосуща: она - субстанция, обретающая свою полноту лишь в единстве с телом. Но телесность имеет сущностную значимость: именно через нее душа только и может образовывать то, что есть человек. Душа всегда носит уникально-личностный характер. Согласно Аквинату, телесное начало человека органически соучаствует в духовно-душевной деятельности личности. Выходит, что думает, переживает, целеполагает не тело и не душа сами по себе, а они в своем слиянном единстве. Он высказал тонкую и глубоко верную мысль: поскольку некоторые люди имеют особенно тонко устроенные тела, души их имеют большую силу разумения. Личность, по Аквинату, есть «самое благородное» во всей разумной природе.

О познании. Основополагающий принцип познания, по Аквинату, -реальное существование всеобщего. Человеку присущи две способности познания - чувство и интеллект. Познание начинается с чувственного опыта под действием внешних объектов. Но воспринимается не все бытие объекта, а лишь то в нем, что уподобляется субъекту. При вхождении в душу познающего познаваемое теряет свою материальность и может войти в нее лишь в качестве «вида». «Вид» предмета является его познаваемым образом. Вещь существует одновременно вне нас во всем своем бытии и внутри нас в качестве образа. Благодаря образу, представляющему элемент бытия вещи, который в то же время подобен душе, предмет входит в душу, в духовное царство мыслей. При этом вначале возникают чувственные образы, а из них интеллект абстрагирует «умопостигаемые образы». Истину Аквинат определяет как «соответствие интеллекта и вещи». При этом понятия, образуемые человеческим интеллектом, истинны в той мере, в какой  они  соответствуют  своим  понятиям,  предшествующим в

интеллекте Бога. Отрицая врожденное знание, Аквинат вместе с тем признавал, что в нас предсуществуют некоторые зародыши знаний, а именно: первые понятия, тотчас же познаваемые активным интеллектом посредством образов, абстрагированных от чувственного.

Об этике. В своих этических воззрениях Аквинат опирался на принцип свободы воли человека, на учение о сущем как благе и о Боге как абсолютном благе и о зле как лишенности блага. По Аквинату, зло являет собой лишь менее совершенное благо; оно допускается Богом ради того, чтобы во Вселенной осуществлялись все ступени совершенства. Важнейшей идеей в этике Аквината является концепция, согласно которой блаженство составляет конечную цель человеческих устремлений. Оно заключается в самой превосходной человеческой деятельности - в деятельности теоретического разума, в познании истины ради самой истины и, значит, прежде всего в познании абсолютной истины, т.е. Бога. Основу добродетельного поведения людей составляет коренящийся в их сердце естественный закон, требующий осуществления блага, избежания зла. По Аквинату, без божественной благодати вечное блаженство недостижимо.

Об обществе и государстве. В трактате «О правлении князей» Аквинатом даны синтез аристотелевских этических идей и анализ христианского учения о божественном управлении Вселенной, а также теоретических принципов римской церкви. Вслед за Аристотелем он исходит из того, что человек по своей природе - существо общественное. Главная же цель государственной власти - содействовать общему благу, сохранять в обществе мир и справедливость, способствовать тому, чтобы подданные вели добродетельный образ жизни и имели необходимые для этого блага. Он отдавал предпочтение монархической форме правления, однако считал, что, если монарх окажется тираном, народ имеет право выступить против тирана и тирании как принципа правления.

Фома Аквинский  завершил  построение  здания католической теологии. Начиная с XIV в. и поныне его учение признается католической церковью как ведущее направление философского мировоззрения (в 1323г. Фома Аквинский был причислен к лику святых) (См.: Боргош Ю. Фома Аквинский. М., 1966; Фома Аквинский // Философская энциклопедия. М., 1970. Т. 5.)

В схоластике рассматривается еще одна теологическая проблема. Это вопрос о соотношении сущности и существования в Боге. Ее философская суть была хорошо известна уже в античной философии. Она состоит в том, чтобы понять, что представляет собой окружающий нас мир. В философских терминах это вопрос о том, как соотносится мир феноменальный (мир видимый, чувственно воспринимаемый, «мир для нас») с миром ноуменальным (миром невидимым, чувственно не воспринимаемым, «миром в себе»). На этот вопрос есть два ответа.

Единственная реальность, с которой мы имеем дело, это феноменальный мир (мир, который нам является) и у нас нет никаких оснований предполагать, что за ним стоит еще какой-то «действительный», «субстанциальный», «сущностный», «ноуменальный» и т. п. мир.

Другие полагают, что такие основания есть: а) при всех превращениях и изменениях мир все же сохраняется как относительно устойчивое единое целое. Следовательно, должна существовать некая основа, «субстанции» этого единства: б) если мы имеем дело только с феноменальным миром (данным в сознании), а у каждого этот «феноменальный мир» свой, то чей же «мир» истинный? Ничей, отвечают первые, ибо все они равноценны. Но как же тогда можно получить истинные знания о мире, спрашивают вторые?

Знания, полученные с помощью чувств, такие же временные, преходящие, противоречивые, как и сам существующий мир и, следовательно, быть истинными, т. е. полными, абсолютными, завершенными не могут. Мы же хотим истин, постоянных устойчивых, абсолютных. Как писал св. Августин, «я тебя самой, тебя, истина вечная, в которой нет изменения и ни тени перемены, алкал и жаждал». Эта «жажда» и толкает на поиски «сущности» и «субстанции» мира. Только при наличии чего-то постоянного, неизменного, абсолютного в самом мире можно получить постоянные, неизменные, полные, т. е. истинные знания о нем.

Для схоластики сущностью всего существующего был Бог. Сущность любой существующей вещи как раз и состояла в том, что она сотворена Богом. Познавая существующие вещи как творение Бога, мы через них познаем сущность Бога (мира). О существовании мы узнаем с помощью чувств, сущность познаем с помощью разума или «сверхразума» (откровение, озарение, экстаз, интуиция и т. д.).

Исходя из существующего мира, Ф. Аквинский развивает свои доводы о сущности и существовании Бога (Бог как первопричина, как «перводвигатель», как абсолютная цель, как абсолютное совершенство и как абсолютная необходимость).

Принципиально новый подход к соотношению сущности и существования предложил У. Оккам. Тезис, известный как «бритва Оккама», гласит: «сущностей не следует умножать без необходимости» (у самого Оккама: «не нужно делать с большим, то, что можно сделать с меньшим»). Другими словами, если наука сама, с помощью разума и опыта может объяснить сущность какой-либо вещи, то нет никакой необходимости вводить еще одну сущность для ее объяснения. Для старой дилеммы знание или вера - это означало, что по мере расширения области знания сфера веры будет неизбежно сокращаться.

Проблема соотношения сущности и существования станет одной из центральных проблем всей последующей философии. Это «феноменальный» и «ноуменальный» мир у Канта, это - «Абсолютная идея» и «наличное бытие» у Гегеля, это - феноменология Гуссерля, это -«сущность и существование» в экзистенциализме и многое другое.

Выводы:

Подводя итог, можно сказать, что в решении означенных проблем просматриваются две философские традиции - платоновская и аристотелевская. Их борьба и взаимовлияние в значительной мере определяют направленность тех или иных систем религиозной философии средних веков, в том числе и философии Ф. Аквинского.

Существует три пути получения истины: с помощью разума, через откровение и с помощью интуиции. Каждый из этих путей ведет к истине, но они далеко не равноценны. У них, говоря словами Ф. Аквинского, различие «в способах, при помощи которых может быть познан предмет».

Философия (наука) опирается на разум человека и получает истины разума. Теология опирается на божественный разум и получает истины откровения, данные непосредственно от Бога. Вторые истины настолько же выше первых, насколько «божественный разум» выше человеческого. По мнению Ф. Аквинского, противоречия между истинами разума и истинами откровения существуют исключительно потому, что большинство истин откровения как истин разума божественного, недоступны пониманию разума человеческого. Они не противоразумны, а сверхразумны..

Оценку схоластики в целом, можно завершить словами Л. Фейербаха о том, что схоластика «старалась доказать и обосновать предметы веры, основанной лишь на авторитете... доказывала этим, правда больше частью помимо собственного знания и воли, авторитет разума и таким образом вносила в мир или, по крайней мере, подготовляла иной, чем у старой церкви, принцип, принцип мыслящего духа, самосознания разума» (см.: Фейербах Л. История философии,: В 3-хт., М., 1967. - Т.1. - С.72). Именно этот процесс «самосознания разума», идущий даже в схоластике, и стал предпосылкой последующего развития философии.

Особенности философии эпохи Возрождения

В эволюции философской мысли эпохи Возрождения обычно выде­ляют гуманистический, неоплатонический, натурфилософский периоды.

У истоков антропоцентрического гуманизма стоит Данте Алигьери (1265-1321). В своей бессмертной «Комедии», а также в философских трактатах «Пир» и «Монархия» он исполнил гимн земному предназначению человека, открыл путь к гуманистической антропологии. Тленному миру земли противостоит вечный мир небес. И в этом противостоянии роль среднего звена выполняет человек, ибо он причастен к обоим мирам. Смертная и бессмертная природа человека обуславливает и его двоякое предназначение: внеземное существование и осуществимое на земле человеческое блаженство. Земное предназначение реализуется в гражданском обществе, к жизни вечной человека ведет церковь.

Таким образом, человек как цель реализует себя и в земном предназначении, и в вечной жизни. Разделение земной и загробной жизни ставит проблему отказа церкви от ее притязаний на светскую жизнь.

Старый стереотип презрения к земному уступает место идеалу человека в его достойном земном существовании. Об этом свидетельствует и трактат Джаноццо Манетти (1396-1459) «О достоинстве и превосходстве человека», где подчеркивается, что человек рождается не для печального существования, а для созидания и утверждения себя в деяниях своих.

Предметом изучения философии становится земная жизнь человека, его деятельность. И задачей философии является не противопоставление духовного и материального, а раскрытие их гармонического единства. Ценностям Средневековья гуманизм противопоставляет ценности земного мира. Следование природе провозглашается обязательным условием. Аскетический идеал рассматривается как лицемерие, противоестественное состояние.

Философия гуманизма, «реабилитировав» мир и человека, поставила, но не решила проблему соотношения божественного и природного, бесконечного и конечного. Решение этой онтологической проблемы стало содержанием неоплатонического периода развития философии Возрождения.

Мир - это не результат отчуждения Бога, его «эманация», а открытый познанию образ Бога, т. е. мир - это и есть Бог. Идею мира как Бога активно прорабатывает Николай Кузанский (1401-1464), пытаясь решить проблему соотношения мира и Бога не в теологическом прочтении, а в философском исследовании. По сути, у него речь идет о переходе от единого к многообразию, от бесконечности к конечному, от Бога к миру. Бог есть все в свернутом виде. Это все, будучи развернуто, - есть мир (см.: Кузанский Н. Соч. М.,1979. - Т. 2. - С. 103-109).

Пантеистическая космология накладывает печать и на учение Кузанского о человеке. Как космос в свернутом виде содержится в Боге, так и абсолютная природа Христа есть свернутое состояние человеческой природы (там же, т. 2. - С. 112, 147-152).

Уподобление человека Богу осуществляется на путях познания мира. Если Бог в своем творении «развертывает» Мир, то человек силой своего разума развертывает понятия о мире. Осуществить эту акцию человек может только при соприкосновении с миром природы - этой божественной книгой, в которой Бог раскрыл себя человеческому познанию. На основе ощущения и с помощью логики рассудка разум составляет понятие о природе. Если рассудок и чувства не могут подняться над многообразием конечного мира, то разум не только упорядочивает деятельность рассудка, но и постигает бесконечность. Разум наделен особым интеллектуальным созерцанием. Через интуицию осуществляется «постижение непостижимого». Поскольку сущность вещей есть бесконечность, то процесс познания есть восхождение от знания конечного, чувственно воспринимаемого мира к постижению его бесконечной сущности.

Затрагивает Н. Кузанский и проблему соотношения веры и разума. Не уточняя приоритеты, мыслитель отмечает, что вера есть путь

постижения Бога в его «свернутом» состоянии. Но познание «развернутого» мира, познание Бога. в результате чего разум постигает объект, осуществляя переход от конечных вещей к бесконечной сущности, - есть дело разума. И эту деятельность разума нельзя заменить верой. Путь разума не следует смешивать с путем веры и наоборот.

Если Н. Кузанский рассматривает проблемы онтологии и гносеологии, то Марсилио Фичино (1433-1499) больше внимания уделяет социально-этической проблематике, в центре которой стоит человек.

Рассматривая соотношение богословия и философии, Фичино предпочитает видеть в философии не «служанку» богословия, а «сестру» религии. Более того, философия должна стать «ученой» религией, открывая разуму вечные истины. Не религии, а философии под силу решить проблему перехода от высшего Единства - к множественности, от божественного первоначала - к существованию конкретных вещей. Решение этой проблемы должно выявить внутреннее единство космоса, объединяющего Бога, природу и человека.

В мироустройстве, где господствует гармония, человек выступает как прекраснейшее из божественных творений. Мощь человека подобна божественной природе. Повелевая природой, человек «как бы некий Бог». Потому, будучи рожденным царствовать, человек не должен быть рабом в ожидании свободы потустороннего мира.

Учение о свободе человека явилось стержнем философской антропологии Пико делла Мирандолы (1463-1494). Человек - это особый мир космоса. Он не обладает собственной (земной, небесной, ангельской) природой. Он должен сделать себя сам в условиях свободного, а стало быть, ответственного выбора. Человек может подняться до заоблачных высот или опуститься ниже животного.

В свободе выбора Пико делла Мирандола видит «высшее и восхитительное счастье человека, которому дано владеть тем, чем пожелает, и быть тем кем хочет» (см.: История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли. М., 1962. - Т.1. - С. 508). Речь идет о новом понимании человеческой природы - как природы самостановящейся. Человеческая природа предстает как результат свободной творческой деятельности. «Божественность» человека заключается не в том, что он творение Божье, «созданное по образу и подобию», а в том, что она, как человеческое совершенство - не дана, а достижима. Нужна негативная реакция на сущее и желание должного; нужен выход за пределы наличной природы; нужны значительные творческие усилия и ответственный выбор, и тогда человек может обрести «божественность» как высшую меру человеческого совершенства.

Мысль о единстве космоса, о всеобщей одушевленности природы, понимание природы как «внутреннего мастера», а человека как высшего самотворения - все это получило дальнейшее развитие в натурфилософии эпохи Возрождения, предверием которой была философия естествознания.

Новое естествознание и натурфилософия были подготовлены общим развитием философии гуманизма, обеспечившего устойчивую веру человека в способность познать мир и самого себя в этом мире.

У истоков нового естествознания стоят такие мыслители как Леонардо да Винчи (1452-1519) и Николай Коперник (1473-1543). Феномен Леонардо справедливо рассматривается как наиболее полное воплощение своей эпохи, которая нуждалась в титанах и рождала титанов. Своей многогранной творческой деятельностью он заложил дорогу науки будущего.

Схоластическому методу обоснования догматов церкви, Леонардо да Винчи противопоставляет экспериментальный метод, в основе которого лежит опыт. Экспериментальному методу Леонардо недостает устойчивых принципов, у него отсутствует логическая структура, и тем не менее он был достаточным основанием для заявки на новую методологию. Интересные суждения высказывает Леонардо да Винчи и по проблемам космологии. Его мысль, что не Земля, а скорее Солнце выступает центром нашей Вселенной, предвосхитила гелиоцентризм.

Эпоху Возрождения по праву именуют эпохой «великих открытий». Однако ни одно не имело такого значения как созданная Н. Коперником гелиоцентрическая система мира. Опубликованная в 1543 г. работа Н. Коперника «Об обращении небесных сфер», сыграла решающую роль в пересмотре представлений о мире. Разработке концепции гелиоцентризма Коперник посвятил всю свою жизнь. Но он не спешил сделать открытие достоянием гласности, ибо не без оснований опасался преследований со стороны церкви. Опасение Н. Коперника оправдалось, в 1616 году его учение было запрещено как «глупое, философски ложное, решительно противоречащее священному писанию и прямо еретическое».

Идеи Коперника развивает Иоганн Кеплер (157-1630). Предвосхищая открытие Закона всемирного тяготения, Кеплер обосновал положения о том, что планеты движутся вокруг Солнца не по идеальным круговым, а по эллиптическим орбитам, что движение планет вокруг солнца неравно­мерно и время обращения планет зависит от их расстояния от Солнца.

И. Кеплер создал научную астрономию, на которую ориентировались в своем развитии естествознание и философия. Его открытия стали предпосылкой для реабилитации учения Коперника.

Еще один шаг в становлении науки как самостоятельной формы сознания общества, как специфического вида освоения мира, сделал Галилео Галилей (1564-1642). Занимаясь вопросами математики и механики, он сконструировал телескоп с увеличением в 30 раз. Благодаря телескопу небо предстало совершенно в новом виде. Пораженные современники говорили: «Колумб открыл новый материк, Галилей - новую вселенную».

Это был еще один удар по теоцентрическому мировоззрению. Галилей был вызван в святую инквизицию для увещевания, подчинившись внешне, Галилей продолжал работать над созданием основ естествознания. Его «Диалоги о двух важнейших системах мира, птолемеевской и

коперниковской» стали программой науки, закладывали основания новой картины мира и новой методологии научных исследований.

К середине XVI века философия гуманизма и философия неоплатонизма выполнили свое назначение. На их место приходит натурфилософия. Она становится определяющим фактором развития философской мысли на пути становления ее суверенитета. Опираясь на достижения естествознания и ренессансного неоплатонизма, натурфилософия формирует новую картину мира, свободную от теологии. Основу ее метода составляет «рассмотрение природы, исходя из ее собственных начал».

Начало натурфилософии положил Бернардино Телезио (1509-1588). Свою философскую доктрину Б. Телезио изложил в сочинении «О природе вещей согласно ее собственным началам» (Неаполь, 1565).

Уже в самом названии заложена исследовательская программа. Здесь и упоминание о материалистической традиции мыслителей античности и заявка на новый метод - изучать природу в соответствии с ее собственными началами, заключенными в ней самой и из нее выводимыми. Божественное начало исключается из природы, отсутствует оно и в сфере философского анализа. Формально Телезио признает Бога в качестве демиурга, но естествоиспытателю нет никакого дела до акта творения. Его интересует природа как она есть. Рассмотрение природы на основе ее «собственных начал» заставило Телезио отбросить аристотелевский принцип «движения от другого» и искать причину движения в самой природе. Такой причиной является «собственная сущность» природы. Небесные тела находятся в состоянии движения потому, что внутри они раскалены. Движение является состоянием огня.

Вклад в развитие натурфилософии эпохи Возрождения внес и Франческо Патрици (1529-1597). Свою позицию Патрици изложил в сочинении «Новая философия Вселенной». Преодолевая аристотелевский дуализм материи и формы, Патрици в качестве первоначала всех вещей указывает на «пространство, свет, тепло и поток». Свет, тепло и поток в своей совокупности и есть живая, наделенная яркими красками, одушевленная материя. Что касается пространства, то оно субстанционально, а потому является первоосновой всяческого бытия. Через всеохватывающий и всепроникающий свет Патрици делает попытку обосновать единство мира и Бога. Свет исходит от Бога и пронизывает весь мир - от бестелесного божественного света в бесконечном пространстве до физического, чувственно воспринимаемого света мира. Следствием бесконечности Бога является бесконечность мира. Но последняя не совпадает с материальным миром. Она ограничена бестелесным божественным светом, переходящим в телесный свет физического, материального мира. Движение телесных тел и движение материального мира Ф. Патрици объясняет их одушевленностью. Движение тождественно жизни. Природа в своем многообразии есть «не что иное, как единая жизнь всего мира». Одушевленный космос, где в бесконечном пространстве, пронизанном светом и теплом, в бесконечном потоке возникает и гибнет конкретная действительность мира - такова натурфилософская картина мира Ф. Патрици.

Пантеистическая натурфилософия Джордано Бруно (1548- 1600) явилась апогеем развития философской мысли эпохи Возрождения. В ней воплотились гуманизм, стихийная диалектика и выражение величия природы. Центральной категорией философии Дж. Бруно является Единое. Единое есть одновременно и причина бытия, и само бытие вещей. В Едином отождествляется сущность и существование. Единое бесконечно и беспредельно, оно есть все. В нем материя совпадает с формой, духовное с телесным, а действительность с возможностью. Материя - начало и конец предметного мира. В ней возникают и гибнут формы, но вечно пребывает сама материя, как «беспричинная причина». Что касается пространства и времени, то они являются необходимым условием существования материи как источника жизненного начала. Такая позиция обеспечила Бруно возможность создать новую космологию, сделать радикальные выводы из коперниковской концепции гелиоцентризма.

Признание естественного характера движения Земли и всех других небесных тел означало отказ от аристотелевского Перводвигателя, ибо движение от другого есть насильственное движение, чуждое природе, пребывающей в самодвижении. Во Вселенной все подвержено развитию, изменению и гибели. Миры рождаются и умирают. Наша солнечная система - одна из бесчисленного множества других систем.

Гилозоизм Дж. Бруно накладывает свою печать и на учение о познании мира. Предпосылкой познания является сомнение. Нельзя доверяться ни мнению большинства, ни традиционной мудрости, ни авторитетам, ни догмам веры, где чувственный опыт проходит рациональную обработку. Единственным авторитетом должен быть разум и свободное исследование. К чувственному восприятию мира Дж. Бруно также относится с предубеждением. Он полагает, что чувства могут только «возбуждать разум», обозначая дорогу к истине, но не саму истину. Недостаток чувственного ощущения в том, что оно «не видит бесконечность... ибо бесконечное не может быть объектом чувств» (см.: Бруно Дж. Диалоги. М., 1949).

Поэтому в процессе познания на помощь чувствам приходит рассудок. Он осмысливает то, что воспринято чувствами, удержано памятью и воображением. Рассудок, опираясь на логику, выводит всеобщее из частного. Выше рассудка стоит интеллект. Он осмысливает результат логического рассуждения, рассматривает его внутренним зрением. Высшей способностью человеческого разума является ум (дух, интуиция). Проявлением этой высшей ступени познания является непосредственное созерцание Бога как Природы и Природы как Материи во всеобъемлющем содержании. Познание есть непрерывный процесс к высшему созерцанию.

В решении проблемы постижения истины Бруно отвергает как притязания теологии, так и компромиссное учение о «двоякой» истине. Истина едина и постигаема только философией. Все остальные притязания есть проявление невежества. В то же время Дж. Бруно отдает себе отчет, что подлинное познание бесконечно, как бесконечен объект познания -природа. Догматической религиозности Дж. Бруно противопоставил философскую религиозность. Философская религиозность не получила признания со стороны католической церкви, и 17 февраля 1600 г. Джордано Бруно был сожжен на Поле цветов в Риме.

Но его идеи получили дальнейшее развитие в философии Нового времени. Это понимание материи как объективной и активной сущности, независимой от Перводвигателя: это положение о бесконечности Природы, бесчисленности миров в Универсуме и о жизни на них: это элементы диалектики по таким вопросам как учение о противоположностях, соотношении части и целого, понимание мира как единой целостности; это положение о движении как самодвижении материи в пространстве и времени и т. д.