Антропологический материализм Фейербаха

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 

Новым типом философии, хотя и связанной неразрывно с немецкой классической философией, является философия Л. Фейербаха. Он принципиально по-новому решает проблему, поставленную Кантом. Он решает ее материалистически. За основу, за первичное Фейербах берет природу, т. е. объективно существующий, чувственно воспринимаемый материальный мир и из него объясняет источник и природу наших представлений. Фейербах прекрасно понимает, что «философия Гегеля есть устранение противоречия между мышлением и бытием, как оно было высказано в особенности Кантом», но его абсолютно не устраивает решение, предложенное Гегелем, ибо «это только устранение данного противоречия в пределах самого противоречия в пределах одного элемента, в пределах мышления». У Гегеля мысль - это бытие. Проще говоря, идеализм не разрешает этого противоречия. Он просто отбрасывает реальное, материальное бытие, заменяя его бытием мысли. Это превращение реального бытия, в мыслимое бытие и есть основной порок идеализма. Источник мысленного образа бытия находится вне мышления. Этим источником является материя как субстрат реальности. Устранив реальное бытие, идеализм должен творить его с помощью абсолютного разума, точно так же, как это делает Бог, творя мир. Поэтому идеализм -это «рациональная теология», а «философия Гегеля есть последнее убежище, последняя рациональная опора теологии» (Антология мировой философии, т. 3. - С.463).

В этом смысле учение Гегеля, что природа, реальность является «инобытием» идеи, есть лишь рациональное выражение теологического учения, что природа сотворена Богом, что материальное существо создано нематериальным, т. е. абстрактным существом. Все заверения в том, что идеализм необходим для спасения свободы человека. Фейербах решительно отвергает. «Все спекулятивные рассуждения о праве, о воле, о свободе, о личности помимо человека, вне его или даже поверх его - все это рассуждения без единства, без необходимости, без субстанции, без основания, без дальности. Человек есть бытие свободы, бытие личности, бытие права. Только в человеке коренится «Я» Фихте, монада Лейбница, коренится абсолют» (там же, т. 3, с. 463).

Итак, единственный, универсальный и высший предмет философии -человек. Мысль Фейербаха обратиться к непосредственному изучению самого человека представляется чрезвычайно плодотворной. Дело в том, что все попытки объяснения природы и сущности человека внешними причинами будь то материальными или идеальными, приводят к тому, что человек выступает как продукт кого-либо или чего-либо. В результате ускользает из рассмотрения самобытность самого человека, ускользает его сущностная характеристика как существа активного, деятельного, свободного и творческого.

Преодолев идеализм Гегеля, Фейербах называет человека продуктом природы, а его мыслительную деятельность единственным носителем разума. Мыслить может только человек, никакого сверхчеловеческого божественного разума в мире не существует. Об этом свидетельствуют данные естествознания, всех опытных наук.

Материалистически решая основной вопрос философии, Фейербах убежден в познаваемости мира. Он последовательный сторонник материалистического сенсуализма, противник агностицизма. Новая философия должна исходить не из абстракций, а из чувственных данных и опыта. Органы чувств человека в этом смысле Фейербах называет органами философии. Тех органов чувств, которые имеет человек, вполне достаточно  для  адекватного  познания  вещей,  полагает философ.

Чувственные восприятия бывают непосредственными и опосредованными. Как пишет Фейербах, «не только внешнее, но и внутреннее, не только тело, но и дух, не только вещь, но и я составляют предметы чувств. Поэтому все явления чувственно воспринимаемым, если не непосредственно, то посредственно, если не обычными грубыми чувствами, то изощренными, если не глазами анатома или хирурга, то глазами философа. Поэтому совершенно законно эмпиризм усматривает источнике наших идей в чувствах» (там же,т.1. - С. 190).

Человеческие чувства качественно отличны от чувств животных. Ощущение у животных - животное, у человека - человеческое, подчеркивает Фейербах. Выступая против спекулятивного, т.е. оторванного от эмпирической базы философствования, он отдает должное теоретическому мышлению, способному отразить внутреннюю суть вещей, их закономерные связи. Истинность теоретических положений, по мнению философа, проверяется их сопоставлениями с чувственными данными. Однако такой критерий истины нельзя признать надежным. Такое решение вопроса не учитывает, что универсальным критерием истины является общественно-историческая, чувственно-предметная практика.

В ходе критики философского идеализма Фейербах потерял то ценное, что было заключено в трудах его великих предшественников, и прежде всего Гегеля, - диалектику, в т.ч., диалектику познания. Предметом новой философии, считал Фейербах, должен стать человек, а сама философия - учение о человеке, антропологией. Единство бытия и мышления для философа имеет смысл лишь тогда, когда основанием, субъектом этого единства берется человек. «Новая философия превращает человека, включая природу как базис человека, в единый, универсальный и высший предмет философии, превращая, следовательно, антропологию, в том числе физиологию, в универсальную науку» (там же,т.1. - С.202).

Человек - часть природы, природное живое существо. Естествознание, в первую очередь физиология, доказывает неразрывность мышления и физиологических процессов, протекающих в мозге. Фейербах отмежевывается от взглядов вульгарных материалистов, утверждающих будто мысль есть вещество особого рода, которое называется мозгом. Мысль - продукт мозга, но она нематериальна. Фейербах не решается назвать свою философию материализмом, однако материалистическая сущность его философии от этого не исчезает.

Антропологическая философия Фейербаха исходит из природной сущности человека, который стремится к счастью, любит и страдает, нуждаясь в общении с себе подобными. Его свобода зависит от окружающей среды, которая либо способствует, либо препятствует проявлению его сущности. Как говорит Фейербах, птица свободна в воздухе, рыба - в воде, человек же - там, где ему ничего не препятствует реализовывать естественное стремление к счастью. Фейербах говорит о человеке вообще как о родовом существе. Таков взгляд грешит абстрактным, натуралистическим подходом к человеку, игнорирует его социальные характеристики. Как гуманист и демократ Фейербах понимал, что сословные перегородки и привилегии противоречат человеческой природе. Но как избавится от этого зла, он не знал. Будучи далеким от политики, философ уповал главным образом на нравственность, этику.

Как и французские материалисты, Фейербах полагал, что правильно понятый интерес индивида в конечном счете совпадает с общественным интересом. Это теория «разумного эгоизма», дополняемая альтруизмом. «Я» не может быть счастливым без «Ты». Человек не может быть счастлив в одиночку, следовательно, любовь к ближним - предпосылка социальной гармонии, цель человеческого существования. Однако подобная философская конструкция сильно упрощает действительность, абстрагируется от прозы жизни, где наряду с любовью чаще встречается недоброжелательство, зависть, злоба, вражда.

Фейербах признает существование как индивидуального, так и группового эгоизма. Столкновение разного рода групповых эгоизмов создает напряженность, порождает социальные конфликты. Фейербах говорит о «вполне законном эгоизме» угнетенной массы, о том, что «эгоизм ныне угнетенного большинства должен осуществить и осуществляет свое право и начнет новую эпоху истории» (там же, т. 2. -С.364). Эти рассуждения можно рассматривать как зародыш исторического материализма, но только как зародыш. В конечном счете социальные противоположности философии пробует объяснить антропологическими особенностями людей.

Опираясь на антропологический принцип, Фейербах критикует характерное для кантианства противопоставление этических норм естественным потребностям человека его стремлению к счастью. Поэтому нельзя считать чувственные влечения чем-то греховным. Не существует никакого «первородного греха», на котором основывается религиозное учение. Как говорил философ, наши пороки - это неудавшиеся добродетели. Они не стали добродетелями потому, что условия жизни не соответствовали требованиям человеческой природы.

Значительное место в творчестве Фейербаха занимает критика религии. Происхождение религиозных чувств и верований он пытается объяснить с позиций антропологического материализма. Религиозные чувства порождаются страхом не только перед стихийными силами природы и обманом жрецов, как считали материалисты XYII - XYIII веков. По мнению Фейербаха, не только и не столько страх, а стремления, надежды, страдания, идеалы свойственные природе человека, весь его эмоциональный мир в решающей степени способствуют порождению религиозных верований. Религия, таким образом, имеет реальное жизненное содержание, она не случайна, а необходима людям. Место рождения богов, в сердце человека, в его страданиях, упованиях,

надеждах. В отличие от холодного рассудка сердце стремится любить и верить. В религии выражается весь человек, но превратным образом.

Человек верит в богов не только потому, что у него есть фантазия и чувства, но и так же и потому, что у него есть стремление быть счастливым. Он верит в блаженное существо не только потому, что он имеет представление о блаженстве, но и потому, что он сам хочет быть блаженным. Он верит в совершенное существо потому, что сам хочет быть совершенным. Он верит в совершенное существо потому, что сам не желает умирать.

Фейербах выводил религиозное сознание из особенностей человеческой природы, но саму эту природу понимал не исторически, абстрактно. Отсюда и его трактовка религии носила не исторический, абстрактный характер. Натуралистический подход к человеческой сущности помешал ему увидеть социальное содержание религиозных представлений, их исторический характер.

Если религия рождается в сердце человека, то она так же неистребима, как неистребимы человеческие эмоции. Фейербах, однако, предполагал, что религиозно-фантастические представления когда-то исчезнут. Но когда? Тогда, отвечал философ, когда любовь человека к человеку станет религиозным чувством и заменит собой традиционную религию. Человек добьется на земле того, что религия обещает на небе. Атеизм есть истинная религия, религия без Бога, религия человеческого богатства и любви.

Религиозные чувства и верования основаны на отчуждении некоторых свойств человека. Ум, сила, справедливость и другие качества отрываются от своих конкретных носителей, обобщаются и многократно умножаются. Тогда они приписываются фантастическими существами -персонажами многочисленных религий. Если бы у птиц была религия, говорил Фейербах, то их боги представлялись бы могучими птицами. Человек же создает богов по своему образу и подобию, отчуждая от себя и приписывая им свои лучшие качества, но в фантастическом и гипертрофированном виде. Надо покончить с этим процессом отчуждения, вернуть человеку отнятые у него качества, свести религиозные верования к их земной, реальной основе.

Выводы

В объем понятия «классическая немецкая философия» входят философские системы Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля и Фейербаха. Созданные за сравнительно короткий исторический срок и образуя преемственный ряд, эти системы обладают некоторыми общими признаками. К их числу относятся, во-первых, развитие диалектики не только как способа критики «чистого разума» (Кант), но и как способа целостной системы логических категорий. Принцип тождества диалектики, логики и теории познания наиболее широкое выражение в философии Гегеля.

Во-вторых, применение диалектического метода к историческому процессу, попытки сформулировать законы общественного развития, правда, на базе объективного идеализма.

В-третьих, вера в исторический прогресс, в плодотворность научного, в том числе философского познания. И, наконец, гуманизм, глубокое уважение к человеку, который выступает как цель, а не средства (Кант) и как универсальный предмет философии (антропологический материализм Фейербаха).